«Сезон «дикарей» и сезон турбаз на побережье одинаковы по времени, но ни одна турбаза не сливает отходы в Байкал»

© фото из личного архива
«Сезон «дикарей» и сезон турбаз на побережье одинаковы по времени, но ни одна турбаза не сливает отходы в Байкал»
18 Апр 2018, 06:22

Туристы на Байкал приезжать не перестанут. Местные жители покидать побережье тоже не собираются. Как сделать так, чтобы жители и гости побережья не влияли на озеро? Как можно организовать туризм на Байкале без ущерба для «славного моря»? Что значит для жителей Байкала сокращение водоохранной зоны и каким будет летний туристический сезон 2018 года?

Эти и другие вопросы подписчики группы #СпасиБайкал в Facebook задавали туроператору с большим стажем — владелице гостиниц на берегу Малого моря, председателю комитета по туризму, курортно-рекреационной и гостиничной деятельности Торгово-промышленной палаты Восточной Сибири Марине Григорьевой. Предлагаем читателям Тайги.инфо наиболее интереснее ответы спикера, а также дискуссии — онлайн-интервью в социальной сети предполагает такой формат общения.

СпасиБайкал: Традиционно — первые вопросы от нас. Марина, как сделать так, чтобы жители и гости побережья не влияли на состояние озера?

Марина Григорьева: Чтобы развитие территорий не оказывало негативного влияния на озеро, в первую очередь нужна инфраструктура. Коммунальная, дорожная, градостроительная. А значит — системный подход во всем. Забота о Байкале — это не борьба с людьми, это законы и подходы на принципах баланса интересов. Это задача государства и каждого человека. Не только тех, кто живет на берегу, но и тех, кто приезжает сюда отдыхать.
Алексей Шмидт: Убрать жителей и гостей с берегов Байкала и из водоохранной зоны. В противном случае будет негативное влияние на Байкал. Люди еще, знаете ли, не научились очищать свои стоки до состояния дистилированной воды.

СпасиБайкал: Марина Григорьева, а как вы относитесь к квотам для туристов? Может ли это быть временной мерой, пока не будет создана инфраструктура? И если говорить о системном подходе к Байкалу, есть ли признаки того, что этот принцип как-то реализуется? Нам кажется, что активностей много, но они идут параллельно.
Марина Григорьева: Квотирование — это не совсем правильный вариант. И политически это тоже невозможно, это надо понимать. Необходимо навести порядок в системе обращения с отходами (в первую очередь). Вопрос решается на уровне власти и ответственности средств размещения. А вот разрешение на маршруты и их утверждение в границах нацпарка — вопрос как раз к ним. И с этим необходимо срочно разбираться. Признаки системного подхода есть, в первую очередь, это проект «Великое озеро Великой страны». Но некоторые политики, не вникая в суть проекта, не посчитали его приоритетным. Чтобы подход был единым, это необходимо реализовать на государственном уровне. К сожалению, сегодня на проблемах Байкала больше пиара, нежели конструктивных продуманных решений.

СпасиБайкал: Что значит сокращение водоохранной зоны Байкала для тех, кто живет и работает на побережье?
Марина Григорьева: Неправильно рассматривать изменение границ водоохранной зоны без анализа всех нормативных документов, регулирующих хозяйственную деятельность на Байкале. Есть постановление правительства РФ о запрещенных видах деятельности. Оно практически дублирует запреты, прописанные в Водном кодексе РФ для всех водных объектов страны. Разница лишь в том, что ВК РФ запрещает размещение кладбищ и дорог без твердого покрытия, в отличие от указанного постановления. Объекты инженерной инфраструктуры, на мой взгляд, вряд ли можно будет создавать с учетом действующей редакции вышеуказанного постановления. Но это первый шаг к решению этих необходимых задач.

Евгений Смаглиев: Каково состояние очистных сооружений в крупных населенных пунктах расположенных на побережье? Есть ли программа по их модернизации?
Марина Григорьева: Хороший вопрос. Очистные в Байкальске близки к нормативу. Очистные в поселке Листвянка требуют системы доочистки, вопрос решается, насколько мне известно. В Северобайкальске установлены новые очистные, очень современные. Все ждем показателей отбора проб. На острове Ольхон нет очистных совсем, отходы вывозят спецтехникой на единственный полигон в Ольхонском районе, который требует реконструкции. Однако по постановлению о запрещенных видах деятельности реконструкция невозможна, так как поля орошения, пруды выпаривания запрещены. Возможен только сброс в водоем. Для этого необходимо выбрать площадку, чем сейчас и занимается администрация района.

Много говорят о ФЦП «Охрана озера Байкал и социально-экономическое развитие БПТ». Однако строить объекты инфраструктуры на побережье практически невозможно в рамках действующего законодательства .Я много писала обращений к депутатам по этому вопросу, на экологических форумах докладывала. Пока ситуация не поменялась.
Алексей Шмидт: Очистные в Байкальске не соответствуют даже российским нормативам (не говоря о западных), хоть и введены в 2008 году, стоимость почти 600 млн рублей. Они завязаны с инфраструктурой БЦБК, поэтому при работавшем БЦБК через КОС происходил сброс химикатов в Байкал. Сейчас ситуация мало изменилась. Аварии, штрафы, постоянные претензии ученых, природоохранных ведомств.

Евгений Смаглиев: Как решается вопрос с очисткой бытовых отходов на многочисленных турбазах? Есть ли статистика?

137051

Марина Григорьева: Турбазы, частные дома, социальные объекты, если нет центрального канализования, обязаны иметь водонепроницаемые септики и вывозить отходы на полигон. Но воздействие на Байкал очень мощное в летнее время оказывают огромные палаточные неорганизованные стоянки «любителей» природы, которые ставят палатки и туалеты в урезе. И корабли, яхты, теплоходы, которых с каждым годом становится все больше. При этом откачивают свои стоки единицы. Летний сезон одинаково длится на побережье для всех — не более двух месяцев. Очищать на объектах возможно, но это все равно вывоз на полигоны вне границ населенных пунктов, где есть центральное водоотведение.

Сергей Хайлов: Есть ли система контроля откачки/вывоза хоз. фекалийных стоков с турбаз, какое ведомство контролирует этот процесс?
Марина Григорьева: Да, абсолютно все хозяйствующие субъекты обязаны вести журналы учета отходов. Встать на учет в Росприроднадзоре как объект учета в части воздействия на окружающую среду, оплачивать платежи в бюджет по этой части. Контроль осуществляет Байкальский Росприроднадзор и прокуратура. Так же все, и не только турбазы, обязаны получить паспорта отходов в Управлении Росприроднадзора по Иркутской области или Бурятии.

СпасиБайкал: Марина, как вы относитесь к версии, что проект приказа, снимающий запрет с охоты на нерп — результат лоббирования интересов туроператоров, желающих продавать туры для охотников?
Марина Григорьева: Нет конечно, это решение ученых. Жаль, что на пресс-конференции никто не задал этот вопрос директору Лимнологического института СО РАН. А ведь он твердо убежден, что популяция выросла настолько, что им грозят эпидемии и охоту нужно разрешить. Мы говорили с ним об этом. Но чисто по-человечески лично я трудно воспринимаю этот путь решения проблемы. Трудно представить убитую нерпу на Байкале, это выглядит варварски для нас, нормальных простых людей. А для кого-то (коренные народы) это действительно образ жизни. Все неоднозначно.

СпасиБайкал: Марина, как на туристической базе, которой вы управляете, выстроена система очистки стоков и обращения с отходами? Что вы можете посоветовать объектам, которые принципы экологии у себя не реализовали, но хотят? Где, как вам кажется, в вопросах экологичности деятельности на побережье проходит граница между ответственностью бизнеса и ответственностью органов власти?
Алексей Шмидт: Не существует в природе экологичных отелей. Любой отель производит кубометры дерьма. Ну, построят вам трубу до очистных. Будет этот отель туда перекачивать. Вам не кажется смешным, что вы этот отель будете называть экологичным только лишь потому, что дерьмо теперь будет не в выгребную яму сливаться, а качаться на очистные, а потом, чуть-чуть очищенное, сливаться в Байкал?
Марина Григорьева: Алексей Шмидт, так же не существует в природе экологичных домов. У нас выгребные ямы, отходы вывозим на полигон, своя специализированная машина и лицензия. За последний год провела на комитете семь совещаний, чтобы найти технологию для ЛОСов на Байкале, которые можно было бы ставить на турбазах, частных домах, в школах и больницах. Пока вопрос так и не решен. Кроме того, сброс в грунт запрещен, какие бы очистные не были установлены, независимо от степени очистки. Как вариант — орошение полей или пруды выпаривания. Такие технологии возможны. Однако это запрещено постановлением правительства РФ № 643. Поэтому пока на септиках работаем. Еще одна проблема — это теплоходы, которые приходят в бухту и стоят на рейде. Никто из них не попросит откачать их корабль, никогда. Даже договор на водопользование не спасает нас от этих «гостей».

