«Грамотных людей у нас не очень хотят»: монолог уволенного за акцию 23 января преподавателя новосибирского колледжа

© предоставлено Алексеем Алексеевым
«Грамотных людей у нас не очень хотят»: монолог уволенного за акцию 23 января преподавателя новосибирского колледжа
11 Фев 2021, 10:00

Преподавателя физики Новосибирского промышленно-энергетического колледжа Алексея Алексеева уволили после участия в акции 23 января в поддержку Алексея Навального. Руководство учреждения объяснило сокращение якобы многократным «неисполнением трудовых обязанностей». Алексеев рассказал Тайге.инфо, зачем вышел на акцию 23 января, как администрация колледжа давит на сотрудников и почему он хочет изменить эту систему.

Независимый депутат горсовета Новосибирска Хельга Пирогова 10 февраля опубликовала у себя в фейсбуке историю преподавателя промышленно-энергетического колледжа города Алексея Алексеева.

Мужчину уволили 9 февраля из образовательного учреждения по статье Трудового кодекса РФ за «неоднократное неисполнение работником без уважительных причин трудовых обязанностей», говорится в приказе исполняющей обязанности директора колледжа Юлии Тарасовой. Алексеев получил пять дисциплинарных взысканий — четверо из них были вынесены всего за неделю, с 27 мая по 2 июня 2020 года. 

Однако, как считает сам преподаватель, реальным поводом к увольнению стало его участие в акции протеста 23 января в Новосибирске и пост во «Вконтакте» о митинге без указания времени и маршрута.

И.о. директора Юлия Тарасова в обращении к Алексееву 27 января упрекнула подчиненного в том, что из-за его «призывов» на акции был задержан студент колледжа, а сам преподаватель «манипулировал несовершеннолетними».

Преподаватель промышленно-энергетического колледжа Юлия Азарова в комментариях к публикации депутата горсовета заявила, что Алексеев, по ее мнению, «не брал ответственность ни за что, кроме занятий», не заполнял журналы и оскорблял коллег в рабочем чате.

В июне 2020 года директора Новосибирского промышленно-экономического колледжа Михаила Гутенёва арестовали по уголовному делу о крупном взяточничестве (ч. 5 ст. 290 УК). По версии следствия, он потребовал 241 тыс. рублей от подрядчика за приемку ремонтных работ в колледже, который проводился за счет бюджета.

Тайга.инфо поговорила с уволенным преподавателем об отношениях с руководством колледжа и коллегами, объяснительных в полиции после акции протеста и мнении о происходящем в России сегодня. Редакция публикует с незначительными сокращениями расшифровку 40-минутного разговора, для ясности беседы вопросы корреспондента Тайги.инфо опущены.

Давление и увольнение

Если говорить глобально, они [администрация колледжа] хотели меня уволить очень давно и искали разные способы — и тут такой повод появился. Мне другие преподаватели говорили: «Не обращай внимания, не уволят, это просто пугают». За этот митинг, наверно, указание сверху пришло, потому что все прошло очень быстро.

Меня еще хотел уволить директор [Михаил Гутенёв], которого арестовали за взятку. [Сейчас и.о. директора Юлия] Тарасова тогда работала заместителем по учебно-воспитательной работе.

Директор уволил отдел кадров, вынудил уйти отдел дополнительного образования. Он [Гутенёв] разогнал много административных [сотрудников] и преподавателей. Лишил нас премии, понизил зарплаты. Меня он не смог уволить, потому что я сопротивлялся, профсоюз был на моей стороне.

Последние полгода администрация усиленно работала [против меня], создавали напряженную атмосферу. Но то, что они решатся на это [увольнение] — я не ожидал. Тем более в середине учебного года.

Кто-то на меня донос написал. В полицию, наверно. Что я якобы агитировал студентов, и припечатали мою страницу «ВКонтакте» как доказательство. А я не агитировал.

Приезжали сотрудники полиции, опрашивали студентов. По их словам, преподаватели говорили: «Да вы скажите, что он агитировал, мы его уволим». Открытым текстом. Студенты возмущались, считали это несправедливым.

