«Анти-Новосибирск»: энергетики обсудили планы на повышение платы за тепло

© Кирилл Канин.
«Анти-Новосибирск»: энергетики обсудили планы на повышение платы за тепло
27 Апр 2018, 13:01

Представители федеральной, региональной и местной власти обсудили изменение тарифов на тепло в Сибири с крупнейшими поставщиками. Как работают в стране механизмы концессии и альтернативной котельной? Когда энергетики получат несменяемые тарифы? На сколько повысится оплата в Новосибирске? Тайга.инфо публикует выдержки выступлений.

Самым часто упоминаемым за круглым столом муниципалитетом стал доведенный до аварийной ситуации алтайский Рубцовск, где впервые в России «Сибирская генерирующая компания» применила метод альтернативной котельной. При доходной части города без учета региональных трансфертов 400 млн рублей в год СГК за два года вложила в систему теплоснабжения 2 млрд рублей. Рубцовск спасли от замерзания, но тарифы на тепло выросли. Обсуждение на площадке Красноярского экономического форума модерировал известный в кругах теплоэнергетиков телеведущий Дмитрий Дибров.

Дмитрий Дибров, телеведущий:

Вот и прозвучало святое для каждого русского человека слово «тарифы». Как угодно, к этому все идет. Тот, о ком мы не говорим, чье имя не называем, но ведь тариф же всему голова в конце концов.

В федеральных органах между отцами экономико-тарифной практики работы с теплом разночтений нет, отсюда может возникнуть подозрение, что теперь энергетикам все позволено. Энергетика — естественная монополия, теперь они тут договорятся все вместе, через Думу проведут свои законы и будут делать с бедным пенсионером все, что захотят. Вот им уже вечный бессрочный тариф вводят.

Установка теплораспределительных аппаратов есть во всем мире. Правда, это наукоемкий шаг, но если частный инвестор возьмется за дело, он, конечно, это установит. Но сколько бы мы на телевидении или в других СМИ не вели воспитательную работу, товарищи, но вы же понимаете, вы же будете первые писать в блогах. Вы же первые будете выступать против повышения тарифов и первые же будете выступать, если, не дай Бог, в феврале отключат батареи.

Дмитрий Фельдман, глава администрации города Рубцовск Алтайского края

Дмитрий Фельдман, глава администрации Рубцовск Алтайского края:

Да, разговор идет о том, высоки или низки тарифы. Но, учитывая предыдущий опыт, когда тарифы были социальными, так скажем, когда не было возможности ремонтировать и инвестировать от этого тарифа, то мы получили ту ситуацию которую имели до входа СГК. Мы понимали, что не сегодня-завтра будет катастрофа в городе Рубцовске. Сегодня я могу сказать, что уверенность больше в том, что все у нас будет хорошо.

Конечно, от старого уходим тяжело, привычное кажется лучшим. Но работа к зиме 2017−18 годов показала, что ничего страшного нет, надо инвестору доверять. Причем, учитывая то обстоятельство, что деньги это немалые деньги, а для Рубцовска это вообще огроменные деньги. Поэтому в одночасье сразу взять их в принципе было негде. Только инвестор. Мы задаем вопрос, почему так все не делают? Потому что крупные энергетические компании, которые могли бы выйти на этот рынок, задают один вопрос: как с возвратом. Мы готовы надолго инвестировать, на десятилетия, а как с возвратом?

Когда ТАРИФЫ были СОЦИАЛЬНЫМИ, мы понимали, что не сегодня — завтра будет катастрофа

Новое законодательство сегодня говорит о том, что инвесторы, энергетики не переживайте, заходите в эту отрасль мы вам обеспечим нормативную базу для того, чтоб можно было эти инвестиции вернуть. На сегодняшний день я говорю о том, что СГК, вообще большим энергетикам можно и нужно доверять. Мы понимаем, что им будет интересно работать, потому что это не ежесекундные интересы энергетиков, но это умение спрогнозировать ситуацию на многие годы.

Андрей Чибис, заместитель министра строительства и жилищно-коммунального хозяйства Российской Федерации

Андрей Чибис, замминистра строительства и жилищно-коммунального хозяйства РФ:

Тепло для нас, для нашей холодной страны принципиально важный ресурс. И здесь нашей стране есть чем гордиться. У нас с вами аварийность теплоснабжения с 2000 года сократилась, вдумайтесь, в 18 раз. Если брать последние зимы, в прошлом году зима у нас тоже была затяжная и в общем-то холодная. И коммунальщики, энергетики сократили аварийность на 40% процентов тепле. Текущий отопительный период еще идет, итоги, естественно, подведем позже, но несмотря на радикальное сокращение прошлого года мы видим тенденцию, что еще аварий в эту зиму стало на 15% меньше. Мы с вами больше не возим буржуйки самолетами, спасая тот или иной муниципалитет, а это еще 5 лет назад, к сожалению, было очень реально. О чем это говорит? О том, что инструменты и повышение эффективности тех компаний, которые работают на рынке, и дисциплина региональных и местных наших коллег-чиновников, и инвестиций здесь стало гораздо больше.

Сегодня в россии 1831 концессия объемом на 260 миллиардов рублей, и 95% — это частные деньги

Мы с вами говорим про новое законодательство, всем напомню, что у нас закон о теплоснабжении, который определил базовые параметры, был принят 10 лет назад, и тогда введены нормы по ЕТО — единой теплоснабжающей организации и так далее. А 4 года назад мы масштабно запустили в стране инструмент под названием концессия в жилищно-коммунальном хозяйстве. У нас в дорогах было несколько концессий, а в ЖКХ частный инвестор их как чёрт ладана боялся, но мы продвигали эту инициативу, нас поддержал президент, мы донастроили вместе с коллегами из других федеральных ведомств, из Минэко, из ФАС то концессионное законодательство. Эта модель заработала. У нас сегодня что за модель? Вся инфраструктура теплоснабжения, водоснабжения, отходов находится в публичной собственности, но приходит тот, кто обязан ее не просто сохранить — взять, сесть на поток и не испортить, а модернизировать. Для него ставятся четкие целевые показатели и, о чем мы сказали, долгосрочная тарифная формула. Более того, даже если концессионер провинился, то имущество никуда не исчезает, оно остается в публичной собственности, предъявляются претензии концессионеру, но ему возвращаются те инвестиции, которые он вложил непосредственно в объект, но не успел вернуть в рамках 15−20 лет тарифной формулы, которая есть. Это принципиально новая модель, которая заработала в России.

Сегодня 1831 концессия в стране объемом на 260 млрд и 95% — это частные деньги, а только 5% — бюджетные. Даже наши западные партнеры публично говорят о том, что наше концессионное законодательство гораздо более лояльно с точки зрения бизнеса, чем на западе. то вообще такое заявление

Рубцовск — это та концессия, которая дала свой эффект. В Рубцовске много лет каждая зима как красная точка на карте, каждый раз готовы были вылетать и вручную разбираться. Сегодня это, действительно, первая зима без каких-либо проблем после заключения концессии с СГК, спасибо огромное компании.

История с концессиями, это инструмент который заработал, это очевидный факт. Сейчас концессии работают в муниципалитетах, где живет 55 миллионов человек. Мы, безусловно, этот путь продолжим, а 38 процентов тех инвестиций, которые в рамках концессий вкладываются, это как раз инвестиции в теплоснабжение. Есть еще вода, есть еще мусор, но это не значит, что мы должны остановиться только на этом инструменте.

У нас есть прекрасный инструмент — энергосервис. И сибирские территории, особенно Дальний Восток и Якутия в этом показали эффективный результат, то есть, они за счет инвестиций через механизм энергосервиса сократили бюджетные расходы и обеспечили инвестиционную привлекательность огромного распределенного энергетического комплекса в Якутии. Представляете, на территории вечной мерзлоты.

В ближайшем будущем появится еще инструмент инфраструктурной ипотеки, он тоже будет полезен и для тепла и для воды, для тепла прежде всего. Это ещё один инструмент для инвесторов, который есть.

