«Уничтожение» новосибирской клиники НИИТО: «В этом конфликте мы теряем пациента»

© Кирилл Канин. Оксана Шелякина
«Уничтожение» новосибирской клиники НИИТО: «В этом конфликте мы теряем пациента»
13 Ноя 2019, 04:41

Новосибирскую «Клинику НИИТО», когда-то отделившуюся от государственного Научно-исследовательского института травматологии и ортопедии и заработавшую собственное имя и репутацию среди пациентов, могут закрыть. Директор АНО «Клиника НИИТО» Оксана Шелякина рассказала Тайге.инфо, чем обернулось для них уголовное дело против руководства института, как «непонятная АНОшка» стала крупнейшим центром по реабилитации в Сибири и почему региональные власти должны сохранить клинику, выполняющую госзаказ.

Тайга.инфо: НИИТО — один из самых сильных медицинских брендов Новосибирской области. Обычные люди при этом не разделяют собственно НИИ и клинику. Как клиника (АНО «Клиника НИИТО» — прим. Тайги. инфо) вообще появилась?

Это был 2000 год, времена были не очень простые, у НИИТО, как у государственного учреждения, были проблемы с финансированием. И тогда было принято решение создать площадку, которая позволит врачам НИИТО зарабатывать деньги, оказывая платные услуги. Так появилась АНО «Клиника НИИТО», учредителем которой было ФГБУ НИИТО, также при АНО был Совет, состоящий из трех человек. Был тогда не директор, а управляющий. Форма собственности — автономная некоммерческая организация — подразумевает, что у клиники нет распределения прибыли, прибыль уходит на собственное развитие. И собственных площадей у клиники тоже никогда не было, это всегда была аренда.

Работа началась с консультативных приемов, постепенно появилась хирургия. АНО всегда оставалась в тени ФГБУ НИИТО, которое больше занималось наукой. Но врачи и там, и там работали одни и те же. Почему в этих целях была создана именно автономная некоммерческая, а не отделение платных услуг? Это большой вопрос. Почему-то по такому пути не пошли. Это вопрос к тому руководству, которое было в то время.

149032

Тем не менее, клиника развивалась и набирала обороты. Пик ее развития начался в 2012 году, со строительством этого здания по адресу: улица Фрунзе, 19а. Предполагалось, что клиника будет иметь свои площади и развиваться как инновационный объект. Планировалось сотрудничество с резидентами медикотехнологического парка, а задачей клиники было бы внедрение и апробирование на своей площадке современных методов лечения. В 2011—2013 годах государство ставило задачу в развитии частно-государственных партнерских отношений и импортозамещения. Соответственно, медицинский технопарк должен был взять на себя разработку и производство инновационных проектов, на базе клиники были запланированы центры прототипирования, инжиниринга. АНО могла бы апробировать инновации в рамках клинических испытаний. В общем, это была замечательная задумка, которая прекрасно работала бы на благо государства. Проект даже был отмечен на уровне правительства Российской Федерации и на местном уровне, как очень удачный. У нас побывало большое количество высокопоставленных гостей: и Чубайс приезжал, и Голодец, и Медведев, несколько раз были крупные делегации из зарубежных стран. Но это была одна сторона, которая и привлекала внимание всех.

Тайга.инфо: А в чем проблема была?

До 2012 года АНО была, как я уже говорила, в тени ФГБУ НИИТО. Но постепенно бренд АНО «Клиника НИИТО» начал самостоятельно развиваться. Понятно, что мы всегда работали в связке с ФГБУ. Тогда как раз сформировался формат частно-государственных взаимоотношений: государственной структуры в виде федерального учреждения и автономно-некоммерческого.

148799

В 2017 году, когда случилось громкое уголовное дело (снятие с должности директора НИИТО в начале 2018 года), произошло полное разделение двух учреждений. Они, по идее, и должны были быть раздельными всегда, но так исторически сложилось, что они между собой очень сильно переплеталась. Это касалось и врачей, которые работали и там, и там, и финансовых взаимоотношений, и оборудования.

Оборудованием пользовались и те, и другие без каких-либо ограничений. Расходный материал, информационная система — все было общим. Конечно, сейчас мы понимаем, что это жесткие нарушения всех законодательных требований. Весь конгломерат со стороны смотрелся как очень красивый и интересный проект, который позволял обеспечивать большой объем помощи населению. Вопрос: насколько это было правильно и в рамках закона?

Когда произошло разделение, у ФГБУ резко упал объем той помощи, которую они выполняли. Для АНО же это стало толчком к росту клиники. У нас, как ни странно, объемы по оказанию помощи населению не упали, а увеличились. У нас есть государственное задание как по травматологическому профилю, так и связанное с урологической, реабилитационной помощью. Сегодня клиника набирает обороты с позиции предоставления доступной помощи населению. С одной стороны, мы оказываем платные услуги, но мы находимся совершенно «в рынке» по ценам, а с другой — мы работаем в рамках бесплатной помощи по ОМС, и объем у нас достаточно хороший, особенно по реабилитации.

147038

То есть АНО «Клиника НИИТО» — объект ценный, потому что на нашей площадке развиваются самые передовые реабилитационные технологии. Мы активно занимаемся пациентами травматолого-ортопедического, неврологического профиля, берем ответственность за большой пласт населения, которому требуется именно такая помощь.

Главная наша ценность — это специалисты. Эта организованная система позволяет пациенту получить комплексную помощь: от консультации и диагностики до хирургического и восстановительного лечения. Предоставление пациенту комплексности по какой-то определенной патологии — это очень важно: человек понимает, что он в одном месте может получить всю необходимую помощь. И самое главное — он знает, куда ему в последующем обратиться, если у него будет для этого необходимость.

Тайга.инфо: До этого чем вы занимались в клинике?

Я была руководителем отделения восстановительного лечения, до этого была основателем реабилитационного направления в НИИТО. Я по образованию врач. С большим стажем. Кандидат медицинских наук. В принципе, моей задачей и было организовать комплексную помощь пациентам: на хирургии дело не останавливается — нужно знать, что дальше. Сначала мы начали активно развивать восстановительное лечение в ФГБУ НИИТО (сперва это было просто физио-отделение). А потом уже здесь, в клинике, мне был выделен этаж, где мы развернули все виды реабилитации, как амбулаторной, так и стационарной. Сегодня у нас только госзадание по реабилитации составляет 5,5 тыс. случаев, помимо платных пациентов.

Когда 7−8 лет назад я начала активно заниматься этим вопросом, то была устроена и в АНО, и в ФГБУ. У нас все доктора практически работали и там, и там. Такая была идеология, что это единая площадка, где занимались оказанием медицинской помощи населению. Ведь само НИИТО очень маленькое и не приспособлено для больших объемов пациентов, и АНО должно было взять их на себя. Так и получилось, в принципе. Мы посчитали, что хирургическая койка в НИИТО не должна длительное время заниматься пациентом, который уже прооперирован. Нужна была база реабилитационного профиля, куда бы эти пациентов перенаправлялись. Такой формат сотрудничества НИИТО и АНО показал себя как очень эффективный. Я также активно принимаю участие в развитии реабилитации пациента в нашей области. Мы постепенно начинаем понимать, как пациента можно маршрутизировать и вести, для того, чтоб он в итоге получил качественную помощь и восстановился после травмы. Самое главное, что мы делаем — повысили качество жизни и восстановления пациента. На протяжении всех этапов идет идеологическая работа с пациентом — объяснение, для чего это ему надо. Потому что, к сожалению, уровень восприятия медицины у населения обычно потребительский: «вы мне должны». Наша задача — вовлечь пациента и сделать его главным участником этого процесса, чтоб от него многое зависело. В том же ФГБУ НИИТО есть школы пациентов — это мы создавали. У себя мы развиваем школу остеопороза.

Тайга.инфо: То есть нельзя сказать, что АНО — это структура исключительно с платными услугами, которые не в состоянии предоставить ФГБУ.

Нет. Мы стараемся создать идеологию здорового образа жизни. Но мы столкнулись с тем, что нам дали объем квот по реабилитации, а пациентов нет! Притом, что нуждающихся в реабилитации очень много! Это уже проблема маршрутизации пациентов. Мы начали активно работать с Минздравом, информировать начмедов поликлиник. И после этого люди к нам пошли.

146454

Кроме того, мы стали прорабатывать вопросы опыта пациентов. Что это такое? Это то, как себя чувствует пациент, попадая в условия больницы. Каково ему? Как мы, медики, реагируем на это? Есть такое прекрасное слово «эмпатия». Так вот, важно понимать, насколько мы действительно можем сопереживать пациенту. И нам очень повезло, что наш коллектив очень хорошо понимает чужую боль, стресс, и то, как сотрудники — неважно, санитар, врач или вообще охранник — могут создать вокруг пациента комфортные условия. Это очень трудно: люди, как правило, закрыты, боятся выразить свои эмоции. И когда формируется доброжелательная атмосфера (улыбчивость, предупредительность), люди чутко реагируют на это. И даже процесс восстановления совсем по-другому идет. Это то, что мы в наших ценностях закладываем. У нас еженедельно проходят планерки, где мы разбираем сложные случаи. Это позволяет формировать совершенно иной уровень сервиса в клинике. Навести красоту — это еще полдела.

Да, сейчас медики часто сталкиваемся с потребительским экстремизмом со стороны пациентов. Поэтому наша задача — суметь перевести отношения между пациентом и врачом в доверительное русло. Как директор я не должна забывать, что для меня ценностью является еще и мои сотрудники. И я должна создать для сотрудников такие условия, чтобы они получали удовольствие от работы. Удовлетворенный сотрудник — довольный пациент. Довольный пациент — удовлетворенный сотрудник. Понимаете, насколько все взаимосвязано между собой.

Если врач — специалист, то он профессионал. Соответственно, профессионал должен хорошо зарабатывать. И я, как руководитель, должна создавать такие условия, чтоб ему было в клинике интересно. Но только лишь финансовая мотивация порой малоэффективна, для врача очень важно получать удовлетворение от того, что он делает. И когда эта работа приносит удовлетворение, не только финансовое, но и психологическое — это дает рост, позволяет человеку дальше развиваться.

Сегодня мы видим всплеск уголовных дел в отношении врачей, когда работа врача просто обесценивается. Простите, но если так дальше пойдет, куда идти лечиться? Все равно пациенты идут «за врачом», даже если место некомфортное. А когда мы создаем и место комфортное, и врачи там профессионалы, все отношения прозрачные, честные, порядочные — это очень важно.

И еще я прекрасно понимаю, что быть лидером в одиночку невозможно, «один в поле не воин». А когда лидер создает вокруг себя команду, и в этой команде каждый по своему направлению является лидером, то мы вместе создаем условия для развития. При этом создается атмосфера, когда люди знают: для чего, зачем и какие последствия. Это уже совершенно новый формат учреждения, современной клиники, который позволяет выстраивать честные отношения между пациентом и врачом, между пациентом и учреждением, между учреждением и сотрудником. Конечно, быстро не получается, потому что тяжелее всего менять привычки. Бывает и сопротивление. Но мы прекрасно понимаем, что в любом сопротивлении можно найти рациональное звено и просто его использовать с целью достижения той цели, которую мы поставили. При этом, не теряя наши ценности. Это самое главное, что мы сегодня стараемся в нашей клинике продвигать. И для меня это является основополагающим: выстраивание отношений между людьми.

Тайга.инфо: Получается, все перипетии застали вас в той точке, когда уже удалось создать хорошую клинику? Тепло, чисто, светло, охранник на входе здоровается, люди в коридорах не толпятся, никто не грубит. Что будет дальше с клиникой, какие варианты развития событий возможны?

Это самый болезненный вопрос. Потому, что нас, с одной стороны не совсем воспринимают те, кто раньше работал в федеральном учреждении, руководил им. То есть, мы для них остаемся чем-то непонятным, «аношкой», которая является придатком ФГБУ. Но жизнь, показала, что мы не придаток. Я, честно говоря, вообще не понимаю, что мы делим. Во главе всего должен быть пациент! И во всем этом конфликте мы начинаем терять пациента, который не понимает, что происходит.

149182

Но смотрите, у федерального учреждения есть свои задачи. Во-первых, это институт, который должен заниматься научной деятельностью, а не брать объемы медпомощи, которые не может переварить. Если мы говорим об институте и научной деятельности, то там и должны быть направления, которые науке интересны. А зачем ему делать простое протезирование, которое в других регионах делают обычные больницы? Институт по идее должен брать сложные случаи протезирования, тяжелую патологию позвоночника — вот это наука. Это первое. Второе, доктора клиники — это не обязательно выходцы из НИИТО. Да, мы стараемся быть на одной идеологической платформе. Но наши доктора активно обучаются современным технологиям современной травматологии и ортопедии. Они аккредитованы по международным травматологическим стандартам, имеют сертификаты, ездят на учебу.

Дальше — это реабилитация. То, чего в ФГБУ нет. У нас же представлена комплексная реабилитация. Мы выполняем социально важную работу — берем детей после неосложненных травм позвоночника. И мы берем очень тяжелую группу пациентов на второй этап реабилитации. Это пациенты, которые самостоятельно даже не передвигаются, колясочники, с последствиями спинальной травмы, когда из-за травм спинного мозга люди имеют жесткие ограничения. Мы начали активно подключать урологию и контролируем уроинфекции. У нас проучены специалисты на грани двух специальностей: неврологии и урологии — нейроурологи. Люди с нарушением мочеиспускания очень долго терпят и никому не говорят, приходят уже с осложнениями, и их гоняют по разным специалистам. А у нас уже сформировано направление и нейроуролог ими занимается. Сейчас мы «пробиваем» совместно с нашим Минздравом, чтобы эта помощь оказывалась в рамках ОМС.

Тайга.инфо Это всегда последствия травмы?

— Причин может быть очень много. Изначально мы занимались последствиями травм, но самое сложное — это последствия инсультов. Это сейчас тоже наша категория пациентов, значимая для города. И если сейчас по отношению к нам будут какие-то жесткие действия, куда эти пациенты пойдут? Я, приходя к нашим высокопоставленным руководителям, всегда говорю: «Поймите: на нашей площадке сейчас сконцентрировались специалисты, которые очень многое знают и умеют, но они все работают в связке». Представляете, какое это большое дело! Когда ты за короткое время, а это самое ценное в реабилитации, можешь проконсультировать пациента с разными специалистами и получить результат. Если с клиникой что-то случится, то люди найдут себе работу. Но они пойдут в разные места, и эта связка будет потеряна. Опять же, эти специалисты пойдут в частные структуры, и насколько их помощь будет доступна для пациента — большой вопрос.

В чем еще уникальность клиники — мы создали на одной площадке концентрацию специалистов, которые могут решить по данному направлению все вопросы. Здесь и сейчас. Когда случается какая-то травма, осложнение — важно время. И, конечно, для меня, как для руководителя, большая боль, когда я вижу угрозу разрушения этого учреждения.

Тайга.инфо: Речь идет о своего рода национализации?

— Я сейчас активно ищу инвесторов для клиники, но все боятся, потому что АНО — это непонятно что. Большая кредиторка сформирована у нас предыдущим руководством. Но в любом случае, есть варианты различных концессий, которые позволят клинике, даже если ей придется переехать, набирать обороты. И почему я так активно добиваюсь встречи с губернатором — я хочу понять, насколько область заинтересована именно в этом объекте. АНО «Клиника НИИТО» — самостоятельная структура, которая в большом объеме удовлетворяет потребности граждан по здоровью. Это первое. Второе — мы серьезные налогоплательщики. У нас ежемесячно 7−8, а в отпускные периоды и до 9 млн налогов! По идее, этот налогоплательщик должен быть интересен области.

143842

В этом году мы заявили, что способны стать центром артроскопии для области. Артроскопия — это малоинвазивная хирургия на суставах через проколы, а не открытые операции. Это позволяет пациенту быстрее восстановиться. У нас сегодня сосредоточены квалифицированные специалисты, и я бы хотела сделать это направление доступным для горожан. Если, например, спортсмен травму получает, и мы его тут же в течение первых двух суток начинаем лечить, качество восстановления значительно увеличивается. А без доступности этой помощи мы теряем кучу времени. Пациент — это зачастую школьник, ребенок или молодой человек, который сам за такую операцию заплатить не может — дорого. Средняя такая операция стоит от 80 до 130 тыс. Я думаю, нужно добиться, чтобы квот на такое вмешательство было больше.

Тайга.инфо: Как попасть к вам на лечение по ОМС?

— Если вы приходите на консультацию, и ваше заболевание входит в тот перечень квот, которые нам выделили, вы получаете помощь по квоте.

Тайга.инфо: А из районных поликлиник к вам направляют?

— Так должно быть. Просто не во всех поликлиниках знают об этой возможности. По идее, поликлиника — это первое звено. А дальше она распределяет пациентов для получения более узкой помощи. У нас такой подход: мы не разделяем людей на «платных» и «бесплатных». Качественно оказания услуг должно быть одинаково.

Тайга.инфо: Кто сейчас должен подключиться к ситуации, чтобы она разрешилась благополучно для клиники?

— Хороший вопрос. И очень сложный. Сильно муссируется вопрос о выходе из учредительства. Я не понимаю, для чего. Когда процесс разделения случился, мы оказались без оборудования и без людей. При этом были еще серьезные финансовые обязательства, которые нужно было тоже исполнять. И ни один банк к нам не пошел навстречу, кроме банка «Акцепт», который является нашим партнером. Клиника могла просто исчезнуть, но не исчезла.

Вторая проблема — это, конечно, здание. Один из вариантов выхода из этой ситуации — концессия с переездом в другое место. Чтобы все, кто на здание претендуют, успокоились и использовали его как хотят. С другой стороны, в это место столько уже вложено и оно известно пациентам —просто так уходить тоже не хочется. Поэтому, тут у нас ситуация выжидательная.

Лучший вариант — чтоб клинику оставили в покое и дали ей развиваться. Идеально, если в этом же помещении. Кроме того, у нас есть филиалы, мы за них платим аренду: это поликлиника здесь, на Жемчужной, на Крылова. Сейчас я рассматриваю варианты расширения на левом берегу, потому что населению нужно приближать помощь. А здесь у нас хирургический блок самый важный. И реабилитация.

Сейчас концептуально важно — понять позицию высшего руководства Новосибирской области: насколько оно заинтересовано в клинике? Потому что сегодня у меня нет этого понимания. Могут ли просто уничтожить клинику АНО? К сожалению, такая опасность сохраняется. Во время очередной угроза наши сотрудники люди за сутки собрали 467 подписей в поддержку своей клиники. Я никого не призывала к этому, а просто изложила ситуацию, в которую мы попали, что есть угроза закрытия. Люди сразу же всколыхнулись.

Но самое печальное, что ссорят два учреждения: ФГБУ и АНО.

Тайга.инфо: Какая линия отношений была бы оптимальна между ФГБУ и АНО?

— Договорные. Оказание друг другу каких-то медицинских услуг.

Тайга.инфо: Об этом вы мечтали, когда в мединститут шли?

— Мечтала, что буду просто доктором. Я им и остаюсь, но я никогда не предполагала, что буду управленцем. Но так случилось. И придя заведующим в физиоотделение, мне удалось из обычного кабинета физиотерапии сделать реабилитационный центр.

Маргарита Логинова



Комментарии:
В связи с событиями, происходящими в мире, мы призываем вас к трезвому и взвешенному комментированию материалов на нашем сайте.

Мы с уважением относимся к праву каждого человека высказывать свое мнение. В то же время Тайга.инфо не приветствует призывы к агрессии, экстремизму, межнациональной вражде.

Также просим воздерживаться от оскорблений, в частности националистического характера.

Высказанные ниже мнения могут не совпадать с мнением редакции. Редакция не несет ответственности за содержание комментариев.

Не допустимы и удаляются комментарии, которые нарушают действующее законодательство и содержат:
  1. оскорбления личного, религиозного, национального, политического, рекламного и иных характеров;
  2. ссылки на источники информации, не имеющей отношения к обсуждаемой теме.
Нажимая кнопку «Комментировать», вы безоговорочно принимаете эти условия.

Рубрика:

Тип публикации:


Новости из рубрики:

Мнения
Долги за аренду земли в Новосибирске составили 3,9 млрд
Наталья Пинус
С бабушками, которые не могут заплатить квартплату, или с многодетными семьями, которые не могут справиться с ипотекой, служба судебных приставов работает с такой же эффективностью?

© Тайга.инфо, 2004-2019
Версия: 5.0

Почта: info@taygainfo.ru

Телефон редакции:
+7 (383) 3-195-520

Издание: 18+
Редакция не несет ответственности за достоверность информации, содержащейся в рекламных объявлениях. При полном или частичном использовании материалов гиперссылка на tayga.info обязательна.

Яндекс цитирования