«Только легкость и радость»: новосибирские художники вспоминают Шурица

© Анастасия Кораблева. Александр Шуриц
«Только легкость и радость»: новосибирские художники вспоминают Шурица
20 Июн 2018, 06:23 Выставка «Транссибирский экспресс. Шуриц и компания», посвященная памяти ушедшего год назад Александра Шурица, открывается в Городском центре изобразительных искусств 21 июня. Зачем он дарил молодым художницам презервативы и яд, пририсовывал друзьям яблоко вместо головы и как рисовал пальцами? Тайга.инфо поговорила с его коллегами и близкими о значимости фигуры художника для арт-сообщества города.

Как вы познакомились с Шурицем?

Елена Бертолло: О художнике Александре Шурице я знала с самого детства. Его иллюстрации были в книжках, которые мне покупали родители. Лично мы познакомились только в 2000-м, когда у меня появилась мастерская на Советской (творческая мастерская членов Союза художников в здании на Советской, 79а — прим. Тайги.инфо). Позднее он спрашивал меня: «Почему ты делаешь такие странные работы? У кого училась, с кем таким необычным общалась?» Вот, могу сказать, что одним из этих необычных, судьбоносных для меня людей был сам Александр Давидович. Как можно было не заметить его рисунки в книжках? Не скажу, что я их сразу полюбила, но постоянно возвращалась к ним. Думаю, тогда они реально меняли меня. 

140990

Мой приезд на Советскую начался с выставки «Дневник резидента» в галерее LeVall (проект, созданный Еленой Бертолло по итогам пребывания во французской резиденции для художников Maison d'Emma в городке Сен-Матье-де-Тревье — прим. Тайги.инфо). Это был первый крупный проект, который я делала в новой мастерской. На вернисаже  Александр Шуриц и Сергей Мосиенко решили воспользоваться игрой несовпадающих смыслов и вручили мне небольшой подарок — самодельную черную коробочку с необходимыми для резидента-шпиона предметами (яд, шприц, динамит, презервативы). Забавно, но тогда они были уже не маленькие дети, а уважаемые знаменитые художники! Такая вот легкость и важный урок про амбиции. 

Елена Бертолло и Александр Шуриц. Фото: Сергей Гребенников

Михаил Паршиков (сокуратор выставки «Транссибирский экспресс. Шуриц и компания»): Мы познакомились с ним, когда я пришел работать в Специальное художественное конструкторское бюро Министерства электротехнической промышленности СССР. Работали там вместе год, затем я уволился, но наши отношения продолжились до конца его жизни. Мое первое впечатление от него было отрицательным. Я ему не понравился, он не воспринял меня серьезно. Я в ответ тоже ощетинился, а позже мы все-таки нашли общий язык.

«Он сказал, что мои работы были бы лучше, если бы я работал на холсте. Так по его рекомендации я и начал заниматься живописью»

Константин Скотников: Я впервые увидел Шурица примерно в 75-м году, когда на одном из выставочных комитетов он представлял свое произведение, отдаленно напоминавшее композицию с летящими фигурами и предметами в духе Сальвадора Дали. В те времена это было довольно странно, неожиданно и очаровательно. Не обратить внимание на такое произведение было невозможно. Позднее, в 93-м году, когда я получил маленькую мастерскую на Советской, мы стали чаще видеться, немного, к сожалению, но все же общаться. Я бывал у него в мастерской, видел как он пишет, что читает, смотрит.

Оказало ли творчество Шурица влияние на вас как на художника?

Сергей Беспамятных: Александр Давидович был светлым человеком, вдохновляющим. Приведу пример. Захожу я как-то в галерею «Зеленая пирамида» с холстом подмышкой. Александр Давидович видит меня и говорит: «О, вот это настоящий художник! Ходит везде со своим холстом». Он сказал так доброжелательно, открыто и весело, что я вышел оттуда и сразу побежал работать.

Александр Давидович мог помочь не только конкретными советами, но и одним свои присутствием, случайно брошенной фразой. Поддержка от него молодым художникам была мощная.

128180

Сергей Мосиенко (сокуратор выставки): Да, безусловно, ведь мы были друзьями долгие годы. Именно Саша привлек меня к живописи. До этого я занимался только графикой, плакатом, иллюстрацией. Он сказал, что мои работы были бы лучше, если бы я работал на холсте. Так по его рекомендации я и начал заниматься живописью. До сих пор продолжаю. Многие идеи, которые были близки ему, стали близки и мне. Такая была у нас гармония с ним. Особенно последние годы его жизни.

Я помню один забавный случай. Однажды Саша решил написать работу «Золотое яблоко», посвященную древнегреческим легендам, и в качестве модели на роль Париса выбрал меня. Я был этим очень горд. Он пригласил меня в мастерскую и сделал несколько эскизов. Через неделю снова позвал, чтобы я оценил результат: «Ну приходи, Сережа, смотреть законченную работу». Когда я увидел картину, то, к своему удивлению, не обнаружил на ней своего лица. Саша написал только мою фигуру, а вместо головы было большое яблоко. Причем потом он обосновал, что с художественной точки зрения так будет лучше. В итоге я с ним согласился.

Выставка «Аутодафе». Константин Скотников, Александр Шуриц, Михаил Калужский (слева направо). Фото предоставлено ГЦИИ


Константин Скотников: Для нас, молодого поколения, был важен его пример человека-машины живописи, деятельного художника, который постоянно занят своим делом. Таким образом он влиял даже на тех, кто не был знаком с ним лично. Всегда поражало его абсолютно нормальное и спокойное отношение к работе. Не как к чему-то тягостному. Для него это было естественное и радостное занятие.

Как-то я зашел к Александру Шурицу в мастерскую. Он в это время как раз был за работой. Тогда, кажется, писал еще пальцами, правда, жаловался немножко на то, что краска разъедает кожу и пора переходить на кисти или мастихин. Но он любил размешивать краску на палитре и наносить ее на холст буквально пальцами. Увидев это я сказал: «Бог в помощь, Александр Давидович!» И тогда Шуриц, обернувшись, изрек мне протяжной пророческой интонацией: «Он поможет». Этот горько-сладкий ответ запомнился мне надолго.

Какую роль Шуриц сыграл в жизни новосибирских художников?

Сергей Мосиенко: Сообщество новосибирских художников было создано давно. В этом году нашему Союзу будет уже 85 лет. Саша приехал в город только в 1969 году. Его вхождение в организацию было непростым. Сначала Шурица туда не приняли. После этого он подал апелляцию. По ней его все же взяли, но после отказывались выставлять несколько его полотен. Считали, что они аполитичны. Но это все глупости советского времени. Зато потом Саша стал пользоваться заслуженной популярностью среди коллег и тех, кто просто любит искусство. Эта выставка лишнее подтверждение тому, что люди помнят о нем. В этом отношении справедливость восторжествовала.

Работы Александра Шурица на выставке в ГКЗ им. Каца. Фото: Анастасия КораблеваРаботы Александра Шурица на выставке в ГКЗ им. Каца. Фото: Анастасия КораблеваРаботы Александра Шурица на выставке в ГКЗ им. Каца. Фото: Анастасия КораблеваРаботы Александра Шурица на выставке в ГКЗ им. Каца. Фото: Анастасия КораблеваРаботы Александра Шурица на выставке в ГКЗ им. Каца. Фото: Анастасия Кораблева

Елена Бертолло: В его мастерскую всегда была открыта дверь, постоянно приходили люди, часто молодые художники. Они хотели быть похожими на него, у некоторых даже немного получалось. Александр никогда не жалел времени на общение с людьми. Он мог совершенно свободно для одного человека устроить настоящую импровизированную выставку — расставить работы, рассказать о них. Приходил в мастерскую к 11 утра и намечал план на день, он очень продуктивно работал, был организованным человеком. Но в общении это не чувствовалось — только легкость и радость. Будто у него было полно времени, он никуда не торопится и готов на тебя потратить столько, сколько тебе будет необходимо. Это сейчас большая редкость.

По какому принципу вы отбирали работы на эту выставку?

Сергей Мосиенко (сокуратор выставки): Свои собственные работы я отбирал так: смотрел и думал, что бы сказал Саша. Я все-таки его вкусы знаю хорошо. То, что на мой взгляд ему бы понравилось, я и отобрал для выставки. Но вообще здесь мы не делали отбор. Это же выставка памяти. В таких ситуациях каждый, кто считает важным отметиться, просто приносит свои работы. Такой принцип.

Александр Шуриц в мастерской. Фото предоставлено ГЦИИ


Сергей Беспамятных: К выставке памяти Шурица делаю специальную работу. Вот буквально прямо сейчас вожу маркером по бумаге, вспоминаю его и пишу. Александр Давидович относился ко мне хорошо, всегда доверял и брал мои работы на те выставки, которые сам организовывал. У него был такой подход: надо делать свободно. Если делаешь, как хочешь и можешь, то получится обязательно хорошо. Думаю, он бы оценил.

Константин Скотников: В основе выставки — идея памяти художника, который ушел недавно. У меня есть проект «Те самые 100 друзей», он одной стороной касается этой темы. Из него я выбрал 9 портретов художников, которые были дружны и уважали Александра Давидовича. В этом смысле я достаточно бесхитростно поступил.

«У Шурица был такой подход: надо делать свободно. Если делаешь, как хочешь и можешь, то получится обязательно хорошо»

Елена Бертолло: На «Транссибирский экспресс» я сделала новую работу — арт-объект «Дверь». Она и про Александра, и про всех нас. Ведь все люди чего-то боятся. Нам известно множество страхов, например, страх не быть кем-то, страх боли, страх перед неизвестностью — тем, что незнакомо, что за закрытой дверью. Работа получилась необычной, а Александр мог оценить необычное высказывание, думаю, я бы его порадовала.

Беседовала Валерия Ветошкина

На выставке «Транссибирский экспресс. Шуриц и компания» в Городском центре изобразительного искусства (Свердлова, 13) будут представлены новые произведения 25 членов Союза художников России — современников и коллег Шурица, а также работы мастера, охватывающие самый известный период его творчества — с 1996 по 2017 годы.


Подписывайтесь на наш канал в Telegram:
только самые важные новости, мнения и интриги

Комментарии:
В связи с событиями, происходящими в мире, мы призываем вас к трезвому и взвешенному комментированию материалов на нашем сайте.

Мы с уважением относимся к праву каждого человека высказывать свое мнение. В то же время Тайга.инфо не приветствует призывы к агрессии, экстремизму, межнациональной вражде.

Также просим воздерживаться от оскорблений, в частности националистического характера.

Высказанные ниже мнения могут не совпадать с мнением редакции. Редакция не несет ответственности за содержание комментариев.

Не допустимы и удаляются комментарии, которые нарушают действующее законодательство и содержат:
  1. оскорбления личного, религиозного, национального, политического, рекламного и иных характеров;
  2. ссылки на источники информации, не имеющей отношения к обсуждаемой теме.
Нажимая кнопку «Комментировать», вы безоговорочно принимаете эти условия.

Рубрика:

Тип публикации:


Новости из рубрики:

Мнения
У нас будет стадион, а где-то «Академгородок 2.0». Почувствуйте разницу.
Егор Задереев
Спортивные объекты в Красноярске, конечно, останутся, но вряд ли их влияние на развитие города будет столь велико, как статус научно-образовательного центра.
© Тайга.инфо, 2004-2018
Версия: 5.0

Почта: info@taygainfo.ru

Телефон редакции:
+7 (383) 3-195-520

Издание: 18+
Редакция не несет ответственности за достоверность информации, содержащейся в рекламных объявлениях. При полном или частичном использовании материалов гиперссылка на tayga.info обязательна.

Яндекс цитирования
Региональное информационное агентство ВИА (сайт информационного агентства - Тайга.инфо / www.tayga.info), свидетельство о регистрации СМИ ИА №ФС 77 - 47277 от 11.11.2011, выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор)