«Очень странные дела творятся здесь»: The New York Times рассказала о рекордном потеплении на севере Сибири

© zoxexivo.com
«Очень странные дела творятся здесь»: The New York Times рассказала о рекордном потеплении на севере Сибири
28 Июн 2020, 09:50

Заполярные города и деревни Сибири страдают от рекордной жары. В лесах пылают пожары, тающая вечная мерзлота наносит ущерб зданиям, люди с трудом переносят изменения погоды. Славившийся своим морозом Верхоянск внезапно установил рекорд по теплу.

Тайга.инфо публикует с незначительными сокращениями перевод статьи «A Historic Heat Wave Roasts Siberia» американской газеты The New York Times. В ней рассказывается, как самая жаркая в истории Сибири погода влияет на природу и жизнь местного населения.

На прошлой неделе температура в деревне Русское Устье, расположенной на берегу Восточно-Сибирского моря, достигла 31 градуса тепла. «Природа наказывает нас, наверно. Мы были чересчур жадными в обращении с ней», — считает глава села Сергей Портнягин.

Разрастаются лесные пожары. Рыбная ловля становится более скудной, а гнус — злым. Люди занавешивают свои окна фольгой и одеялами в поисках спасения от полуденного солнца.

На прошлой неделе столбик термометра в якутском Верхоянске показал около 38 градусов тепла — возможно, это высочайшая когда-либо зафиксированная за Полярным кругом температура. В 1892 году населенный пункт поставил рекорд как самое холодное место северного полушария — с 67 градусами мороза.

Еще до потепления 2020 года перемена климата влияла на жизнь северян, вызывая глобальные последствия. «Очень странные дела творятся здесь. Наши растения, животные и жители не готовы к палящей жаре», — говорит якутский ученый Роман Десяткин. Он изучает таяние вечной мерзлоты.

С каждым жарким арктическом летом большая часть мерзлоты превращается в воду: затапливаются пастбища, перекручиваются дороги, разрушаются здания и береговая линия рек. Таяние мерзлоты приводит к высвобождению парниковых газов, хранившихся внутри земли, а это ведет к глобальным последствиям.

Для России более теплый климат имеет некоторые плюсы. Власти надеются, что отступающий лед даст расширить морскую торговлю для судов, идущих в Азию и Европу через Северный ледовитый океан. К тому же свободная ото льда акватория откроет доступ к нефти и газу под водой.

Но за это придется платить: устранение ущерба зданиям и инфраструктуре, причиненного растаявшей мерзлотой, может обойтись к 2050 году в более 100 млрд долларов, подсчитали ученые. В мае из-за проседания свайного фундамента в Норильске произошла разгерметизация топливного резервуара. В водоемы попали около 20 тыс. тонн нефтепродуктов.

Мэр якутского Среднеколымска Николай Чукров повесил покрывало на внутреннюю раму окна, чтобы укрыться от солнечного света. В магазинах города закончились вееры.

По его словам, жара идет на пользу детям, резвящимся в реке, и огородникам, у которых теперь больше времени на выращивание овощей. Но вместе с этим тепло принесло огромной рой гнуса. «Это страшно даже», — говорит Чукров.

Едкий дым от природных пожаров уже прошел над Среднеколымском и другими сибирскими деревнями. Пожароопасная обстановка в этом году обострилась. Только дождь мог потушить огонь, говорит мэр Среднеколымска, а сейчас его нет.

Глава села Русское Устье Сергей Портнягин говорит, что огонь добрался и до тундры. За последние тридцать лет все ветхие строения в деревне попадали в реку из-за эрозии, вызванной таянием мерзлоты. Последние пять лет Портнягин начал замечать птиц, которые никогда раньше не прилетали так далеко на север.

«Тундровые цветы, которые обычно распускаются в середине-конце июля, уже цветут. Люди, не привыкшие к жаре, мучаются от головных болей и проблем с кожей», — говорит глава Русского Устья. Водившаяся в изобилии рыба ушла на глубину из-за теплой воды — от этого «страдают рыбаки».

В месте, где Колыма впадает в Восточно-Сибирское море, живет коренная община оленеводов. Изменившийся климат также повлиял на их сезонную жизнь. Лед в море вскрылся раньше обычного, раньше прилетели перелетные птицы, в тундре начали расти незнакомые растения.

Лидер общины Петр Каургин говорит: «Все как-то меняется. Старшие раньше могли предсказать, каким будет лето, а какой зима. Мы уже точно не можем сделать этого».

Источник: «A Historic Heat Wave Roasts Siberia». The New York Times, Антон Трояновский (при участии Олега Мацнева), 25 июня 2020 года


Комментарии:
В связи с событиями, происходящими в мире, мы призываем вас к трезвому и взвешенному комментированию материалов на нашем сайте.

Мы с уважением относимся к праву каждого человека высказывать свое мнение. В то же время Тайга.инфо не приветствует призывы к агрессии, экстремизму, межнациональной вражде.

Также просим воздерживаться от оскорблений, в частности националистического характера.

Высказанные ниже мнения могут не совпадать с мнением редакции. Редакция не несет ответственности за содержание комментариев.

Не допустимы и удаляются комментарии, которые нарушают действующее законодательство и содержат:
  1. оскорбления личного, религиозного, национального, политического, рекламного и иных характеров;
  2. ссылки на источники информации, не имеющей отношения к обсуждаемой теме.
Нажимая кнопку «Комментировать», вы безоговорочно принимаете эти условия.


Новости из рубрики:

Мнения
Почему школы должны быть переведены на дистант
Алексей Мазур
Скорость распространения пандемии может упасть и сама – когда все переболеют. Но вряд ли кто-то сможет предсказать, сколько коек понадобится в этом случае, и хватит ли мощности крематориев.
На эту же тему
© Тайга.инфо, 2004-2020
Версия: 5.0

Почта: info@taygainfo.ru

Телефон редакции:
+7 (383) 3-195-520

Издание: 18+
Редакция не несет ответственности за достоверность информации, содержащейся в рекламных объявлениях. При полном или частичном использовании материалов гиперссылка на tayga.info обязательна.

Яндекс цитирования Яндекс.Метрика