«Мы были готовы, что нас побьют»: студенты журфака НГУ рассказали о съемках фильма на деньги Дудя

© Алексей Понедельченко. Олег Циплаков (слева) и Никита Лопатин
«Мы были готовы, что нас побьют»: студенты журфака НГУ рассказали о съемках фильма на деньги Дудя
18 Ноя 2019, 10:41

Снятый на деньги блогера Юрия Дудя фильм студентов журфака новосибирского госуниверситета «Масса нетто» показали на четырех площадках Новосибирска, а с 15 ноября он доступен на YouTube. Авторы Олег Циплаков и Никита Лопатин для съемок проехали в плацкарте от Москвы до Владивостока и рассказали Тайге.инфо, как общаться с русскими, чем была страшна их поездка, что вахтовик понимает под счастьем, зачем нужен смех и в чем сложность России.

Документальный фильм «Масса нетто» рассказывает о жизни в поезде, идущем по Транссибирской железной дороге.

«Поезд — маленькая страна. В ней уживаются и пенсионеры, и младенцы, — говорилось в анонсе картины. — И суровые работяги-вахтовики, и интеллигентные студенты. Кто победнее — в общежитии плацкарта, побогаче — в закрытом купе, подальше от основной массы. Но все они заперты в одном тесном железном вагоне, где не живут, а только ждут, когда же, наконец, приедут. Куда?»

Тайга.инфо: Вы вообще так долго когда-нибудь на поезде ездили?

Олег Циплаков (О.Ц): Дальше всего я ездил до Москвы, на экскурсию с классом. Тогда я научился мыть голову в маленькой раковине и вытирать ее своей же футболкой, потому что полотенце забыл в плацкарте. Но это не было для меня каким-то переворачивающим опытом или полем для исследований — таких категорий я еще не знал, когда был девятиклассником.

Никита Лопатин (Н.Л.): Я 17 лет подряд каждое лето ездил к бабушке с дедушкой в Крым, это 3,5 суток. Во Владивосток я тоже когда-то ездил на поезде, по-моему, 4 дня, в лагерь «Океан». Единовременно 7 дней — это, конечно, первый такой опыт, но, в принципе, сложностей с бытовым принятием поезда у нас не было, потому что мы не особо привередливые.

Тайга.инфо: Сталкивались ли вы с агрессией со стороны пассажиров во время съемок?

Н.Л.: Единственный случай активной агрессии был в вагоне-ресторане, когда мы встретили одного очень яркого персонажа из Читы и у нас завязался разговор без камер. Говоря об Украине, я задал вопрос про Донбасс, он поднялся — 120-килограммовый и подпитый — посмотрел мне в глаза и на весь вагон-ресторан стал кричать «Че, **** (блин), Россию не любишь?» Это закончилось и мы стали говорить дальше нормально.

150051

О.Ц.: Мы прямо были готовы, что нас побьют. Даже проговорили это изначально, но, разумеется, решили идти до конца и никак не сбавлять обороты. Но никаких физических контактов не было вообще. Максимум, нас очень невежливо выгоняли из купе, но и мы довольно настырно ведь в них входили, потому что все деликатные тактики типа «Ой, здравствуйте, так приятно познакомиться» — они не работают, нужно тоже быть немножечко наглыми. Некоторые фрагменты этих отказов есть в самом начале фильма, перед вторым днем.

Тайга.инфо: Что в поезде было самым страшным?

Н.Л.: В первое время было страшно не справиться с поставленной задачей. Мы, конечно, такие молодцы, нашли денежный ресурс, со всеми договорились, едем, но от мысли, что мы что-то не снимем становилось не по себе. Мы изначально не противопоставляли себя обществу, которое находилось в поезде. 

И напротив нас как раз была боковушка афроамериканца

Одной из наших задач было мимикрировать и параллельно вести съемки. Поэтому страха встретить вахтовика, который может тебе дать по лицу, не было. Наслушавшись всяких историй про русских людей, мы даже брали с собой «бутылочки для коммуникации». Нам они, правда, не понадобились.

Тайга.инфо: Каких героев вы загадывали встретить, но не встретили?

О.Ц.: Изначально мы сильно хотели снять иностранца, чтобы показать другой взгляд на нашу страну. И напротив нас как раз была боковушка афроамериканца. Он очень колоритный, ехал из Москвы в Екатеринбург и плел бусы какие-то свои традиционные, но ни в какую не соглашался говорить. Мы загрустили, но ненадолго: ну, подумали, ничего, будет чуть более герметично, чисто русский взгляд.

Н.Л.: Мы не встретили среднестатистического студента, представителя молодежи, наших взглядов и мироощущений, но я думаю, это из-за времени и маршрута, по которому студенты не ездят. Мы хотели пообщаться с зэком, но в поезде Москва-Владивосток такого не было. Хотя наш персонаж, у которого дочка «пасет баран», потом нам сказал, что он отсидел 19 лет.

Тайга.инфо: Кто в итоге стал вашим любимым героем фильма?

Н.Л.: У меня есть любимый эпизод в фильме, который стоит на нужном драматургическом месте: мужчина в купе говорит о людях с нетрадиционной сексуальной ориентацией, а потом на протяжении двух минут в полной тишине рассуждает, почему в стране все так плохо. Я его очень люблю и думаю, что эта сцена — сильный эмоциональный кусок, который показывает общую неосознанность, но искреннее стремление понять, почему все происходит именно так.

Это Макс, который едет в Хабаровск на очередную вахту и уже даже забыл, в какой конкретно город он едет на этот раз. Это мой собирательный образ русского человека

О.Ц: Есть два наиболее важных для меня героя. Первая — «русская мать», как я условно называл ее на монтаже. У этой женщины четверо детей, она очень позитивно смотрит на все. Но самое главное, несмотря на взрослый возраст, такой налет, простите, провинциальности, на тему ЛГБТ она она реагирует очень прогрессивно и говорит, что отреагирует спокойно, если вдруг кто-то из ее детей окажется нетрадиционной сексуальной ориентации. То есть человек не мыслит навязанными клише, а опирается исключительно на свое чутье. А встык с ней, например, мужчина-спортсмен вдвое моложе ее говорит, что геев нужно истребить. Второй по важности персонаж — это мужчина с усами и в полосатой футболке в последнем дне, в «дебатах». Мы с ним пережили все буквально стадии отношений: от робкого принятия до конкретного конфликта интересов на теме совка и армии и до катарсиса и смирения в конце. В чем их важность: они в свои 50+ очень гибки мозгами. Женщина свободно говорит про ЛГБТ, а мужчина, у которого, казалось бы, ну просто диаметрально противоположные с нашими взгляды, в конце понимает нас и даже во много соглашается. Хотя казалось в какой-то момент, что он придушит меня. Вот эта гибкость мозгов и умение пересматривать свои взгляды, а не перенимать устоявшиеся — огромная сегодня редкость. Побольше б таких прекрасных представителей той генерации.

А самый эмоционально любимый герой — конечно, Макс. Это наша главная звезда, его лицо стоит на заставке канала. Это Макс, вахтовик, мостостроитель из Екатеринбурга, с которым мы познакомились сразу на второй день, у которого ипотека, который работал в Крыму и в Сочи, который стоит на фоне баклана и не может вспомнить, как эту птицу зовут. Это Макс, который едет в Хабаровск на очередную вахту и уже даже забыл, в какой конкретно город он едет на этот раз. Это мой собирательный образ русского человека. А в конце он «исповедуется» цитатой из пацанских пабликов: «Счастье — это когда в семье нет больных, в тюрьме нет родных, среди друзей нет гнилых», и говорит, что счастлив. Подумываю о такой татуировке, на память.

Тайга.инфо: На одном из показов вы сказали: «Макс — это большинство, и важно это понимать» — в чем важность?

О.Ц.: Потому что мы, рафинированные мальчики из Академгородка, ходим на пары по философии или разбираем какие-нибудь статьи из Пулитцеровской премии на семинарах по журналистике, пишем свои текстики, снимаем свои видосики, ходим в театр, в повседневном режиме обсуждаем политическую повестку. Но мы — это 1−2%. А нам очень сильно хотелось одернуть этот занавес снобизма и попытаться понять, как живет большинство. И разность — это прекрасно, я сильно надеюсь, что наше непуганое и незашоренное поколение тоже скоро будет хоть что-то решать, хотя нас и меньшинство. Как говорит дорогой Дмитрий Львович Быков, жопа тоже больше, чем голова, но решения принимает не жопа.

Тайга.инфо: Когда вы понимали, что вот это конкретное интервью — важное? Уже в процессе записи или только после отсмотра?

О.Ц.: Из-за перманентного стресса мы сильно себя критиковали, пока не приняли условия игры, правила поезда. Когда ты, блин, снимаешь кино про Россию — это автоматически больше, чем ты. Невозможно здесь сценарий какой-то заложить, не работают здесь правила съемки и заранее подготовленные вопросы — нужно просто плыть по течению и быть чутким. Мы это, благо, вовремя поняли, но всё же по ходу казалось, что героев раскрывать не удается, и все интервью выходят скучными. Уже на монтаже стало ясно, насколько бриллиантовые вещи говорили многие люди, а мы этого и не подметили с первого раза. 

пошли в вагон-ресторан, купили жареной картошки, выпили с нашими дорогими друзьями-вахтовиками и поняли, что все уже не зря

Но крутость некоторых интервью была очевидна и сразу. После фразы мужчины: «Она и будет всю жизнь баран пасти», — стало сразу ясно, что это огромный журналистский успех. Даже если все остальные интервью будут говно, просто отдельно эту дискуссию можно заливать на youtube без нарезки. После нее мы пошли в вагон-ресторан, купили жареной картошки, выпили с нашими дорогими друзьями-вахтовиками и поняли, что все уже не зря.

Тайга.инфо: Хотелось ли бы вам через какое-то время снова встретиться с героями?

Н.Л.: Когда снимаешь каких-то людей, очень сильно привыкаешь к их образу. Потом возникает неловкий момент, когда ты встречаешь их в жизни, потому что там они совсем другие. Пусть эти люди, с которыми мы познакомились в плацкарте, останутся для нас и для зрителей такими, какие они есть.

О.Ц.: Я очень боюсь, конечно, что сейчас они будут находиться, и у некоторых будет негативная реакция. Тогда мы были для них какой-то неведомой вспышкой, которая мелькнула, они на каком-то аффекте ответили, и мы ушли. Если они посмотрят на это со стороны, то, мне кажется, будут очень бояться, что не то сказали, что их уволят с работы. С солдатом-срочником, который рассказывает, что он служит ради денег и льгот и как их заставляют голосовать за «Единую Россию», я бы не очень, допустим, хотел встретиться — думаю, он рассказал всё это, потому что я задобрил его флешкой с фильмами. В общем, надеюсь, реакция наших дорогих героев будет понимающей и они не будут возмущены. Потому что мы реально поняли и полюбили каждого и уже полгода разговариваем их словами и интонациями.

Тайга.инфо: Иногда зрители смеялись на драматичных, на самом деле, сценах. Планировали ли вы сделать фильм смешным?

Н.Л.: Наш фильм пропитан юмористической ноткой, просто потому что смех — это попытка рефлексии момента. Если бы 80 минут у нас было бы все серьезно, и мы весь фильм поднимали бы критические социальные темы, то это была бы чернуха, Звягинцев, Балабанов и вот это все. Смех помогает людям переживать страх. Да, мы услышали, что человек всю зарплату отдает на ипотеку, зато в следующей сцене мы посмеялись над шутками детей, в следующей — ужаснулись, что девушка из Перми вырезает себе ножом фурункулы, просто потому что нет подходящих врачей, а в следующей мы снова смеемся. Заведомо мы не строили нашу драматургию так, чтобы получались эмоциональные качели, но так вышло, и это круто. Чувственный маятник понимания от ***** (ужаса) до искреннего смеха — это лучше, чем чернота.

Тайга.инфо: Было ли в реакции зала что-то такое, чего вы не ожидали?

О.Ц.: Первое — на показах нас никто не ругал. Это, очевидно, пролиберальный фильм, снятый через нашу юношеско-максималистскую оптику. Я был уверен, что кто-то из публики найдется пропутинский, промилитаристский, будет нас ругать, называть молодыми, ничего не понимающими дураками, которые зачем-то «лезут в политику». Такого вообще не было ни разу, и все очень эмоционально подключались к фильму — это второй пункт. Я правда не ожидал, что эта история, эти месседжи могут быть важны кому-то так же сильно, как и нам. На показ в физмат школе пришли трогательные девятиклассники в больших круглых очках. Я смотрел вместе с ними фильм и думал: а зачем им вообще это смотреть? Зачем им, которые с двух лет читают книжки умные и будут всю жизнь их читать и работать во всяких институтах научных, изнанка русской жизни? Но потом было обсуждение, и это были, наверное, самые чуткие отзывы о нашем фильмы — именно от этих рафинированных мальчиков и девочек. И в искренности этих блестящих глаз усомниться невозможно.

Зачем им, которые с двух лет читают книжки умные и будут всю жизнь их читать и работать во всяких институтах научных, изнанка русской жизни?

Н.Л.: На каждом показе звучали очень ценные комментарии. По-моему, в НГУ девочка сказала, что благодаря нашему фильму она упала в очень глубокую эмоциональную яму. Это было приятно. На показе в «Синей цапле» одна женщина сказала, что ее во время просмотра укачало. Это я тоже воспринимаю, как комплимент, потому что все особенности нашего фильма были направлены на то, чтобы передать атмосферу, в которой мы ехали.

Тайга.инфо: Каким людям не понравится ваш фильм?

Н.Л: Одна женщина в «Синей цапле» объективно и логично критиковала нас за то, что это наивная работа со своими стилистическими категориями, которые не очень подходят под описание документального фильма. Наш фильм не понравится серьезным тетькам и дядькам, которые не считывают важность того, что двое 19-летних парней снимают фильм не для того, чтобы отправить его и победить на фестивале, а просто для себя, и хотят тем, что они поняли за шесть дней в поезде, поделиться со зрителями.

О.Ц.: Окей, я скажу пафосную и банальную вещь: наш фильм не понравится тем, кто хочет верить, что их все устраивает. Я не верю, что кого-то в сегодняшней России может устраивать все: думаю, в силу своего возраста, я имею право на такую наивность.

Тайга.инфо: Ваши ассоциации со словом Россия?

О.Ц.: Сложность. Я сейчас не про трудность жизни — хотя и не без этого, — я про то, что Россия сложно устроенная, и это синоним интересности. Я отчетливо осознал, что не мыслю себя вне российского контекста. Не потому что я какой-то дурацкий ватник или урапатриот — пожалуйста, посмотрите фильм, и вопросов не останется, — а потому что нигде так интересно, как в сегодняшней России, несмотря ни на что, мне не будет. А скоро, как я убежден, будет еще интереснее, и смысла прибавится. Как сказал недавно всё тот же Быков: всем ведь очевидно, что после зимы следует весна, в воздухе уже сейчас начинает витать этот запах, а Владимир Путин, как глава нынешнего зимнего царства, пытается как бы отменить весну. Ему кажется, что потепление — это зло, что народ нужно держать на морозе, и поэтому он пытается сгребать оставшийся снег и класть его в морозилку. *****[ерунда] это все. Воевать с природой, со здравым смыслом — задача бессмысленная даже для самого заядлого вояки, коим, безусловно, является наш нынешний правитель. Я верю в это и пытаюсь, как могу, это общее тепло приближать, излучая собственное.

Н.Л.: Боль. Любовь. Будущее.

Беседовала Полина Шляпужникова




Комментарии:
В связи с событиями, происходящими в мире, мы призываем вас к трезвому и взвешенному комментированию материалов на нашем сайте.

Мы с уважением относимся к праву каждого человека высказывать свое мнение. В то же время Тайга.инфо не приветствует призывы к агрессии, экстремизму, межнациональной вражде.

Также просим воздерживаться от оскорблений, в частности националистического характера.

Высказанные ниже мнения могут не совпадать с мнением редакции. Редакция не несет ответственности за содержание комментариев.

Не допустимы и удаляются комментарии, которые нарушают действующее законодательство и содержат:
  1. оскорбления личного, религиозного, национального, политического, рекламного и иных характеров;
  2. ссылки на источники информации, не имеющей отношения к обсуждаемой теме.
Нажимая кнопку «Комментировать», вы безоговорочно принимаете эти условия.

Рубрика:

Тип публикации:


Новости из рубрики:

Тайга.ТВ



© Тайга.инфо, 2004-2019
Версия: 5.0

Почта: info@taygainfo.ru

Телефон редакции:
+7 (383) 3-195-520

Издание: 18+
Редакция не несет ответственности за достоверность информации, содержащейся в рекламных объявлениях. При полном или частичном использовании материалов гиперссылка на tayga.info обязательна.

Яндекс цитирования