Скандал с «мусорным проектом» в Новосибирске: «Платить за концессию будут еще наши внуки»
© Кирилл Канин Вадим Агеенко
Скандал с «мусорным проектом» в Новосибирске: «Платить за концессию будут еще наши внуки»
14 Окт 2016, 14:30 Какие преференции инвестору скрыты в тексте концессионного соглашении по переработке мусора в Новосибирской области? В чем основные риски проекта? Почему депутатов лишили влияния на бюджетные обязательства? О долгах региона на 40 лет вперед Тайге.инфо рассказал депутат заксобрания Вадим Агеенко. Руководитель рабочей группы, созданной в областном парламенте после обсуждения скандального проекта «мусорной концессии», обсудил с Алексеем Мазуром в программе «Тайга.взгляд» все «подводные камни» одобренного правительством проекта и объяснил, почему он отразится на жизни каждого новосибирца.

Авторы программы Алексей Мазур и Кирилл Канин. Ниже приведена частичная расшифровка разговора. 



Тайга.инфо: Вы стали руководителем рабочей группы по концессионному соглашению по строительству мусороперерабатывающих заводов и полигонов под Новосибирском. Будет ли какой-то смысл в этой рабочей группе? Какие у нее задачи и полномочия? Ведь соглашение уже подписано, и условия в нем определены.

— Действительно, соглашение в июне подписано. Оно, почему-то, прошло мимо депутатов, мимо нашего комитета по строительству и жилищно-коммунальном комплексу. Поэтому, когда мы увидели подписанным это соглашение на 40 лет, проанализировали его сами, запросили у наших профильных департаментов юридические и экономические справки. И увидели, что там очень много нестыковок. Не совсем понятны основные параметры соглашения. И по условиям, когда выплачивается субсидия (возмещение недополученной выручки)… Они так прописаны, что мы можем после каждого «чиха» уже начинать выплачивать эти деньги.

Поэтому, насколько повлияет [рабочая группа]? Я думаю, повлияет. Мы приглашаем в нее руководителей департаментов, министерств от правительства Новосибирской области. Депутатов, само собой. Приглашаем из общественных организаций, которые есть на сегодня. Есть ассоциация, которая занимается перевозкой и обработкой мусора. В том числе, очевидно, будут общественники, юристы и экономисты. Прокуратуру включим. Вопрос для нас, мы считаем, достаточно серьезный. Потому что это не четвертый мост. Четвертый мост, там просто — построили и сдали, эксплуатируйте. А это всерьез и надолго. Это даже не капремонт. В корне меняется механизм оплаты этой новой коммунальной услуги. Если раньше мы фактически не платили за нее, мы платили за содержание жилья (у кого-то две тысячи, у кого-то тысяча восемьсот, в зависимости от квадратных метров), и в этой сумме числился вывоз мусора. Поэтому, люди его [платеж за вывоз мусора] не видели.

Сегодня это будет выходить отдельной строкой. Причем, тариф будет единый. Сегодня государство регулирует только захоронение мусора на полигонах, а сбор мусора на площадках, транспортировка до полигона — это определяется на рынке. У нас 54 организаций в городе Новосибирске, которые занимаются перевозкой и обработкой мусора. И все-таки это некий рынок. Заключаются договоры с хозяйственниками обычными: качество работы, у кого какие контейнеры, как хорошо убираются. Сегодня на рынке сложилась цена 150–250 рублей за тонну мусора. Мы посчитали, что предлагается по основным условиям концессионного соглашения, и поняли, что сумма может выйти в 700 рублей за кубометр. 250 и 700 рублей за кубометр — это значительное поднятие тарифа.

Тайга.инфо: То есть, людям придется платить в три раза больше?

— По крайней мере, по расчетам такая сумма может выйти. Я называю слово «может», потому что тариф будет утверждать областной департамент по тарифам.

Тайга.инфо: А если он утвердит маленький тариф, тогда областному бюджету придется доплачивать концессионерам?

— Тогда будем доплачивать. Тогда у нас и будет эта разница. Скажем, если мы сдерживаем тариф, то мы либо устанавливаем его на уровне того, который сейчас «устоялся», либо поднимаем на 5–7%. А новый тариф, по крайней мере, на утилизацию — почти в 11 раз больше, чем сегодня действующий тариф для нашего «Спецавтохозяйства». Там 41,5 рубля стоит куб захоронить, а по новому будет 448 рублей. Это явно скажется на общем тарифе. Конечно, в сторону увеличения. Поэтому, у нас сразу вопрос стоит к администрации области. Мы обещаем инвестору такие хорошие заработки. Но у нас уже есть мусоросортирующие заводы. Наш член комитета — Иван Сидоренко, его компания [«Энергомонтаж»] строила, завод два года у них работает. Для них установлен тариф на сортировку в 102 рубля.

Тайга.инфо: Они только сортируют?

— Да, они сортируют. Потом брикетируют. Часть, которую они отобрали (это все-таки называется «вторсырье», оно что-то стоит и на нем можно заработать), продается. А отходы точно так же везут на полигон и захоранивают.

Тайга.инфо: По механике концессионного соглашения инвестор должен построить два мусоросортирующихщих завода и рядом с ними обустроить два полигона. В это вкладывают деньги. А потом область ему гарантирует объем мусора по этим тарифам, которые в 11 раз выше нынешних. А если не будет объема, либо тарифы будут меньше, то областной бюджет будет доплачивать. Правильно я понимаю?

— Да.

Тайга.инфо: Насколько реалистичны эти объемы?

— Сегодня достаточно посмотреть справочник по ЖКХ, который составляет ежегодно наш Новосибирскстат. За 2015 год есть полностью все объемы. 2 млн с небольшим кубических метров мусора поставляет город Новосибирск. По коэффициенту, который на сегодня принят (коэффициент сжатия, коэффициент наполнения в кубах) принимается, что это будет 150 кг в одном кубе. Если эти 2 млн с небольшим помножите на 150 кг, то получится 314 тысяч тонн. Это дает Новосибирскстат. Это то, что поступает сегодня со всего города на два действующих полигона. И тут начинаются вопросы к этому соглашению. Взамен этих двух [полигонов], строятся два. Взамен! Когда их построят, эти должны ликвидировать. Убрать и травку посадить. Эти полигоны принимают 314 тонн. Новым инвесторам обещают по 400 тысяч тонн каждому! Это 800.

Тайга.инфо: А откуда возьмется мусор?

— Поэтому и разговор. Если мы действительно гарантируем, что поставим 800 тыс. тонн (правда, это на третий год, на первый — 100 тыс., потом 700 тыс., а на третий — 800 тыс.), сразу вопрос: где мы их возьмем, если город их не поставляет? 2 млн он перерабатывает, это будет 300 тысяч. Где еще 500? Если предположить, что потом в схеме (будет отдельная схема обработки мусора по всей области, эта схема уже утверждена) будут районы еще что-то довозить…

Тайга.инфо: Это Болотное, Барабинск и другие?

— Да. Но, я не думаю, что это будут такие объемы, как полуторамиллионный город вырабатывает. Одно дело — полуторамиллионный город выработал, а другое дело — если где-то в Довольном или в Раздольном. Райцентры столько не дадут. Там и население меньше.

Тайга.инфо: Еще оттуда и привезти сколько стоит.

— Поэтому сразу и стоит вопрос: почему настолько завышены объемы? По нашим подсчетам, они завышены в два раза.

Тайга.инфо: Какая примерно получается стоимость, если бюджет будет хотя бы половину выплачивать?

— Вы правильно сказали. Там из основных показателей — это цена тонны (350 и 100 рублей), она очень большая (и почему она так легко дается этому концессионеру?). Вторая — это гарантированный объем. Планируется, что в 2017 год в четвертом квартале заработает полигон в Раздольном, и мы гарантируем ему 100 тысяч тонн. Это в объемах в рублях будет 273 млн. Это мы гарантируем уже валовую выручку.

Тайга.инфо: При полной нагрузке получается 1 млрд?

— Второй год, начиная со второго квартала 2018 года, планируется, что будет работать уже Верх-Тула. И на два полигона мы гарантируем 700 тыс. тонн за год. А с 2019 года считается, что все они вышли на планированную мощность, это уже 800 тыс. тонн (400 тыс. каждому полигону). А мы с вами сказали, что город дает 314 тысяч. Поэтому, первое — явно не будут добирать валовой выручки, раз объемы упадут. А в концессионном соглашении прописано: если концессионер не добирает валовую выручку (она связана с объемами мусора, поставляемого на перерабатывающие заводы), то эту разницу гасит бюджет. Так вот, в 2017 году мы гарантируем 273 млн, в 2018 году гарантированная выручка — почти 2 млрд. В 2019 году мы гарантируем 2,2 млрд. Если вполовину мы не поставим объем, они естественно не доберут, то этот 1 млрд нужно будет им доплачивать. Но там будет не только 1 млрд, там будет упущенная выгода и так далее.

Собственно, это и вызывает большие вопросы. Никогда таких денег не было. Инвестор, который приходит и якобы 6,5 млрд приносит, чтоб построить перерабатывающие заводы. Получается, что со второго года мы будем ему еще какие-то деньги давать. Так мы могли бы и сами. Если бы у нас такие деньги были бы, взяли и потихоньку построили бы новый перерабатывающий завод. Эту проблему и эти цифры рабочая группа будет уточнять. С карандашом, с таблицами, со статистикой будем уточнять. Это очень важные параметры. Потому что в бюджете таких денег нет.

Вторая очень важная деталь: вы говорите о мусороперерабатывающем заводе, а это большая тонкость — сортировочный и перерабатывающий завод. Перерабатывающий завод берет вторсырье, перерабатывает и выдает второе сырье: пластмассу или стекло, которое можно продать, это дорого стоит. А эти просто сортировочные: разложили по кучкам. А дальше нужно построить перерабатывающий завод. И в концессии записано, что инвестор придет на эту нашу большую территорию, имеет право построить свои перерабатывающий завод (это будет его частный завод). Он, естественно, будет это отсортированное сырье брать, перерабатывать и продавать. Будет зарабатывать большие деньги. Причем, доход от этой деятельности не будет учитываться в основной деятельности.

Тайга.инфо: В концессионном соглашении как-то прописано качество этой переработки и ее наличие? Не получится так, что он поставит картонную коробку, напишет на ней «Мусоросортировочный завод», а сам будет все складывать на полигон, что (как мы знаем) стоит 41 рубль?

— Ну, во-первых, у него это будет стоить не 41 рубль, а 101 рубль. Действительно, есть приложение «Требование к составу мусора». Там прописано, сколько должно быть бумаги, сколько пластика, столько другого. И второе, там действительно прописано: первое — идет обработка (это считается полностью), допустим, поступило 400 тонн, они должны ее взять и рассортировать. И из них 25% он должен переработать, а 75% он будет закапывать.

Тайга.инфо: Закапывать или просто сваливать?

— Мы называем «закапывать», чтоб было попроще. Естественно, там будет обработка, дезинфекция (есть определенные требования), чтобы он не гнил, не горел. Очевидно, его будут прессовать. Это называется «утилизация». Способы разные. Скорее всего спрессуют и будут аккуратно выкладывать. Это не значит, что мусорная свалка должна гореть и пылать. Сейчас технологии новые. Вопросы у депутатов вызывает другое. Сейчас у нас есть мусоросортировочный завод — на него можно съездить и посмотреть. Это простой цех. Бункер, в который привозят мусор. Потом транспортер, по которому все это идет. Потом «раздергивают» стоят ребята, сортируют в баки, коробки. Это обычные люди. Здесь нам предлагают некую суперсовременную технологию, где почти не будет людей, где все будет как-то само обрабатываться. Хотя, когда мы слушали предварительно этот вопрос, представители инвестора — ООО «Экология Новосибирск» — говорили, что это экспериментальная технология. Они идет откуда-то из США, но даже там ее еще не пробовали. Поэтому сразу появился вопрос: если ее еще нигде не попробовали, и она такая дорогая, как она будет работать? Ее еще даже в проекте нет, и никто не может нам показать, как это работает.

Тайга.инфо: Получается, что рынок будет полностью монополизирован? Причем, силами областного правительства.

— Сегодня утвердили схему. Называется «Схема обращения коммунальных отходов на территории Новосибирской области». Вся область, со всеми районами, в том числе и город Новосибирск. Разрисованы полигоны, разрисованы маршруты, по которым будут возить. Для Новосибирска прописано два полигона, которые появятся потом, на сегодня их четыре (два в городе и два в области). Сегодня четыре включены в эту схему. Когда построят два полигона, очевидно, будут закрывать эти четыре. Тогда они будут монопольны. Можно будет везти только им и по той цене, которая заложена. Если сегодня мы везем и знаем, что это 41 рубль за куб, то здесь вас монопольно заставят сдавать за 350 рублей.

Тайга.инфо: Это не противоречит антимонопольному законодательству? А если появится кто-то и скажет: «Я готов перерабатывать дешевле»?

— ФАС, конечно, выскажет свою позицию. Эту позицию нужно было высказывать, когда вносились поправки в 89 ФЗ. Это закон «О работе с коммунальными отходами». Там очень жесткие требования. Если пришел региональный оператор, то он будет работать 10 лет. Это раз. Второе, если вы имеете свой полигон и имеете на него лицензию, то никто не может прийти и переиграть. Нельзя с этого полигона выгнать. Так написан закон. Тут позиция антимонопольного комитета должна была на федеральном уровне прозвучать: «Почему мы монополизируем рынок таким сильным образом?». Мы позицию антимонопольного комитета еще послушаем.

Тайга.инфо: Мы видим, что концессионное соглашение приводит к обязательству бюджета в будущем: 270 млн уже с 2017 года и потом по 1–2 млрд в год.

— Это мы так предполагаем, что так случится. Но, может быть, тариф будет не тот или объемы.

Тайга.инфо: Но обязательства и гарантия бюджета есть. Когда бюджет берет взаймы или выдает банковскую гарантию кому-то на какие-то проекты, то, как правило, депутаты в этом участвуют. Основная функция депутатов — это утверждение бюджета, контроль за деньгами, разбирательство, какие обязательства нужны, а какие нет. Почему в данном случае все прошло мимо депутатов? Как у нас написано законодательство, что концессионное соглашение такого рода можно принимать без депутатов?

— Во-первых, 115 ФЗ («О государственном и частном партнерстве») так написан, что, действительно, проводятся публичные слушания, потом торги. Проводились ли публичные слушания, мы с вами не видели и не слышали. Депутаты могут участвовать в любых публичных слушаниях. Это, казалось бы, полномочия органов власти — привлекать частных инвесторов, чтобы они приходили, а депутаты должны участвовать, только если касается бюджета. Кстати, очень нехорошая фраза записана в концессионном соглашении, звучит примерно так: «Отсутствие денег в бюджете (на погашение разницы) не является основанием неуплаты». Это противоречит и бюджетному кодексу, и здравому смыслу. То есть, в бюджете денег нет, мы взяли обязательство, кто будет отдавать? Мы что, пойдем в банк, возьмем миллиард и будем ему отдавать? И такая фраза записана. Она насторожила и нас, и юристов. Как ее исполнять? Хотя у нас написано, кто ее будет исполнять. С одной стороны написано, что исполнять будет ГРБС (министерство строительства и ЖКХ), через него проводиться будет. Хотя соглашение заключает область, но платить будет ГРБС. А у него просто не может быть таких денег! А эта фраза говорит: «Мы все равно будем с вас эти деньги требовать».

Они подадут в арбитражный суд. И арбитраж будет судиться с Новосибирской областью. И что, «поставит нас на счетчик» с процентами? Непонятный механизм. Тоже будем рабочей группой собираться и пытаться понять: что имелось ввиду, как это будет выполняться и противоречит ли закону. Кроме экономики есть, как я их называю, «подставные моменты» — где мы сами себя подставляем. Например, мы записали: «Мы выплачиваем разницу, или неустойку, не только в том случае, если мы сменили объемы, тариф, или валовую выручку он недобрал, но и если он не может выполнять свои функции по особым условиям». Этих особых условий 30. Почти все буквы алфавита использовали. И в одном из них написано: «Если будут проводиться пикеты или митинги, и мы не сможем завозить на полигон». Вот взяли и перегородили по какой-то причине. Они даже не будут предпринимать усилия.

Тайга.инфо: Могут и сами пикет поставить.

— Да. Проплатить, и всё. И мы прописали это в концессионном соглашении! Есть такие моменты, скажем, «если изменится курс доллара». Причем тут это? Вероятно, предполагается, что будет иностранное оборудование. Есть фраза расплывчатая, которую можно считать коррупционной: «Когда изменится в худшую сторону общая экономическая ситуация». Что это такое? И вот в этих 30 особых случаях встречаются такие перлы. А это дает основание на то, что мы должны что-то гасить. Очень интересный момент прописан, что в результате физической, экономической, финансовой экспертизы (кстати, по концессионному соглашению, проверяющую компанию, которая будет проводить экспертизу, выбирать будет сам концессионер, а не мы), стоимость проекта может увеличиваться без внесения изменений в концессию на 15%. Это почти 900 млн.

Тайга.инфо: То есть, они ставят картонную коробку и сами проводят экспертизу, что она стоит 6 млрд?

Агеенко: Может быть и по-другому. Например, сейчас они получат техзадание. Посидели, посмотрели и подумали: «А как мы будем это делать?» Заказывают на 6,5 млрд два сортировочных завода. Говорят: «Чтобы уточнить стоимость, мы нанимаем экспертов». Те посмотрели и говорят: «Нет, за эти деньги вы не сделаете, проект будет стоить 7,2 млрд». Хорошо. В 15% они уложились — и даже не надо будет писать дополнительное соглашение. Причем, когда экспертиза эта пройдет, дальше очень интересно игра идет со сроками. Там дается полмесяца, чтобы после того, как экспертизу они предоставили, выслать ее в департамент по тарифам. Мы должны быстро — за две-три недели — посмотреть. Если мы не посмотрели и не высказали свои претензии, то считается, что мы согласовали. И вот вам плюс еще 900 млн. Причем, они сами себе выберут проверяющего.

Тайга.инфо: Рабочая группа может поменять хотя бы эти условия?

— Мы для этого ее и собрали. Ситуация очень сложная, потому что концессионное соглашение подписано. Как говорят юристы, причем, не только заксобрания, но и правительства, иззменить теперь документ можно только по обоюдному согласию.

Ситуация очень тяжелая. Я думаю, что обоюдного согласия в принципе не может быть. Потому, что такие хорошие льготные условия, которые дали концессионеру, он их не изменит. Добровольно он на это не пойдет. Как это будет происходить со стороны правительства? Как говорят, там у них была рабочая группа, 12 человек, которая вбирала в себя четыре министерства и три департамента. Были и экономисты, и финансисты, и экологи. Эта рабочая группа якобы смотрела концессионное соглашение, какие-то предложения сделала, и они подписали это соглашение на основании решений этой рабочей группы. А когда Олег Сметанин говорил: «Назовите фамилии, кто это дорабатывал и смотрел», помните? Эти фамилии можно озвучить. У нас есть те департаменты и министерства, которые соглашение согласовывали.

Тайга.инфо: Может уже перейти на личности? Кому это выгодно?

— Давайте сначала поработает рабочая группа. Думаю, на той неделе мы ее сформируем окончательно. Мы направили письма в правительство, чтобы людей закрепили. Не хотелось бы какие-то сплетни собирать. Есть специальные ответы. И от министров. Есть перечень министерств и ведомств, которые согласовывали. Потом можем это озвучить через рабочую группу. А вы уже сами ищите фамилии, кто возглавляет эти министерства и ведомства. Это уже ваше журналистское дело.

Тайга.инфо: Надеемся, что ваша рабочая группа будет более открыта, чем правительственная.

— Мы постараемся. Мы понимаем, что она будет «шумноватая» и большая. Сначала мы привлечем экспертов, хотим сейчас просто разобраться в цифрах. Потому, что написано столько много противоречивых пунктов, что надо с юристами разобраться. Это путали или просто недосмотрели? Сейчас мы с этим разберемся. А потом пообсуждаем с общественностью, потому что это будет касаться каждого! Это гораздо хуже и гораздо скандальнее, чем четвертый мост. По четвертому мосту ездят только те, у кого машина есть. И то, могут поехать, а могут и не поехать.

Тайга.инфо: Там тоже гарантия бюджета.

— Это понятно. Но напрямую каждого не коснется. Что там из бюджета заплатят? Люди живут в своем доме и не знают, куда бюджет тратят. Главное — человек налоги заплатил, рассчитался и все. Это похоже, чуть хуже, чем капремонт. В капремонт входят не все дома: какие-то включены, какие-то исключены. Кто-то платит капремонт, кто-то не платит, кто ждет, кто не ждет. А это мусор. Его нужно вывозить каждый день. И если какой-то сбой получится… Вы видели, когда машина не приезжает пару дней, сразу появляются кучи? Потом эти кучи начинает раздувать. И плюс к этому, в отличие от капремонта, у нас у каждого появятся строчки в платежке, новая коммунальная услуга. И мы будем за нее платить. В среднем за содержание жилья мы платим 12 рублей (редко доходит до 40) за квадратный метр в месяц. И только 10% из этого тратится на мусор. Ну пусть это будет, например, 3 рубля. А если будет не 3, а 10–12 и отдельной строчкой, станет очень заметно. Это будет больше, чем сегодня капремонт. В капремонте мы платили 6,10 [рублей за квадратный метр], люди возмущались. Сегодня подняли до 6,45. А еще будет мусор по 8–12? Люди будут вправе возмутиться. Как это? Было 3, а стало 8. Откуда такой рост? Ну, естественно, если вы собираетесь поднять, то за такие деньги должно быть так чисто, что должны на площадках цветы стоять, а мусорные ящики — закрываться, чтоб не пахло. Люди же будут требовать.

Тайга.инфо: Мы видим, что скандальная ситуация была с ГЧП по четвертому мосту, теперь с ГЧП по мусоросортировке. То есть, сама схема государственно-частного партнерства способствует возникновению таких ситуаций. Депутаты планируют как-то поменять саму процедуру использования государственно-частного партнерства? Чтобы эта схема не выглядела такой странной.

— Нужно понять одну вещь: ГЧП регулируется 115-м ФЗ. Специально написали закон, как привлечь частного инвестора. Прописали механизмы. Принимала это Госдума. Поэтому поменять может тоже только Госдума. Мы имеем право только подавать какие-то сигналы: тут правильно, тут вовсе не правильно. Что касается нашего отношения к этому. Во-первых, не от хорошей жизни государство пытается привлекать частных инвесторов: в бюджете денег нет, а какие-то вещи нужно делать, поэтому давайте привлечем частных инвесторов.

Но даже в этом законе прописаны основные условия, как всё должно быть. Например, у банка или инвестора есть лишние деньги, и он что-то хочет сделать для области. Это правильно, это хорошо. И дальше начинается вопрос: а что за это? Не за красивые же глаза… Что за это обычно делает государство? Там это написано. Может дать налоговые льготы, освободить от каких-то налогов. Может предоставить льготы по выделению земли. И самое главное — если ты пришел сюда, значит, тебе эту отрасль отдают в концессию, и ты на ней должен заработать себе деньги, вернуть.

Вот смотрите, мост. Он будет пытаться 10–20 лет свои деньги заработать. То же самое и здесь: тебе дали возможность, ты берешь, тебе гарантируют объем, ты зарабатываешь эти деньги. Плюс к этому, что-то строишь, перерабатываешь вторсырье и еще зарабатываешь. Вот она, выгода. Государство не должно вкладывать ни копейки. В лучшем случае — отказаться от своих налогов, потерять, но не вложить ни копейки. Такая логика была у этого закона.

