Путин поговорил с красноярским губернатором о топляках

© kremlin.ru. Владимир Путин и Александр Усс (справа)
Путин поговорил с красноярским губернатором о топляках
11 Май 2021, 14:40

Президент РФ Владимир Путин встретился с красноярским губернатором Александром Уссом. Они обсудили трату 1 млрд на проект метро и топляки.

Кремль опубликовал стенограмму встречи Путина с Уссом. Когда она прошла не уточняется, но известно, что губернатор был в Москве еще в середине апреля.

Тайга.инфо перепечатывает диалог.

Путин: Александр Викторович, знаю, что вопросов у Вас много. Давайте начнём с общей социально-экономической ситуации.

Усс: Владимир Владимирович, прежде всего огромное спасибо за поддержку в этот сложный период, ну и, естественно, за возможность такой личной встречи, которая для меня очень важна. Поэтому действительно, как Вы и сказали, я очень коротко расскажу в целом о ситуации в крае, включая, естественно, пандемию. Ну и далее у меня будет, если позволите, ряд просьб, вытекающих из этого.

Путин: Конечно.

Усс: По пандемии: надо сказать, что край вообще отличался целым рядом характеристик, которые предопределили особую сложность. Это и большая территория, это значительное число въехавших перед началом пандемии из-за рубежа туристов, отпуска. Ну и кроме этого наличие больших строек, а это значит вахтовых посёлков. Вы помните, в мае мы пережили очень сильный удар на «Полюс-золото», когда в течение двух недель заболело порядка 1200 человек. Спасибо Вам и Минобороны, они помогли нам купировать эту ситуацию. Потом мы приобрели, что называется, боевой опыт, и значительно проще проходили ситуации такого плана.

В целом хочу сказать, что по основным контролируемым базовым показателям край выглядел очень уверенно по пандемии и занимал где-то 40–60-ю позицию. Очень сложным для нас был ноябрь и начало декабря. У нас было развёрнуто более семи тысяч ковидных коек, сформировано 283 ковидные бригады. Кстати говоря, мы практиковали и региональные выплаты, для этого выплатили из нашего бюджета 3,5 миллиарда.

Путин: Врачам, да?

Усс: Да. одиннадцать, если я не ошибаюсь субъектов Федерации, где практиковались такие региональные выплаты. Мы могли себе это позволить.

В целом сейчас ситуация стабилизируется, и это совершенно очевидно. Количество таких коек мы сократили в три раза. При нашем потенциале по тестам до 18 тысяч ежедневно мы можем тестировать. На самом деле выявляется 100–120 человек. Количество ограничений минимальное, и поэтому мы при необходимости и осложнении обстановки, конечно, можем развернуться очень быстро, имея и серьезное материальное обеспечение сегодня. В частности, могу сказать: мы начинали с двух КТ, теперь у нас 21 КТ. В три раза увеличилось количество рентген-аппаратов. И в целом система здравоохранения в условиях этого вызова очень сильно укрепилась.

Путин: А вакцинация как идёт?

Усс: По вакцинации: мы должны к осени обеспечить вакцинирование порядка 1300 тысяч человек. Всё идёт по графику. Развёрнуто более 100 прививочных пунктов. Поэтому с учётом графика поставок мы без задержек всё это реализуем. У нас есть свои проблемы, связанные с удалёнными территориями, поэтому с Михаилом Альбертовичем [Мурашко] мы договорились о поставках нам, так скажем, нестандартных видов вакцин, которые не требуют жёстких условий хранения, но в то же время срок их использования ограничен. Сам механизм этот отлажен.

По экономике, Владимир Владимирович: в целом, естественно, пострадали очень серьезно те отрасли, которые были ориентированы на потребительский спрос, это совершенно очевидно. Но наши самые тяжёлые прогнозы, по счастью, не оправдались. Вначале некоторые эксперты говорили о том, что мы можем потерять до 25 процентов доходной части бюджета. По итогам мы не только ничего не потеряли, мы закончили год даже с небольшим профицитом. Это и благодаря помощи Минфина, главным образом связанной с мероприятиями по пандемии, ну и собственной, я бы так сказал, сдержанной политике расходов.

Вы хорошо помните, когда я Вам докладывал после Универсиады, у нас государственный долг был 104 миллиарда, теперь он 77. То есть мы его сократили очень серьезно за два этих года, он составляет 35 процентов доходной части бюджета при разрешённой в Минфине пятьдесят, а Бюджетный кодекс позволяет сто. Поэтому мы чувствуем себя с финансовой точки зрения достаточно комфортно и уверенно.

Второй момент, который, так уж получилось, также отличает с позитивной точки зрения год, который мы прошли, – это резкий инвестиционный рывок. Комплексный инвестиционный проект «Енисейская Сибирь», которому Вы дали старт в 2018 году, накануне Универсиады, он, если можно так выразиться, «полетел».