ТЕПЛО — 50% нашей КВИТАНЦИИ, ИНДИВИДУАЛЬНЫЙ ТЕПЛОВОЙ ПУНКТ В ДОМЕ позволяет экономить сразу 40%

Ну, и закон, который принят, по поиску дополнительных моделей, прежде всего моделей тарифного регулирования, так называемая альтернативная котельная. О чем он говорит? Если в концессии есть формула цены, там есть плюсы, есть минусы: если налоги новые ввели, то это учитывается, если уголь подорожал — учитывается, электрическая энергия подорожала — учитывается. Но все равно ты должен ходить к регулятору и периодически объяснять, что изменилось. Модель альтернативной котельной, которую коллеги приняли, позволяет не так часто ходить к регулятору. Вот тебе цифра, она индексируется внутри, ты сам с этим разбираешься. Закон принят, он пока еще не заработал, но мы все поддерживаем, давайте попробуем, как эта модель заработает, полезна она будет инвестору или не полезна.

Еще одна модель, которую мы вместе с коллегами из ФАС и из минэкономразвития изготовим, это модель эталонных тарифов. Считаем, что надо упростить работу бизнеса и регулирующего органа. Не надо вот этих постоянных переговоров, перерастающих, как мы знаем, иногда в торги. Дополнительные модели регулирования — это безусловно правильный путь, потому что нам нужно постоянно эти пути искать, совершенствовать и предлагать бизнесу более комфортное существование.

Ну, и самое главное, все-таки, коллеги, потребитель. Мы с вами говорим, надо доверять бизнесу. Знаете, позиция минстроя с момента его создания в отношении частных инвестиций и бизнеса, мы понимаем: доверяй, но проверяй. И как раз концессионной модель, когда у тебя есть такая сделка с двух сторон, у тебя есть целевые показатели для того, кто пришел, и ты их контролируешь, как публичная власть, но и, простите, тарифная формула, за которую частный бизнес тоже с публичной власти спрашивает и говорит: «Слушай, исполняй!»

Тарифную формулу, о которой мы говорим, ни новый губернатор, ни новое правительство не вправе поменять. Это задача четкого выполнения и инвестобязательств, и обязательств публичной власти. Но мы должны и потребителю дать дополнительные возможности прежде всего экономить свою платежку. Как это можно сделать? Самый удобный способ, это экономия по дому. Тепло — 50% нашей квитанции. Когда в доме ставишь ИТП (индивидуальный тепловой пункт), погодное регулирование в зависимости от температуры, чтобы не форточками её регулировать, а чтобы это на входе в дом регулировалась, это позволяет сэкономить сразу до 40%. Но у нас тяжелая процедура принятия решения по энергосервису в многоквартирных домах, мы внесли и правительство закон, он в ближайшее время поступит в Госдуму для упрощения процедуры заключения энергосервисных контрактов по дому. Это принципиально важное нововведение.

Второе нововведение, которое мы в ближайшее время будем внедрять, это тарифные планы. Мы с вами все привыкли к сотовой связи, хочешь один тарифный план, хочешь — другой. Тарифные планы в ЖКХ — это безусловно правильная, перспективная вещь, нам нужно только автоматизировать учет потребления и время потребления ресурсов. Это решаемая задача ближайших 5−6 лет, и тогда тарифные планы, как минимум «эконом», «оптимум» и «безлимит» — реалистичны для потребителя.

И третья задача — дать возможность экономить у себя в квартире. Долгие дискуссии прошли, проект постановления подготовлен о том, что регулирование тепла в своей квартире, учет этого потребления, безусловно вещь, которую нужно дать людям, если 50 процентов собственников по решению общего собрания оснастили специально свои квартиры и отопительные приборы распределителями. Это технологии, которые будут и в России, и во всем мире, и это безусловно позволит любые изменения тарифного регулирования сгладить непосредственно в счете потребителя.

Дмитрий Вахруков, директор департамента государственного регулирования тарифов минэкономразвития РФ

Дмитрий Вахруков, директор департамента государственного регулирования тарифов минэкономразвития РФ:

Есть единство органов власти разных федеральных министерств и служб, оно вылилось в закон, который все поддержали. Сейчас мы уже не обсуждаем, мы работаем над тем, как правильно внедрить. Есть небольшие тонкости, но абсолютно все в рабочем порядке решаемо и будет сделано.

НАШИ ПРОЕКТЫ «НЕ ЛЕТАЮТ», ПОТОМУ ЧТО В РОССИИ дешевые энергоносители

У нас в стране есть серьезная специфика: у нас дешевые энергоносители относительно Европы и всех остальных. При этом стоимость инвестиций в стране, стоимость денег выше, чем в европейских странах, а стоимость оборудования такая же. Исходя из этого, у нас сроки окупаемости всех этих мероприятий кратно другие. Мы дешевый газ экономим, а не дорогой. Я недавно встречался с коллегой из Минэнерго Германии, он сидел передо мной грустный такой, я его спросил, почему он грустный, а он говорит: «Знаешь, Дмитрий, у нас в Германии газ подешевел, потому что у нас избыток был в прошлом году, и у нас вся наша возобновляемая энергетика перестала окупаться». Я говорю: «Ну, вы сами виноваты. Давайте, мы вам поднимем цену на газ, наверно, быстрее будет окупаться».

У нас в том числе поэтому проекты не летают, потому что действительно дешевые энергоносители, если бы они в два раза дороже стоили, сроки окупаемости любого повышения эффективности были бы в два раза быстрее. Мы работаем над этим, над стабилизацией ставок, над стабилизацией макроэкономической среды, и я бы отметил важный факт: у нас уже на протяжении двух лет, до этого не было подобного никогда прогноз социально-экономического развития в части индексации тариф не меняется. Он у нас как был сформирован два года назад, так мы его и не меняем. У нас инфляция ниже фактическая, но индексацию тарифов мы сохраняем. Это условие для того чтобы в долгую строить инвестиционные планы, применять различные механизмы, в том числе концессионные, занимать деньги. Понимать, какой у тебя будет тариф, в том числе в отвязке от макроэкономических всплесков или падений. Плюс низкая инфляция, конечно, обеспечивает глобальное снижение ставок по кредитам. Это действительно заметно и нельзя об этом не сказать.

Поэтому у нас полное взаимопонимание, мы все согласны в правительстве с тем, что три года действия долгосрочных параметров, как есть, часто мало. Должно быть минимум 5 лет, мы предлагаем 7−10 лет действия долгосрочных тарифов, и это не встречает никакого отторжения. На сегодняшний день альтернативная котельная как сленговое название предполагает бессрочное утверждение тарифов, то есть там нет вообще срока действия — это тоже отличная тема. Две вещи: долгий срок окупаемости, потому что дешевое топливо, и реальное долгосрочное тарифное регулирование.

И, в-третьих, надо сказать о том, что в любом долгосрочном тарифном регулировании надо делать норму рентабельности для бизнеса. Сейчас у нас регулирование ноль-в-ноль — странно: риски колоссальные, а рентабельности плановой нет. Рентабельность должна быть, и надо разрешить сохранять эффекты от повышения эффективности у бизнеса.

Виталий Королев, заместитель руководителя ФАС России

Виталий Королев, заместитель руководителя ФАС России

Тепло в платежке занимает до 50% и очень заметно изменение стоимости этого ресурса для потребителей, которые получают ежемесячно свои документы, для того чтобы их оплатить, и понимая, что в общем у них что-то изменилось время от времени. Например, с 1 июля у них что-то происходит, неожиданное для них всегда. В этом смысле Рубцовск это такой анти-Новосибирск. В Новосибирске были получены тарифы и при этом мы, проанализировав ситуацию, не нашли там специальных никаких нарушений. Тем не менее власть отказалась такого повышения и вернула все обратно.

Важно, что есть консенсус за этим квадратным столом среди энергетиков и среди органов власти. Появился он по очень простой причине, потому что мы вместе с коллегами из минэкономразвития при прохождении закона настаивали на том, мы идем в новый метод альтернативной котельной только, когда все хотят и никто не против. Если бы этого консенсуса не было, мы бы встречались здесь по другому поводу, потому что люди вышли на улицу, потому что стало очень дорого, хотя и тепло. Баланс «тепло» и «дорого» достигается только, когда консенсус, и только тогда мы разрешаем на новую модель переходить — это в законе закреплено.

Более того в законе был закреплен ряд дополнительных полномочий федеральной антимонопольной службы о том, что единая теплоснабжающая организация теперь находится под особым контролем и не сможет ни в коем случае от этого контроля никуда деться. С одной стороны она сразу получает статус доминирующего субъекта, даже если не является естественной монополией.

ФАС разрешает переходить на модель альтернативной котельной, когда найден консенсус «тепло» и «дорого»

И также очень важен вопрос недискриминационного доступа к этим услугам, чтобы они никому не отказывали и всем определяли цену на конкурентном уровне, тем более что мы резко сократили административное давление на бизнес этим законом. Мы сказали, что цена определяется только предельная, внутри предельной цены ты свободен назначать цену, какую считаешь нужным. Договаривайся с потребителями, и все будет хорошо. В тарифный орган, в орган власти субъекта ходить не надо, никакие договоренности переходящие в торги не нужны, потому что ты уже все сам раз определил и дальше работаешь.

По теме перспектив 2025 года: что дальше? Дальше нужно внедрять, смотреть на ход реализации, при необходимости создавать новые правила или корректировать, совершенствовать имеющиеся. На одной чаше весов у нас новое регулирование формате альтернативной котельной, а на другой все остальные регионы кроме Рубцовска, где это еще не внедрено. Может быть, где-то и не собирается внедряться, но там мы тоже будем продолжать работу по упомянутому эталонному принципу тарифного регулирования, который тоже позволит существенным образом выровнять картинку в теплоснабжении.

Сейчас тарифы могут отличаться в десятки раз в разных субъектах федерации, нужно их, конечно,

сближать постепенно. В этом году мы уже представим результаты работы, которые позволят нам осуществлять тарифное регулирование уже на основании этого эталонного принципа, который тоже позволяет снять административную нагрузку, потому что меньше усмотрения органов власти при определении размера тарифа, а это всегда важно.

Михаил Кузнецов, генеральный директор «Сибирской генерирующей компании»

Михаил Кузнецов, генеральный директор «Сибирской генерирующей компании»

Мы работаем во многих субъектах федерации, снабжаем теплом более пяти миллионов человек, и круг этот расширяется с каждым годом. В каждом даже внешне благополучном городе всегда есть проблема, которую нужно решать. В целом для крупного муниципалитета, крупного города с населением от 600 тысяч человек практически всегда у нас готова инвестиционная программа объемом десяток миллиардов рублей — то, что можно и нужно делать, и самое главное то, что мы можем делать сейчас и технически, и финансово. Но для того, чтобы начать эту реализацию, нам не хватает самого главного. Нам не хватает веры в будущее.

Любая коммерческая деятельность предусматривает какие-то расчеты, какое-то прогнозирование, как сложится цена на твою продукцию через год, через пять, через десять лет. Поскольку у нас проекты крупные, то об окупаемости быстрее 8−9 лет как правило речь не идет. Обычно это окупаемость на очень долгий срок.

закон об альткотельной останется на бумаге, если не будет иметь серьезного административного сопровождения

Чтобы обеспечить возвратность нам нужно понимание, что те условия в которых мы работаем будут примерно такие же через 5−7−10 лет соответственно. Сегодняшние тарифное регулирование этой перспективы нам дать не в состоянии. Более того тарифное регулирование, которое сегодня сложилось в России не дружелюбно к инвестициям. Вложив сегодня копеечку, я могу лучшем случае 50% процентов, как правило даже меньше, вложить в тариф в следующие годы — так оно устроено.

По настоящим крупным проектам, как я сказал, суммарно они меряются десятками миллиардов во всех субъектах федерации, где мы работаем, нам нужны эти гарантии. Нам нужны по-настоящему долгосрочные тарифы, предсказуемые, те тарифы, которые предусматривают возврат инвестиций. В этом плане альтернативная котельная, метод эталонных затрат, хоть чайником назовите, нам собственно все равно. Гарантии давайте, и все будет хорошо, всё будет в порядке.

Сегодня существует закон об альтернативной котельной, других существующих вариантов, которые можно пощупать, почитать, посмотреть, пока нет. Если появятся — замечательно, чем больше, тем лучше.

То, что сегодня существует концессия, очень здорово нас выручает в ряде случаев. Нужно сказать отдельное спасибо министерству регионального развития за это законодательство, но глобально оно не может изменить самого главного — отменить тарифное регулирование. Потому что гарантии у нас возникают только на часть тарифа, а это считайте, что все равно мы каждый год будем ходить и тариф устанавливать. Если мы хотим реализовать по-настоящему большой проект этого недостаточно. А проектов этих на самом деле много, не только потому, что много муниципалитетов — каждый муниципалитет несчастлив «на особицу», по-своему. В каждом муниципалитете есть свои проблемы, нужно искать каждый раз какие-то точечное решения и они находятся, но общим для них является, конечно, одно: гарантии возврата, гарантии, что цены не изменятся. Я сегодня могу провести эти инвестиции, улучшить свою экономику, но это не значит, что я начну зарабатывать больше и тратить меньше на следующий год. Если я с этим приду к регулятору, то он мне благополучно это вырежет, что меня естественно не устраивает. Мне же нужно окупить, я же взял под проценты кредит, привлёк деньги и на следующий год понесу процент банку.

Поэтому мы связываем свое будущее, будущее развития компании и всей отрасли, конечно, со сформировавшимся сегодня законодательством, в частности, об альтернативной котельной. Закон-то написан, это здорово, но немаловажна его имплементация, чтобы он не остался на бумаге. А предпосылки к этому на самом деле сейчас имеются и, если не будет серьезно административного сопровождения, в том числе, и со стороны органов федеральной власти, то внедряться этот метод будет очень медленно.

Сегодня он пока не внедрен нигде и единственная заявка, которая нам поступила и скорее всего все-таки случится это, конечно, Рубцовск. Нужно понимать, что в этот город мы зашли только потому, что, во-первых, альтернативная котельная уже забрезжила на горизонте и было понятно, что она случится, а, во-вторых, как и все в Российской Федерации держится зачастую на личных взаимоотношениях. Если у губернатора есть авторитет в области, если губернатору верят на слово, а именно под личные гарантии Александра Карлина мы и заходили туда и этот проект состоялся. Теперь мы его уже доводим до конца, докручиваем уже в части альтернативной котельной.

нам нужны по-настоящему долгосрочные тарифы

Таких муниципалитетов достаточно много, и я бы критично отнесся к статистике, которая говорит, что у нас все улучшается. Мы расширяем свою сферу деятельности каждый год и практически каждый год к нам попадают какие-то города, и когда мы приходим особенно в небольшие котельные, по просьбе властей, например, или покупаем что-то и заходим, то чем меньше город, тем больше мы наблюдаем следующий эффект: статистика, которая там есть, рисованная. Рисовать бумажки русского человека учить не надо. Достоверная статистика есть только в крупных городах и в крупных компаниях. В небольших — просто рисуется с мыслью день простоять да ночь продержаться, а дальше кто-нибудь придет и будет решать. Или прилетит волшебник в голубом вертолёте, привезет кучу денег и решит проблемы нашего муниципалитета. Дорогие друзья, коллеги, чтобы не допускать дальше таких рубцовсков, нам нужно лечить болезни профилактикой, не доводя до такого состояния. А для этого нужно сейчас вводить нормальные нормы тарифного регулирования: долгосрочные и предсказуемые.

Андрей Колмаков, начальник департамента энергетики и жилищно-коммунального хозяйства Новосибирска

Андрей Колмаков, начальник департамента энергетики и жилищно-коммунального хозяйства Новосибирска:

Раз 18 уже Новосибирск прозвучал за столом, даже с приставкой «анти» один раз.

К сожалению, у нас в Новосибирске само слово «концессия» приобрело оттенок как у классиков советской литературы: «Концессионеры вышли из музея мебели и бодрым шагом отправились на аукцион», но вот так как-то получилось с их невинной детской игрой в крысу. Поэтому в совокупности мы получили вот тот негатив, потому что мы все, взявшись за руки с «СИБЭКО», доказывали необходимость повышения тарифа на 15%, вместе с этим мы доказывали необходимость повышения тарифа на воду, которая у нас на минуточку одна из самых лучших из крана течет воды в России по 18 рублей куб, то есть 1000 литров. Я всегда жителям говорю:" А вы едете на дачу и за 60 рублей 5 литров покупаете чтобы чай вскипятить, а 18 рублей тысяча литров как бы нормально?"

Слово «концессия» в Новосибирске приобрело оттенок «невинной детской игры в крысу»

Я отработал 15 лет в новосибирской энергосистеме до работы чиновником, мы все прошлые годы как-то всегда стояли обособленно «Новосибирскэнерго», «Иркутскэнерго» — мы не входили в ЕЭС России. И это было хорошо. Мы отработали с энергосистемой единственное в России совместное предприятие до вступления закона о теплоснабжении. Но был исчерпан резерв для дальнейшей работы, поэтому на самом деле приход СГК сейчас воспринимается очень положительно, большие надежды. Если армейской терминологией говорить, мы в дивизию своим полком встаем и вместе дальше шагаем.

К вопросу тарифов по альтернативной котельной, думаю, мы в этом году вернемся, потому как закон принят, до 1 июля надо по ценовым зонам нам определиться и на орган местного самоуправления очень много по изменениям закона о теплоснабжении сейчас возложено обязанностей. Надеюсь на благополучный исход нашей совместной работы.

Екатерина Косогова, директор по тарифообразованию СГК

Екатерина Косогова, директор по тарифообразованию СГК:

Рубцовск, конечно, очень интересный город. Все игроки на рынке: администрация города, администрация края, ресурсоснабжающая организация и по большому счету население — мы договорились все вместе о том, как будет развиваться город и сумели даже подписать документы. Но это единичный случай и проблема Рубцовска была настолько остра, что там всем сторонам не оставалось ничего, как договориться. И самое страшное, что мы сейчас наблюдаем, почему мы и
организовали этот круглый стол, чтобы понять, неужели во всей стране нужно дождаться проблем Рубцовска, чтобы что-то начало двигаться в теплоснабжении.

На сегодняшний день мы не считаем тепло полноценным бизнесом, потому что наша выручка от тепловой энергии, к сожалению, очень сильно зависит от политики. Она зависит от выборов: будут в этом году выборы — не будут в этом году выборы. Тариф на сегодняшний день не отражает экономику предприятия. Это такая величина, которую оценивают со стороны политики, и думают, много это или мало. А на самом деле бизнес только там, где все стоит столько, сколько стоит.

Когда тепла нет, возникает вопрос: «Ребята, сделайте, что угодно, лишь бы оно появилось»

Почему мы за альтернативную котельную и за новую модель рынка тепловой энергии, потому что, на наш взгляд, это реальный объективный расчет. Сколько стоит строительство, сколько стоит обеспечение тепловой энергией, если бы это все было с нуля, то есть, это расчет, в котором не нужно иметь наших специфичных знаний, знаний узкого круга специалистов, которые владеют тайной тарифов. Методология альтернативной котельной предполагает, что любой человек, любой желающий по одним и тем же принципам на всю страну может посчитать, а сколько бы стоило ему отказаться от централизованного теплоснабжения и перейти на индивидуальные источники отопления.

На наш взгляд, это более честный расчет, но для того, чтобы все приняли нашу точку зрения, наверное, нужно на ком-то потренироваться, и, наверное, в нашей стране нужно создать сложную ситуацию или она должна сама сложиться, чтобы все начали договариваться.

Очень хорошо, что пока ничего не происходит, и лучше это не трогать. Когда мы говорим, что в электроэнергетике прошли реформы, а в тепле давным-давно ничего не делалось, может быть, это и не плохо, оно же как-то еще работает. А мы ждем. У нас есть деньги, у нас есть проекты, мы серьезная компания в плане технологий, у нас есть разные механизмы, как улучшить систему теплоснабжения во всех практически городах присутствия. Но мы ожидаем, что если мы начнем улучшать, у нас тариф должен снизиться. А если мы дождемся, что оно само собой когда-нибудь ухудшится, то, наверное, достигнет это все той точки, когда все будут заинтересованы в инвестициях в эту систему. Эта ситуация не нормальна. Потому что хотелось бы вкладывать инвестиции опережающие, чтобы мы через 10 лет здесь не собирались и не думали, что же нам делать с оставшимися городами, которые достигли такой же точки как Рубцовск.

Потребитель может не заплатить сейчас, не заплатить через 20 лет, но через 40 лет заплатят его дети

Мы с вами должны все вместе: теплоэнергетики страны, органы федеральной власти и самое главное органы местного самоуправления, субъекта — мы должны понять, нам нужно что-то инвестировать систему теплоснабжения или нет. На наш взгляд технарей, нужно обязательно. Но со стороны местных властей при разработке схем теплоснабжения в разных городах мы видим, что закладывая в схему теплоснабжения огромный объем инвестиций, рисуя туда различные красивые планы, потом мы не видим реализации. То есть, ничего из огромной и красивой схемы теплоснабжения как правило не обеспечивается деньгами. Всем хочется, чтобы кто-нибудь другой это сделал за чужой счет.

Но мы четко знаем, что как бы ни сложилась ситуация, за все в итоге заплатит потребитель. Он может не заплатить сейчас, но он заплатит через 20 лет. Он может не заплатить сейчас и через 20 лет, но через 40 лет заплатят его дети. Хотелось бы, чтобы не отодвигался период вложения инвестиций. В Рубцовске уже вложили 2 миллиарда, и мы видим эффект, мы видим благодарных людей. Да, там был рост тарифа, и я приезжала, общалась с населением, мы выясняли все вместе, почему долгое время сдерживался тариф искусственно, и это один из факторов, которые довели систему до такой ситуации.

Население понимало, что самое главное, чтобы тепло было. Когда тепла нет, и оно должно появиться, то здесь уже не встает вопрос, много или мало. Настает вопрос: «Ребята, сделайте все, что угодно, лишь бы оно появилось».

В больших городах ситуация гораздо лучше, но не хотелось бы допустить чего-то подобного там тоже через пять-шесть-семь лет. На сегодняшний день нам нужен долгосрочный тариф минимум на 10 лет, тогда мы готовы инвестировать во всех регионах, у нас есть огромные планы и по Новосибирску, который мы не так давно купили, и по Красноярску и по Барнаулу, и по маленьким городам тоже.

По Новосибирску мы пока только зашли и не можем сказать четко, но понимаем, что объем инвестиций больше 10 млрд. рублей, при масштабе города и прогнозируемой инфляции около 3%, плюс 2% к инфляции — в пределах 5%-ого роста тарифа инвестиции могут окупиться, но надо хорошо посчитать.

Подготовил Кирилл Канин


Комментарии:
В связи с событиями, происходящими в мире, мы призываем вас к трезвому и взвешенному комментированию материалов на нашем сайте.

Мы с уважением относимся к праву каждого человека высказывать свое мнение. В то же время Тайга.инфо не приветствует призывы к агрессии, экстремизму, межнациональной вражде.

Также просим воздерживаться от оскорблений, в частности националистического характера.

Высказанные ниже мнения могут не совпадать с мнением редакции. Редакция не несет ответственности за содержание комментариев.

Не допустимы и удаляются комментарии, которые нарушают действующее законодательство и содержат:
  1. оскорбления личного, религиозного, национального, политического, рекламного и иных характеров;
  2. ссылки на источники информации, не имеющей отношения к обсуждаемой теме.
Нажимая кнопку «Комментировать», вы безоговорочно принимаете эти условия.


Новости из рубрики:

Тайга.ТВ


На эту же тему
© Тайга.инфо, 2004-2020
Версия: 5.0

Почта: info@taygainfo.ru

Телефон редакции:
+7 (383) 3-195-520

Издание: 18+
Редакция не несет ответственности за достоверность информации, содержащейся в рекламных объявлениях. При полном или частичном использовании материалов гиперссылка на tayga.info обязательна.

Яндекс цитирования Яндекс.Метрика