Марина Панова: «Мне кажется, в правительстве все должности должны быть расстрельными»

© Фото из личного архива. Марина Панова
Марина Панова: «Мне кажется, в правительстве все должности должны быть расстрельными»
04 Апр 2012, 04:12

В начале весны новосибирский губернатор Василий Юрченко сделал начальником регионального департамента массовых коммуникаций своего советника Марину Панову. Тайга.инфо встретилась с новым членом областного правительства и поговорила о голландских продюсерах, московских префектах, государственных СМИ, независимых союзниках, проблемах журналистов телеканала ОТС и огромном будущем губернатора Юрченко.

В начале весны новосибирский губернатор Василий Юрченко сделал начальником регионального департамента массовых коммуникаций своего советника Марину Панову. Это назначение стало традиционно неожиданным, тем более что москвичка Панова в Новосибирской области была мало кому известна. Тайга.инфо встретилась с новым членом областного правительства и поговорила о голландских продюсерах, московских префектах, государственных СМИ, независимых союзниках, проблемах журналистов телеканала ОТС и огромном будущем губернатора Юрченко.

Мы начинали одновременно с Еленой Малышевой, и наши программы шли «нос к носу»



Тайга.инфо: Ваше предыдущее место работы перед правительством Новосибирской области — Телевидение Центрального округа Москвы. Расскажите, как вы вообще там оказались, и что это за телевидение?

— Я с телевидением связана очень давно, начинала в Останкино. Сразу скажу, что я не коренная москвичка. В столицу приехала 20 лет назад из Нижнего Новгорода, и, поверьте, по собственной воле не собиралась менять место жительства. Но есть какие-то вещи, которые случаются помимо нашего желания. Мужу по служебным обязанностям пришлось переехать в Москву, а мне и маленькой дочке — вместе с ним, чтобы не разрушить семью. В Нижнем Новгороде у нас всё складывалось прекрасно. Я училась на филологическом факультете, чуть ли не с первого курса работала, была директором студенческого клуба, играла в студенческом театре, публиковалась в молодежных газетах, пробовала силы на телевидении.

Переехала в Москву — всё пришлось начинать сначала. И до сих пор мне никто не верит, что я, такая умная и хорошая, придя на телевидение, в Останкино, сказала: «Ребята, давайте я попробую здесь работать». Меня приняли менеджером по рекламе, и три месяца я работала бесплатно. Только для того, чтобы задержаться в телецентре и доказать, что я чего-то стою.

Тайга.инфо: Получается, вы были одним из первых менеджеров по рекламе на российском телевидении?

Я пришла в телекомпанию ведущей, а ушла генеральным продюсером, пройдя, пожалуй, все телевизионные специальности

— Да, потому что именно тогда начинали развиваться огромные компании, благодаря которым телевидение научилось зарабатывать миллионы на рекламе. Но я, начав работать менеджером по рекламе, быстро стала ведущей. Помог случай. Коллектив, где я имела честь бесплатно трудиться, разделился в результате внутренних противоречий на два. Одна половина продолжила работать над существующей программой, а другая решила делать новую. Ведущую всё никак не могли найти, эфир приближался. И совершенно случайно меня спросили: «Девочка, хочешь сниматься в кино?». «Конечно! — ответила я. — Давайте!». Я пришла в телекомпанию ведущей, а ушла генеральным продюсером, пройдя за несколько лет, пожалуй, все телевизионные специальности, которые только можно. Ну, за исключением оператора.

Тайга.инфо: Какие программы вы вели?

— Их сейчас, конечно, уже никто не помнит. Первая программа называлась «Фемина». Это была, наверное, первая еженедельная «женская» программа. Делали мы её почти год, выходила она тогда на канале «2×2», но эфир был не только московский — на всю страну. Телекомпания «АРС НОВА», в которой я работала, была частной, мы создавали интересный коммерческий контент и размещали его на разных каналах. На Первом я не работала, на втором («Россия-1», — прим. Тайги. инфо) тоже, там в те годы, в основном были новости и общественно-политические программы. А я больше тяготела к тематическим, «за жизнь», мне это больше было интересно.

Мы, кстати, начинали делать программы одновременно с Еленой Малышевой, которая сейчас на Первом канале сами знаете, какое шоу ведёт («Жить здорово!», — прим. Тайги.инфо), и наши программы шли «нос к носу» по рейтингам. Какую-то неделю она была первой, какую-то неделю была я. Потом в жизни происходили перемены, я уходила с телевидения, возвращалась на него. Даже участвовала в кастинге ведущих проекта «Слабое звено». Был ещё очень интересный проект, который назывался «Весь мир — театр», это было ток-шоу со звёздами кино. Он выходил на каком-то московском канале, эфирном, кажется, «М1». Я там была и ведущей, и автором, и продюсером.

В конце концов, уже работая генеральным продюсером телекомпании, я посмотрела на себя в зеркало и поняла, что выкуриваю две с половиной пачки сигарет в день, вешу какое-то безумно малое количество килограммов, то есть похожа бог знает на что. Я просто поняла, что или останусь в Останкино, в буквальном смысле слова, или всё-таки посвящу себя семье — мужу и дочери.

Маленькая дочь со слезами на глазах говорила: «Мама, я не хочу видеть тебя по телевизору, хочу видеть тебя дома»

График работы безумный, он, конечно, не оставлял времени ни на что, кроме телевидения. Дома меня встречала маленькая дочь и со слезами на глазах говорила: «Мама, я не хочу видеть тебя по телевизору, хочу видеть тебя дома». Момент максимального напряжения совпал с закрытием «2×2», появилась возможность уйти, не начиная новые проекты. Я решила, что всё, ухожу, не буду работать или попытаюсь делать что-то в своё удовольствие. Параллельно с работой на телевидении я участвовала в разных медийных проектах. И как раз в тот момент — это 98-ой год, может быть, — мне предложили участвовать в международном проекте.

Проект был очень интересный, назывался он Female Factory, что можно перевести как «Женская фабрика» — опять, видите, женская тема. Он принадлежал голландскому королевскому театру «Карре». Суть была в том, что художественный руководитель Хьюберт Атьяк приглашал в шоу по одной поющей звезде из каждой страны и всех их объединял в один музыкальный спектакль, где звучали национальные песни. Участвовали певицы из восьми стран, репетировали в Амстердаме, и мне предложили войти в продюсерскую группу от российской стороны.

Задача была — найти певицу с мощным голосом, способную петь без фонограммы. Остановились на кандидатурах Марины Хлебниковой и Ирины Отиевой. Хлебникова ждала ребёнка, поэтому отказалась.

Тайга.инфо: И вспомнили про Ирину Отиеву.

— Да, вспомнили про Ирину Отиеву, потому что нужна была очень хорошая вокалистка. А Ира — ну что говорить, это сейчас она как-то сошла со сцены, а тогда была достаточно заметна. И вот я с головой ушла в этот голландский проект. Отыграли премьеру в Амстердаме, в Москве было три спектакля в музыкальном театре Станиславского. Безумно интересная была работа! Денег немного, но удовольствие от общения и сама возможность поучиться тому, как работают профессионалы за границей, — это, конечно, бесценный опыт.

Возвращаюсь я в Москву, и предлагает [мне] директор Телевидения Западного округа сделать цикл программ, посвященных этому шоу. Почему Телевидение Западного округа? Потому что тогда, в 2000 году, это была одна из лучших студий столицы с 10-летним опытом работы и 24-часовым ежедневным эфиром. Начали делать программы, почувствовали себя единомышленниками с гендиректором, и я предлагаю ему: «А давай я к тебе приду, поработаю». Телевидение — это диагноз! Хочется что-то делать, для общей пользы и в своё удовольствие. Но «в своё удовольствие» было, наверное, месяца три. Потому что дальше это вновь была работа с утра и до ночи. Видимо, я по-другому работать не могу.

Один из принципов, который я в жизни исповедую, заключается в следующем: у человека, работа которого, так или иначе, касается творчества, нет прошлых заслуг. Ты приходишь в новый проект, и ты должен «с нуля» доказать, что ты не дурак, что ты понимаешь в этом толк. Что знаешь, как надо монтировать, как нужно поставить свет, куда прикрепить микрофон. Постоянный тренинг по жизни. Внутреннее ощущение, что ты работаешь честно, должно присутствовать. У меня, по крайней мере, так и было.

«В своё удовольствие» было месяца три. Дальше это вновь была работа с утра и до ночи. Видимо, я по-другому работать
не могу

Но это было уже какое-то другое телевидение. Потому что я, переступив порог Телевидения Западного округа, с удивлением обнаружила, что, оказывается, в Москве есть какие-то управы районов, префектуры. Ну, наверное, нормальный человек вообще не должен знать, как система исполнительной власти работает. И это была серьёзная ломка. Потому что нужно было писать письма чиновникам, разговаривать в студии с людьми, которые были, например, депутатами Государственной Думы или Московской городской думы. Нужно было не ударить в грязь лицом, показать, что ты понимаешь, о чём спрашиваешь.

Ты сделал одно большое шоу, и тебе всё равно, где его делать — отличаться будет только сметой на производство



Тайга.инфо: Важно ещё понимать, для кого говорить, для них или для зрителей.

— Вы знаете, у окружного телевидения в Москве очень интересная аудитория. Это новости моего двора, подъезда. Немножко «хоум-видео». Это такой жанр, в который мы чуть-чуть играли. Телевизионная профессия — это особая профессия. Люди в ней часто «ходят по кругу». Объясню, почему я так думаю. Если ты, что называется, прижился на ТВ, то довольно быстро достигаешь потолка. Вот ты сделал одно большое шоу, и тебе всё равно, где его делать — на первом, на втором, — отличаться будет только сметой на производство. То есть разве что декорациями. Эфиром и гостями — нет, не будет. В Москве даже окружные студии достаточно популярны. Туда и звёзды приходили, и с кем я только не беседовала в студии. У нас было больше 10 часов оригинального эфира ежедневно, 13 выпусков новостей в день. Это очень серьёзные вещи, очень хорошая школа.

Там я проработала лет пять, а потом решила заняться кино. В какой-то момент начала делать программу о кинематографе. «Мосфильм» как раз расположен в Западном округе. Я пришла к [генеральному директору киноконцерна «Мосфильм»] Карену Георгиевичу Шахназарову и сказала: «Давайте делать с вами программу, назовём её „Наш Мосфильм“!». Он посмотрел на меня, на мои горящие глаза, и сказал: «Марин, знаешь, вот ты сделай несколько программ, потом приди ко мне и покажи. И если эти программы будут достойны того, чтобы я им дал такое название, тогда, так и быть, я тебе разрешу. Но помогать не буду». Мы сделали эти программы, пришли...

Тайга.инфо: Программы про «Мосфильм»?

— Да, исключительно про «Мосфильм». Это вообще одна из моих любимых программ. Просуществовала год. Телеканал «Столица» купил у нас эти программы для показа в предновогодние дни. Когда я увидела рейтинг, у нас была просто эйфория, потому что по рейтингу программы перебили даже новости. Ну действительно, там столько любви к кинематографу было вложено, там и графика была, и монтаж был совершенно бешеный. Подобралась команда. Мне в жизни везёт, вокруг меня группируются единомышленники, «ненормальные» с такими же горящими глазами, которые хотят что-то сделать, что-то изменить.

Мне в жизни везёт, вокруг меня группируются единомышленники, «ненормальные» с такими же горящими глазами, которые хотят что-то изменить

Естественно, пока я этот проект возглавляла, познакомилась с кинематографистами. Один из них мне сказал: «А давай, Марина Вячеславовна, ты попробуешь снимать кино». И был небольшой эпизод в моей трудовой биографии, когда я работала в кинокомпании RFG. Сейчас эта аббревиатура расшифровывается как Russian Film Group. Один из первых фильмов, который они сделали, назывался «Мужской сезон. Бархатная революция», и мне доверили сделать промо-кампанию в России и США. У нас была премьера в Лос-Анджелесе, мы приглашали звёзд, показывали им фильм. Это было очень интересно. Я поняла, что в Америке воруют так же совершенно, как и в России.

И ещё один большой проект, который мы тогда затеяли, называется «Вий». Это проект, на котором я работала как исполнительный продюсер, съёмки проходили в Чехии, работали на этой картине специалисты, которые сделали «Ван Хельсинга», например. Исполнительный продюсер на киношной площадке — это, конечно, совсем другое дело. Это свет, это переработки, это все службы, в этом фильме совершенно уникальный грим. Фильм снимался в 3D, причём спецэффекты делают не российские ребята. Там, например, Панночка летает в гробу, гроб будет долетать до десятого ряда в зале кинотеатра. Фильм уже полностью снят, и я надеюсь, что на премьере в 2013 году я же увижу свою фамилию в титрах... Смотрите, я вам уже час рассказываю.

Тайга.инфо: Ничего страшного, всем же интересно узнать о вашем прошлом.

— Ну вот, закончился съемочный период, вернулась в Москву. Поступило предложение встретиться с президентом группы «ИМА» Андреем Гнатюком. Это 2005 год. Надо сказать, что группа «ИМА» довольно известна в Москве, в том числе по работе на президентских выборах. Делает много международных проектов, премию «Глобальная энергия»... Андрей мне предложил поработать в Центральном округе, где надо было создать телекомпанию. Мы долго беседовали, я отвечала, что всё уже знаю про окружное телевидение. То, что я сделаю, не сомневаюсь, но мне уже неинтересно. Но надо отдать должное Гнатюку, его способностям политтехнолога, заинтересовать он умеет. Андрей сказал: «Слушай, ну ты же с нуля никогда не делала компанию?». Я говорю: «С нуля — нет». А у префекта Центрального округа Сергея Байдакова была задача сделать лучшее окружное телевидение в Москве. Он человек очень амбициозный, в хорошем смысле этого слова, со спортивным характером, работает на результат. Конечно, меня это заинтересовало. И я согласилась.

Тайга.инфо: А вы тоже спортсмен?

У ГТРК — сетка, которую диктует Москва, а у ОТС — 24 часа эфира, делай, что хочешь. Не всегда, конечно, на пользу это идёт

— Я спортсмен, по духу, но я командный игрок. Люблю работать с сильными людьми. Потому что в этом случае результат будет. Интересно вкладывать. Тогда было непросто стартовать. Начинали с листа бумаги: с аппаратуры, со строительства студии, с поиска 120 человек сотрудников. Работа была адовая. Мы должны были запуститься 1 января 2007 года, но в сентябре мне звонят и говорят: знаете, вы должны выйти в эфир в ноябре, на полтора месяца раньше. Я строю студию, у меня идёт аппаратура из-за границы, потому что в Москве готовые студии на складе не лежат. Вот я сейчас вам рассказываю, и у меня мурашки бегут по коже. Мы трое суток ночевали в студии, но мы вышли в эфир. И это событие для меня очень дорогое. Потому что мы вышли в эфир 16 ноября, а 17 ноября мне исполнилось 40 лет. И я сказала, что сделала себе такой подарок на день рождения, какой уже никто никогда не сделает.

Ну и всё, проект начал жить, телевидение ЦАО стало лучшим среди округов. У нас были и ток-шоу, и телемосты, и чего только не было. Мне кажется, что когда у тебя локальная компания, у тебя больше возможностей. Это вот разница между ОТС и ГТРК. У ГТРК — сетка, которую диктует Москва, а у ОТС — 24 часа эфира, делай, что хочешь. Ну не всегда, конечно, на пользу это идёт...

С Юрченко надо быстро думать, эффективно решать, не надо заходить к нему в кабинет на полчаса



Тайга.инфо: Вот давайте уже ближе к Новосибирску. Скажите, как вы аудиторию Центрального округа Москвы променяли на нас?

— Вы знаете, прежде чем принять предложение Василия Алексеевича...

Тайга.инфо: Подождите, а мы ничего не пропустили? Вам сразу поступило предложение от губернатора? Не от агентства «Пропаганда»? Не от «ИМА»?

— «ИМА» здесь вообще не при чём. Там мой уход, наверное, до сих пор недобрым словом поминают.

Тайга.инфо: То есть забрал Юрченко вас у них? Как вы вообще попали на выборы в Новосибирске?

— Да, забрал. Но я сюда приехала не на выборы. Это совпало с задачами, которые и раньше стояли перед областью, выборы их просто актуализировали. Я была знакома с Андреем Степановым, гендиректором «Пропаганды», потому что мы вместе работали на двух международных фестивалях спортивного кино в рамках президентского форума «Россия — спортивная держава». Он знал меня по работе на ТВ. Поэтому, когда встала задача проанализировать медиа-рынок Новосибирска, определить возможные направления развития средств массовой информации, пригласили стороннего специалиста, то есть меня. Это обычная практика. Руководитель, когда вступает в должность, я имею в виду пост губернатора, должен во всём разобраться. Я предполагаю, что Василий Алексеевич, как человек рационального склада ума, прежде всего, обратил внимание на экономику, на какие-то вещи, связанные с инновациями, модернизацией промышленности. И чуть, может быть, на втором плане была гуманитарная часть.

Конечно, понадобился человек, который дал бы взгляд со стороны. У меня опыт подобной работы был. Так что в Новосибирск я приехала не на выборы, а в статусе советника губернатора по информационной политике. Но поскольку информационная политика в августе прошлого года была неотъемлемо связана с теми же праймериз, естественно, тематика работы соприкасалась. Но я даже территориально никогда не находилась вместе с «Пропагандой». Передо мной стояли совсем другие задачи. Я работала с [областной] администрацией, потому что моя сфера деятельности здесь. У меня есть опыт ведения избирательных кампаний, но мне это неинтересно. Поэтому вопрос «Как вы оцениваете выборы?» — не ко мне.

Тайга.инфо: Но нам тоже интересна не ваша оценка выборов, а то, как, на ваш взгляд, менялась информационная политика правительства и губернатора, менялось его поведение во время двух избирательных кампаний. Так или иначе, вы это направление курировали.

