Ученые застряли на год в Арктике специально, чтобы изучить изменение климата

© theoryandpractice.ru. Экспедиция MOSAiC
Ученые застряли на год в Арктике специально, чтобы изучить изменение климата
05 Июн 2021, 04:45

Зачем в Арктике люди в эпоху дронов, как коронавирус помешал ученым и какие загадки скрывает Северный Ледовитый океан — об этом научному обозревателю Тайги.инфо Илье Кабанову рассказал сотрудник Британской антарктической службы Маркус Фрей. В 2020 году он участвовал в международной экспедиции MOSAiC, направленной на изучение изменения климата в Арктике.

Тайга.инфо: Зачем была нужна экспедиция MOSAiC?

— MOSAiC — многопрофильная дрейфующая обсерватория по изучению изменений климата, это годовая экспедиция к центру Северного Ледовитого океана. Ее цель — детальное изучение всех кусочков огромного климатического пазла, понимание происходящих изменений климата. Мы надеемся усовершенствовать существующие климатические модели и улучшить понимание процессов, что в итоге позволит точнее прогнозировать климат в Арктике и за ее пределами.

Тайга.инфо: Чем она отличается от других арктических миссий?

Первым нечто подобное сделал норвежский исследователь Фритьоф Нансен, который на борту деревянного судна «Фрам» изучал течения Северного Ледовитого океана. Затем были и другие экспедиции. Например, станции на дрейфующих льдах российского Арктического и антарктического научно-исследовательского института. Их проект был запущен в 1937 году и продолжался до 2015 года. Затем подключились исследовательские ледоколы. Например, канадская ледовая станция SHEBA в конце 1990-х и норвежский проект N-ICE пять лет назад.

MOSAiC же стала, пожалуй, самой большой научной экспедицией в высокоширотную арктическую зону. В ней приняли участие более 600 ученых, которые в течение года измеряли взаимосвязи системы климата и морского льда. Это потрясающая возможность работать вместе как международное научное сообщество.

Тайга.инфо: Зачем отправлять ученых в Арктику на такой долгий срок? Не проще ли использовать для сбора данных дроны?

— Мы используем сложные инструменты, которые требуют участия ученых для их настройки. Также есть вопрос сбора материала, образцов снега с поверхности льда, например. Кроме того, чтобы сверлить лед и брать образцы воды, нужен человек. Чтобы поднимать аэростаты, тоже нужны люди — кто-то должен управлять лебедкой. С такими сложными инструментами и экспериментами невозможно справиться без людей.

Но определенное оборудование все же может работать на автономных платформах. Например, сенсоры, которые устанавливаются в лед и могут передавать данные о температуре воды. Еще мы использовали дроны, на которых можно было разместить оборудование размером с плитку шоколада для измерения метеорологических параметров: скорости ветра, температуры и так далее. Все это может работать автономно, но для масштабной программы измерений все-таки нужны люди.

Тайга.инфо: Какой была самая холодная температура во время экспедиции?

— Во время нашего этапа, с января по июнь, иногда в марте было минус 42.

Тайга.инфо: Как коронавирус повлиял на ход экспедиции?

— Сильно повлиял, конечно. Сначала мы планировали отправиться в конце января 2020 года, доплыть до исследовательского судна Polarstern за два недели, затем шесть-восемь недель проводить измерения, после чего нас в начале апреля должен был доставить обратно на землю российский самолет «Ан».

Нашим первым домом стал российский ледокол «Драницын», на нем мы покинули северную Норвегию. Наше пребывание на «Драницыне» было гораздо более долгим, чем ожидалось: вместо пары недель мы провели на нем пять недель. В итоге мы добрались до Polarstern с опозданием и думали, что у нас теперь есть всего четыре недели — это довольно мало, учитывая то, сколько было вложено усилий. Но пребывание на Polarstern тоже затянулось из-за коронавируса.