У нас стартовал целый ряд проектов: «Полюс-золото» – ЗИФ-5, Сырадасайское месторождение угля в Арктике, на Таймыре. Мы начали строительство Высокогорского моста к богатейшим месторождениям на правом берегу Енисея, причём начали эту стройку на год раньше. У нас есть основания полагать, что в 2023 году этот стратегический мост для нас будет введён.

Естественно, «Восток Ойл» – это вообще без комментариев. И речь идёт не только о том, что это будет крупнейшая нефтегазоносная провинция мира, но, на мой взгляд, этот проект станет базой для фронтального подъёма экономики, коль скоро компания и менеджмент очень заинтересованно относятся к вовлечению в этот процесс других предприятий, находящихся на территории Красноярского края. Кооперация в области сервиса, машиностроения, образования отличает этот проект.

Так уж получилось, что крупные компании – перечень я могу продолжать – начинают рассматривать Красноярск как некий инвестиционный центр и переводят свои управляющие структуры в город Красноярск.

Поэтому я взял этот альбом. Мы после Универсиады не останавливаемся, мы город преображаем, делаем его лучше. И, учитывая эту тенденцию, намерены сделать так называемый Красноярск-Сити для размещения офисов крупных компаний. Вы их знаете.

В частности, «РусГидро», я так понимаю, что в том числе и по Вашему поручению, рассматривает эти тенденции, «Полюс», СУЭК и так далее. То есть мысль о том, что Красноярск может стать таким инвестиционным центром, и не только Сибири, приобретает свои реальные очертания.

Владимир Владимирович, если позволите, я бы очень коротко еще остановился буквально на трех отраслях, которые для нас очень значимы.

Первая – это, конечно, сельское хозяйство. Я сам по рождению сельский житель, поэтому для меня это очень важно. В этом году мы собрали рекордный в полном смысле слова урожай в Красноярском крае за всю историю. Самая высокая урожайность с гектара от Урала до Дальнего Востока, валовой сбор зерна тоже.

Сумели увеличить до 178 процентов экспорт и переходим к строительству завода по глубокой переработке зерна. По масштабу это единственный завод такого рода, 30 миллиардов вложений в один завод. Он будет ориентирован на производство глютена, а также экспортного продукта – биоразлагаемого пластика. То есть это продукция с высокой добавленной стоимостью. Это иной, вообще говоря, подход к технологиям.

По лесу, Владимир Владимирович: хотел бы здесь отметить прежде всего тот факт, что мы еще два года назад взяли курс на так называемую декриминализацию лесной отрасли, где с этим есть серьезные проблемы. В прошлом году мы всё-таки решили за свой счет ввести 100 единиц лесных инспекторов. И сумели, несмотря на все сложности, связанные с пандемией, проверить практически все лесосеки. До порядка там, конечно, еще далеко, откровенно говоря, но тем не менее сам факт того, что это сделано, он, естественно, обладает серьезным профилактическим свойством.

Пожары: для нас это действительно серьезная проблема, особенно применительно к «северам». Площадь лесных пожаров сократилась в пять раз. Естественно, это результат и работы, ну и погодных условий. Очевидно, что многое зависит от того, как складывается ситуация по климату.

Я хочу, пользуясь случаем, искренне Вас поблагодарить за поддержку предложения по созданию северного лесопожарного центра. Пять миллиардов выделено, коллеги разворачиваются. Это серьезная техника, 120 единиц техники, шесть вертолётов. Я думаю, что к сезону мы полетим.

По лесовосстановлению: на 30% увеличили. Мы хотели бы сделать завод по лесоматериалам, скажем так, посадочным материалам, который будет работать не только на Красноярский край, но и на всю Сибирь.

И что касается основного, это, конечно, в лесу производство. Если вести речь о лесозаготовках, то они упали на уровне статистической погрешности – один-полтора процента. Но я не рассматриваю это как отрицательный факт, имея в виду, что всё-таки Вы обозначили курс на запрет вывоза необработанного леса. Поэтому, если здесь у нас есть небольшое падение, то по производству продукции из леса – пиломатериалы, фанера, каркасное домостроение – увеличение произошло от шести до двенадцати процентов в этот сложный год. Поэтому я уверен: коль скоро вот такой курс взят, то Красноярский край, двигаясь в этом направлении, сможет эту нишу заполнить и удержаться, а может, и упрочить свои лидирующие позиции.

И в завершение, Владимир Владимирович, о транспорте – приятно, конечно, говорить о хорошем, где есть результаты: в этом году у нас произошло тоже очень значимое историческое событие: на Средне-Невском судостроительном заводе мы заложили два самых больших пассажирских лайнера для Енисея. Мы 20 лет жили этой мечтой, когда на Волгу ушел «Антон Чехов».

Путин: Сколько пассажиров?

Усс: 240 пассажиров. Это именно пассажирский, не чисто туристический. Поэтому, как коллеги нам объясняют, это самые современные и большие суда: «Андрей Дубенский», который был основателем Красноярска, и «Виктор Астафьев» – Виктор Петрович Астафьев, наш легендарный литературный классик. Поэтому я надеюсь, что в 2023 году Вы сможете на таком судне всё-таки пройти по Енисею.

Далее: применительно к авиации что бы я хотел сказать? Именно Вам принадлежит инициатива строительства рулёжной дорожки. Когда Вы были у нас, посещали аэропорт, честно говоря, мы как-то не думали об этом спросить, Вы сами спросили о том, какое количество взлётов и посадок, и сказали, что их надо увеличивать.

Строительная готовность рулежной дорожки – 90%, осталось светосигнальное оборудование. Мы в мае полетим. Это обеспечивает двукратное увеличение количества взлётов и посадок, что является просто необходимым с учётом того, что по Вашему поручению «Аэрофлот» рассматривает Красноярск как второй домашний аэропорт. И кроме этого к нам пришла крупнейшая грузовая авиакомпания «Волга-Днепр». Несмотря на то что пассажиропоток прогнозируемо упал в аэропорту, но «Волга-Днепр» увеличила перевозку грузов в 2,5 раза, создав так называемый стерильный аэропорт – определенное дополнительное условие по перевозке груза. В итоге мы все свои финансовые показатели выполнили.

У нас на повестке дня завершение создания региональной компании, «КрасАвиа» приобрела два современных судна ATR-42, вместе с компанией NordStar мы делаем консорциум. У нас будет семь современных воздушных судов. Пожалуй, по российским, по сибирским меркам это очень серьёзная региональная компания. Край мы закроем и будем летать, естественно, в соседние регионы.

Хотели бы, Владимир Владимирович, обеспечить соединение двух параллельных взлетно-посадочных полос – это аэропорт Черемшанка, он справа находится, если ехать от города, и основной аэропорт Емельяново. Когда-то наши предшественники такие стратегические мысли имели. Мне кажется, что мы стоим на пороге принятия такого решения.

И еще тема – метро. Это как бы отдельный вопрос, тем не менее я хочу сказать, что проект, который мы перерабатывали, благодаря вам выделен дополнительно миллиард, мы его завершили. Проект, что касается первого этапа, находится в экспертизе.

Поэтому я бы хотел применительно к аэропорту, Владимир Владимирович, и применительно к метро две просьбы. Я с Маратом Шакирзяновичем [Хуснуллиным] обсуждал эту тему – мне кажется, учитывая высокий статус и того и другого проекта, это не краевой уровень на самом деле, – чтобы он предметно оценил перспективы вначале того и другого, ну а затем бы мы подумали, что называется, по финансированию.

Вот в целом, что я хотел Вам доложить.

Путин: Хорошо.

Что касается развития авиационного узла, то это абсолютно естественное дело, имея в виду географию Красноярска, в центре находится, там много точек пересечения различных маршрутов. Ну об этом уже давно говорится. По метро тоже сейчас поговорим.

А от Красноярской ГЭС до Саяно-Шушенской сколько там, 600 километров?

Усс: Меньше.

Путин: 450?

Усс: Да, где-то так.

Путин: С топляками что там делать? А то они пассажирские суда там еще повредят.

Усс: Ну видите, это ограниченный судоходный участок, это так называемое Красноярское море. Собственно, море где-то порядка 350 километров. Его регулярно чистят, но, Вы абсолютно правы, это серьезная проблема. Поэтому там ходят суда все-таки со специальными системами защиты. Что касается теплоходов, о которых я упомянул, то они идут от Красноярска вниз. И, кстати, в этом году, несмотря на пандемию, благодаря компании «Водоход», они, в общем, рискнули и при нашей поддержке модернизировали теплоход «Максим Горький» и впервые за 20 лет совершили 13 круизных походов туда, до самого севера, что называется.

Вот эти суда, они будут ходить как раз именно в этом направлении.

Путин: Понятно. Хорошо.





Новости из рубрики:



Тайга.ТВ


© Тайга.инфо, 2004-2021
Версия: 5.0

Почта: info@taygainfo.ru

Телефон редакции:
+7 (383) 3-195-520

Коммерческая служба:
+7 (383) 3-192-552

Издание: 18+
Редакция не несет ответственности за достоверность информации, содержащейся в рекламных объявлениях. При полном или частичном использовании материалов гиперссылка на tayga.info обязательна.

Яндекс цитирования Яндекс.Метрика