Ответственность власти — привести в порядок нормативно-правовую базу и построить качественные системы приемки ЖБО. В населенных пунктах — централизованные системы водоотведения (при наличии водоснабжения). Ответственность каждого человека, живущего на Байкале — возить отходы на полигоны.

Также ответственность власти — организовать автокемпинги для палаточников. С возможностью сбора и вывоза мусора после них, с биотуалетами и душевыми. Однако это невозможно, водоохранная зона от 1,5 до 5 км вне границ населенного пункта, ст. 65 Водного кодекса РФ запрещает размещение палаток и машин в ВЗ. Однако это никем не контролируется. Все могут стоять в урезе воды и сливать туда все свои отходы. Сезон «дикарей» и сезон турбаз на побережье одинаковы по времени. Но ни одна турбаза не сливает в Байкал. Процентное соотношение дикарей от общего количество туристов — 40%.

Думаю, все турбазы за раздельный сбор мусора, понимая, что он пойдет в переработку. Но на полигоне нет отдельной приемки пока. Бюджет выделил деньги на мусоросортировочный комплекс, но муниципалитету пришлось вернуть эти деньги назад. Нацпарк заявил свои права на территорию, где расположен полигон.

137102


СпасиБайкал: Марина, как вы оцените деятельность волонтеров на Байкале? Полезна ли она? Не расхолаживает ли это местных жителей и туристов — можно, например, складировать мусор, ведь приедут ребята в цветных майках и все уберут.
Марина Григорьева: Да, расхолаживает. Волонтеры нужны только при реализации проектов по посадке деревьев, ограждению территорий от машин и квадроциклов, рекультивации степей и т. д. Мусор — ответственность того, кто его производит. Пока осознание приходит к каждому — это задача турбаз, местных жителей и муниципалитетов. Что касается волонтерских движений по мусору — это просто пиар большого бизнеса. Тому есть достоверные цифры.

Владимир Скращук: Добрый день! Вы работали со многими общественными и государственными организациями. Как вы сегодня оцениваете деятельность ОНФ, ВООП и Общественной палаты?
Марина Григорьева: ОНФ самая эффективная площадка из всех вами перечисленных. ОП РФ сегодня на федеральном уровне мощная структура, комиссия по экологии очень эффективна. На уровне региона особой активности не вижу. В общем и целом ТПП России хорошо работает по вопросам предпринимательства, много семинаров, обучение, деловые встречи и т. д.

Подготовила Юлия Камойлик



Комментарии:
В связи с событиями, происходящими в мире, мы призываем вас к трезвому и взвешенному комментированию материалов на нашем сайте.

Мы с уважением относимся к праву каждого человека высказывать свое мнение. В то же время Тайга.инфо не приветствует призывы к агрессии, экстремизму, межнациональной вражде.

Также просим воздерживаться от оскорблений, в частности националистического характера.

Высказанные ниже мнения могут не совпадать с мнением редакции. Редакция не несет ответственности за содержание комментариев.

Не допустимы и удаляются комментарии, которые нарушают действующее законодательство и содержат:
  1. оскорбления личного, религиозного, национального, политического, рекламного и иных характеров;
  2. ссылки на источники информации, не имеющей отношения к обсуждаемой теме.
Нажимая кнопку «Комментировать», вы безоговорочно принимаете эти условия.

Рубрика:

Тип публикации:


Новости из рубрики:

Мнения
Новосибирск похож на существо, стянутое веревками
Марат Городецкий
Без преодоления структурной деформации город продолжит быть неудобным, грязным, пыльным и неуютным. Не помогут чистка, восстановление тротуаров, какие-то точечные меры по обустройству и украшательству. Потому что в условиях базового дискомфорта люди чувствуют себя, как будто в экстремальных условиях, становятся неспособными соблюдать порядок, чистоту.

© Тайга.инфо, 2004-2019
Версия: 5.0

Почта: info@taygainfo.ru

Телефон редакции:
+7 (383) 3-195-520

Издание: 18+
Редакция не несет ответственности за достоверность информации, содержащейся в рекламных объявлениях. При полном или частичном использовании материалов гиперссылка на tayga.info обязательна.

Яндекс цитирования
Региональное информационное агентство ВИА (сайт информационного агентства - Тайга.инфо / www.tayga.info), свидетельство о регистрации СМИ ИА №ФС 77 - 47277 от 11.11.2011, выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор)