Директор «Солнечного города» об одиноких детях в больницах: «Когда болеешь, нужно в восемь раз больше любви»

© Предоставлено «Солнечным городом»
Директор «Солнечного города» об одиноких детях в больницах: «Когда болеешь, нужно в восемь раз больше любви»
10 Апр 2019, 11:52

Врачи и медсестры в детских больницах должны лечить детей и ставить уколы, а вот людей, которые бы заботились о ребенке, попавшем на лечение без родителей, в штатах медучреждений не предусмотрено. Поэтому новосибирцев и жителей других регионов призывают помочь с оплатой больничных нянь на акции «День заботы за день работы».

Директор фонда «Солнечный город» Марина Аксёнова рассказала Тайге.инфо, как из тысячи испуганных малышей вырастает тысяча несчастных взрослых, почему месяц в одиночестве на больничной койке — это ненормально, и может ли это измениться в ближайшее время.

Тайга.инфо: Если в больницах есть одинокие дети, то должны быть в штате больницы и няни, как есть врачи и медсестры. Разве нет? И тогда в идеальном мире такой акции «День заботы за день работы», чтобы люди скидывались на работу больничных нянь, просто быть не должно.

— Дети, которые оказываются в больнице одни, в законодательстве нигде не учтены. Их не так уж и много, это правда: не сотни тысяч, но до десяти тысяч детей в год по России. Нет даже точных цифр. Соответственно, есть дыра в законодательстве. Здравоохранение говорит, что больничные няни — это социальная услуга. Социалка говорит, что это дело здравоохранения, ведь дети находятся в больнице. Только в этом году наметился конкретный план решения этого вопроса, но я боюсь сглазить.

В прошлом году в концепции «Десятилетие детства», утвержденной президентом России, появился пункт 88, касающийся защиты интересов и прав детей, находящихся на лечении без родителей. Я очень надеюсь, что до конца года эта ситуация разрешится окончательно. Я не могу утверждать, что мы перестанем собирать деньги на нянь. Но есть шанс, что некоммерческие организации хотя бы легализуются в медицинских учреждениях, потому что пока непонятно, на каких основаниях мы в больнице находимся. Так происходит во многих регионах. В Новосибирске у нас есть официальное соглашение с больницами, с областным министерством здравоохранения.

Тайга.инфо: Как, вообще, получается, что дети оказываются в больнице одни?

— Вообще в Российской Федерации есть две категории детей, нуждающиеся в уходе нянь в больницах. Первая — это дети-отказники до четырех лет, которые раньше размещались в большом количестве в больницах без медицинских показаний. Потом они размещались либо в дом ребенка, либо в семью. И такая практика осталась во многих регионах России. У нас этого нет, потому что в Новосибирской области в 2014 году был принят новый порядок, благодаря нашим совместным усилиям с органами исполнительной власти. Поэтому отказник без медпоказаний в больнице для нас — это ситуация ЧП.

Есть другая категория — это дети, которые поступают на лечение из домов ребенка. И третья — это семейные дети, с которыми родители не ложатся. И все дети испытывают страшный стресс, находясь в лечебном учреждении. Для меня в детстве больница тоже была испытанием на стойкость. Когда ребенок в больнице один — то небезопасно для детской психики, в первую очередь: никто не объясняет, что с тобой происходит, никто не говорит, когда это закончится. Взрослые производят манипуляции, которые тебе вообще не приятны. Плюс ребенок болеет, а когда болеешь, тебе нужно в восемь раз больше любви, чем обычно.

Так вот даже при учете того, что отказников у нас теперь в больницах не размещают, в прошлом году наши няни ухаживали за 1007 детьми — достаточно внушительная цифра, чтобы обращать на эту проблему внимание. За один только март 2019 года через нянь прошло 99 детей.

Тайга.инфо: Почему фонд из Новосибирска пытается изменить ситуацию в других регионах?

— Мы уже давно не просто новосибирский фонд. Мы понимаем, как должно быть и что нужно сделать для того, чтоб так было, пытаемся создать такую модель, которая в текущих условиях помогала бы этим ребятишкам. Мы давно работаем в региональных проектах и программах, у нас очень много партнеров среди некоммерческих организаций. У нас, например, неплохо получается собирать деньги. А есть организации, которым нужна помощь от нас, как площадки, которая может помочь им с фандрайзингом. И когда мне пишут из какого-нибудь города, что там образовалось волонтёрское движение в больнице, и описывают мне ситуацию Новосибирска 2007 года, я не могу просто сказать: «Вы молодцы, дерзайте». Потому что я знаю, что там есть дети, которым наша помощь необходима. Поэтому мы с 2010 года работаем в проектах с другими некоммерческими организациями на других территории России, в том числе и по больничным детям.

В прошлом году в акцию «День работы за день заботы» мы взяли восемь регионов — это 8 миллионов 200 тысяч рублей на год. На самом деле, не такие огромные деньги. Собрали в итоге 3,3 млн и все равно поддержали регионы.

Я считаю, что участие людей в благотворительности — это не плохо. Я давно в этой теме и не сторонник такого подхода, когда говорят, что все должно делать государство. Возможно, так и есть, мы же платим налоги. Но у нас все не так. Можно закрывать глаза и говорить, что государство должно. Или считать, что, раз я этих детей не вижу, то их нет. Но они есть.

Тайга.инфо: Неужели никого эти дети никогда не волновали?

— Волновали. Есть, например, 6-я инфекционная больница. Там прекрасный персонал, была замечательная руководительница. И отказники там были, и все остальные дети. Никто не добавлял персоналу никаких ставок по уходу, но видно было, что эти люди с любовью относятся к ребятам.

Но, понимаете, медицинский персонал должен выполнять свой медицинский функционал — лечить детей. При этом трудно находить волшебные силы и ухаживать за детьми. Это не учтено и нигде не прописано, хотя все уже знают про психологию детства, что возраст от 0 до 5 лет — самый важный возраст в становлении любого человека, что этот период потом влияет на всю последующую жизнь. Все об этом знают, но почему-то эта пока нерешенная история. Я верю, что до конца года на уровне Российской Федерации она решится.

Тайга.инфо: В каких детских больницах Новосибирска няни есть, а в каких нет? Нужно ли их больше в городе и области?

— Пока мы не видим необходимости расширяться. В феврале-марте было очень много детей с разными заболеваниями инфекционными, ОРВИ: 55 человек только в одном четвертом инфекционном отделении. Когда отказники были, няни работали в шестой, четвертой больницах, на левом берегу и в инфекционке в Мочище. Сейчас отказников перестали размещать в больницах, и у нас осталась большая база в детской инфекционной больнице.

Тайга.инфо: В туберкулезной больнице должно быть много детей без родителей, там ваших нянь нет?

— С туберкулезкой сложно. Мы предлагали им свою помощь, но пока ничего не получилось. Мы не смогли пока договориться, хотя там много социальных сирот. Но, в основном, у нас нет проблем с выстраиванием взаимоотношений. И больницы прекрасно понимают, что мы им в помощь. Просто нет единого регулирующего документа, который регламентирует уходовую услугу.

Тайга.инфо: Такое ощущение, что, пока у кого-нибудь ребенок не заболеет и не окажется в больнице один, ничего не сдвинется.

— Как мне однажды, очень давно, сказала сотрудница одного отдела: «Марина Анатольевна, ну что вы ходите и ходите. Ну, месяц они там полежат, ну что им с этого станет?». Для нее месяц и для меня месяц были разными понятиями.

Тайга.инфо: Одно дело — вкладываться в ремонт детского дома, и совсем другое — няни, за которых, буквально за каждую, вы несете ответственность. Как удается минимизировать риски? Какую подготовку няни проходят?

— При всем отборе людей, никто не застрахован от происшествий. Мы со своей стороны сильно стараемся. Во-первых, у нас люди очень долго работают. В среднем няня работает с нами пять лет — это очень большой срок. Во-вторых, они проходят обучение. Мы прививаем нашим сотрудникам концепцию заботы с уважением. Мы поставили камеры во всех палатах, но не столько для контроля, сколько для супервизии. Мы премируем персонал по итогам супервизий. Это небольшие деньги, но с точки зрения работы с персоналом это один из инструментов внедрения и поддержания принципов заботы с уважением.

Тайга.инфо: Как удается привлекать нянь к себе? Это же не самая легкая работа.

— Я с вами соглашусь, это очень тяжелая работа. Но когда дети начинают выздоравливать, улыбаются, рады тебе — наверное, за этим эти женщины приходят на работу. Няни всех детей знают, целые истории про них рассказывают. В первую очередь они смотрят на состояние ребенка. Если ребенок лежит с температурой, то, конечно, его на руки не возьмешь. Няни подходят, щупают лобик, наблюдают, считывают эмоции. Если видят, что у ребенка есть потребность, берут на ручки.

Тайга.инфо: Вы нацелены, скорее, расширить работу нянь, или, наоборот, сократить это направление?

— У меня планы только на сужение в этом направлении. Правда, даже если такая услуга появится в реестре социальных услуг, не факт, что на нее появится финансирование. Главное, что есть понимание, что выздоровление маленького ребенка зависит от многих факторов, а не только от медицинской реабилитации.

Тайга.инфо: Перед регионами стоит задача сократить смертность. Это не напрямую связанные вещи, но опосредованно точно.

— Я бы с другим связала. Почему мы не говорим о неблагополучии детей? Почему мы не говорим о неблагополучии взрослых, которые вырастают потом из этих детей. Почему-то у детей часто возникают проблемы, особенно в подростковом возрасте. Никто до сих пор не отслеживает, как кризисы подросткового возраста у этих детей завязаны на том, что с этим ребенком происходило в раннем детстве. В больнице одинокий ребенок травмируется — речь именно о психологической травме. Как она заживает и чем потом оборачивается, вот это важно.

Сколько есть взрослых, у которых все их проблемы тянутся из детства? Их много. Людей, которые недолюблены в детстве, потребности которых не учитывались. Говорят, что важны деньги и богатства. Я вижу большое количество людей, которые несчастны, будучи обладателями большого количества денег. Они реально несчастливы, потому что им не хватило заботы и любви в детстве. Все оттуда идет. Деньги, которые надо потратить на больничную няню, нужно рассматривать как инвестицию в людей. Потому что из этих маленьких несчастных детей вырастут большие несчастные взрослые. И не надо говорить, что это всего месяц или неделя, что это ни на что не влияет.

Акция «День заботы за день работы» пройдет 11 апреля, участники смогут помочь с оплатой работы нянь в больницах Новосибирска, Казани, Перми, Екатеринбурга, Нижнего Новгорода, Калининграда и Уфы. Час работы няни стоит 180 рублей, год их работы в семи регионах России — 8 164 360 рублей. Сделать перевод можно на сайте акции.

Маргарита Логинова



Комментарии:
В связи с событиями, происходящими в мире, мы призываем вас к трезвому и взвешенному комментированию материалов на нашем сайте.

Мы с уважением относимся к праву каждого человека высказывать свое мнение. В то же время Тайга.инфо не приветствует призывы к агрессии, экстремизму, межнациональной вражде.

Также просим воздерживаться от оскорблений, в частности националистического характера.

Высказанные ниже мнения могут не совпадать с мнением редакции. Редакция не несет ответственности за содержание комментариев.

Не допустимы и удаляются комментарии, которые нарушают действующее законодательство и содержат:
  1. оскорбления личного, религиозного, национального, политического, рекламного и иных характеров;
  2. ссылки на источники информации, не имеющей отношения к обсуждаемой теме.
Нажимая кнопку «Комментировать», вы безоговорочно принимаете эти условия.

Рубрика:

Тип публикации:


Новости из рубрики:

Тайга.ТВ



© Тайга.инфо, 2004-2019
Версия: 5.0

Почта: info@taygainfo.ru

Телефон редакции:
+7 (383) 3-195-520

Издание: 18+
Редакция не несет ответственности за достоверность информации, содержащейся в рекламных объявлениях. При полном или частичном использовании материалов гиперссылка на tayga.info обязательна.

Яндекс цитирования
Региональное информационное агентство ВИА (сайт информационного агентства - Тайга.инфо / www.tayga.info), свидетельство о регистрации СМИ ИА №ФС 77 - 47277 от 11.11.2011, выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор)