Показания Тулеева по делу его замов: «Сотку-то он нам еще же должен, или это уже забываем?»

© Кирилл Канин. Аман Тулеев
Показания Тулеева по делу его замов: «Сотку-то он нам еще же должен, или это уже забываем?»
13 Дек 2019, 13:21

Суд заслушал показания экс-губернатора Кузбасса Амана Тулеева по громкому уголовному делу его заместителей. Шахты с миллиардными долгами и отношения главы региона с Ростехнадзором и налоговой. Горная форель и миллионы в благотворительный фонд от угольного магната. Передача акций «негодяя» «в интересах собственников» и наручники для бизнесмена, а также сбор денег с бизнеса по алгоритмам власти.

Аман Тулеев не явился на ноябрьское заседание Центрального районного суда Кемерова по делу его бывших замов из-за состояния здоровья. В суд он предоставил медицинские справки и ходатайство об оглашении своих показаний. Судья Александр Вялов ходатайство удовлетворил, показания были оглашены.

Допрос Тулеева в ходе предварительного следствия состоялся 5 декабря 2017 года в администрации Кемеровской области и продолжался более семи часов. Отвечая на вопросы старшего следователя по особо важным делам СКР, полковника юстиции Андрея Чернуся, в присутствии адвоката Константина Галкина, на тот момент еще губернатор Кузбасса Тулеев подробно изложил все, что ему известно о ситуации вокруг шахты «Разрез Инской», и прокомментировал свои реплики в телефонных разговорах с фигурантами уголовного дела. К слову, в это же время в производстве полковника Чернуся находилось дело экс-губернатора Новосибирской области Василия Юрченко по ст. 286 УК РФ (превышение полномочий).

В середине ноября 2016 года по обвинению в вымогательстве у собственника шахты Антона Цыганкова 51% акций (513 штук) АО «Разрез Инской», стоимостью более миллиарда рублей, были задержаны восемь человек: заместители губернатора Кузбасса Амана Тулеева Алексей Иванов и Александр Данильченко, начальник департамента административных органов региона Елена Троицкая, миллиардер из списка Forbes Александр Щукин и его доверенное лицо Геннадий Вернигор, руководитель СК РФ по Кемеровской области Сергей Калинкин, замглавы второго отдела по расследованию особо важных дел СК РФ по Кемеровской области Сергей Крюков и старший следователь Артемий Шевелёв. Процесс под председательством судьи Александра Вялого начался 31 октября 2018 года в Центральном районном суде Кемерова. Семеро из восьми подсудимых находятся под домашним арестом, а генерал-лейтенант Калинкин в СИЗО. После возбуждения дела Иванов и Данильченко были уволены с постов вице-губернаторов, Тулеев ушел в отставку в 2018 году после пожара в ТРЦ «Зимняя вишня».

Тайга.инфо приводит показания Тулеева с незначительными сокращениями и пояснениями.

Глава 1

«Шахта „Инская“ была обречена»

Суд заслушал более сотни свидетелей по делу, но только в показаниях Тулеева динамика кризиса на «Разрезе Инском» и данные финмониторингов представлены в цифрах и датах настолько сконцентрировано и подробно. По данным экс-губернатора, непокрытые активами убытки от деятельности шахты росли в геометрической прогрессии и к началу 2016 года превысили 6 млрд рублей.

«Предприятие испытывало серьезные финансовые и производственные трудности. Лава №602 пласта Безымянный на протяжении десяти месяцев работала в сложных горно-геологических условиях. Добыча практически не велась с мая 2015 года, в результате чего возникла угрожающая недостаточность оборотных средств.

Деятельность предприятия финансируется собственником за счет привлечения заемных средств. Сформировалась задолженность перед работниками АО «Разрез Инской» в части выплаты заработной платы, оплата налогов не производилась.

144643

В связи с чем состояние дел в АО «Разрез Инской» было рассмотрено 18 февраля 2016 на заседании штаба по финансовому мониторингу, обеспечению устойчивого развития экономики и социальной стабильности Кемеровской области. На этот период задолженность по зарплате АО «Разрез «Инской» была сформирована за декабрь 2015 — январь 2016 годов в размере 34,0 млн рублей (декабрь 2015 года — 10,46 млн рублей, январь 2016 года — 23,55 млн рублей).

В соответствии с решением областного штаба руководству АО «Разрез Инской» необходимо было принять меры по погашению задолженности по заработной плате (до 1 апреля 2016), а также оплате налога на доходы физических лиц в сумме 25,7 млн рублей (до 1 мая 2016) и государственные внебюджетные фонды в сумме 116,7 млн рублей (до 1 июля 2016).

К 1 апреля 2016 года задолженность по зарплате работникам АО «Разрез Инской» за декабрь 2015 и январь 2016 годов была погашена. Из-за отсутствия финансовых средств ежемесячно формировалась задолженность за текущий период — февраль и март текущего года.

28 апреля 2016 года повторно рассмотрено положение дел в АО «Разрез Инской» на заседании штаба по финансовому мониторингу, обеспечению устойчивого развития экономики и социальной стабильности Кемеровской области, и выполнение решения предыдущего штаба от 18 февраля 2016 года. Было принято решение о погашении сформировавшейся задолженности до 1 июля 2016 года.

В связи с несчастным случаем, произошедшим 7 мая 2016 года, работа АО «Разрез Инской» была приостановлена решением суда.

23 мая 2016 года возобновилась производственная деятельность предприятия. В соответствии с откорректированным графиком работы лавы №602 на май 2016 года добыча угля была запланирована с 27 мая 2016 года, но по причине сложных горно-геологических условий (вхождение в нарушение залегания пластов) работа по фактической добыче угля из лавы не велась. Согласно скорректированному графику работы лавы должна была возобновиться не ранее конца августа — начала сентября 2016 года.

По состоянию на 01 июля 2016 года сформировалась задолженность по заработной плате перед работниками АО «Разрез Инской» в сумме 61,8 млн рублей, из них за март 2016 года — 15,6 млн рублей, за апрель 2016 года — 22,3 млн рублей и за май 2016 года — 23,8 млн рублей.

Более того, по имевшейся у меня на тот момент информации шахта «Инская», без непосредственного руководства со стороны профессионала в угольной отрасли, была просто обречена как хозяйственный субъект и фактически имела минусовую стоимость.

По данным бухгалтерских балансов самого предприятия непокрытый активами убыток от его деятельности системно нарастал, составляя по итогам 2012 года: 1, 094 млрд рублей, по итогам 2013 года: 1,9 млрд рублей, по итогам 2014 года: 4,2 млрд рублей, по итогам 2015 года: 6,1 млрд рублей.

Следует отметить, что ранее все возможные меры, направленные на улучшение обстановки на производстве и по выплате заработной платы, были приняты.

145922

Так, в течение 2016 года Государственной инспекцией труда в Кемеровской области в АО «Разрез Инской» проведено десять проверок, из которых по жалобам работников и по информации других органов проведено восемь проверок, по приказам Роструда — одна проверка, по неисполнению предписания в соответствии с частью 23 статьи 19.5 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях — одна проверка, проведено расследование смертельного несчастного случая с ГРОЗ. По итогам проверок руководителю предприятия выдано шесть предписаний по 37 выявленным нарушениям трудового законодательства, в том числе, и по оплате труда работников.

С начала 2016 года по внеплановым проверкам, проведенным инспекцией труда, юрлицо АО «Разрез Инской», а также ответственные должностные лица 44 раза привлекались к административной ответственности в виде штрафов на общую сумму 973 тыс. рублей, из них 14 — юрлицо на сумму 820 тыс. рублей и 30 раз должностные лица предприятия на сумму 153 тыс. рублей.

По материалам Гострудинспекции в Кемеровской области, направленным в суд по ч. 23 ст. 19.5 Кодекса РФ об административных правонарушениях в отношении юрлица АО «Разрез Инской», принято решение о привлечении его к административной ответственности в виде штрафа на сумму 100 тыс. рублей.

Государственной инспекцией труда в Кемеровской области 22 апреля 2016 направлены материалы в СК РФ по Кемеровской области для рассмотрения вопроса о возбуждения уголовного дела по ст. 145.1 УК РФ в связи с задолженностью по заработной плате за два и более месяца. По данному факту было возбуждено уголовное дело».

Подсудимые «добросовестны и честны»

Отвечая на вопросы следователя, Тулеев подробно рассказывает о своей губернаторской карьере, начиная с указа Бориса Ельцина №666 от 1 июля 1997 года о своем назначении главой администрации Кузбасса.

Тулеев приводит названия и номера нормативных актов, согласно которым распределялись полномочия между ним и его заместителями: Максимом Макиным, Александром Данильченко, Алексеем Ивановым, Игорем Малаховым, Евгением Бухманом, Алексеем Сергеевым, Валерием Цоем, Анатолием Лазаревым, Еленой Жидковой, Дмитрием Исламовым, Екатериной Кутылкиной, Еленой Пахомовой, Алексеем Зелениным.

На вопрос об отношениях с обвиняемыми сотрудниками обладминистрации, вице-губернаторами Алексеем Ивановым и Александром Данильченко, а также начальником департамента административных органов региона Еленой Троицкой Тулеев ответил:

«Состоял с ними в рабочих отношениях, личных отношений не поддерживал. Характеризую вышеуказанных должностных лиц положительно — соответствуют занимаемым должностям, обладают необходимыми знаниями, опытом и работоспособностью, добросовестны и честны».

Характеризуя обвиняемого генерала, экс-главу СК РФ по Кемеровской области Сергея Калинкина Тулеев заявил:

«Личных отношений с ним не поддерживал. Характеризую его положительно. Этот человек много делал для поддержания законности в Кузбассе, в частности, принципиально боролся с неплательщиками заработной платы и лицами, совершавшими должностные и коррупционные преступления».

Характеризуя обвиняемого бизнесмена Александра Щукина:

«Личных отношений с ним не поддерживал. Характеризую его положительно. Это серьезный хозяйственник, имеющий богатейший опыт добычи угля и соответствующие познания. Как собственник угольных предприятий, он реально вкладывал в производство, своевременно выплачивал зарплату трудовым коллективам, обладал командой профессионалов, способных наладить добычу угля в самых трудных условиях в короткие сроки. Оцениваю его как одного из ведущих специалистов в отрасли».

Тулеев пояснил, что взаимодействие администрации Кемеровской области с региональными правоохранительными органами входило в июле 2016 года в компетенцию Алексея Иванова. Реагируя на обращения граждан и организаций, Тулеев «давал Иванову поручения для предметного обращения к тем или иным правоохранительным органам».

Тулеев отрицает влияние аппарата губернатора на работу федеральных органов власти:

«Какая-либо отчетность руководителей территориальных управлений федеральных органов власти, в том числе правоохранительных органов, в администрацию Кемеровской области, в принципе, не может быть предусмотрена ни законом, ни административными регламентами. Вместе с тем, такая информация предоставлялась во время проведения рабочих совещаний в режиме межведомственного взаимодействия. А также в тех случаях, когда администрация Кемеровской области, например, выступала заявителем, либо перенаправляла обращения других лиц и контролировала исполнение, либо обращалась с запросами о результатах рассмотрения обращений граждан и организаций в правоохранительные органы».

Глава 2. Прослушка

«Милосердные» взносы

Следователь: Расскажите об имевшихся у вас со Щукиным договоренностях о внесении им пожертвований в 2016 году? Какова была обещанная сумма пожертвований, добровольный ли характер носило его решение о внесении пожертвований? Когда, в каком размере и на какой счет вносил Щукин обещанные им суммы пожертвования?

143661

Тулеев: В настоящий момент я точно помню, что обращался к Щукину с просьбой компенсировать фонду «Милосердие» денежные средства, потраченные на оказание материальной помощи работникам шахты «Инская» в размере около 30 млн рублей. В отношении платежей Щукина или иных лиц я могу пояснить только то, что никогда не принуждал никого к внесению пожертвований и не имею такой возможности.(По материалам дела установлено, что Щукин в 2016 году внес в фонд «Милосердие» 200 млн рублей, в том числе 100 млн рублей для выплаты зарплаты на «Инском» — прим. Тайги.инфо) Я считаю, что если Щукин осуществлял пожертвования в 2016 году, то эти пожертвования носили исключительно добровольный характер. Обращаю внимание, что администрация Кемеровской области ежегодно заключает договоры о социально экономическом партнерстве с крупными хозяйствующими субъектами, ведущими деятельность на территории Кемеровской области. Эти хозяйствующие субъекты сами определяют объем своих социальных обязательств и декларируют его таким образом. В рамках этих обязательств могут быть предусмотрены и пожертвования на благотворительные цели. Точные суммы я не отслеживаю.

«Те, что ты выслал на прошлой неделе, мы давно уже съели и ждем»

05 июля 2016 года, 16:28

Телефонный разговор между Аманом Тулеевым и вице-губернатором по взаимодействию с правоохранительными органами Алексеем Ивановым:

Тулеев:«Алексей Владимирович, там сидели раздумывали с Данильченко, там, и еще там организацию. Ты выйди на него, он тебе скажет, по Щукину что там будем делать».

Иванов:«Ага. Аман Гумирович, смотрите, может быть, я вам кратко доложу, как беседа состоялась?»

Тулеев:«Давай».

Иванов:«Значит, смотрите. Он [Щукин] говорит: „Я заплачу“. Вот прям помните, как у нас вот первый транш там был, да?» (В начале 2016 года Щукин внес в фонд «Милосердие» 100 млн рублей — прим. Тайги.инфо)

Тулеев:«Да».

Иванов:«Он говорит: «Ну можно я приду к губернатору? Примет он меня? Я бы хотел с ним переговорить».

Тулеев:«Нет. Скажи: „Нет, заплатишь, вот тогда пойдешь“».

Иванов:«Заплатишь, тогда пойдешь? Все, все. Есть».

Тулеев:«А так, скажи: «Он чисто по-человечески на тебя обиделся просто».

Иванов:«Все, все. Есть».

149637

Тулеев:«Положение в области очень тяжелое, мы тут каждый день считаем каждую копейку. Он [Тулеев] в тебя [Щукина] поверил, твои деньги он уже ведь, вот…»

Иванов(перебивает): «Да, мы в мае уже распределили».

Тулеев (продолжает): «…распилил и не получил. И в том числе, там же «Скорая помощь». Ну ты понимаешь, если она не доедет, это же люди, жизнь! Он же вот для чего просит-то! Ты живешь же… Нельзя же так быть! Скажи: «Он сказал: Пока не решится, мол, зачем это…[встречаться]»

Иванов: «Ага, все».

Тулеев: «Просто перестал верить. Вот!»

Иванов: «Вот так и скажу: „Перестал верить“. Все, все, есть, хорошо».

Тулеев: «Этот, Скуров-то, не уйдет?»

Иванов: «Нет, Аман Гумирович! Нет-нет, Скуров у нас… У нас, единственное самый крайний срок, самый дальний — это, как он говорил, что за десять дней до Дня шахтера, то есть, середина августа, но мы его просим до 10 июля».

Тулеев: «Ну есть».

Иванов: «Все, есть, ага».

Тулеев пояснил следователю суть разговора так:

«Из представленного текста следует, что в ходе разговора мы обсуждали исполнение обязательств перед бюджетом группы компаний, контролируемых предпринимателем Щукиным. Детали разговора я сейчас не помню. Вывод о том, что речь идёт именно о платежах в бюджет, я сделал из фразы: „И в том числе там же есть „Скорая помощь“. Ну ты понимаешь, если она не доедет, это же люди, жизнь! Он же вот для чего просит-то!“. Оказание медицинских услуг населению происходит за счет бюджетных средств».

«Надо, чтобы шахта заработала, иначе там все полыхнет!»

08 июля 2016 года, 13:21

Телефонный разговор между Аманом Тулеевым и первым вице-губернатором Максимом Макиным:

Тулеев: «Максим Александрович, добрый день!»

Макин: «Да, добрый день, Аман Гумирович!»

Тулеев: «Слушай, мне вот на „Инской“ забастовали там, отказываются спускать. И фиг поймешь, там собственника нет, какой-то вор в законе! Написал на Цыганкова там… Ну короче говоря, выхода нет, мне надо искать деньги. Сейчас я этим занимаюсь. Пока там с собственниками разберутся, надо, чтобы шахта заработала, иначе там всё полыхнет! Поэтому мне вот на 15:30, если там у тебя получается, Иванов нужен, теперь финансист…»

Макин: «Скроботова?»(Надежда Скроботова, первый заместитель начальника главного финансового управления Кемеровской области — прим. Тайги.инфо)

149678

Тулеев: «Да, Иванов и Решетов или Конюхов».(Александр Решетов, начальник комитета по управлению госимуществом Кузбасса и Павел Конюхов, начальник отдела департамента экономического развития администрации Кемеровской области — прим. Тайги.инфо)

Макин: «А, Конюхова?»

Тулеев: «Конюхова, да».

Макин: «Ага, хорошо, Аман Гумирович».

Тулеев: «Хорошо? Обойдешься без них же?»

Макин: «Да, да. Мы раскрутим. Я основные вопросы уже с ними проговорил, с Ивановым, там».

Тулеев: «Ну и тем более. Поэтому до 15:30 обговори там с ними, что им нужно сделать, а здесь они пусть придут, потому что заниматься будут этим вопросом».

Макин: «Есть, есть, Аман Гумирович»

Пояснение Тулеева:

«Судя по представленному тексту, мы обсуждали, что необходимо срочно собрать совещание с работниками администрации Кемеровской области для обсуждения мер по выплате заработной платы шахтерам шахты „Инская“ для предотвращения социального взрыва. О существовании проблемной ситуации на этом предприятии я указывал выше».

«Семьдесят ты мне перечисли»

08 июля 2016 года, 14:17

Телефонный разговор между Аманом Тулеевым и Александром Щукиным:

Тулеев: «Алло».

Щукин: «Да, Аман Гумирович. Здравствуйте».

Тулеев: «Привет. Слушай, у меня к тебе просьба такая большая. Мы потом с тобой поговорим, разберемся, сейчас не до этого. У меня встала эта шахта там, забастовала.

Щукин: «Инская»?

Тулеев: «„Инская“. Сейчас там и Калинкин, и прокурор, мы подключили. Но там собственники, ты сам знаешь, там бандиты,*****. Там найдем».

Щукин: «Да, они».

Тулеев: «Мне сейчас выхода нет, потому что за задержкой зарплаты там следит администрация президента».

Щукин: «Да».

Тулеев: «Ты перечисли мне срочно, ну не 50, а 70! А я им».

Щукин: «Аман Гумирович, я там уже послал 50. Сейчас ладно, посмотрю».

Тулеев: «А я им отдам на зарплату, а потом уже буду, пока их посадят, всех выжимать. А счет, счет тебе дали, куда посылать?»

Щукин: «Ну не знаю. Сейчас я-то тут на стройке был, там комиссия московская приезжает. Все показываем стройки вот эти жилья-то…»

Тулеев: «Ну хорошо, я понял. Семьдесят ты мне перечисли, чтоб я в понедельник начал им зарплату перечислять».

Щукин: «Пятьдесят-то я угнал сейчас, так? Если сейчас я сконвертирую, Аман Гумирович, деньги, то я перечислю, если нет, то в понедельник утром рано, в 9 часов, двадцать еще дошлю, если сейчас не успею. Сто процентов».

Тулеев: «А эти вот, главное, пятьдесят куда ты послал-то»?

Щукин: «Ну где этот ваш сказал, этот, как у вас-то там финансовое управление сказало. Там Иванов мне звонил.

Тулеев: «На какой счет, да?»

Щукин: «Да, мне сказали, что куда перечислять. Тот раз я туда перечислял сто миллионов».

Тулеев: «Так, я понял тебя. Хорошо, ладно. Спасибо! Обнимаю».

149984

Щукин: «Аман Гумирович, Аман Гумирович! У меня вопрос. Ну что там с шахты-то начали? Я понимаю, что. Я один, одну минуту меня. Ну не было денег, сейчас только деньги вот упали *****. Упали деньги — я сразу вам отдам».

Тулеев: «А что? Ты про что речь ведешь?»

Щукин: «Ну что? Они пришли, сказали: команда. Шахты две остановили. Это что, шахты остановлю, опять, *****, мне это, опять *****».

Тулеев: «Какие остановлены у тебя? Какие?»

Щукин: «Ну у меня „Полосухинскую“ остановили, „Грамотеинскую“ остановили».

Тулеев: «„Грамотеинскую“, еще какую?»

Щукин: «Полосухинскую».

Тулеев: «Хорошо, я сейчас разберусь».

Щукин: «Ну я это, как бы сказать, пускай они там сильно не напрягаются, я постою дня три, у меня там уголь есть. Но я прошу вас, все нормально».

Тулеев: «Да все!»

145174

Щукин: «Аман Гумирович, ну, вы же знаете, я против вас никогда. Я с вами: Вы уйдете — и я уйду. Работаю. Ну не было денег, ну не было» .

Тулеев:«Ладно, ладно, все, выгонят!»

Щукин:«Я извиняюсь!»

Тулеев: «Теперь, День металлурга мы у тебя там проводим, ну, я имею в виду, в этом».

Щукин: «А вы что-то отказались, говорят. Что вы обиделись так сильно?»

Тулеев: «Нет-нет. У тебя. Кузнецов был, я сказал ему: „Щукину скажи: мы у него“. Потому что ******[зачем] мне где-то быть там, когда здесь все?»

Щукин: «Что, рыбы свежей ловить? Всю?»

Тулеев: «Да ладно! Потом приедем, обговорим, ещё приедем».

Щукин: «А когда приедете? Я двенадцатого улетаю».

Тулеев: «Двенадцатого улетаешь?»

Щукин: «Да, на десять дней».

Тулеев: «А когда вернешься?»

Щукин: «А вернусь двадцать второго. И с вами, к вам приеду сразу».

Тулеев: «Ну и зайдешь ко мне сразу».

Щукин: «Ну я приеду, я еще скажу вот вам, вы же, есть минута? „УК Заречная“-то, они вокруг меня ходят. Они приходили, банкиры, и говорили: "Забирай! Долги все спишем ***** [совсем], только забери, пожалуйста!" Ну я не хочу без Вашего туда этого, потом приеду, поговорим».

Тулеев: «Да, надо забирать, потому что у них, они угробят все, они угробят».

Щукин: «Так они и так, я смотрел ездил свое, у них лава там, разрыто, глубоко. Там зарплату кто платить будет? Там еще хуже будет, чем на „Инской“».

Тулеев: «Да, и чем быстрее заберешь, тем лучше. Ну потому что».

Щукин: «Аман Гумирович, ну 69 миллиардов — куда? Что, брать на себя будем?! Ну это ****** [крайне сложно]!»

Тулеев: «Нет, они пусть списывают».

Щукин: «Ну они, да, вот так. Если ничего».

Тулеев: «Пусть списывают, это же банк, что? Значит, пусть списывают».

Щукин: «Вы это, если что, подможете, ладно?»

Тулеев: «Давай, да».

Щукин: «Все, обнимаю. До свидания!»

Тулеев: «Есть. Давай, обнимаю».

Пояснение Тулеева:

«Детали разговора я не помню, но полагаю, что я прошу Щукина о перечислении средств в фонд «Милосердие», который мог оказать материальную помощь гражданам, оказавшимся в сложной жизненной ситуации в связи с невыплатой заработной платы. Судя по представленному тексту, в ходе разговора обсуждается катастрофическое положение дел на шахте «Инская» и возможные меры ее преодоления.

8 июля 2016 года была проведена встреча с трудовым коллективом предприятия, на которой доведена информация об оказании материальной помощи работникам в счет погашения имеющейся задолженности по заработной плате за март и частично за апрель 2016 года.

145396

Щукин обладал коллективом высококлассных специалистов, который мог бы наладить работу предприятия, в отличие от действовавших на тот момент собственников. На мой взгляд, большинство собственников были бы только рады избавиться от проблемного актива, имеющего непокрытый убыток в несколько миллиардов рублей и серьезные проблемы технического характера, не позволяющие организовать добычу угля по заданному плану.

В представленном разговоре Щукин говорит: ««УК Заречная"-то, они вокруг меня ходят. Они приходили, банкиры, и говорили: «Забирай! Долги все спишем ***** [совсем], только забери, пожалуйста!». Это пример ситуации, когда собственники, не имеющие опыта управления угольными предприятиями, привлекают компетентного специалиста и передают ему в управление актив и долю бизнеса».

«50 послал, 20 — в понедельник»

08 июля 2016 года, 14:23

Телефонный разговор между Аманом Тулеевым и Алексеем Ивановым:

Тулеев: «Алексей Владимирович!»

Иванов: «Да, Аман Гумирович!»

Тулеев: «Я сейчас Щукина нашел там».

Иванов: «Так?»

Тулеев: «Значит, вот ты ему укажи, чтоб эти 50 вот на Решетова он перечислил».

Иванов: «На Решетова, Аман Гумирович. Все, в письме мы указали: в фонд Решетова».

Тулеев: «В фонд Решетова».

Иванов: «Да, да».

Тулеев: «Теперь я с ним договорился, не 50, а 70. Он 50, говорит, послал, а 20 в понедельник утром пошлет. На этот же счет, скажи ему».

Иванов: «На этот же счет? Все, сейчас, Аман Гумирович, прям я продублирую, позвоню ему».

Тулеев: «Давай, ага».

Иванов: «Все, есть».

Пояснение Тулеева:

«Судя по тексту, разговор сводится к достигнутой со Щукиным договоренности о перечислении денег в фонд „Милосердие“»

«С Ростехнадзором связь держи!»

08 июля 2016 года, 14:30

Телефонный разговор между Аманом Тулеевым и Александром Щукиным:

Щукин: «Да, Аман Гумирович, я слушаю».

Тулеев: «Филиппович, я переговорил с Ростехнадзором, он только прилетел, Мироненко(Александр Мироненко, на тот момент заместитель руководителя Сибирского управления Ростехнадзора, сейчас руководитель Сибирского управления Ростехнадзора — прим. Тайги.инфо). Все там, значит, он сейчас вникнет и будет это, и „Грамотеинскую“, и эту ["Полосухинскую"] открывать там».

Щукин: «Ну все. Спасибо, Аман Гумирович!»

Тулеев: «Давай. С Ростехнадзором связь держи! Только не сейчас звони, ну чуть попозже».

Щукин: «Я не буду сейчас звонить, я попозже».

Тулеев: «Да, чуть попозже. А то я сейчас, следом будешь звонить, он сразу поймет».

Щукин: «Аман Гумирович! А вот с этой шахтой, вот с „Инской“, она же там не работает вообще. Они что делают? У меня уголь покупают на „Грамотеинской“ и продают!»

Тулеев: «Вот, вот. А зачем там? А на «Инской что?»

145014

Щукин: «Они не работают, у них угля нет. Они добудут, допустим, десять тысяч, у меня купят пятьдесят и продают. Я вам скажу по углю, по марке „Д“ — вверх цена пошла. И вот уже, как Вы всегда меня по углю спрашиваете, уже заявка на август месяц у меня на триста пятьдесят тысяч».

Тулеев: «А марка „Д“ у тебя где? Она кому идет?»

Щукин: «На „Грамотеинской“ шахте».

Тулеев: «Нет, она кому, металлургам идет?»

Щукин: «Она не металлургам. Это марка „Д“ — длиннопламенный. Покупают все котельные, ТЭЦ стали покупать на зиму».

Тулеев: «А, понятно».

Щукин: «Ну я добываю двести двадцать, как я вам говорил, двести пятьдесят. А цена… А предложений уже получается триста пятьдесят на август».

Тулеев: «Ну мощно! А „Инская“? Вообще, что ли там добывать нечего?»

Щукин: «Да, «Инская», она плохо работает. У них есть уголь, но они то лаву не так смонтируют. Они год лаву монтировали! Да что это вообще? «.

Тулеев: «А, ну там просто специалистов нету, да?»

Щукин: «Ну да, там, как бы сказать, вообще ******[конец]. Я знаю, кто там руководит. У меня работал один — я его выгнал. Он там руководит. Они по году монтируют. А так-то там можно добывать уголь».

Тулеев: «А там тоже марка „Д“, да?»

Щукин: «Да, там марка „Д“».

Тулеев: «На „Инской“?»

Щукин: «Да».

Тулеев: «Вот ***** [вульгарное междометие]! Ладно, давай. Ну, значит, с Технадзором все там это».

Щукин: «Да. А потом, как прилечу, прилечу».

Тулеев: «Зайдешь, да, ко мне».

Щукин: «Да, сразу же зайду, да».

Тулеев: «И на День металлурга у тебя там мы будем».

Щукин: «Ну я сейчас сказал, я вас еще спрошу, что привезти на День металлурга? Рыбы-то со своего того?»

Тулеев: «Да, привезешь, конечно, попробую».

Щукин: «Что, чтобы вам поесть-то? Там же форель у меня, ну чистая форель, горная».

Тулеев: «Ладно, давай. Хорошо».

Щукин: «Все. До свидания, Аман Гумирович».

Тулеев: «Давай работай!»

Щукин: «Ага, буду работать».

Пояснение Тулеева:

«В этом разговоре я сообщил Щукину, что представители Ростехнадзора объективно разберутся с причиной остановки работ на шахте „Грамотеинская“. О необоснованности остановки шахты мне рассказывал Щукин и докладывал кто-то из моих подчиненных. Использованный в телефонном разговоре оборот „я переговорил“ не значит, что общался именно я. Возможно, по этому поводу общался мой профильный заместитель или сотрудники профильного департамента. Кроме того, мы еще раз обсудили сложную ситуацию с добычей угля на „Инской“ и отсутствие там компетентного персонала».

«Если 51% Цыганкова на тебя переписать, ты сразу туда зайдешь?»

12 июля 2016 года, 09:48

Телефонный разговор между Аманом Тулеевым и Александром Щукиным:

Тулеев: «Александр Филиппович!»

Щукин: «Да, Аман Гумирович, здравствуйте!»

Тулеев: «Доброе утро! Да хотел посоветоваться с тобой по „Инской“. Там же вот все встало».

Щукин: «Ну, конечно».

Тулеев: «Да, руководителя нет. Значит, соответственно, лидера нет. И плюс мы арестовали там этого, Цыганков какой-то, у которого пятьдесят один».

Щукин: «A-а, вот здесь который. Ну, в Новокузнецке шарится какой-то».

145299

Тулеев: «Да. И Гайдина вот сегодня арестуют. Но истинный хозяин-то всего этого где-то в Москве, хрен его знает. Значит, какой-то там. Ну из криминала там он. Значит, и, видишь, как дали там? Пятьдесят один этому. Ну хитро сделал! Если что, он в стороне там и всё. Какой вот выход ты видишь, а? «

Щукин: «Ну какой выход? Если они, как бы сказать, Вы кредит им дали, Аман Гумирович?»

Тулеев: «Кредит? Какой?»

Щукин: «Ну нет, ну Вы зарплату им выплатили?»

Тулеев: «Ну ещё нет, но, может быть, за месяц наскребём».

Щукин: «Нет, ну и это как бы наскребём, как бы сказать, если зарплату не платит он три месяца, там по закону же их садить надо, да, садить?»

Тулеев: «Ну их и взяли уже, посадили, да»

Щукин: «Ну понятно. Ну надо говорить, чтобы это, дали в управление, и будем управлять».

Тулеев: «Не понял».

Щукин: «Я говорю, можно Цыганкову сказать: „Ты в управление отдай акции года на три!“ И все».

Тулеев: «Кому?»

Щукин: «Ну мне или моим людям. И что, я приду и там разберусь. Они же Аман Гумирович, взяли лаву, смонтировали, впереди порода -150 метров. Ну я, блин, таких дураков еще не видел! И ехать 16 месяцев! Они же едут по породе там! Лава-то завалена!»

Тулеев: «Ну нету! Они не специалисты, ну нету. А если вот этого Цыганкова 51% переписать на тебя или на этого?»

Щукин: «Ну пускай, опять, ну? На кого переписать?»

Тулеев: «Или на твоих там, ну кого укажешь там, в пределах, значит».

Щукин: «Ну, ну, ага».

Тулеев: «Ты сразу зайдешь туда?»

Щукин: «Ну я что? Зайду, я там сразу разберусь. Я три месяца, три месяца мне надо постоять там, два. Я там дела-то знаю. Там же работают всякие. Знаю, он здесь работал, на шахте. Вот, директор он дурак. Он работал в руде, и он едет. Он же лаву опять зарыл. Мне Калинкин звонил, я ему всё объяснял, как там надо что делать. Он пришёл и говорит: „Да, как ты сказал, так и есть!“»

Тулеев: «Ну тогда договорились. Они сейчас у Калинкина. Значит, второго задерживают. Мы пятьдесят один процент тогда, если получается, переписываем на тебя или кому-то, ты там скажешь, на кого. А ты сразу тогда врубаешься и начинаешь работать».

Щукин: «Ну я-то врубаюсь, но пятьдесят один процент ещё маловат. Надо процент чтобы».

Тулеев: «Нет, ну маловато, но для начала-то всё равно».

Щукин: «Ну для начала-то да, а если надо ещё, пускай Калинкин устав возьмёт. Аман Гумирович, я завтра буду в Кемерово, да. В Кемерово. Завтра приезжает «Газпромбанк». Они вот всё по этой, по «Заречной"-то ***** [вульгарное междометие]. Первый вице-президент приезжает «Газпромбанка». А потом, говорят, дали команду, чтобы встретился со мной председатель. Это же банк этого Миллера (Алексей Миллер, председатель правления ПАО «Газпром» — прим.Тайги.инфо), да, газпромовский-то?»

Тулеев: «Да, да».

Щукин: «Вот, я завтра с ними встречаюсь. Если у вас время есть, я зайду, расскажу всю ситуацию».

Тулеев: «Ну, давай. Позвони тогда».

Щукин: «Потому что, ну я позвоню. Я буду в Кемерово с ними встречаться в одиннадцать. Потому что ситуация здесь, я говорю, ситуация на „Заречной“ вообще».

Тулеев: «Ну такая же, как и здесь».

Щукин: «Нет, ещё хуже там ******[финиш]! Там это, угля, вот они до октября работают, а потом они на год все почти встают.

Тулеев: «Ну тем более. Ты им в красках расскажи, там и найдите общий язык-то».

Щукин:«Ну, я-то общий язык найду, но я же тридцать миллиардов на себя вешать не буду».

Тулеев: «Ну обговоришь с ними. Хорошо. Ладно. Всё, сейчас тогда.

Щукин: «Ну ладно, всё, Аман Гумирович. Да там, я скажу, там зарплату выплатить, зарплату и эту, и лаву поставить, и там уголь будет. У них поле это кончается, там четыре лавы. Оно у них прирезками, там они ничего не делают. Нужно скважины бурить»…

Пояснение Тулеева:

«В ходе этого разговора мы обсуждали критическую ситуацию, сложившуюся на шахте «Инская», и возможные пути выхода из неё.

146385

Судя по представленному тексту, на момент разговора я был осведомлен об аресте Цыганкова, законность его ареста у меня никаких сомнений не вызывала, потому что я знал о задержках с выплатой заработной платы. Также мне доложили, кто именно я сейчас не помню, что Гайдина тоже должны арестовать. На мой взгляд это также было бы законно. Вероятно, информацию об аресте Цыганкова и готовящемся аресте Гайдина мне сообщил Иванов. Оснований сомневаться в том, что сотрудники следственного комитета работают исключительно в соответствии с нормами закона у меня не было.

Я был уверен, в том числе, и на примере шахты «Заречной», который привел мне Щукин, что некомпетентные в добыче угля собственники шахты «Инская» согласятся на взаимовыгодных условиях договориться со Щукиным.

Более того, в разговоре мы обсуждали два варианта: передача акций в управление или залог. Первый вариант предложил мне как раз сам Щукин. Это следует из его слов: «Ну надо говорить, чтобы это, дали в управление, и будем управлять» и «можно Цыганкову сказать: „Ты в управление отдай акции года на три!“ … мне или моим людям. И что, я приду и там разберусь. Они же Аман Гумирович, взяли лаву, смонтировали, впереди порода -150 метров. Ну я, блин, таких дураков еще не видел! И ехать 16 месяцев! Они же едут по породе там! Лава-то завалена!»

Как следует из данного разговора, я не веду также речь о том, Цыганков может быть поставлен перед дилеммой: остаться под арестом или передать собственность Щукину. Более того, никаких вариантов противозаконного давления на Цыганкова в ходе разговора не обсуждается.

Речь в разговоре, по крайней мере с моей стороны, шла о добровольных действиях собственника шахты по выходу из сложной ситуации — невыплата заработной платы работникам, в связи с которой он подвергся задержанию.

Зная о проблемном положении шахты «Инская», как экономическом — огромная задолженность и неплатежи, так и производственном — отсутствие фактической возможности добывать уголь, вызванная техническими причинами, я был уверен, что Цыганков и другие собственники шахты готовы будут на любую предложенную помощь. Тем более Щукин сам рассказал мне подобный пример с шахтой «Заречная».

Следователь: «Что именно Вы имели в виду, когда сказали: «Мы 51% тогда, если получается, переписываем на тебя или кому-то, ты там скажешь, на кого. А ты сразу тогда врубаешься и начинаешь работать»? Что вы понимали под выражением «переписываем на тебя»?Каким образом Вы собирались переписать 51% акций АО «Разрез Инской» на Щукина при том, что эти акции принадлежали другому человеку — Цыганкову, и только он мог переписать акции на Щукина.

Пояснение Тулеева:

«Уточняю, что под термином «переписать» я имел в виду совершение любой сделки, в том числе, не связанной с прекращением права собственности Цыганкова, которая позволила бы Щукину на законных основаниях восстановить хозяйственную деятельность на шахте и организовать системную выплату заработной платы. Это могла быть продажа акций, передача их в управление, в залог по договору займа и так далее. Я не имел в виду оказание незаконного давления на Цыганкова. Наоборот, зная о сложнейший экономической ситуации на шахте «Инская», многомиллиардных непокрытых убытках этого предприятия, технических просчетах, приведших к остановке добычи угля, я полагал что Цыганков будет согласен на любую помощь со стороны сильного инвестора.

Следователь:«Давали ли вы указания своим заместителям Иванову и Данильченко, а также руководителю СКР по Кемеровской области Калинкину принудить акционера АО „Разрез Инской“ Цыганкова к отчуждению его акций в пользу Щукина? Если давали, то когда именно и при каких обстоятельствах?»

Пояснение Тулеева:

«Не давал и не мог давать, поскольку, как указывалось ранее, был уверен, что в помощи Щукина заинтересованы прежде всего сами владельцы шахты».

«Согласие негодяя» и «спасение людей»

12 июля 2016 года, 19:23

Телефонный разговор между Аманом Тулеевым, Алексеем Ивановым и Сергеем Калинкиным:

Тулеев: «Алексей Владимирович!»

Иванов: «Алло, Аман Гумирович, добрый вечер».

Тулеев: «Да, добрый вечер».

Иванов: «Ну да, доложу с места событий. Мы тут как раз у Сергея Николаевича в процессе. Ну все, принципиальное согласие этого негодяя получено. Он подписывает доверенность на передачу права собственности. Ну я говорю упрошенные такие юридические формулировки. Значит, представитель Щукина и юристы прибыли. Сейчас нотариуса сюда везём, доверенность оформляем. Это буквально в течение часа всё это, весь процесс пройдёт. Мы просто искали юридическую схему, как это сделать оптимально, ну и всё. Будем считать, что на этом вот такой промежуточный вариант. Ну потому что там немного многоступенчатая будет структура вступления в право собственности. Но при получении доверенности они начинают все переоформления».

Тулеев: «И тогда уже Щукина можно, завтра я переговорю, запускать в работу?»

146472

Иванов: «Запускать, да. Они меняют директора, убирают этого нынешнего, он там нелегитимный. Ставят своего директора и начинают хозяйствовать там в полной мере».

Тулеев: «Ну, здорово, здорово».

Иванов: «Всё, есть. У него 51% акций. Всё. То есть, он мажоритарный акционер».

Тулеев: «Ну есть, нормально. Щукин знает все, да?».

Иванов: «Да, Щукин знает, потому что с ним вот его юрист. Он же ведет постоянно, докладывает ему ситуацию. Сейчас, как только он доверенность подписывает, а он сейчас принципиальное согласие дал, все. На этом мы промежуточный результат завершаем. Все, завтра он может на шахту заходить».

Тулеев: «Ну, дай Бог! Считай, это тысячу людей ты спас там».

Иванов: «Да, всё, есть, Аман Гумирович».

Тулеев: «Калинкину позвонить мне надо, поблагодарить?»

Иванов: «Да он прямо рядом. Я ему могу дать трубочку».

Тулеев: «Ну дай телефон».

Иванов: «Сейчас, прямо буквально тридцать секунд. Я его найду, он там наверху. Сейчас я просто с комнаты с клеткой. Молодец он, Сергей Николаевич, он прям. Следователи такие, жесткие ребята. Тут не дают ему, он так и сидит в этих, в наручниках».

Тулеев: «Ну и пусть, пока не закончится».

Иванов: «Пока не закончится процедура. Все, Сергей Николаевич, сейчас даю, Аман Гумирович».

Калинкин:«Алло».

Тулеев: «Сергей Николаевич, да хотел поблагодарить тебя. Тысячу людей ты считай спас, значит, вот этим решением».

Калинкин:«Угу».

Тулеев: «Спасибо большое».

Калинкин:«Ну сейчас вот главное, чтобы все состоялось как бы, пока еще документы не подписаны, но к этому идет».

Тулеев: «Ну сделаем. Там твоему начальнику нужно направить письмо?»

Калинкин:«Да ну, прям не надо, ни в коем случае. Блин, у нас там».

Тулеев: «А ну смотри»

Калинкин:«Лишний раз напоминать — хуже себе, блин».

Тулеев: «Да?»

Калинкин:«Ну, конечно»

Тулеев: «Ну обнимаю тебя, спасибо».

Калинкин: «Ага, ага, спасибо, Аман Гумирович»

Пояснение Тулеева:

«Судя по представленному тексту, мой заместитель Иванов сообщает мне, что Цыганков выдает доверенность на распоряжение акциями.

Из слов: «Ну всё, принципиальное согласие этого негодяя получено», я для себя сделал вывод, что юристы Щукина предложили Цыганкову устроившие его взаимовыгодные условия. К какому именно соглашению и на каких именно условиях пришли Цыганков и юристы Щукина, меня не интересовало, как и подробности юридического оформления вопроса. Для меня важно было, что шахта начнёт работать, а люди начнут получать заработную плату.

На момент указанного разговора я не анализировал, почему речь идет о доверенности.

Термин «негодяй» очевидно был использован потому, что являясь собственником предприятия Цыганков обязан был самостоятельно принимать меры к своевременной выплате заработной платыи исполнению остальных социальных обязательств, но не делал этого.

Обращаю Ваше внимание на следующий фрагмент: «Ну все, принципиальное согласие этого негодяя получено. Он подписывает доверенность на передачу права собственности. Ну я говорю упрощенные такие юридические формулировки. Значит, представитель Щукина и юристы прибыли. Сейчас нотариуса суда везём, доверенность оформляем. Это буквально в течение часа всё это, весь процесс пройдёт. Мы просто искали юридическую схему, как это сделать оптимально, ну и всё. Будем считать, что на этом вот такой промежуточный вариант. Ну потому что там немного многоступенчатая будет структура вступления в право собственности. Но при получении доверенности они начинают все переоформления».

Из этого фрагмента очевидно, что Иванов сам понимал и довёл до моего сведения, что доверенность это некий промежуточный вариант, что с её выдачей не заканчивается, а только начинается возможный переход права собственности, но это даст Щукину возможность запустить работу шахты и начать процесс выплаты заработной платы.

Следователь: Давали ли вы указания Иванову, Данильченко и Троицкой добиться согласия Цыганкова на отчуждение акций АО «Разрез Инской» в пользу Щукина любым способом, в том числе, путем вымогательства с применением насилия либо угрозой его применения?

Пояснение Тулеева:

«Не давал».

Следователь: Было ли вам известно, каким образом Иванов, Данильченко и Троицкая добились согласия Цыганкова на отчуждение акции АО «Разрез Инской» в пользу Щукина? Если да, то от кого именно?

Пояснение Тулеева:

«Я был уверен, что Цыганков добровольно согласился сотрудничать со Щукиным, и не интересовался деталями, что следует в том числе из представленного текста».

«Они хотят подстроить, что его пытали»

14 июля 2016 года, 21:07

Телефонный разговор между Аманом Тулеевым и Алексеем Ивановым:

Тулеев: «Алексей Владимирович».

Иванов: «Да, Аман Гумирович, добрый вечер».

Тулеев: «Да, вот смотри, там сядь хоть с [депутатом облсовета, который затем стал спикером парламента, а потом — сенатором Алексеем] Синицыным, я ему позвоню завтра тогда».

Иванов: «Ага».

Тулеев: «Вот по „Инской“, там залежа у юриста-то. Ну вот то, что ты сработал грамотно».

147570

Иванов: «Так, так».

Тулеев: «Сейчас там проснулись вот те, кого мы искали в Москве».

Иванов: «Так».

Тулеев: «Звонит Бокарев. Ну он там прикидывается, как будто бы ничего не знает».

Иванов: «Ага».

Тулеев: «На самом деле, я считаю, на него вышли кто-то».

Иванов: «Ага. Ну, наверное, да, те».

Тулеев: «Скорее всего».

Иванов: «Теневые собственники, ага».

Тулеев: «Да-да-да. И они, значит, хотят там подстроить, что его пытали там, чуть ли ногти там ничего… Он под этим давлением, значит, отдал. Вынужден был подписать, значит, под страхом там.

Иванов: «Ага».

Тулеев: «Сделано неправильно, потому что, о чём мы говорили, сначала акции нужно — это закрытое акционерное, отдавать тем, кто ну…»

Иванов: «В первую очередь, да, акционерам, ага».

Тулеев: «Первая очередь, значит, да. А уж потом, если нет, то сюда. То есть, они сейчас начнут на этом играть, а нам нужно сейчас продумать защиту очень мощно».

Иванов: «Ага, хорошо, хорошо, Аман Гумирович. Всё, мы прямо завтра сядем, подумаем. У нас уже мысли есть по этому поводу, мы примерно так и ожидали, что начнут… Он выйдет, начнёт апеллировать к тем выше, в Москве. Те начнут выходить. Ну всё понятно, будем защиту строить, Аман Гумирович».

Тулеев: «Да, и сейчас надо продумывать всё там и смотреть там».

Иванов: «Всё».

Тулеев: «Действуй, ага».

Иванов: «Всё есть, Аман Гумирович, ага, есть».

Пояснение Тулеева:

«Судя по представленному тексту, в этом разговоре я сообщаю о ставшей мне известной информации, что теневые собственники шахты «Инская» планируют обвинить власти Кемеровской области в оказании давления на Цыганкова. Я был убежден, что это не так, и просил продумать защиту от таких обвинений. То, что я убеждён в законности действий Иванова, следует из следующего фрагмента текста: «И они, значит, хотят там подстроить, что его пытали там, чуть ли ногти там ничего…».

«Никакого там захвата! Платите зарплату!»

16 июля 2016 года, 10:56

Телефонный разговор между Аманом Тулеевым и Алексеем Ивановым:

Тулеев: «Алло?»

Иванов: «Аман Гумирович, здравия желаю!»

Тулеев: «Алексей Владимирович! Добрый день! Как обстановка? «

Иванов: «Аман Гумирович, всё, всё нормально. Сейчас у нас пока такая вот точка озабоченности — Юргинская ТЭЦ — по поступлению денег. Деньги, которые с „Энерготранса“ поступают, чтобы они у нас не расходились. Потому что часть денег, этот Самоукин, он как распоряжается: отправляет на хозяйственную деятельность, а надо отправлять на заработную плату».

Тулеев: «Ну там надо, ты займись, зарплата по самому заводу тоже не это, нет. Но надо говорить там, садится с Калинкиным, какие меры. Мы же тогда не довели, помнишь? «

Иванов: «Ну да, да. Да. Мы как бы просто, так сказать, остановились и не стали до конца…»

Тулеев: «Угу, поэтому надо до конца. Давай!»

Иванов: «Все, все, Аман Гумирович, да. Ну, а в целом, если будет возможность, я очно вам в понедельник доложу по щукинской теме. Все, мы с Синицыным всё проанализировали, консультации провели по вашему указанию. Все я вам кратко доложу что и как».

Тулеев: «Ну там непонятно, как Бокарев вылез! Вот, звонил мне Бокарев».

Иванов: «Ну не, я помню, Вы говорили, да».

Тулеев: «А я когда со Щукиным встретился в Новокузнецке и отправил туда его».

Иванов: «Ага?»

Тулеев: «Я говорю: „Ты встречайся со всеми теперь подельниками“, — он же уже практически встречается со своими, — и давай, может быть, найдете какое-то решение».

Иванов: «Решение какое-то, да, да».

Тулеев: «Ну, у тебя 51, у них сюда там, как ты будешь копать там, делиться, значит. Все равно надо делиться же там … там».

Иванов: «Ну да, да, да».

Тулеев: «Ну посмотрим, вот у них в 11:00 встреча, в 7:00, чем закончится, по Москве же.

Иванов: «Ну. Всё. Ну я тогда, Аман Гумирович, я с вашего разрешения со Щукиным контактирую, и с ним, и с его юристами, потому что нам надо реагировать там очень как бы это, прямо ежечасно».

Тулеев: «Да, да, да! И там замешаны эти крутые очень там».

147221

Иванов: «Он мне все сказал, Аман Гумирович. Он мне вот эту ситуацию с теми, кто стоит, такими, скажем так, северокавказского направления, это он всё рассказал. Поэтому я немного скорректировал позицию, говорю :"У тебя позиция-то вполне понятная, тебя позвали для того, чтобы наладить там вот производство! Ты никакой там, никакого там не захвата, ничего ! Если хотите, вот, пожалуйста, платите заработную плату, выводите шахту из прорыва! Вот, собственно, всё требование!»

Тулеев: «Да, да!»

Иванов: «Нам-то стабильность нужна, а кто там будет править… Вы мне позицию говорили, я её озвучил. Всё».

Тулеев: «Ясно».

Иванов: «Так что, Аман Гумирович, всё, всё на контроле».

Тулеев: «Теперь там, где это место, что крыша-то свалилась у нас здесь, по Кузнецкому-то, „Славянский базар“?»

Иванов: «А по Кузнецкому да, да? Я туда, Аман Гумирович, тоже выезжал, там двести… Вот прямо по аналогии с междуреченским домом возбудили 216 статью следственный комитет, но только в связи с тем, что там жертв нет, там часть первая, а в Междуреченске часть третья. Собственники нам известны, и все потери бюджета мы возместим. Собственник там Посельский Юрий Михайлович, он тут личность известная, это бывшая „Мебельная фабрика Кузбасская“».

Тулеев: «Угу. Ну движение сейчас там полностью открыто, да?»

Иванов: «Да, движение практически открыто, да, всё. Там всё нормально».

Тулеев: «Ну ясно, решай давай».

Иванов: «Да, Аман Гумирович, можно? Кирюшин Алексей Николаевич, ему спасибо, мы в Ленинске-Кузнецком все открыли, наградили, да».

Тулеев: «А, хорошо прошло?»

Иванов: «Да, все прошло, сюжет хороший прошел. И он по поручению представителя главного управления по материально-техническому обеспечению Верховного Суда, он передал для вас награду председателя Верховного Суда, называется „За Содействие“. Ну с соответствующими документами. Может быть, пригласили бы Алексея Николаевича? Вот это как предложение, я с вами советуюсь. Он на аппаратном бы вам вручил, может быть? Ну, вручил и откланялся?»

Тулеев: «Я стесняюсь, слушай».

Иванов: «Ну может быть, тогда, если он мне делегирует, я ему скажу, ну передай, передай. Я вам передам».

Тулеев: «Ну, он стесняется, так, поблагодарим его, и туда подготовь телеграмму там».

Иванов: «Хорошо. Ну я тогда вам просто передам в такой это…»

Тулеев:" Ну зайдешь там".

Иванов: «Зайти один на один? Всё! Всё, Аман Гумирович, всё, есть! «

Тулеев: «Давай».

Иванов: «Спасибо. Есть. Ага».

Пояснение Тулеева:

«Судя по представленному тексту, я настаиваю на диалоге со всеми заинтересованными лицами в отношении шахты „Инская“. Об этом свидетельствует фрагмент „Ты встречайся со всеми теперь подельниками“, — он же уже практически встречается со своими, — и давай, может быть, найдете какое-то решение… Ну, у тебя 51, у них сюда там, как ты будешь копать там, делиться, значит. Все равно надо делиться же там … там».

Аналогичная позиция и у Иванова:«У тебя позиция-то вполне понятная, тебя позвали для того, чтобы наладить там вот производство! Ты никакой там, никакого там не захвата, ничего ! Если хотите, вот, пожалуйста, платите заработную плату, выводите шахту из прорыва! Вот, собственно, всё требование!»

Суть разговора сводится к тому, что я приветствую диалог между любыми лицами, направленный на возобновление добычи угля и выплату заработной платы трудовому коллективу шахты «Инская».У меня только одна цель — избежать социальной напряженности. Задача перераспределить собственность в интересах конкретного лица — Щукина — мною никогда не преследовалась.

«С губернатором воевать не будем!»

16 июля 2016 года, 18:44

Телефонный разговор между Аманом Тулеевым и Александром Щукиным:

Щукин: «Алло, Аман Гумирович, здравствуйте!»

Тулеев: «Привет! Наконец-то! Ну, что? Как дела?»

Щукин: «Ну что, всё. Вот сейчас только пришёл, разговаривал, все порешал, все нормально».

Тулеев: «Нормально, да?»

Щукин: «Да, всё нормально, всё хорошо. Они вам привет передают, знают».

Тулеев: «Ну молодец, молодец!»

Щукин: «Юшваев-то, Юшваев, он знает, привет передают и говорят: «Мы что! С губернатором воевать не будем!».

Тулеев: «Ну, решили, да, полюбовно там?»

Щукин:«Да, да».

Тулеев: «Ну ладно, расскажешь, приедешь, да?»

Щукин: «Конечно, Аман Гумирович, приеду, всё расскажу».

Тулеев: «Давай, обнимаю, обнимаю»

Пояснение Тулеева:

«Судя по представленному тексту, Щукин сообщил мне, что общался с Юшваевым — человеком, который назвался неформальным владельцам шахты «Инской», и договорился с ним о совместном управлении этим предприятием. Я был уверен с самого начала, что именно так, на основании договоренностей, достигнутых законными методами, решалась проблемная ситуация на шахте «Инская».

149361Юшваев не хотел кредитовать «сущность» Щукина

Информация о встрече Щукина с Юшваевым была у меня в том объеме, который в представленном тексте содержится. Мне достаточно было знать, что Щукин находится в конструктивном диалоге с собственниками, как теневыми, так и номинальными, и договорился о совместной работе на шахте.

Фразу о том, что Юшваев не хочет ссориться с губернатором, я расценил, как готовность выполнять свои социальные обязательства по выплате заработной платы и перечислению платежей в бюджет и внебюджетные фонды

«Делай в полный рост! И пусть он бегает за нами!»

18 июля 2016 года, 20:07 (После отказа Щукина оформлять на себя право собственности на акции «Инского»)

Телефонный разговор между Аманом Тулеевым и Алексеем Ивановым:

Тулеев: «Алексей Владимирович!»

Иванов: «Да, Аман Гумирович, слушаю!»

Тулеев: «А что ты говорил, по «Полосухинской"-то у него что?»

Иванов: «Ну, по „Полосухинской“ — там была выездная налоговая проверка. И они в ходе проверки насчитывают серьезную сумму, поэтому это способ давления. И это же можно оспаривать ему потом в дальнейшем. И он будет оспаривать. А можно, с этой точки зрения, на него прям нападать очень серьёзно».

Тулеев: «Ну давай тогда, начинай! В полный рост! Потому что, ну что? Мы будем бегать как униженные за ним? Пусть он за нами бегает!»

148725

Иванов: «Хорошо, хорошо. Всё, я прямо завтра! Я уже созвонился, там Антонова Ирина Игоревна (Ирина Антонова, заместитель руководителя Управления Федеральной налоговой службы по Кемеровской области, — прим. Тайги.инфо), она сейчас руководит этой проверкой. Всё прямо: на какой стадии, какие налоги, всё четко узнаю. Общая сумма. Доложу всё! И начнем двигаться. Всё, есть!»

Тулеев: «Давай тогда, давай! В полный рост делай ! И пусть он бегает за нами!»

Пояснение Тулеева:

«Судя по представленному тексту, Иванов сообщает мне, что у компаний, находящихся под контролем Щукина, выявлена неуплата средств в бюджет. Этот факт не может не волновать руководство области, заинтересованное в наполнении бюджета. Этот факт не связан с деятельностью шахты"Инская». Вне зависимости от оказания помощи собственникам этой шахты, обязательства перед бюджетом по уплате налоговых платежей должны добросовестно выполняться. Уклонение от исполнения этих обязательств является правонарушением, которое преследуется по закону. Именно это мы и обсуждали с Ивановым".

«Я в Россию вернусь, мне наручники оденете?»

19 июля 2016 года, 13:38

Телефонный разговор между Аманом Тулеевым и Алексеем Ивановым:

Иванов: «Аман Гумирович!»

Тулеев: «Да»

Иванов: «Ну, кратко скажу содержание разговора [со Щукиным]»

Тулеев: «Это он всполошился, когда узнал, что „Полосухинскую“ закрыли?»

Иванов: «Да, он мне звонит… Ну, „Полосухинская“, мы с вами правильно абсолютно определили, — это его сердце, его империи всей. И у него парализуется сразу всё, когда „Полосухинскую“ закрывают».

Тулеев: «Ну, а сколько нам? Пусть он бегает, нафиг!

Иванов: «Всё, он говорит, он сам в Монако сейчас находится. Он говорит :"Я в Россию вернусь, мне наручники оденете?» Я говорю: «Александр Филиппович, оденем ! Ещё раз, если ты будешь так вот поступать! Почему ушел с шахты[разреза «Инской"] с понедельника, не предупредив? Ни директора, ни ИТР, никого нет. Там же коллапс может наступить технологический и всё, что делать-то потом?» Он мне опять эту песню пропел про то, как он съездил в Москву, какие были договоренности. Он говорит: «Вы мне скажите, мне-то что делать?» Я говорю: «Да ты уже то, что мог сделать, ты уже сделал всё. Чуть шахту опять не бросил».

Тулеев: «Скажи: „Больше подлости уже от тебя нам нечего ждать!“»

Иванов: «Да».

Тулеев: «Поэтому губернатор лично сказал, что всё. Он с тобой заканчивает, даже разговоров не будет. Ну, если ты не выполнишь вот эти обязательства, имей в виду, тебе лучше уходить. Прямо вот так жёстко говори!»

Иванов: «Всё-всё. Да, я ему сказал: «Более того, это, у тебя шахту закрыли. Там ещё у тебя выездная налоговая проверка, Газизуллина сидит». Я говорю: «Мы тебя раскрутим по полной программе, по всем твоим схемам». — «Всё-всё, я вернусь — сразу приду».- Ну я говорю: «Ну, всё».

Тулеев: «Надо на „Разрез Инской“, чтобы он заводил. Теперь деньги отдал, заработную плату выплатил, ну как договорились. И в Москве так договорились же они».

Иванов: «Да-да-да. Они до 22-го числа всё выплачивают».

Тулеев: «Ну, в общем, пока всё до конца не сделает, значит, эта шахта [Полосухинская] будет стоять».

Иванов: «Я понял».

Тулеев: «Давай».

Иванов: «Всё-всё, Аман Гумирович. Я как бы… Вы мне уже вектор задали, всё. Я с ним не церемонюсь, поэтому всё это я ему уже сказал. Сейчас ещё раз повторю».

Тулеев: «Есть, спасибо!»

Пояснение Тулеева:

«Судя по представленному тексту, в ходе этого разговора Иванов доложил мне о состоявшемся между ним и Щукиным разговоре. Из доклада Иванова следует, что Щукин недоволен фактом остановки шахты «Полосухинская» и проводимой налоговой проверкой, а также моим отказом обсуждать эти темы. Кроме этого мы с Ивановым обсудили ситуацию на шахте «Инская».

Мои слова:«Надо на разрез „Инской“, чтобы он заводил. Теперь деньги отдал, заработную плату выплатил, ну как договорились. И в Москве так договорились же они… Ну, в общем, пока всё до конца не сделает, значит, эта шахта будет стоять», — свидетельствуют о том, что я был убежден в достижении Щукиным договоренности с собственниками шахты, и что шахта «Инская» не может начать эффективно работать, пока Щукин не заведет туда своих специалистов, и не начнутся выплаты заработной платы.

Иванов сообщает мне о том, что с теневыми собственниками из Москвы у Щукина достигнута договоренность до 22 июля 2016 года выплатить долги по заработной плате".

«Заводишь команду и платишь тридцатку»

20 июля 2016 года, 18:34

Телефонный разговор между Аманом Тулеевым и Алексеем Ивановым:

Тулеев: «Алексей Владимирович!»

Иванов: «Да, Аман Гумирович! Слушаю внимательно!»

Тулеев: «Щукин не звонил?»

Иванов: «Щукин звонил. Аман Гумирович, он звонит мне регулярно, по два раза в день, в начале и в конце. Во-первых, спрашивает, как у Вас настроение. Ну, у меня как бы очень простой алгоритм. Да, я говорю: „Всё, выполняем три пункта. С завтрашнего дня ты заводишь свою команду ИТР“. Ну и всё, как вот мы с вами говорили: „Платишь тридцатку“. Он говорит: „Тридцатку я вообще заплачу во вторник“. Он прям говорит: „В следующий вторник я тридцатку выплачу“. ИТР завтра у него заходит, и вот эта задолженность по зарплате, 50 миллионов, которая у него осталась, он говорит: „Я прям лично буду разговаривать с дагестанцами, чтобы они это оплатили“. Может быть, уже была какая-то выплата, но, Аман Гумирович, я просто не буду вас вводить в заблуждение, уточню всё. Все».

Тулеев: «Эти 30, если он там будет перечислять, то на фонд Решетова обязательно — мы оттуда же брали».

Иванов: «Все. А я, я уже письмо сказал, я уже как бы завтра должен его отправить, это письмо ему, это письмо ему. Все, на фонд Решетова».

Тулеев: «Да, в фонд Решетова».

Иванов: «Все, все, Аман Гумирович. Все, есть».

Тулеев: «Да, ясно, понял. Остальное у нас так же там все?»

150368

Иванов: «Да, пока все так же. У нас диалог-то подзатянулся со Скуровым, но Скуров сейчас, он прямо говорит: „Ты меня пощади! Я просто лежу там с температурой 40, у меня ангина, и поэтому, — говорит, — жди моего звонка в пятницу“. Поэтому я в пятницу жду, и начну его там дальше давить. Он говорит: „Я гарантирую вам, что в середине августа Вы этот полтинник получите. Если будет у меня возможность, я его выплачу пораньше. Ну пока, — говорит, — я даже…“ Ну, я по голосу слышу, он там что-то совсем безголосый какой-то, еле живой. Все, тот у нас никуда не соскользнет, Аман Гумирович».

Тулеев: «Есть, давай!»

Иванов: «Все, есть. Спасибо!»

Пояснение Тулеева:

«Судя по представленному тексту, мы обсуждали тот факт, что 14 июля 2016 года была оказана материальная помощь из средств Кемеровского областного благотворительного фонда «Милосердие» на общую сумму 24,8 млн рублей (полностью погашена зарплата за март 2016 года и выплачена частично задолженность за апрель 2016 года).

С 21 по 28 июля 2016 года собственником АО «Разрез Инской» за счет привлечения заемных средств произведено погашение задолженности по заработной плате работникам предприятия на общую сумму 39, 185 млн рублей (в полном объеме): за апрель 2016 года (остаток задолженности) и май 2016 года (двумя частями — 21 и 28 июля).

Кроме того Иванов доложил мне о состоявшемся между ним и Щукиным разговоре. Я напомнил Иванову, что фонд «Милосердие» погасил часть задолженности шахты «Инская» по заработной плате, и редложил обсудить со Щукиным компенсацию фонду этих расходов.

Под фондом Решетова подразумевается фонд «Милосердие». «Тридцатка», о которой идет речь, это деньги, которые необходимо внести в фонд «Милосердие», так как заработная плата горнякам была выплачена оттуда".

Примечание Тайги.инфо. Из показаний Амана Тулеева следует, что в июле 2016 года Александр Щукин с целью погашения задолженности по зарплате работникам «Разреза Инского» внес в областной благотворительный фонд «Милосердие» 100 млн рублей тремя взносами. Сумма задолженности на 8 июля 2016 года составляла чуть менее 62 млн рублей. Фонд «Милосердие» потратил на заявленную цель 24,8 млн рублей.

«Конфликтной ситуации между собственниками „Инской“ и Щукиным нет»

21 июля 2016 года, 09:16

Телефонный разговор между Аманом Тулеевым и Алексеем Ивановым:

Тулеев: «Алексей Владимирович?»

Иванов: «Да, Аман Гумирович, здравия желаю!»

Тулеев: «Доброе утро! Как обстановка?»

Иванов: «Ну, кратко докладываю по вчера, Вы дали мне задание установить. Значит, в БЭП… ну, чтобы это было все официально и не носило, скажем так, такой процессуальный характер, в БЭП вызвали главного бухгалтера, и она подтвердила, что позавчера на счета шахты пришло 25 миллионов из Москвы, это деньги коммерческие и, ну мы с вами знаем, этих, значит, теневых собственников. Эти 25 миллионов вчера выданы в виде заработной платы. Прямо в чистом виде, в виде заработной платы. Следующий транш ожидается до 29-го числа, до 29 июля. 14 миллионов — это оставшиеся деньги по заработной плате».

Тулеев: «14 миллионов?»

Иванов: «Да, то есть, 25 и 14 — это 40. Это как раз та задолженность, которая у нас имеется».

Тулеев: «Так это что у нас? Какие месяцы прямо?»

Иванов: «Аман Гумирович, это будет выплачена полностью заработная плата по июль».

Тулеев: «По июль?»

Иванов: «Да».

Тулеев: «Ну, это прилично, что ты».

Иванов: «Ну, прилично! Все, мы полностью ее доводим до нуля».

Тулеев: «Там обстановка нормальная?»

Иванов: «Обстановка нормальная, да, Аман Гумирович».

Тулеев: «Ну, слава Богу!»

Иванов: «Все. Туда Щукин обещал, вчерашний последний разговор, что вышлет своих специалистов, которые будут… Там есть такое слово „рештаки“, я не очень как бы технологию понимаю шахтовую, да, подземной добычи, но, тем не менее, понимаю, что вот то, что он предложил, какую-то технологическую схему, они будут ею идти, и он своих специалистов дает. Всё. И во вторник на следующей неделе перечисление по нашему письму, как вы мне и сказали, на фонд Решетова, он перечисляет оставшиеся 30».

150414

Тулеев: «У нас тогда, если в фонд он перечислит, закрываем, и осталось 15 с Юрги, да, что-то там?»

Иванов: «И осталось 15 юргинских, да».

Тулеев: «Так, что по Юрге?»

Иванов: «Значит, по Юрге, Аман Гумирович, вот сегодня мы там выезжаем, смотрим. Я прямо разберусь, я беру своего специалиста-ревизора, мне дают ГУВД. Мы с ней посмотрим вот эти текущие платежи. Как только из текущих вот эти „Энерготранс“ будет перечислять на ЮргинскуюТЭЦ вот эти деньги, как только закроется задолженность по зарплате та, которая у нас есть, еще остаток там, да, мы сразу начинаем перечислять уже в погашение нашей задолженности 15… Я думаю, что это, скажем так, последние пять дней июля и первая декада августа. Потому что деньги там: примерно набираемость за неделю от четырех до пяти миллионов на „Энерготрансе“. Мы уже примерно, да, ну так, прилично»

Тулеев: «По Юрге Кутылкин (Виктор Кутылкин, заместитель руководителя УМВД по Кемеровской области — прим. Тайги.инфо) работает?»

Иванов: «Да, по Юрге Кутылкин работает, всё. Всё, у него бригада улетела, они уже Сиенко (Олег Сиенко, гендиректор «Уралвагонзавода» — прим. Тайги.инфо) ищут, занимаются. Всё. Они эту 201-ю [статью УК] прямо очень интенсивно сейчас раскручивают.

Тулеев: «Ну есть, хорошо».

Иванов: «Всё. Поэтому вот такая ситуация, Аман Гумирович».

Тулеев: «Есть, ага».

Иванов: «Да, Аман Гумирович, и можно ещё тогда кратко доложу? Вот ситуация по Междуреченску. Там помните, то, что в природоохранной зоне добыча, ну пытаются добывать гравий, да?»

Тулеев: «Угу».

Иванов: «Машины без номеров и прочее. У нас туда прямо я послал Ерема Гекторовича (Ерем Арутюнян, начальник департамента военно-мобилизационной подготовки администрации Кемеровской области — прим. Тайги.инфо), потому что ситуация серьезная. И у нас же там проект вот этот „Три вершины“. Это как раз вот в этом месте, в районе станции „Лужба“. И Пахомова (Елена Пахомова, заместитель губернатора Кемеровской области — прим. Тайги.инфо) туда. Вот они вдвоём туда выехали. Факты на 90% подтвердились: незаконная разработка грунта без проекта, без всего! Поэтому мы сейчас пишем письма. Я Бухтоярова (Павел Бухтояров, прокурор Кемеровской области- прим. Тайги.инфо), прошу резко подключиться. Выезжает туда комиссия, документирует, и технику изымаем. Потому что, ну, это прямо беспредел ! То, что там творилось, это…»

Тулеев: «Надо объявить вот это все. Объявить, что в связи с тем-то и тем-то, это незаконное, там возбуждается уголовное дело или что техника изъята. Чтобы людей успокоить!»

Иванов: «Успокоить».

Тулеев: «Потому что сейчас уже на выборы. То [река] Чексу было, а сейчас вот это вот начинать раскачивать, Понимаешь?»

Иванов: «Угу-угу, ну все. Тогда я, давайте, Ерем Гекторович выйдет тогда на экран,… я в Юрге сегодня, прямо сейчас уезжаю».

Тулеев: «Ну, ты ему вложи в уста, что там!»

Иванов: «Все, я понял, чтобы прямо успокоить именно население, что по указанию губернатора…»

Тулеев: «Да-да-да».

Иванов: «Да, что по Вашему указанию создана комиссия, выехала, установила, факты подтвердились, материалы в прокуратуре и в полицию переданы для квалификации, а деятельность приостановлена».

Тулеев: «Да, и техника изымается».

Иванов: «И техника изымается, всё! Есть, Аман Гумирович! Есть, ага!»

Пояснение Тулеева:

«Судя по представленному тексту, Иванов доводит до моего сведения, что собственники „Инской“ начали выплаты заработной платы. Иванов подтверждает, что какой-либо конфликтной ситуации между ними и Щукиным нет. Наоборот, Щукин предложил им технологическую схему и дал специалистов. Кроме того, Иванов сообщил, что Щукин компенсирует фонду „Милосердие“ денежные средства, потраченные на выплату заработной платы».

«Ко Дню шахтёра у шахтеров не должно быть долгов!»

23 июля 2016 года, 10:36

Телефонный разговор между Аманом Тулеевым и Алексеем Ивановым:

Тулеев: «Алексей Владимирович!»

Иванов: «Да, Аман Гумирович, здравия желаю!»

Тулеев: «Привет! Как обстановка ?»

Иванов: «Ну, Аман Гумирович, сейчас как раз идёт процесс. Нецветаев у меня».

Тулеев: «Кто?»

Иванов: «Нецветаев, Нецветаев, „Краснобродский Южный“. Вот мы с Данильченко сейчас выкатываем ему все претензии».

Тулеев: «Смотри, он очень хитрый такой, жулик !

Иванов: «Ну, нет. Мы вспомнили. Я его ещё помню по этим, по…»

Тулеев:" Междуреченск?"

Иванов: «Да, и по Междуреченску, и вообще лет 6 или 7 назад мы там дело возбуждали. Я еще, будучи на месте Кутылкина…»

Тулеев: «Ну, тем более, там надо жестко с ним».

Иванов: «Нет, нет, а мы с ним это… безапелляционно, тут как бы это, без проблем».

Тулеев: «Я что звоню? У нас по „Роверу“ движется что-то или не движется? Или сейчас заглохло опять?»

Иванов: «Нет, нет, нет. Аман Гумирович, ни в коем случае. Там, во-первых, у нас вот то дело, о котором мы говорили, в производстве. И у него сейчас осталось пятнадцать миллионов задолженности. Всё».

Тулеев: «Поэтому он сбавил всё-таки?»

Иванов: «Он сбавил ещё, да. Еще на… там 13,5 миллионов ещё. Поэтому как бы там процесс, Аман Гумирович, идёт».

Тулеев: «Главная задача — у нас ко Дню шахтёра у шахтеров не должно быть долгов. Понимаешь?»

150575

Иванов: «Аман Гумирович, ну я всё. Я знаю, мы к этому как бы с Данильченко… И Максим Саныч [Макин]всё это курирует. Ну, тут всё это».

Тулеев: «Да, тут просто, ну, принципиальный вопрос».

Иванов: «Да-да, Аман Гумирович, всё, я понял. Ну, по Щукину последний разговор, что я в понедельник отправляю письмо, и на решетовский фонд он во вторник отправляет деньги».

Тулеев: «Ну, дай Бог ! Ну там два., понимаешь, да? Тридцать первое пусть, которое нам он,.потому что с затяжкой идёт».

Иванов: «Ага».

Тулеев: «Обещал, но всё равно фонд Решетова».

Иванов: «Да»

Тулеев: «А тогда 25, которые по „Инской“, их в бюджет».

Иванов: «Ага, их в бюджет, всё, всё».

Тулеев:" Да".

Иванов: «Хорошо, Аман Гумирович, всё понятно».

Тулеев: «Тогда здесь мы „Инскую“ восстановим, и нам осталось 15 с Юрги».

Иванов: «Да, 15 с Юрги, и восстановить вот то, что вы сказали по „Инскому“. Но это он будет платить… Он и те собственники будут отдавать дополнительно. То есть, мы с них вот эти денежки заберём, это я слежу, Аман Гумирович».

Тулеев: «Да. Ну есть, ага».

Иванов: «Не упустим. Всё, есть, ага».

Пояснение Тулеева:

«Судя по представленному тексту, это продолжение разговора про компенсацию Щукиным средств фонду „Милосердие“. Кроме того, Иванов сообщил о предполагаемом платеже в бюджет. Что именно за платёж и по каким основаниям, я не помню».

«Канцелярские принадлежности не попадают под действие антикоррупционного законодательства»

25 июля 2016 года, 14:11

Телефонный разговор между Аманом Тулеевым и Алексеем Ивановым:

Иванов: «Аман Гумирович, слушаю?»

Тулеев: «Ты там Калинкину это… Я Мартусову сказал, ему место-то вручите, праздник все-таки, он нам помогает!»

Иванов: «Хорошо, все, Аман Гумирович! Сейчас».

Тулеев: «Пусть машину свою отошлет к Мартусову, он в багажник ему…»

Иванов: «Да, это я сейчас сам организую все, Аман Гумирович!»

Тулеев: «Чтобы потом., а то он щепетильный парень-то».

Иванов: «Хорошо-хорошо! Все организую, Аман Гумирович, есть, ага!»

Тулеев: «Ага, давай!»

Пояснение Тулеева:

«Судя по представленному тексту, я напоминаю Иванову, что 5 июля ведомственный праздник следственного комитета, и прошу его вручить Калинкину сувенирную продукцию администрации Кемеровской области с символикой региона. Подобная продукция не подпадает под требования антикоррупционного законодательства. Что именно из сувенирной продукции было вручено Калинкину, я не знаю, но преимущественно это канцелярские принадлежности, которые не попадают под действие антикоррупционного законодательства».

«А вот сотку-то он нам ещё же должен?»

27 июля 2016 года, 15:22

Телефонный разговор между Аманом Тулеевым и Алексеем Ивановым:

Тулеев: «Алексей Владимирович?»

Иванов: «Да, Аман Гумирович, здравия желаю!»

Тулеев: «Добрый день! Так, какие новости, что?

Иванов: «Новости! Значит, по Щукину: деньги он отправит, он сказал, что сегодня после обеда, либо завтра в первой половине дня. У него есть. Будет он в субъекте у нас, то же самое, в четверг вернется и будет уже в Новокузнецке. А, да, с 3-го по 5-ое, он мне сказал — это у нас состоялся разговор вчера, после нашего с вами, я вам когда ситуацию доложил, — он вышел на меня во второй половине дня, что вернется, завтра будет в Новокузнецке, деньги отправит в первой половине дня в четверг».

Тулеев: «Это тридцать, да?»

Иванов: «Это тридцать, да, Аман Гумирович. Тридцать. И я ему сказал, что Вы рассмотрите в ближайшее время компенсацию пятнадцати миллионов, которые у нас были потрачены вот на…»

Тулеев: «А вот, помнишь… Пятнадцать — это понятно. А вот сотку-то он нам ещё же должен? Или это уже забываем всё?»

Иванов: «Нет, Аман Гумирович, это он нам сотку первую отдал в марте, помните, да?»

Тулеев: «Да, да».

Иванов: «А потом мы с него получили, помните, пятьдесят, двадцать и остались вот эти тридцать. Вот, прямо буквально».

Тулеев: «А, ну все ясно, всё ясно. Ты прав, да, да».

Иванов: «Да. Пятьдесят, двадцать и тридцать, да. Все. Сегодня я разговаривал с представителем вот этой структуры, которая „БелАвтоТранс“ по заключению мирового соглашения. Значит, он поехал разговаривать с Федяевым. Я ему говорю :"Вы должны оплатить от пятидесяти до ста миллионов — ну, как жест доброй воли — в погашение ущерба. Вот. Потому что налоговая вам насчитала там двести пятьдесят. Оплатите, и всё: мировое будет заключаться». Всё. Вот он поехал. Сегодня утром был разговор, поехал разговаривать с Федяевым по этому поводу. Я говорю: «Нам без разницы, какая это будет структура, это будет налог на прибыль, который полностью пойдёт в областной бюджет».Поэтому вот в этом направлении там ситуацию держим.

Тулеев: «Ну давай, не слазь, потому что Федяев такой же, как Щукин, — наглый. Они оба одинаковые!

Иванов: «Не, не, это, я ни с того, ни с другого… Всё, прямо буду постоянно поддавливать! Всё!

Тулеев: «Теперь Скуров».

Иванов: «Да, Аман Гумирович, Скуров будет оплачивать, как я вам сказал, он подтвердил вчера, что до 10-го августа он оплатит нам полтинник».

Тулеев: «Я понял. Теперь там вот по Юрге, ты смотри, ты там говорил, я знаю, чтобы отдали на Юргинскую ТЭЦ, иначе, значит… Там с этим у тебя разговор-то напрямую? Там как его, руководитель который?»

Иванов: «Да, Самоукин (Алексей Самоукин, генеральный директор ООО „Юргинский машзавод“ — прим. Тайги.инфо)».

Тулеев:«Самоукин. Ты его еще раз возьми, надо, чтобы он срочно отдал деньги-то на ТЭЦ, потому что мы там словом связаны же, значит».

Иванов: «Да, да, смотрите, Аман Гумирович, это буквально события сегодняшнего утра. Самоукина я пригласил сегодня сюда к себе. Почему — потому что Максим Саныч [Макин], он обоснованно забил тревогу по поводу того, что снова на „Энерготрансе“ сконцентрировалось семь миллионов. Это как раз фонд зарплаты на месяц на Юргинскую ТЭЦ. Я пригласил его, пригласил Попова (Сергей Попов, глава города Юрги — прим. Тайги.инфо) и пригласил Кутылкину (Екатерина Кутылкина, заместитель губернатора Кемеровской области — прим. Тайги.инфо). И определились так, что Кутылкина завтра выезжает прямо на Юргинскую ТЭЦ. Потому что это очень важно! Выедет на Юргинскую ТЭЦ .По команде Попова семь миллионов с „Энерготранса“ уходят на „Юргинский Машзавод“. И Самоукин прямо прогарантировал, что он эти семь миллионов отдает за июньскую зарплату персоналу Юргинской ТЭЦ. Всё! И на этом мы пока… Ну, за июнь зарплата будет выплачена. Все».

Тулеев: «Ну, ясно».

Иванов: «Да, и мы начинаем… Завтра мы прямо об этом вам доложим».

Тулеев: «Ну давай, у тебя, не распылись там!»

Иванов: «Не, Аман Гумирович, я все, за этим там в каждодневном режиме слежу! Как только деньги будут вот конкретно уже падать, кроме моих вот обещаний, да, я сразу буду… Как платежки будем держать в руках, будем вам докладывать, Аман Гумирович».

Пояснение Тулеева:

«Судя по тексту разговора, Иванов ставит меня в известность о том, что Щукин собирается компенсировать фонду"Милосердие» затраты на погашение заработной платы работникам шахты «Инская». Что имелось в Виду под термином «сотка», я сейчас пояснить не могу, но, вероятнее всего, речь идёт о платежах в бюджет, возможно о доначисленных Щукину в результате проверки денежных средствах.

Еще пятнадцать

31 июля 2016 года, 11:17

Телефонный разговор между Аманом Тулеевым и Алексеем Ивановым:

Тулеев:" Алло?"

Иванов:«Ага, Аман Гумирович, здравия желаю!»

Тулеев: «Добрый день! Слушай, по „Инской“, наверное, нет смысла вот там… Прокуратура не заводит по „Инской“, по шахте-то».

Иванов:«Ага?»

Тулеев: «Но они же выполнили всё там. Я не знаю, подумай. А что сейчас, будешь заводить когда, нам главное — вернуть эти пятнадцать миллионов. Ну, они обещают…»

Иванов:«Они обещают, да».

Тулеев:«А сейчас мы потратим время. Ну понимаешь, мне лучше Юргой там…»

Иванов:«Ну всё, Аман Гумирович, хорошо, всё. Там как бы всё в рабочем порядке, всё регулируется, проблем нет. День пришли…»

Тулеев: «Там вроде, Калинкин мне говорит, что там прокуратура не возбуждает. Ну ты про это самому Калинкину не говори, а с прокуратурой… Ну если сделано всё, ну нам… Мы время потеряем ни на что».

148907

Иванов:«Всё, Аман Гумирович, всё, хорошо, я определюсь. Аман Гумирович, а по «Юрмашу», там Максим Саныч задачу ставил, вот семь миллионов, которые должны прийти с «Энерготранса». В пятницу они уже пришли на счет «Юрмаша». И миллион уже распределили по карточкам сотрудников ТЭЦ.

Тулеев: «Ну все деньги отдают, да, семь миллионов?»

Иванов:«Да, все семь миллионов отдадут. Но успели только миллион, но в понедельник доотдадут все оставшиеся шесть».

Тулеев: «А вот на сам „Юрмаш“ что-нибудь, на это?..»

Иванов:«А на сам „Юрмаш“ они в ближайшее время ожидают сорок пять миллионов там те, которые идут по заказам. То же самое, то есть, он прямо клянется в том, что в ближайшее время он начнет выдавать уже там остатки за эти…»

Тулеев: «Ну, тебе сейчас вот за «Юрмашем» надо следить.

Тулеев: «Так, по Щукину что?»

Иванов:«Значит, Аман Гумирович, всё, платежку нам в пятницу факсом отравили, поэтому в понедельник-вторник мы деньги увидим на фонде «Милосердия».

Тулеев: «Это тридцать, да?»

Иванов:«Это тридцать, да».

Тулеев: «А вот эти пятнадцать-то, которые вот?»

Иванов:«Эти пятнадцать, он сказал, что вот он… Помните, говорит, с 3-го по 5-ое он встречается с этими, с теми представителями Москве?

Тулеев:«Ну, понятно».

Иванов:«И они определяются там, в какой пропорции они эти пятнадцать вернут. Либо поручат Щукину, он их возвращает, они ему потом компенсируют, либо они отдают как бы, скажем так, это нам возвращают, а он им в ходе финансово-хозяйственной деятельности вернет. То есть они, проще говоря, между собой должны определить, кто эти деньги отдаст, ну и гарантировать друг другу их возмещение».

Тулеев: «Ну есть, ага».

Иванов:«То есть, у нас та неделя, этот вопрос должен будет быть закрыт. Вот, Аман Гумирович.

Тулеев: «Ладно, хорошо, Алексей Владимирович».

Иванов:«Все, есть, есть!»

Пояснение Тулеева:

«Судя по представленному тексту, Иванов в очередной раз информирует меня о предстоящей встрече Щукина с теневыми собственниками шахты в Москве, на которой должен быть решен в форме диалога вопрос о возврате денежных средств в фонд „Милосердие“. Ранее эти деньги были выплачены из средств фонда горнякам шахты „Инская“».

«Подвиг был бы… Лишь бы он не соскочил»

02 августа 2016 года, 10:40

Телефонный разговор между Аманом Тулеевым и Максимом Макиным:

Тулеев: «Ты его, может, прощупай, там. Вытащи к себе, скажи: „Ну ты что мыслишь?“ Первое — „Инская“, все-таки как он: определился там — не определился. И второе скажи: „Слушай, ну сколько можно мучиться? Посмотри какая прекрасная технология. Вот жилье, вот уголь добывается, вот машзавод, вот площади свободные, которые можно сдавать под аренду там, зарабатывать деньги и так далее. Вот ты технологию сделай себе, свои проходческие комбайны, там, крепи, там и прочее. Все в один узел, друг на друга работает, поставка угля на ТЭЦ. Ну что вот не брать-то? Все равно там чужестранцы придут, толку не будет“».

Макин:«Поговорю, Аман Гумирович. Поговорю, постараюсь я. Один. И второй момент, чтобы как-то, в какое-то русло для нас удобное».

Тулеев: «Да. Если бы вот сюда, это было бы вообще, подвиг был бы, если… Лишь бы он не соскочил. Ну есть тогда?»

Макин:«Есть, Аман Гумирович»

Пояснение Тулеева:

«Вероятнее всего, я прошу Макина переговорить со Щукиным и выяснить, будет ли именно он вести хозяйственную деятельность на шахте „Инская“. Последующая часть разговора относится к Юргинскому машиностроительному заводу, приобретение которого также рассматривал Щукин».

«Щукинские деньги увидели»

03 августа 2016 года, 10:18

Телефонный разговор между Аманом Тулеевым и Алексеем Ивановым:

Иванов:«Да, Аман Гумирович? Здравия желаю!»

Тулеев: «Как обстановка?»

Иванов:«Аман Гумирович, ну есть на нашем финансовом фронте победа небольшая. Значит, помните, «КузбассБелАвто»?

Тулеев: «Так».

Иванов:«Да. Мы эту эпопею продолжили, там идем к мировому соглашению. И Федяев, ну не Федяев, а „КузбассБелАвто“, они вчера оплатили пятьдесят миллионов нам в бюджет, налог на прибыль. Вчера он прям…»

Тулеев: «Он уже поступил или идет еще?»

Иванов: «Да. Нет, он уже … Ну я думаю, что сегодня мы эти деньги увидим, потому что вчера Федяев мне прям платежку прислал».

Тулеев: «Ну, молодец, спасибо!»

Иванов: «Да, но здесь мы должны с вами ожидать, Аман Гумирович, еще 65. То есть, общая сумма, которую мы ожидаем, 115 — вот эти 50 и 65. Все, «Милосердие"щукинские деньги увидели».

Тулеев: «Тридцать, да?»

146237

Иванов: «Тридцатку, да, тридцатку. Значит, после переговоров в Москве мы ожидаем, кто из них нам отдаст вот эти 15, которые фондовские»

Тулеев: «То есть ты на контроле все держишь?»

Иванов: «Да это, Аман Гумирович, я это прям в каждодневном режиме».

Тулеев: «Молодец, я хотел как раз, ты опередил просто».

Иванов: «Ну все, есть, Аман Гумирович».

Тулеев: «Так, теперь этот. Как его? Друг твой? Струков? Скуров?»

Иванов:«Значит, да, от Скурова мы ожидаем, что он нам перечислит до десятого августа вот этот полтинник».

Тулеев: «Ага. И пока всё, да, у нас?»

Иванов:«Да, пока больше мы ничего такого крупного не ожидаем, у нас пока идут… Вот мы, помните, с Данильченко, у нас три таких объекта есть: Нецветаев, Кочеринский и там"Бунгурский-Северный», Шарыкин. Мы движемся с ними к переговорам".

Тулеев: «Да, особенно „Бунгурский-Северный“, Шарыкин — это вообще отвязанный мужик».

Иванов: «Да, всё, вот там…»

Тулеев: «Его этот „Топкинский цемзавод“, там денег немерено, поэтому…»

Иванов: «Ага, ну всё, всё, тут мы…»

Тулеев: «Там можно и по цемзаводу зажать, по экологическим делам, и здесь посмотреть внимательно нужно».

Иванов: «Вот, Аман Гумирович, такая ситуация».

Тулеев: «Хорошо, спасибо. Теперь ты мне скажи, по зарплате по Юрге, по «Машзаводу», мне вчера доложил, так, Макин.

Иванов: «Да, Макин доложил, всё, там полностью ликвидировали».

Тулеев: «Там движение есть, так?»

Иванов: «Да, да, полностью, там всё».

Тулеев: «А „Ровер“ у нас так же должен или заплатил?»

Иванов: «Аман Гумирович, он у нас… на первое число у него остаток был четыре, и до пятнадцатого числа они должны выйти в ноль, до пятнадцатого — как вы ставили задачу».

Тулеев: «Ну молодец, поздравляю!»

Иванов: «Ну, Аман Гумирович, тут не я один, тут все работают, спасибо всем. А вы руководитель, так что каждый день на контроле. Ну, так вроде остальное все».

Пояснение Тулеева:

«Судя по представленному тексту разговора в части, относящейся к шахте «Инская», Иванов сообщил мне о поступлении денег Щукина в фонд «Милосердие».

«Ничего мы там не взяли, ничего у нас с вами нету!»

08 августа 2016 года, 15:36

Телефонный разговор между Аманом Тулеевым и Александром Щукиным:

Тулеев: «Вот смотри, ты великий, конечно! Но вот сейчас меня вызывает ФСБ и говорит: «Почему вы незаконно тянете Щукина, отдаете ему бумаги там, рейдерские захваты?» Я говорю: «О чем речь одет?» — «О шахте «Инской»».

Щукин: «Я тоже не знаю, о чем речь идет».

Тулеев: «Ну, ты послушай. Вот у тебя сейчас, на момент разговора, акции есть этой шахты или нет?»

Щукин: «Нету, Аман Гумирович, ничего нету, ничего! Потому что их там есть компания, которая регистратор. Как мы можем их на себя оформить? В тот раз же из-за этого и встал… Народ поехал, а там сказали: „Пошли в…, давайте от хозяина бумагу!“ Ничего у нас нету».

149199

Тулеев: «Ну, в общем, короче говоря, у тебя нету акций, правильно?»

Щукин:«Правильно, конечно».

Тулеев: «И ни в коем случае не должно быть нигде, значит, вот этих вот акций! И я так и сказал. А они говорят: „Вы прикрываете Щукина. Это, значит, бандит, который забирает акции!“ Я говорю: „Во-первых, не он, а мы инициируем, потому что там же забастовка готовилась, и обратились все к Киселевску“.Тебя, говорю, привлекли как специалиста, потому что один человек, который может с людьми говорить на своем языке — это он! При чем здесь? И мы предупредили забастовку! А акции, говорю, ему никто не дал! И это все просто разговоры шли, чтоб дать. На самом деле по жизни ничего у него нету. Я правильно сказал?»

Щукин: «Правильно, Аман Гумирович, вы сказали. Ничего мы там не взяли, ничего у нас с вами нету. И пускай они».

Тулеев: «Вот, самое главное, да, что нету, нету акций у тебя никаких там, нету».

Щукин:«Ну как мы могли переписать акции, если этот — левый человек, а хозяин сидит в Москве, и у него свой этот, как его, регистратор. Ну как бы мы акции переоформили? Я ж в тот раз вам сказал, что акции переоформлять нельзя, потому что он не разрешил. Я же с ним разговаривал? Разговаривал! И все».

Тулеев: «Ладно, понятно. Хорошо».

Щукин: «Я это, как бы сказать, на „Заречной“ сейчас руковожу уже десять дней».

Тулеев: «Так что у тебя все — таки? Потому что у тебя на неделе, значит, семь пятниц!»

Щукин: «Как понять „семь пятниц“, Аман Гумирович?»

Тулеев: «Ну как? Ну потому что сейчас мы перестали тебе верить, потому чтоты говоришь утром одно, а вечером другое».

Щукин: «Ну и не надо мне верить! Что? Как я говорю одно? Ну не верьте! Я что? Я пришел сейчас на „Заречную“, вел с ними переговоры».

Тулеев: «А при чем. С чего тогда ты? „Юрмаш“ тогда что? Мне вот по „Юрмашу“»… Я говорю: «А я не верю. Я уже перестал верить». По «Юрмашу» что тогда? Если «Заречная», тогда и ««Юрмаш"получается автоматом! Алло!»

Щукин:«Да. Все автоматом и переходит, потому что в среду я еду туда и разговаривать с ними буду».

Тулеев: «Ну отзвони, только чтоб правда был там. Надо».

Щукин: «А что, что Вы это, как бы сказать, думаете, что я кого-то обманываю? Я никого не обманываю».

Тулеев: «Я не про это думаю. Мне ясность нужна! Я никогда не лезу в бизнес».

Щукин: «Я правлю уже неделю здесь. Неделю уже правлю. С ними договорился, все. Бумаги подписаны. Они 50% акций мне переписывают. Я уже два раза был на „Юрмашзаводе“, ничего страшного там нету. Там осталось 70 миллионов по зарплате. В среду все порешаем, зарплату заплатим, потому что там с поляками начинаем работать по сеялкам, по веялкам, три комплекса заказали. Все нормально».

Тулеев: «Да нормальный завод! Ты, самое главное, отдай деньги, чтобы меня не мучили! Потому что меня Москва аж на контроле там. Президенту все докладывают! Сиенко этот — мерзавец! Что там с ним? Уже штампа некуда ставить! Он же что танки завалил, что «Юрмаш""завалил! Но мне нужна ясность, потому что мне надо докладывать.

Щукин: «Теперь по шахтам здесь, по шахтам. Тут задолженность тоже есть. Вот сколько? 42 миллиона зарплаты. И по налогам. Так сказал Макин, мне на мониторинг идти. Я не пойду. Я пошлю туда своих экономистов. Они все там расскажут».

Тулеев: «По какой шахте?»

Щукин: «По шахтам УК „Заречная“».

Тулеев: «А-а, ну понятно. Там три шахты, да?

Щукин: «Да. Там четыре шахты».

Тулеев: «Ну, раз ты берешься, то я спокоен. Но лишь бы там вранье…».

146547

Щукин: «Аман Гумирович, где я работаю, там всегда спокойно. Я может быть… Никаких нету акций. А вы говорите, я что-то вру вам. А что я вам вру, если на „Инской“ мы попали? Я пришел, все рассказал, а там воры в законе полезли! На фиг нам они нужны с вами, воры эти? Пускай они долбятся с шахтой, как хотят! У них денег до фига!»

Тулеев: «Ну давай, договорились, хорошо. Ясность должна быть».

Щукин: «Я же ничего против Вас не выступаю, ничего!».

Тулеев: «Да еще бы не хватало!»

Щукин: «Ну да! Я за Вас всегда. А только уехал — сразу шахты останавливать! Зачем? Я ничего не знаю».

Тулеев(вздыхает):"Ну было, да, было".

Щукин: «Ну и что? Сейчас вот отгрузки лежит 30 тысяч! И в план не вписались, вот и все!»

Тулеев: «Ладно, забыли. Хорошо, давай».

Щукин: «Ну ладно, все, до свидания. Я все потом расскажу позвоню. Все, вопросов нет».

Тулеев: «Давай».

Пояснение Тулеева:

«Представленный текст четко показывает, что я не только не давал указаний относительно юридической судьбы шахты «Инская», но и не знал ее. Именно в этом разговоре со Щукиным я и узнал от него, что он не является владельцем акций, потому что не получил на это согласия неформальных собственников. А вот владельцы шахты «Заречная» и Юргинского машиностроительного завода, наоборот, готовы ввести Щукина в состав акционеров и передать ему 50%-ый пакет акций.

Подробностей, причин и обстоятельств остановки шахт Щукина я сейчас не помню и мог вообще не знать. Из текста видно, что мне известен только факт остановки шахт. Уверен, что информация по этому факту оформлена документально и имеется в материалах Ростехнадзора".

Благодарность Калинкину

09 августа 2016 года, 18:16

Телефонный разговор между Аманом Тулеевым и Алексеем Ивановым:

Иванов: «Алло, Аман Гумирович! Добрый вечер!»

Тулеев: «Да. Как реакция на письмо-то? Или не отдал ещё?»

Иванов: «Сергею Николаевичу?»

Тулеев: «Да, да».

Иванов: «Да, всё вручил лично за чаепитием, Аман Гумирович. Всё, он очень благодарен. Ему поддержка сейчас очень нужна. А это для него будет самое главное.

Тулеев: «Ну там он с текстом-то согласен? Нормально получилось?»

Иванов: «Нормально. Нет, нет, текст… А мы же это, Аман Гумирович, мы же с ним прям это выражения ещё вчера набрасывали вот эти …»

Тулеев: «А-а-а, я понял!»

Иванов: «Да, да. Поэтому он как бы в курсе, ждал. Поэтому всё абсолютно нормально. Всё. Ему наша поддержка, вот я ещё раз повторюсь, она прям вот… Он не один там сейчас стоит, а уже понимает, что мы его поддерживаем. Всё. Так что…»

Тулеев: «Ну, сегодня там ничего с ним не это самое? Не было продолжения?»

Иванов: «Нет, нет. Сегодня вот пока вообще везде во всех вот и в их мероприятиях, проверках пока затишье. Вообще прям тишина».

Тулеев: «Ну, давай! Следи!»

Иванов: «Аман Гумирович, всё, я прям буду отслеживать. Если что-то, будут какие-то движения, я сразу буду информировать Вас. Есть, ага».

Тулеев: «Говори, ага! Давай!»

Иванов: «Все, есть, есть»

Пояснение Тулеева:

«Судя по представленному тексту, речь идет о благодарственном письме Калинкину. По какому поводу было это письмо, я сейчас пояснить не могу»

«В связи с непримиримой борьбой с неплательщиками зарплат»

11 августа 2016 года, 14:18

Телефонный разговор между Аманом Тулеевым и Алексеем Ивановым:

Иванов: «Аман Гумирович, здравия желаю!»

Тулеев: «Да, привет! У нас задолженность по Юрге, это мне понятно, сейчас работаем. „Ровер“ продвинулся как-то или не подвинулся?»

Иванов: «„Ровер“, они обещали загасить задолженность до 20-го числа за текущий месяц, чтобы у нас всё это упало».

Тулеев: «Ну проследи, ладно?»

Иванов: «Да, Аман Гумирович! Всё, там Данильченко отслеживает, а я с силовой точки зрения прямо, чтобы они не думали».

Тулеев: «Давай. А я по Юрге там буду уже предметно работать с этим, как так его там…»

Иванов: «Всё, Аман Гумирович, всё. Ну вы задачу поставили, чтобы задолженности …»

Тулеев: «Так, ладно, следствие, Калинкин нормально там, не???»

143417

Иванов: «Калинкин, да, Калинкин, всё нормально. Он никуда не отступит, будет двигаться. Движений пока, Аман Гумирович, никаких нет».

Тулеев: «На него, да?»

Иванов: «Да. Ну, вообще на него, ну, и в целом тут».

Тулеев: «Ну, он хоть воспрял духом-то?»

Иванов: «Да конечно, конечно! Ну, после и письма, и после таких событий, конечно, воспрял. Он теперь понимает, что не один. Он прям очень благодарен! Отработаем всё, прямо всё, потом».

Тулеев: «Давай, давай».

Пояснение Тулеева:

«Я не вижу в этом разговоре какого-либо отношения к событиям по предприятию шахта „Инская“. Судя по всему, в разговоре идет речь о поддержке руководства СК в связи с его непримиримой борьбой с неплательщиками заработной платы. Речь также идет о том, что администрация Кемеровской области настойчиво работает в том же направлении, в частности, по Юргинской ТЭЦ».

«При желании меня зацепить у них же ничего не получится, да?»

27 августа 2016 года, 22:14

Телефонный разговор между Аманом Тулеевым и Алексеем Ивановым:

Тулеев: «Алексей Владимирович!»

Иванов: «Да, Аман Гумирович, добрый вечер! Ну я кратко доложу: вышел Александр Филиппович на связь. Был на отдыхе там, на рыбалке…»

Тулеев: «Сам прямо вышел?»

Иванов: «Да, сам вышел, ага. Увидел мои звонки и вышел. Значит, он… ну, у нас разговор такой, в такой спокойной атмосфере, с учетом субботы и праздника. Значит, он видел Ваше выступление, смотрел, знает практически всё дословно. Я ему, единственное, дал вот этот комментарий о том, что… Ну, он говорит: «А что это за три уголовных дела, вот про которые там говорил губернатор? Я говорю: «Ну, это возвращение к теме шахты «Инской», в том плане, что вы стояли на нашей стороне и помогли, был такой посыл, ну, а это вот определенные структуры таким образом отреагировали. Но, в целом, в Вашу сторону всё положительно. И имей в виду, что все проекты, которые тебе поручили, надо ими заниматься! Ну я имею в виду Юргинскую ТЭЦ и машзавод. А защита и понимание с нашей стороны будут. Все! Поэтому вот ваша задача…»

Тулеев: «Ну он успокоился или нет?»

Иванов: «Да, он спокоен. У него очень позитивное настроение, он такой довольный».

Тулеев: «Ну, так же и Калинкину скажи, чтобы так же отвечал»

Иванов: «Да, Калинкин, да! Сегодня у нас был с ним тоже телефонный разговор. Он так, видимо, это…»

Тулеев:«Спасибо, Алексей Владимирович, молодец!»

Иванов: «Все по этому. Да, всё».

Тулеев: «Теперь еще: что вот в этой истории „Инской“ они копают? Это они копают под меня, что ли?»

Иванов: «Нет, Аман Гумирович, это, знаете как, это больше на Калинкина. То есть, они понимают, вот этими событиями мы как бы дали понять, что не надо на нас нападать, мы всё знаем и понимаем. Но они всё равно через следователя, вот всё равно будут пытаться в отношении следователя что-нибудь возбудить. Ну, а раз следователь, значит, Калинкин! Поэтому Калинкин-то очень у нас и просит помощи».

Тулеев: «Ну, а мы и помогаем, что?»

Иванов: «А мы ему помогаем, да».

Тулеев: «Теперь, значит, при желании вот меня зацепить у них же ничего не получится, да?»

Иванов: «Нет, тут ничего нету, Аман Гумирович. Не то, что… Речь даже не о Вас, они даже нас не смогут, вот тех, кто был там непосредственно на месте событий. Я думаю, конечно, по большому счету, им было бы интересно и нас тут привязать».

Тулеев: «Ну, да».

Иванов: «Вроде как вот два зама губернатора были там…»

Тулеев: «Но нечем, да?»

Иванов:«Нечем, да. Мы прямо в понедельник подготовим пакет документов, занесем, чтобы нам подкрепить свою позицию правовую. Ну и все, и я думаю, что на этом…»

Тулеев: «Ну, и Калинкину дай все же письмо это»

Иванов: «Калинкину, всё, поможем, да, Аман Гумирович!»

Тулеев: «Но Щукин, смотри, на тебе!»

Иванов: «Всё, всё, есть, Аман Гумирович! Есть, ага, есть!»

147929

Тулеев: «Спасибо тебе. Но я же по нему его не оскорблял, ничего. Просто сказал, вот дельный работник, да, там, все?»

Иванов: «Не-не-не! Он-то, наоборот, довольный! Он прям… Я его не слышал таким давно! Он и посмеивается, и такой как бы юмор».

Тулеев: «Довольный, да?»

Иванов: «Да, довольный, да. У него очень позитивное настроение, поэтому я вот вам все это передаю, чтобы это… Ну, спокойной ночи! Чтобы с настроением все было!»

Тулеев: «Да, понял».

Иванов: «Поэтому, все хорошо!»

Тулеев: «Поэтому, да. Спасибо за звонок! Хорошо! Спасибо!»

Иванов: «Есть, есть, Аман Гумирович, ага».

Пояснение Тулеева:

«Судя по тексту, в этом разговоре обсуждается юридическая перспектива заявления собственников шахты „Инская“ о якобы имевшем место вымогательстве акций. В тот момент я оценивал эту ситуацию, как попытку оказать давление на Калинкина и, возможно, на меня в связи с принципиальными действиями Следственного комитета по уголовному делу о невыплате заработной платы на шахте „Инская“».

«Не могу не поддерживать принятие мер к лицам, виновным в невыплатах заработной платы»

28 августа 2016 года (День шахтера), 10:28

Телефонный разговор между Аманом Тулеевым и Алексеем Ивановым:

Тулеев: «Алексей Владимирович, доброе утро!»

Иванов: «Да, Аман Гумирович, здравия желаю!»

Тулеев: «С праздником!»

Иванов: «Да, с праздником вас!»

Тулеев: «Обстановку узнавал, как?»

Иванов: «Да, обстановка нормальная, Аман Гумирович. Ничего особенного»

Тулеев: «Оперативникам звонил там, всё?»

Иванов: «Да, это я в дежурную часть ГУВД, ничего такого».

Тулеев: «Значит, я тебе что? Ещё раз напоминаю с утра. Шахта „Инская“ — мы на стороне Калинкина. Но ни ты, ни я нигде ни под какие эти не должны попадать даже близко!»

Иванов:«Ага, ага».

Тулеев: «Правильно, да?»

Иванов: «Ну правильно, правильно. Конечно, всё правильно. Мы таким путем и идём, Аман Гумирович. Да».

Тулеев: «Мы не попадаем же по юрисдикции? Ничего?»

Иванов: «Нет, нет, никак не подпадаем. Мы с Синицыным вот завтра подготовим нужный пакет документов, чтобы… Ну, я прям зайду, вам все откомментирую. Всё, мы их вот положили, и у нас все документы будут готовы. Это на всякий случай».

Тулеев: «Подстрахуй себя и меня».

Иванов: «Да».

Тулеев: «Даже близко чтобы ко мне это не было».

Иванов: «Да-да, Аман Гумирович! Все. Тут все нормально будет у нас».

Тулеев: «Хорошо, лично под твою ответственность».

Иванов: «Всё, это под мою ответственность».

Тулеев: «Теперь дальше. По „Роверу“ — то, мне говорят, так и не выполнил зарплату. Давай пишем прокурору. Пиши резко. Ну сколько можно писать в конце-то концов?! Пора употребить власть. Нарушается конституция, такая-то, вам писали пять или шесть раз. И нам нужно эти папки, как я тебе сказал, набрать, что вот — улица с односторонним движением. Они пишут, а нам даже не отвечают».

Иванов: «Аман Гумирович, так, а у нас, мы же по „Роверу“ всё. У нас задолженности нет по зарплате».

Тулеев: «Нету?»

Иванов: «Нету».

Тулеев: «Тогда неправильно доложили, что ли?»

Иванов: «Да, Аман Гумирович, прям помните вот на последнем аппаратном вам Данильченко чётко сказал, что по „Инской“, по „Юрмашу“, ну там по ТЭЦ и по „Роверу“ у нас ноль задолженности».

Тулеев: «А-а, ну поздравляю! Тебя в первую очередь!»

Иванов: «Да-да-да. Потому что всё, ноль. Да, всё, по „Роверу“ у нас ничего. Всё, есть!»

Тулеев: «Давай. Всё, спасибо»

Иванов: «Есть, Аман Гумирович. Есть, ага».

Пояснение Тулеева:

«Судя по представленному тексту, я прошу Иванова подготовить позицию, объясняющую мотивы действий органов власти Кемеровской области в ситуации с шахтой «Инская». Фраза «мы на стороне Калинкина», означает, что, в том числе, и его усилиями был достигнут результат по погашению задолженности по заработной плате. Я не юрист по образованию и не могу дать оценку законности задержания, ареста, стражи и т. п. Но в целом не могу не поддерживать незамедлительное властное принятие мер к лицам, виновным в невыплатах заработной платы.

«Ну было, да, было»

Следователь: С учетом всего комплекса представленных вам текстов телефонных разговоров с Вашим участием, касающихся ситуации вокруг АО «Разрез Инской», прошу ответить на ряд вопросов.

Что вам известно о ситуации с АО «Разрез Инской» в июле 2016 года (задолженность по заработной плате, протестная акция рабочих 08 июля 2016 года, принятые администрацией Кемеровской области меры по стабилизации ситуации на предприятии, участие в этом Иванова А. В., Данильченко А. В., Троицкой Е. А., Калинкина С. Н, Щукина А. Ф.)?

Тулеев: По большей части на настоящий вопрос я ответил выше. Могу лишь добавить, что 16 октября 2017 года Арбитражным судом Кемеровской области по делу № А27−13169 к акционерному обществу «Разрез Инской» применена процедура банкротства — наблюдение. Но предпосылки к принятию этого решения имелись задолго до этого и точно были по состоянию на 01 июля 2016 года.

Следователь: Что вам докладывали о выдвинутых 08 июля 2016 рабочими АО «Разрез Инской» требованиях?

148292

Тулеев: Мне докладывали, что рабочие отказываются спускаться в забой и приступать к работе ввиду невыдачи им заработной платы. Вопросы своевременности выдачи заработной платы указаны Президентом Российской Федерации как приоритетные и находятся на особом контроле.

Следователь: Какие поручения Вы давали своим подчиненным с целью разрешения кризисной ситуации на АО «Разрез Инской», с кем и какие переговоры вели по данной ситуации, какое Вы принимали участие в разрешении ситуации на АО «Разрез Инской» в июле 2016 года?

Тулеев: Я давал своим подчиненным поручение выехать на шахту «Инская» и провести совещание с участием правоохранительных и надзорных органов. Такое совещание было проведено с участием прокуратуры и Следственного комитета. По его итогам я дал поручение передать материалы в правоохранительные органы для принятия мер реагирования в соответствии с действующим законодательством, а также дал поручение разработать «дорожную карту» восстановления добычи угля на этом предприятии и поиска необходимых для этого людей и ресурсов. Иных задач не было и быть не могло. Повторюсь, что для меня было не принципиально, кто наведет порядок на предприятии — то есть, организует на нем работу. Ни о каком перераспределении собственности именно в пользу Щукина речи не шло.

Следователь: Подключали ли Вы Следственный комитет, прокуратуру и органы МВД к разрешению кризисной ситуации на АО «Разрез Инской», и с какой целью? Какие задачи ставились вами перед руководителями этих органов?

Тулеев: Я поручал Иванову А. В. подготовить и направить обращения по факту невыплаты заработной платы в компетентные правоохранительные органы. От последних я ожидал принятия мер в соответствии с требованиями закона. Принимать какие-либо противозаконные меры я ни Иванова, ни правоохранительные органы никогда не просил.

Следователь: Что вам известно о благотворительном фонде «Милосердие», подконтролен ли он администрации Кемеровской области? Известно ли вам, кто является основными меценатами фонда «Милосердие»? Взаимодействовали ли Вы каким-либо образом со Щукиным по перечислению последним денежных средств в указанный фонд, если да, то как именно?

Тулеев: Фонд «Милосердие» создан бывшими работниками администрации Кемеровской области для оказания помощи лицам, попавшим в сложные жизненные обстоятельства. Так как взаимодействие с фондом осуществляет комитет по управлению государственным имуществом Кемеровской области, который возглавляет А. А. Решетов, то его неформально называют «Фонд Решетова». Фонд откликается на просьбы администрации Кемеровской области об оказании помощи, в том числе и горнякам в данной рассматриваемой ситуации.

Насколько мне известно, помощь этому фонду оказывают собственники расположенных на территории региона предприятий. Делают они это добровольно, понимая, что сложная ситуация может возникнуть у кого угодно.

Следователь: Что Вы можете пояснить о перечислении Щукиным 100 млн. рублей в июле 2016 года на счет фонда «Милосердие»?

Тулеев: Я не отслеживаю все платежи, которые делают отдельные компании в этот фонд. Если Щукин перечислил в этот фонд 100 млн. рублей, то наверняка сделал это добровольно. Я помню, что действительно просил Иванова А. В. переговорить со Щукиным о компенсации фонду «Милосердие» 30 млн. рублей, которые были потрачены на выплату заработной платы. В отношении остальных денег я пояснить ситуацию не могу, так как не помню.

Следователь: Что Вы можете пояснить об организации взаимодействия между администрацией Кемеровской области и Сибирским управлением Ростехнадзора?

Тулеев: Отдельного нормативного документа, определяющего организацию такого взаимодействия, насколько мне известно, не существует. Профильный заместитель губернатора и соответствующий департамент осуществляют такое взаимодействие на основании утвержденных положений об этих подразделениях.

Следователь: Что вам известно об обстоятельствах проведения проверок Сибирским управлением Ростехнадзора предприятий ООО «Шахта «Грамотеинская» и ОАО «Шахта «Полосухинская», принадлежащих Щукину в июле 2016 года, и о принятии контролирующим органом решений о приостановлении деятельности указанных предприятий?

Тулеев: Из представленных текстов следует, что мне были известны только факты проведения этих проверок. Меня интересовали эти факты как лицо, заботящееся о пополнении областного бюджета и обеспечении промышленной безопасности на территории региона. Как следует из представленного разговора от 08 июля 2016 года в 14:17, мне об этих проверках, в том числе, сообщил Щукин. У меня нет и не может быть возможностей заставить Ростехнадзор находить нарушения при эксплуатации опасного объекта, если они объективно отсутствуют, ведь их как минимум нужно будет документально подтвердить.

Я также не заинтересован в замалчивании каких-либо нарушений на предприятиях, в том числе в угледобывающей отрасли, так как подобное попустительство может привести к серьезным техногенным авариям с многочисленными человеческими жертвами, что ранее уже случалось. Поэтому я убежден, что все проводимые проверки назначались, а их выводы и результаты оформлялись в соответствии с требованиями действующего законодательства.

Следователь: Предпринимали ли Вы лично и подчиненные вам сотрудники администрации Кемеровской области меры, направленные на принуждение Щукина к перечислению денежных средств в качестве пожертвования в конце июня — начале июля 2016 года?

Тулеев: Я лично не предпринимал и мне неизвестны факты принятия таких мер сотрудниками администрации.

Следователь: После 16 июля 2016 года предпринимали ли вы лично и подчиненные вам сотрудники администрации Кемеровской области меры, направленные на принуждение Щукина к участию в деятельности АО «Разрез Инской» после того, как он отказался от этого участия?

Тулеев: Я лично не предпринимал и мне неизвестны акты принятия таких мер сотрудниками администрации. Щукин, как и любой хозяйственник, исходит из собственной материальной выгоды. Вложив в производство на шахте «Инская», он мог бы получить прибыль. Если бы это было не так, его представители не стали бы и говорить с Цыганковым, а, в дальнейшем и с теневыми собственниками. Щукин — это серьезный бизнесмен, который сам определяет свою экономическую стратегию и тактику. Его активная позиция по поводу шахты «Инская» прослеживается и в представленных вами текстах разговоров.

Следователь: В ходе следствия установлено, что 06 июля и 19 июля 2016 года Ростехнадзором проведены проверки шахт «Полосухинская» и «Грамотеинская», которые повлекли остановку их деятельности. Согласно имеющимся доказательствам, в июле 2016 года, когда администрация Кемеровской области требовала у Щукина внесения денег в фонд «Милосердие», а также когда Щукин отказался от участия в деятельности АО «Разрез Инской», количество проверок Ростехнадзора резко увеличилось, как и увеличился количественный состав проверяющих, в том числе за счет сотрудников Ростехнадзора по Кемеровской области. Проводимые проверки в указанный период устанавливали именно те нарушения, за которые в качестве наказания было предусмотрено приостановление работы шахт. Что Вы можете пояснить по этому поводу? Инициировали ли Вы через руководство Сибирского регионального управления Ростехнадзора в июле 2016 года проверки угольных предприятий Щукина с последующей остановкой их деятельности, целью чего было принудить последнего к перечислению пожертвований, а также к его участию в деятельности АО «Разрез Инской»?

Тулеев: Никаких команд или указаний о проведении каких-либо незаконных проверочных мероприятий шахт «Полосухинская» и «Грамотеинская» с заранее оговоренным результатом я никогда не давал и не мог давать, так как Сибирское региональное управление Ростехнадзора мне не подчиняется.

Следователь: В ходе телефонного разговора со Щукиным 08 августа 2016 года в 15:36 была затронута эта тема, Щукин высказал претензию: «Я за Вас всегда, а только уехал — сразу шахты стали останавливать! Зачем?». В ответ Вы, вздохнув, произнесли: «Ну было, да, было». Что Вы можете пояснить по этому поводу?

Тулеев: Фразой «Ну было, да, было» я не подтверждаю какие-либо свои якобы имевшие место указания об остановке деятельности шахт, а лишь констатирую факты их остановки, о которых мне докладывали подчиненные. Я таким образом выразил сочувствие Щукину который, конечно, был расстроен фактами остановки принадлежащих ему угольных предприятий.



Комментарии:
В связи с событиями, происходящими в мире, мы призываем вас к трезвому и взвешенному комментированию материалов на нашем сайте.

Мы с уважением относимся к праву каждого человека высказывать свое мнение. В то же время Тайга.инфо не приветствует призывы к агрессии, экстремизму, межнациональной вражде.

Также просим воздерживаться от оскорблений, в частности националистического характера.

Высказанные ниже мнения могут не совпадать с мнением редакции. Редакция не несет ответственности за содержание комментариев.

Не допустимы и удаляются комментарии, которые нарушают действующее законодательство и содержат:
  1. оскорбления личного, религиозного, национального, политического, рекламного и иных характеров;
  2. ссылки на источники информации, не имеющей отношения к обсуждаемой теме.
Нажимая кнопку «Комментировать», вы безоговорочно принимаете эти условия.

Рубрика:

Тип публикации:

Регионы:

Персоны:


Новости из рубрики:


© Тайга.инфо, 2004-2020
Версия: 5.0

Почта: info@taygainfo.ru

Телефон редакции:
+7 (383) 3-195-520

Издание: 18+
Редакция не несет ответственности за достоверность информации, содержащейся в рекламных объявлениях. При полном или частичном использовании материалов гиперссылка на tayga.info обязательна.

Яндекс цитирования Яндекс.Метрика