Акция 23 января и допрос в полиции

Многие студенты [накануне 23 января] меня спрашивали, [пойду ли на шествие в поддержку Навального]. Я подумал, нужно посмотреть, что же там будет.

Плакаты я не носил, кричалки не кричал, наблюдал. Хотел выразить свое мнение законными методами, не создавая препятствий. Я никого из студентов не агитировал, всегда говорил: «Думайте сами». Во «ВКонтакте» только написал. Ну, сильно агитировал? 

Студент М. Забелин, [которого упоминает в обращении 27 января и.о. директора колледжа], дал показания, что не читал меня, что я не призывал его. На вопрос студентов «А вы за Навального?», я отвечал: «А вы как сами думаете?» — или вовсе уходил от ответа. Мы же физикой занимаемся.

Юрист [колледжа] и директор Юлия Викторовна [Тарасова], видимо, решили, что они без проверки привлекут меня [к ответственности]. Приукрасили, что я якобы манипулировал студентами. Но ни полиция, ни прокуратура не нашли состава.

Полицейские пришли ко мне утром в пятницу, 29 января. Я спросил, можно ли не идти с ними: мне ответили, что нельзя. Сначала участковый взял на месте объяснение, а потом мы на личном автомобиле какого-то мужчины [в штатском] доехали до отделения в [Ленинском районе Новосибирска].

Меня еще раз опрашивали, участковому постоянно кто-то звонил из «СГУ» — главное управление МВД по Сибири, наверное. Он говорит, что нет состава, не усматривается, а они: «Давайте еще, по-другому». Какой-то из их начальников сказал: «У нас к вам нет претензий, но давайте еще одну объяснительную напишете. Вы не указали, где родились». Кто-то из полицейских звонит начальству: «Можно его отпускать?» А там: «Нет, не отпускайте».

Взяли отпечатки пальцев, сфотографировали. Я попросил протокол о доставлении, хоть что-то, чтобы принести на работу, я же занятия должен был вести. Ничего мне не давали.

Потом участковый отвел меня в прокуратуру Ленинского района. Шли пешком три километра, потому что машин не было. Помощник прокурора сказала мне: «Мы вас не задерживаем, можете идти». Я написал в полицию, прокуратуру о том, чтобы меня ознакомили с материалами проверки. Мне сказали, что будут рассматривать десять дней. К 11 февраля, может, пришлют.

Они все сильно политизировали, я же не какой-то активист. Я поддерживаю начинания коалиции [«Новосибирск 2020»] и всю борьбу, но я не готов говорить: «Всех в тюрьму!» Я не такой резкой риторики.

Я разделяю беспокойство за нашу страну: когда невинных людей травят, убивают, а люди согласны с этим. Вот это самое плохое — что мы терпим. Когда нарушают права одного человека смелого, а мы: «Так ему и надо! Куда он полез?» Все равно надо поступать по закону, в честной и справедливой борьбе. Я просто не мог не выйти.

Отношения с коллегами и руководством колледжа

Я считаю, увольнение сильно связано с митингом. Если бы не было митинга, они бы не уволили, потому что [прошлые] поводы совершенно ерундовые. Сами занятия, считаю, я вел хорошо. Мне меняли [учебное] расписание, а потом говорили, что я не пришел. А я открыто говорил: «Что вы делаете?»

В субботу 23 и 30 января отменили очные занятия для студентов. Они вышли с «дистанционки» и должны были как обычно заниматься. Я спросил, законно ли это — и меня удалили из рабочего чата. Занятие в Zoom’е — это ерунда, контроля никакого, но всем удобно. И на меня преподаватели обиделись, что теперь и по субботам должны учиться.

[Написавшая Хельге Пироговой преподаватель колледжа] Юлия Азарова выступает на стороне администрации. Она на хорошем счету, получает премии за внеучебную активность — учеба там на третьем месте. Студенты участвуют в КВН, танцах, всякой ерунде, образования не получают. 

Они не учатся [в дистанционном формате], а мы их не отмечаем, потому что такие указания. Когда я напоминаю об этом, меня обвиняют в распространении клеветы, очень обижаются.

Где-то она преувеличивает, например, когда говорит, что я закрываю дверь во время занятий. С ее слов кажется, как будто бы студенты находятся внутри кабинета. Нет, я не закрываю дверь на ключ во время занятий. Когда у нас было дистанционное обучение, через Zoom, тогда я закрывал дверь. Потому что ко мне постоянно заходили посторонние или от сквозняка дверь открывалась.

У нас не очень компетентная руководительница [Юлия Тарасова], да и предыдущий [Михаил Гутенёв] тоже. Система такая, что их ставят по знакомству. Они деньги себе забирают, нам платят меньше, относятся без уважения.

На сайте министерства образования ежегодно публикуется зарплата директора, бухгалтера и трех заместителей. Я составил график по трем годам. Исполняющая обязанности директора стала получать больше среднегодовой суммы на 20 тыс. рублей.

Директор [Михаил Гутенёв] около 100 тыс. рублей получал, у бухгалтера 95 тыс., у заместителей по 80 тыс. Я получал 19 тыс. рублей за полторы ставки. Корень противоречия, конфликта интересов в том, что директор сам делит деньги.

Снаружи у них все хорошо, отчеты в министерство подают, но образование плохое. У них [администрации] нет заинтересованности в образовательном процессе. Говорят, что колледж у нас хороший. Пиар у нас хороший, хорошее составление документов, а образование плохое. Когда шла аккредитация, студентам [на экзаменах] просто выдавали готовые решения, чтобы они списывали.

Сейчас атмосфера в коллективе склочная: многие люди ушли. Грамотных людей у нас не очень хотят. Недавно совмещающие преподаватели ушли по собственному желанию. Набрали других сотрудников, которые просто выполняют указания, а студентам с ними, конечно, не так интересно.

Цели в образовании и планы на суд

Я предлагал [руководству колледжа], как лучше организовать учебу. Просил, грубо говоря, купить пачку бумаги или планшет. Я вел физику в кабинете без лаборатории: 40 кв.м. на 16 человек, даже без вентиляции. Я много требовал, их это напрягало.

Я написал письмо директорам местных заводов — «СИБЭКО», «Российская энергетическая система» — о том, что наш директор [Михаил Гутенёв] арестован уже больше полугода, поэтому предложите свою кандидатуру директора. И попросил еще какое-нибудь списанное оборудование для лаборатории. Их [администрацию] это тоже очень задело: «Это оскорбление, вы на нас клевещете».

Моя цель: улучшить обучение для студентов колледжа, в частности по физике. Чтобы дали лабораторию, оборудование, чтобы хотя бы обратили внимание. Я хотел бы изменить эту систему.

Конечно, я буду подавать в суд на колледж. Если дойдет до суда, думаю, вскроется много поддельных актов [в отношении меня]. Я напишу министру [образования Новосибирской области], чтобы они не подделывали это.

Я хотел бы восстановиться в должности, потому что мне [увольнение по статье] в трудовой не нужно. Я предлагал увольнение по соглашению сторон — тогда бы и не было ничего — но они четко решили так.

Если директор сменится, и мы с ним договоримся, то я продолжу работать в колледже. А если останутся те же, то, может быть, восстановлюсь и уволюсь по собственному желанию.

В марте 2017 года преподавателя Сибирского федерального университета (Красноярск) Михаила Константинова уволили после показа на занятии расследования Алексея Навального «Он вам не Димон» о недвижимости бывшего президента и премьер-министра РФ Дмитрия Медведева. 

Преподавателя Бурятского республиканского педагогического колледжа Светлану Остапчук дважды увольняли после участия в митингах КПРФ и акции солидарности с протестующими жителями Хабаровска. 

Беседовал Егор Федоров





Новости из рубрики:



© Тайга.инфо, 2004-2022
Версия: 5.0

Почта: info@taygainfo.ru

Телефон редакции:
+7 (383) 3-195-520

Коммерческая служба:
+7 (383) 3-192-552

Издание: 18+
Редакция не несет ответственности за достоверность информации, содержащейся в рекламных объявлениях. При полном или частичном использовании материалов гиперссылка на tayga.info обязательна.

Яндекс цитирования