Он, конечно, очень харизматичный человек, я считаю, что у Василия Алексеевича огромное будущее. Честно вам говорю

— Вы уже по моему эмоциональному рассказу поняли, что для меня драйв в работе и интересные люди, которые вместе со мной делают какое-то интересное дело или я с ними делаю, это на 99% определяющий фактор. Поэтому естественно, когда мы познакомились с Василием Юрченко, я почувствовала заинтересованность. Он, конечно, очень харизматичный человек, я считаю, что у Василия Алексеевича огромное будущее. Честно вам говорю. И он, естественно, умеет увлечь, зажечь, с ним хочется работать.

Тайга.инфо: Ну вас он «зажёг» точно.

— Да. Я же говорю, мне везёт, я «попадаю» на сильных людей. Мы немножко разные с ним, он всё же больше рационально-мыслящий человек. С ним надо быстро думать, эффективно решать, не надо заходить к нему в кабинет на полчаса, достаточно и пяти минут.

Тайга.инфо: В Новосибирске привыкли наоборот. То, что можно обсудить за пять минут, обсуждают час.

— А вы знаете, что у Маргарет Тэтчер утренние доклады проходили стоя? Я вот думаю, может, в департаменте массовых коммуникаций такую традицию ввести, потому что меня как-то иногда напрягают утренние доклады. Я считаю, что пяти минут достаточно. Юрченко собирает людей, даёт им работать и не контролирует каждый шаг. Если уж ты получил вотум доверия — делай. Надо тебе посоветоваться — приходи, никогда не откажет. Но стимулирует к тому, чтобы люди работали, а не бегали каждый день и спрашивали: «А так можно? А так нельзя?». И мы с ним в этом как-то совпали.

Что касается Телевидения Центрального округа, я уже начинала понимать, что всё сделала, мне уже неинтересно. В Москве уже начинались какие-то перестроечные моменты, никто не знал, что будет, как работать. А я так не могу. Если перспективы нет, мне неинтересно. Я, конечно, делаю всё, но глаза у меня гаснут. Но меня, знаете, что порадовало? Вот я с августа месяца здесь работаю, на Телевидении Центрального округа бываю крайне редко. Но в коллективе всё как было отлажено, так и осталось. Считаю, что это хорошая проверка эффективности руководителя. Я не себя хвалю, а просто свой принцип декларирую. У нас ведь очень часто как бывает: руководитель уходит, и всё. Всё пропало, перестало работать. А они молодцы. Справились.

Тайга.инфо: А не хочется сейчас вмешаться, дать какие-то указания?

— Нет, поскольку я эмоционально очень затрачиваюсь на то, что делаю, я двумя делами сразу заниматься не могу. Я когда с ребятами прощалась, совершенно честно сказала: всё что я могла сделать, я сделала. Вы все молодцы, и теперь можете всё это делать без меня. Лучшая мне награда.

Шесть раз подряд — это ни ОТС, ни губернатору не нужно



Тайга.инфо: Ваша работа в Новосибирской области с августа прошлого года до назначения госслужащей — как вы сама ее сейчас оцениваете?

— Моей задачей было систематизировать всё то, что существует. Я имею в виду не средства массовой информации, а их принципы работы: губернатор должен появляться в федеральных СМИ, в городских, районных. И это должно осуществляться определенным образом, эффективно. Сказать, как где-то написали, что я была «имиджмейкером губернатора», — да нет, конечно.

Тайга.инфо: Ну как «где-то». Мы же и назвали.

— У вас было, да? Да нет, братцы, я этим никогда не занималась, это вообще отдельная профессия.

Тайга.инфо: Подождите, разве определять, в каких СМИ появится губернатор, а в каких нет — это не формирование имиджа?

— Нет, это часть формирования имиджа, но, понимаете, у нас слово «имидж» понимают буквально — что на тебе одето, как ты разговариваешь и какой у тебя галстук. Слушайте, ну это смешно вообще. Это просто смешно. Вы прекрасно знаете, что люди, которые многого добились в жизни, вообще часто на это не обращают внимания. Или люди искусства. И это тоже часть их имиджа.

Тайга.инфо: Но мы всё-таки понимаем имидж более широко. Видно, что поведение меняется...

Я не могу сказать, что это два разных человека, но впервые вижу, чтобы кто-то настолько эффективно внутри себя производил изменения

— Смотрите, Василий Алексеевич, я же вам говорю, талантливый человек. Ему стоит какую-то перспективу, не то что даже определить, а обозначить, и он очень быстро начинает с этим работать самостоятельно. Это человек, у которого постоянно происходит внутренняя работа. Даже то время, которое я его наблюдаю, с августа по, скажем так, сегодняшний день, — я не могу сказать, что это два разных человека, но я впервые вижу, чтобы кто-то настолько эффективно внутри себя производил изменения. Я просто снимаю шляпу. Василию Алексеевичу не нужны никакие имиджмейкеры, ему никто не нужен. Как только он начинает чем-то заниматься, как только соберёт информацию о том, как двигаться в определенном направлении, он может всё это сделать сам. Поэтому я и говорю вам, что больше касалась в своей работе совсем других моментов. Ну например. Губернатор появляется на телевидении. На ОТС.

Тайга.инфо: Сюрприз. Губернатор на ОТС. Шесть раз подряд.

— Да, шесть раз подряд. Было и такое. Это ни ОТС, ни губернатору не нужно. Сделайте один сюжет о том, как он провел день от начала до конца, и этого достаточно, не надо шесть раз. Или вы, например, приглашаете губернатора в эфир и начинаете задавать очень частные вопросы жителей, когда будут ремонтировать подъезд, где течет вода. Это важно, но это не вопросы первому лицу области! Губернатор должен определять направление развития, у него другой уровень и мышления, и руководства. Вызовите дядю Петю, который за этот двор отвечает, и он вам расскажет, как его нужно убирать. Да, Василий Алексеевич всегда отвечает на частные вопросы. Он держит в памяти огромное количество цифр и показателей. Он абсолютно компетентен. Но в моем представлении вопросы губернатору должны иметь системный характер. По крайней мере, большинство из них.

Тайга.инфо: А направление, в котором двигался и развивался Василий Алексеевич за последний год, вы как его назвали бы?

— Конечно, это политика. Руководитель такого уровня обязан быть политиком.

Тайга.инфо: А до этого, до встречи с вами, он кем был, как вам кажется?

— Слушайте, тогда он уже твёрдо стоял на этом пути, вот и всё. Он прекрасно понимал, что, согласившись на должность губернатора, начинает работать немножко по другим правилам. Это естественно. У каждой должности есть свой, скажем так, образ. Вот я стала руководителем департамента, и я, к сожалению, не могу себе позволить ходить на работу в джинсах, хотя мне очень нравится. Но я понимаю, что это неправильно.

Совершенно чётко знаю, что надо делать с радио «Слово» и что надо делать с каналом ОТС



Тайга.инфо: Расскажите про назначение. Когда губернатор предложил возглавить департамент, вы долго думали?

Вот я стала руководителем департамента, и не могу себе позволить ходить на работу в джинсах, хотя мне очень нравится

— Понимаете, я за предыдущие полгода, работая советником по информационной политике, настолько тесно общалась со СМИ (ну, может быть, не дошла до каждого, с вами вот не познакомилась заранее, но я знаю достаточно хорошо Лену Шкарубо, я была у [Светланы] Войтович, ну про ОТС я не говорю, это понятно, правительственный канал, я там знаю всех), что, по сути дела, назначение произошло как-то очень естественно. Как мне кажется, и для Василия Алексеевича тоже. Когда он мне предложил эту должность, я, честно говоря, долго не сомневалась. Во-первых, уже достаточно много вложено сил. Во-вторых, я уже поняла перспективы, куда развиваться, и мне стало интересно.

Тайга.инфо: Но это же всё-таки не директор телекомпании, а целый член регионального правительства.

— Вот честно, ребята, я одну телекомпанию создала уже, и больше не нужно. Я знаю уже, что я ее создам. Я фильм сняла, я знаю, что еще сниму, если нужно будет. А вот в таком плане работать — я еще не работала. Честно говоря, чиновником быть не собиралась никогда. Мне говорили: «Марина Вячеславовна, вы знаете, вам надо в политику, вам надо в Думу». А я всегда отвечала: «Слушайте, мне не надо никуда». Это как когда-то я говорила, что никогда в Москву не перееду, мне и в Нижнем хорошо. Но, в конце концов, поняла, что если я хочу развиваться, хочу идти дальше, то нужно подниматься от уровня телекомпании на какой-то следующий. Сказать, что это архисложно? Нет, это не сложно. Если у тебя есть задатки какие-то, есть мозги, есть опыт общения с чиновниками, если ты чувствуешь и видишь, чем ты можешь помочь вот в этой конкретной ситуации, то тогда нужно это делать и не думать больше ни о чем. Просто честно делать всё, что ты можешь сделать на этом поприще.

Тайга.инфо: А у вас не было ощущения, что это расстрельная должность? Просто мы знаем людей, которые могли бы рассматриваться, но они говорили: не-не-не, там эти ОТС, радио «Слово», не хотим, не будем.

— Знаете, я, как мне кажется, совершенно чётко знаю, что надо делать с радио «Слово» и что надо делать с каналом ОТС. Комментировать пока не буду, поживем — увидим. А расстрельная или не расстрельная — если я профессионал, то вы только попробуйте меня расстрелять, я вас сама расстреляю. Единственное, мне сейчас нужно очень быстро улучшить свое знание внутренних процессов департамента, финансовой документации, того, как создаются целевые программы, как эти цифры должны между собой биться-сообщаться. Потому что у меня принцип такой — если я работаю здесь, то я должна знать и то, и это одновременно. Иначе я не руководитель. Я должна чётко совершенно понимать, как у меня люди работают. Вот это — да. А, вообще, что в этой должности расстрельного-то?

Тайга.инфо: Никто не знает, что делать с областными СМИ, Гладченко набил себе шишек, и многие боятся всего этого.

— Я не буду комментировать ничего, что относится к деятельности Гладченко. Я считаю, что это с моей стороны совершенно неуместно. Был сделан такой выбор, значит, Гладченко, наверняка был полезен на этой «расстрельной» должности, не сомневаюсь нисколько. Но комментировать действия коллег — я считаю, что это просто моветон.

В Новосибирске люди здравомыслящие. Если они увидят, что происходят положительные изменения, то стрелять им в меня не захочется

Конечно, я прекрасно понимаю, что руководитель департамента массовых коммуникаций — это человек, который всё время на виду. Это не расстрельная, это публичная должность. А во всех, кто у нас попадает под прицел СМИ, чаще всего летят помидоры, а не цветы. Но я прекрасно знаю, что в Новосибирской области и в Новосибирске большинство людей абсолютно здравомыслящие. Если они увидят, что происходят положительные изменения, то стрелять им в меня не захочется. А если я увижу, что я этого сделать не могу, то я сама, как честный человек, уйду и скажу: «Извините, не могу». Страдать от внутреннего несоответствия должности и цепляться за что-то не буду. Понимаете, для меня член правительства — это не манна небесная, а ответственность. Какие-то материальные блага, которые эта должность сулит, мне не нужны. У меня в Москве, слава тебе, Господи, были собственные компании, и мне не нужно было за деньгами сюда ехать или за материальными благами.

Знаете, я недавно прочитала интервью Дмитрия Месхиева, который возглавил комитет по культуре Санкт-Петербурга, и с удивлением, где-то даже с радостью, обнаружила, что мы с ним говорим сейчас одними словами. Его спросили: «Дмитрий, вот вы продюсер, режиссер, зачем же вы сюда пошли?» Он сказал: «Знаете, мне интересно». Мне тоже — интересно. И я не думаю, расстрельная это должность или не расстрельная. Мне кажется, в правительстве все должности должны быть расстрельными.

Тайга.инфо: Вы сказали, что знаете, что делать с ОТС. Но опять же Гладченко нам год назад тоже говорил, что не надо губернатора по шесть раз показывать в выпуске новостей, и ничего же с тех пор не поменялось.

— Вы понимаете, что мыслите категориями, которые не имеют никакого отношения к профессии? Количество раз — это, конечно, характеристика, но это не суть. Дело в том, что показывать и как показывать. Я, когда познакомилась более-менее с тем, как работает Войтович, и посмотрела, как работает ОТС, сказала отээсникам: «Ребята, знаете, вам надо как-то внутренне организоваться. Вы должны понять, что вы делаете». Очень просто иногда собственное желание не затрачиваться на профессию свалить на то, что «нам так сказали». Вот, нам сказали показывать. Нет, подождите. А вы не могли возразить? У вас у самих есть мнение какое-то? Вы же как-то это видите? Когда внутри, в голове, концепции нет, тогда «то, что сказали» и начинает превалировать.

Тайга.инфо: А почему нет? Почему нет концепции?

— Я не знаю. Я не хочу критиковать.

Тайга.инфо: Да мы тоже.

— Может быть, так исторически сложилось. Может быть, действительно этот диктат — сколько показывать, как, где, — стал уже привычным и настолько въелся в сознание, что отделить себя от него и как-то встряхнуться им тяжело.

Тайга.инфо: То есть вы хотите это мышление переформатировать прежде всего?

— Ну я же не Вольф Мессинг, чтобы мышление переформатировать. Это сделать могут только мама с папой, да и то только первые 10 лет жизни. Подсказывать какие-то вещи в профессиональном плане — да, конечно, я могу. Моя задача — создать, наверное, условия для того, чтобы всё это было переформатировано изнутри. Если я буду приходить на ОТС и говорить [генеральному директору телекомпании Владимиру] Бахареву: «Володя, у тебя с программой „Новости“ проблемы!», он мне будет отвечать: «Марина Вячеславовна, я сделаю, как ты считаешь нужным!». (Беседа состоялась до увольнения Бахарева, — прим. Тайга.инфо.) Вот это — плохо. Это значит, что, как только Марины Вячеславовны не будет, всё будет опять то же самое.

Тайга.инфо: Нет, смотрите, про «переформатировать». Информационная политика ОТС — это когда они начинают вечерние новости накануне митинга пенсионеров с того, что у [Игоря] Лобарева сын наркоман и осужден за это, а наркоточка была на квартире у Лобарева, и это первый сюжет выпуска новостей. Сюжет о приезде [Татьяны] Лазаревой и так далее — это надо переформатировать или это что?

Я сюжет про Лазареву не буду комментировать. Понимаете, вы приходите ко мне и говорите: «Ваша дочь ударила собаку ногой. Вы как считаете, достойно это вашей дочери или нет?» 

— Я уже, по-моему, свою точку зрения на СМИ, которые принадлежат государству, высказывала. Поскольку это бюджетные деньги, это должно быть [сделано] профессионально и качественно. Вы мне сейчас начинаете называть какие-то конкретные вещи и думаете, что я начну сюжет про Лазареву комментировать. Я его не буду комментировать. Все уже всё сказали по этому поводу, достойно это или недостойно. Понимаете, вы приходите ко мне и говорите: «Марина Вячеславовна, а ваша дочь сейчас пошла и ударила собаку ногой. Вы как считаете, достойно это вашей дочери или нет?» Я телекомпанию ОТС воспринимаю, ну, как часть своей корпоративной среды, своей семьи. Я не буду сейчас говорить, что [журналисты] ОТС плохие. Ребята, они хорошие. Они на самом деле хорошие. Им надо просто немножко помочь развиваться.

Тайга.инфо: Да мы не говорим, что они плохие или хорошие. Мы хотим понять, что вы хотите сделать с ОТС. Просто, когда телевидение, которое воспринимается как губернаторское, ведет себя таким образом, это переносится и на губернатора, и на всю информационную политику.

— Я думаю, что [телекомпания] ОТС в состоянии переформатировать саму себя вот в каком плане. Делать программы интересно, делать программы с высоким телевизионным уровнем профессии. Потому что совершенству нет предела. Потому что есть [Владимир] Познер, а есть [главный редактор ОТС Андрей] Белкин. И есть, куда расти. И надо расти. Понимаете, дает результат только системная работа. И мне, может быть, с ОТС будет проще работать, потому что телевидение мне знакомо гораздо лучше, чем другие СМИ.

Не надо никого заставлять. Надо пробудить в людях желание сделать качественный продукт. Если не хватает профессиональной подготовки, значит, нужно помочь и ее дать. Задача стоит очень трудная. Не хочется ничего форматировать внешне, потому что это всё временно. Это как диета: на две недели похудел, потом опять поправился. Наверное, внутри телекомпании должны произойти какие-то вещи. Может быть, должен как-то поменяться состав. Но всё это — не в приказном порядке от меня. Надо дать людям возможность решить какие-то задачи самостоятельно, это тогда будет гораздо более эффективно. Я понятно объясняю?

Тайга.инфо: Ну обтекаемо как-то. Непонятно, как вы людям, которые зависят от областного бюджета, скажете, что не нужно так подробно освещать деятельность губернатора...

Наверное, внутри телекомпании должен как-то поменяться состав. Но всё это — не в приказном порядке от меня

— Да почему они не должны освещать? Конечно, это их задача. Они должны оперативно информировать обо всём, что происходит в правительстве. Только, если подходить к этому трафаретно, то у нас будут правительственные совещания по понедельникам и говорящие головы в кадре. Но есть еще масса в деятельности правительства интересного, нужного и, главное, востребованного. Это вот та проблема, с которой я столкнулась: у нас в области много людей не знают, что делает правительство, а правительство очень много делает для людей. И надо, чтобы эта информация была востребована.

Вас не будут читать, если вы будете только хвалить правительство



Тайга.инфо: То есть «темники» вы не будете составлять для своих СМИ? Нет, вы поймите, мы задаем эти вопросы не потому, что они нам нравятся. Их просто всё равно будут задавать.

— Слушайте, ну для ГТРК мы же не даем тематику передач, которые Войтович должна делать. Но она же всё равно понимает, что есть актуальные задачи, о которых надо говорить.

Тайга.инфо: Да, но ГТРК подчиняется ВГТРК, а ВГТРК губернатору не подчиняется.

— Хорошо, но, понимаете, мы все сидим с вами за одним и тем же столом.

Тайга.инфо: Хорошо, а как вы собираетесь работать с неправительственными СМИ в принципе?

— А как я могу с ними работать?

Тайга.инфо: Сейчас, допустим, есть некая сложившаяся система взаимоотношений, и есть какая-то система грантов, каким-то образом финансово можно на них влиять. Кто-то считает, что надо все бюджетные СМИ закрыть и раздавать гранты, кто-то считает, что нет, не надо так. Кто-то считает, что надо дружить со СМИ, кто-то не обращает внимания на них. Есть много подходов. Вы для себя как видите работу с негосударственными СМИ?

— Нет, я всё же считаю, что какие-то СМИ с участием государства могут быть и должны быть. И информирование о деятельности правительства — это святая обязанность этих СМИ. Потому что, как мы будем работать, если у нас не будет канала, по которому мы это будем передавать? Только на грантах? Грант не может выдаваться на 10 лет, грант — вещь достаточно краткосрочная. Поэтому я вижу целесообразность в существовании государственных СМИ, они, прежде всего, системно информируют о работе правительства.

Как работать с независимыми СМИ? Вещь достаточно индивидуальная. Будут ли гранты? Конечно, будут. Будет ли какой-то социальный заказ? Конечно, будет. Если вы хотите с нами посотрудничать, если видите рациональное зерно в том, что делает правительство, то почему бы вам об этом не рассказать? Мне кажется, что время чернухи проходят. Люди хотят каких-то позитивных изменений. Они хотят и сами их делать. Все эти митинги — от желания позитивных перемен, просто не каждый знает, как их сформулировать или не знает механизма реализации. Так нужно, наверное, рассказывать о механизмах позитивных изменений. Мы же ведь всё равно стали жить лучше. Я-то прекрасно помню девяностые годы, что это было и как это было. Это же страшно.

Тайга.инфо: Но вы нас — «Тайгу», НГС, ГТРК, «Комсомолку», другие СМИ, — вы всех нас как воспринимаете? Как врагов, как оппонентов или как кого?

Я прекрасно понимаю законы жанра: всегда должно быть что-то, что высказывает иной взгляд на действительность

— Я вас воспринимаю, как союзников, а насколько вы можете быть союзниками, зависит от вас. Это вы должны сами определить, в какой мере. Вы же всё равно останетесь оппозиционными СМИ. Вас не будут читать, если вы будете только хвалить правительство. Я прекрасно понимаю законы жанра: всегда должно быть что-то, что высказывает иной взгляд на действительность. Это интересно, к тому же.

Тайга.инфо: Мы не «ругаем» и не «хвалим», мы просто рассказываем о проблемах, если они есть, вот и всё.

— Нет, ребята, конечно. Я с Маяковским согласна: больше поэтов, хороших и разных. Просто тут характер взаимодействий определяется даже не оппозиционностью, а конструктивизмом. Ведь можно критиковать по-разному. Можно говорить, что вообще все плохо.

Тайга.инфо: Ага, встаешь каждое утро и начинаешь кричать, что такой-то чиновник — «нехороший человек».

— Да, а можно сказать: «Ребята, вот вы здесь не правы, давайте встретимся и поговорим, как нам прийти к консенсусу». Государственные СМИ отличаются от всех остальных только тем, что у них есть обязанность интересно, доходчиво и оперативно информировать жителей о том, что делает правительство. Если они это делают плохо, то они не становятся оппозиционными, но они играют против правительства. Парадокс: они живут на деньги правительства, но не работают на его имидж, а, скорее, наоборот. Если есть объективные высказывания по поводу того, что происходит в области, — как можно делить СМИ на оппозиционные и не оппозиционные?

Это вопрос конструктивизма, взаимодействия, вопрос того, что наши векторы должны быть не разнонаправленными, а хотя бы в одном направлении двигаться. Я считаю, что если мы с вами сумеем договориться, если я буду вам интересна, и если вы будете мне интересны, тогда у нас всё получится. И я не говорю: «Знаете, господин Мездриков, у вас там такие комментарии к статье про меня, что я вам интервью не дам!» И первое большое интервью я даю «Тайге». Не «Советской Сибири», не ОТС, не кому-то еще, не потому что я Евгению пообещала, а потому что я считаю, что не надо разделять.

Если мы делаем качественный продукт, то деньги подтянутся сами



Тайга.инфо: Мы с вами говорим всё больше об областных СМИ, но есть же еще районные газеты. С ними тоже надо работать, и в каждой редакции наверняка ждут, как вы с ними-то будете работать. Закроете или не закроете, уволите или не уволите. Вы как себе представляете сеть районных газет Новосибирской области?

— Это огромнейший пласт работы, очень сложный, потому что взаимоотношения между людьми очень сложные — и в районах тоже. К сожалению, в зоне работы газет возникают конфликты. Мы знаем все о них, и меня это очень настораживает. Я не сторонник революционных решений, потому что считаю, здесь им не место. Если газете 80 лет, и она стала своеобразным символом района, она должна издаваться, потому что бабушка в интернет не пойдет. Бабушка будет читать газету, вот такую, на дешевой бумаге, с этим советским названием. Для неё это часть ее истории, часть ее семьи, часть ее самой. Как же можно человеку сказать: «Ты знаешь, у тебя рука не очень красивая, мы тебе сейчас пришьем новую, гораздо красивее и из современного материала»?

Модернизировать районные газеты, конечно, надо. Я же вам сказала про Познера. Мы все должны стремиться к звёздам. Как только мы перестаем стремиться, как только перестаем делать шаг вперёд, мы сразу автоматически откатываемся назад. Что хочется привнести в районные газеты? Хочется привнести внешний вид. Хочется привнести цвет, может быть, вёрстку, не революционную, а современную. И хочется очень внимательно подойти к сохранению содержания.

Если газете 80 лет, и она стала своеобразным символом района, она должна издаваться, потому что бабушка в интернет не пойдет

Я хочу в коридоре рядом с этим кабинетом сделать тематическую выставку к 75-летию Новосибирской области, выставить копии тех газет, которые сохранились в архиве. Потому что это та история, которую можно потрогать. Этим надо гордиться. Мы же с вами не «иваны, не помнящие родства», мы же на чём-то выросли, на наших традициях. Если мы не умеем хранить корней, мы дальше не вырастем. Вот такое у меня отношение к районным газетам. Редакторы районок — люди своеобразные, со своим мышлением, с хитринкой такой всегда. Всегда энтузиасты, хотя у них положение, на самом деле, очень тяжелое. Если департамент может им чем-то помочь, я с удовольствием это сделаю.

Там, конечно, где-то есть проблемы с профессиональной подготовкой. Я не разделяю мнение о том, что в районных газетах работают люди, которых невозможно ничему научить. Мы сейчас с [фотографом] Володей Дубровским готовим большой проект, связанный с подготовкой фотокорреспондентов. Моя задача — помочь, поднять профессиональный уровень, а махать шашкой и говорить, что мы сейчас всё закроем и «Советскую Сибирь» будем распространять на 30 районов — ну нет, конечно, это несерьезно.

Тайга.инфо: Мы ведь спрашиваем вас о каких-то будущих делах, и у вас, конечно, потом появится больше информации для ответов. Но вот сейчас есть ли уже какой-то, условно, «программный документ», где вы для себя сформулировали, чем будете заниматься?

— Моя программа минимум и программа максимум? Я сейчас прочитала все целевые программы, которые есть, — по развитию телерадиовещательной сети, по развитию департамента самого, — и считаю, что в них нужно вносить изменения и дополнения, очень серьезные. Мы с вами стоим на пороге цифрового телевидения — это раз. Мы с вами должны больше знать друг о друге — два. И это касается, кстати, и так называемых «независимых СМИ». Приходили люди ко мне и говорили: «Знаете, вот как-то Андрей Алексеевич [Гладченко] пытался нас объединить, давайте мы эту работу продолжим?» Да ради бога, давайте. Только не так, чтобы собраться и поболтать, а давайте говорить о том, что мы вместе можем сделать. Каждый так, как он себе это представляет, но чтобы задача была общая.

У департамента должно быть определено свое лицо: это не просто чиновники, это те, кто понимают толк в творчестве. Нужно создать условия для того, чтобы те СМИ, которые непосредственно зависят от государственного бюджета, развивались профессионально. Помочь и направить — вот главная моя задача. А реформировать и закрывать — не готова вообще сейчас на эту тему говорить, в ближайших планах такого нет. Чтобы мне сформировать все эти вещи, думаю, по крайней мере, месяца два должно пройти.

Все изменения должны носить плановый характер, и это зависит от тех людей, которые будут со мной работать

Я вот собрала свой департамент и сказала: «Коллеги, у вас есть сейчас две недели, пока я активно вхожу во всё, что делает департамент, чтобы прийти ко мне и сказать, какие у вас есть предложения по улучшению работы. Вы сейчас департамент знаете в сто раз лучше, чем я, я вообще с чистого листа начинаю. Приходите, я готова вас выслушать. Но, пожалуйста, у вас срок на это две-три недели, потом уже я всё постараюсь понять сама и приму какие-то решения. И вам придется с этим жить. Я никого не увольняю, я никому не говорю «нет», я всех приглашаю к сотрудничеству, а вы уж определяйтесь. Я человек, естественно, непростой, у меня есть свои принципы, у меня есть совершенно твердые взгляды на то, как нужно работать. Подходит вам это? Вам это интересно? Будем работать. Нет? Будем делать выводы». Все изменения должны носить плановый характер, и это зависит от тех людей, которые будут со мной работать.

Тайга.инфо: Знаете, Гладченко в том интервью говорил, что главное для него — бюджетные СМИ прежде всего должны научиться сами зарабатывать. У вас же — творчество и профессиональное развитие, но ни слова о том, чтобы они доставали где-то деньги, помимо бюджета.

— А я никогда не ставлю деньги во главу угла. Если мы делаем качественный продукт, то деньги подтянутся сами. Если мы будем стараться заработать деньги, мы никогда в жизни их не заработаем. Понимаете? Нужно сместить в голове акценты. Вот и всё.

Беседовали Евгений Мездриков и Кирилл Логинов

Комментарии:
В связи с событиями, происходящими в мире, мы призываем вас к трезвому и взвешенному комментированию материалов на нашем сайте.

Мы с уважением относимся к праву каждого человека высказывать свое мнение. В то же время Тайга.инфо не приветствует призывы к агрессии, экстремизму, межнациональной вражде.

Также просим воздерживаться от оскорблений, в частности националистического характера.

Высказанные ниже мнения могут не совпадать с мнением редакции. Редакция не несет ответственности за содержание комментариев.

Не допустимы и удаляются комментарии, которые нарушают действующее законодательство и содержат:
  1. оскорбления личного, религиозного, национального, политического, рекламного и иных характеров;
  2. ссылки на источники информации, не имеющей отношения к обсуждаемой теме.
Нажимая кнопку «Комментировать», вы безоговорочно принимаете эти условия.


Новости из рубрики:

Мнения
Одним махом семь отраслей убивахом
Андрей Кузнецов
Никогда еще автор не слышал из уст бизнесменов таких просительных, униженных интонаций. Дяденьки, дайте, пожалуйста, заработать на зарплату! Мы будем хорошо себя вести! Всем наденем маски и омоем санитайзерами! Приходите с проверками хоть каждый час!
На эту же тему
© Тайга.инфо, 2004-2020
Версия: 5.0

Почта: info@taygainfo.ru

Телефон редакции:
+7 (383) 3-195-520

Издание: 18+
Редакция не несет ответственности за достоверность информации, содержащейся в рекламных объявлениях. При полном или частичном использовании материалов гиперссылка на tayga.info обязательна.

Яндекс цитирования Яндекс.Метрика