Из-за эпидемии мы лишились самолетов: среди их экипажей были подтвержденные случаи заболевания, а все аэропорты были закрыты. Ледоколы «Драницын» и «Федоров» не принимали на борт гражданских пассажиров, так что они не могли прибыть на помощь. Другие корабли были очень далеко от нас. Все это оказало сильное влияние, которое вызвало много напряжения, неопределенности — когда вернемся домой? Так продолжалось примерно месяц, пока большими усилиями команды и сотрудничающих институтов не был сформирован план нашей эвакуации.

Тайга.инфо: Что сейчас мы знаем о климате в Арктике, чего не знали, скажем, 20 лет назад?

— Прогресс науки, конечно, заметен. Данные спутников показывают, что происходит потеря морского льда, он становится тоньше. Все, что происходит в Арктике, — значительное потепление, — оказывает влияние на общую циркуляцию атмосферы.

Вы, наверное, слышали о позднем замерзании моря Лаптевых. И про теплое лето в северной части Сибири. И про огромное количество запасов энергии Мирового океана, с которыми не так просто разобраться. Замерзание сейчас самое позднее из зарегистрированных в истории, и все это взаимосвязано.

Маркус Фрей/theoryandpractice.ru

Тайга.инфо: Сколько времени займет интерпретация и публикация всех собранных во время экспедиции данных?

— Годы. После завершения полевых исследований весь собранный материал доставляется в лаборатории. Там нужно провести очень детальный химический анализ образцов снега, льда, воды из океана. Затем мы будем встречаться на совещаниях и конференциях, чтобы обсуждать результаты. И начнем писать статьи — это процесс еще на несколько лет. Результаты этого проекта займут работой несколько поколений ученых. Данные будут долго обсуждаться, потому что это будет большой прорыв в понимании климата Арктики.

Тайга.инфо: Что для вас было самым захватывающим в экспедиции?

— Жизнь в этой среде — провести много времени во льдах, увидеть своими глазами среду, которую мы изучаем. Моя работа связана с морскими льдами, и каждый раз, когда я там бываю, я думаю, как они переменчивы и разнородны. Однажды ночью мы устроили поход с палатками по льду — было интересно находиться вдалеке от корабля. Нас было 10 человек, у нас были сани, палатка, спальные мешки, ружья, чтобы защищаться от белых медведей. Мы отошли на три километра, провели ночь на морозе. Потрясающий опыт.

Интервью состоялось в рамках фестиваля современной британской культуры Different Ever After. Тайга.инфо публикует его сокращенный и адаптированный вариант. Посмотрите полную версию на сайте «Теории и практики».

Илья Кабанов, научный обозреватель Тайги.инфо (@metkere)


Комментарии:
В связи с событиями, происходящими в мире, мы призываем вас к трезвому и взвешенному комментированию материалов на нашем сайте.

Мы с уважением относимся к праву каждого человека высказывать свое мнение. В то же время Тайга.инфо не приветствует призывы к агрессии, экстремизму, межнациональной вражде.

Также просим воздерживаться от оскорблений, в частности националистического характера.

Высказанные ниже мнения могут не совпадать с мнением редакции. Редакция не несет ответственности за содержание комментариев.

Не допустимы и удаляются комментарии, которые нарушают действующее законодательство и содержат:
  1. оскорбления личного, религиозного, национального, политического, рекламного и иных характеров;
  2. ссылки на источники информации, не имеющей отношения к обсуждаемой теме.
Нажимая кнопку «Комментировать», вы безоговорочно принимаете эти условия.


Новости из рубрики:

© Тайга.инфо, 2004-2021
Версия: 5.0

Почта: info@taygainfo.ru

Телефон редакции:
+7 (383) 3-195-520

Издание: 18+
Редакция не несет ответственности за достоверность информации, содержащейся в рекламных объявлениях. При полном или частичном использовании материалов гиперссылка на tayga.info обязательна.

Яндекс цитирования Яндекс.Метрика