А сейчас, как мы с вами посмотрели написано конкретное концессионное соглашение, получается, что мы еще должны доплатить инвестору. Это алогично даже по 115-му закону. Приходит инвестор, а мы ему еще и доплачиваем. Так нельзя делать! Я думаю, эти вещи нужно менять, пересмотреть. Сейчас такая практика пошла. Она не сильно большая, года два. Думаю, это будет «набираться», все это должно дойти до Москвы, до депутатов. Нужно правила игры менять.

Тайга.инфо: Вы же можете выступить с законодательной инициативой? Чтоб концессионные соглашения утверждались депутатами, если там есть гарантийные обязательства.

— Можем, конечно. Я думаю, наша рабочая группа будет какие-то рекомендации нарабатывать. Думаю, будем пытаться делать какие-то обращения, обращаться в Думу, чтоб 115-й ФЗ поправили. Так и должно быть. Коль скоро нагрузка ложится на бюджет, бюджет принимают депутаты. Поэтому они должны участвовать и в обсуждении, и в принятии. Может получиться конфликт, и сейчас им активно пугают. Осталось два месяца до конца года. Сейчас формируется бюджет на 2017 год. Я напоминаю: мы заложили в концессии 273 млн, которые мы гарантируем в качестве компенсации мусоросортировочному заводу в Раздольном. А там нет полигона, там даже не начали копать. А мы гарантируем. И деньги нужно заложить в бюджет.

Мы сократили многие программы. «Чистую воду» сократили, деньги на ремонта сократили. А почему-то концессионеру мы должны эти деньги отложить и держать. За что? Он еще палец о палец не ударил. Он говорит: «У меня есть свои деньги, я с ними прихожу». Тут «ответка» должна быть от государства такая: «Мы гарантируем, что тебе будут возить мусор, и ты плюс к этому еще переработаешь вторсырье и заработаешь на этом деньги». Вот твой заработок. Поэтому приходи. Это очень выгодная концессия. На 40 лет — очень выгодная. По тем параметрам, которые сейчас есть. При любой ситуации, даже не будет объема, мы будем платить. А это неправильные взаимоотношения. Думаю, депутаты в любом случае будут это оспаривать. Потому что у нас есть дети, у нас есть внуки. На 40 лет отдадим из бюджета, а нас потом спросят: «Папа, а ты за что там голосовал? Кого вы там пустили в свое время? Почему мы сейчас должны платить?» Мы чувствуем ответственность и должны отреагировать. Если будет конфликт, я думаю, депутаты найдут возможность, как повлиять, чтоб мы эти деньги не платили. Вплоть до прокуратуры.
Подписывайтесь на наш канал в Telegram:
только самые важные новости, мнения и интриги

Комментарии:
В связи с событиями, происходящими в мире, мы призываем вас к трезвому и взвешенному комментированию материалов на нашем сайте.

Мы с уважением относимся к праву каждого человека высказывать свое мнение. В то же время Тайга.инфо не приветствует призывы к агрессии, экстремизму, межнациональной вражде.

Также просим воздерживаться от оскорблений, в частности националистического характера.

Высказанные ниже мнения могут не совпадать с мнением редакции. Редакция не несет ответственности за содержание комментариев.

Не допустимы и удаляются комментарии, которые нарушают действующее законодательство и содержат:
  1. оскорбления личного, религиозного, национального, политического, рекламного и иных характеров;
  2. ссылки на источники информации, не имеющей отношения к обсуждаемой теме.
Нажимая кнопку «Комментировать», вы безоговорочно принимаете эти условия.

Рубрика:

Тип публикации:


Новости из рубрики:

© Тайга.инфо, 2004-2017
Версия: 5.0

Почта: info@taygainfo.ru

Телефон редакции:
+7 (383) 3-195-520

Издание: 18+
Редакция не несет ответственности за достоверность информации, содержащейся в рекламных объявлениях. При полном или частичном использовании материалов гиперссылка на tayga.info обязательна.

Яндекс цитирования