Политолог: Новосибирцы постоянно говорят о «зажравшейся Москве»

© vk.com/novat_nsk
Политолог: Новосибирцы постоянно говорят о «зажравшейся Москве»
16 Сен 2021, 11:19

Старший научный сотрудник Института международных исследований Алексей Токарев проводит большое исследование протестной активности в регионах России. Он рассказал Тайге.инфо о работе с массовым сознанием, «зажравшейся Москве» и «провинциальной идентичности Новосибирска», поколении нытиков и влиянии полицейской дубинки на его жизнь.

Тайга.инфо: Для начала, что вы имеете в виду под протестом?

— Любую оффлайн-активность, которая направлена на протест против чего-либо. Мы в принципе не учитывали онлайн-протесты. Создали базу данных и будем ее исследовать. Сейчас от Калининграда до Владивостока и от Мурманска до Грозного мы проводим полевые исследования. Сейчас проводили фокус-группы в Новосибирске по трем возрастным группам: 18−30 лет, 31−55 лет и 56+. Мужчин и женщин поровну, состав от 10 до 12 человек. Мы разговариваем с людьми и используем психографический метод. Он очень хорошо позволяет обходить цензуру слов. Мы просим рассказать об образе России, о ее будущем. А еще просим нарисовать Россию 2021 года и Россию 2031 года. Этот метод мы уже апробировали в Китае и на Украине.

Тайга.инфо: В чем его суть?

— Этот метод в прямом смысле позволяет схватить массовое сознание. Вы видите, что сначала люди рисуют абсолютно разные образы, а потом в какой-то момент они начинают повторяться. Казалось бы, сколько людей — столько мнений, но массовое сознание реально существует. Абсолютно незнакомые люди разного возраста, разного пола, разного образования вдруг начинают использовать одни и те же образы. Есть 150−200 образов, через которые массовое сознание опосредует и Россию сейчас, и ее образ в будущем.

Тайга.инфо: И как работает? Как люди реагируют?

— Есть главная задача — раскрыть респондента. Представьте, приехал непонятный человек из Москвы, о чем-то просит… Нужно разговорить человека. Нужно не посадить его в теплую комфортную ванну, а создать некий дискомфорт, чтобы человек с толикой эмоций рассказал о своих проблемах.

Я могу сказать, что ни одна фокус-группа не была неудачной. По итогам каждой получили рисунки, и смогли зафиксировать ценности, которые людьми транслируются.

Тайга.инфо: Интересно, в разных регионах картинка получается разная?

— Конечно, различия есть. Одна из задач исследования в том и состоит, чтобы понять, чем живут российские регионы. Думаю, что один из основных выводов исследования будет о том, что «Москва зажралась».

Тайга.инфо: Это очевидно.

— Это очевидно для вас, но не для Москвы, Петербурга и Казани. Но я очень удивлен, что Новосибирск — город с населением в 1,6 млн. человек, город с метро, промышленный, студенческий, город с идентичностью сибирской столицы воспроизводит себя как какая-то мелкая захолустная деревня, в которой ничего нет. Что постоянно транслировалось на фокус-группах в Новосибирске? Нам Москва должна, мы тут живем, а они там жируют… Я не ожидал встретить в Новосибирске такую провинциальную идентичность.

Я думал, что встречу здесь столичную идентичность. Такую, как в Петербурге, Казани или в столице Урала — Екатеринбурге. Но у вас чувствуются патернализм и патриархальность, постоянная вера в государство во всем. Ладно бы старики, но и молодые люди на всех фокус-группах говорили, что государство им должно! Они удивительные, они советские еще! Я думал, что они будут уже постсоветские, но они советские в своих головах в том смысле, что государство что-то должно им дать. Вообще, я думаю, что введу новый «термин» — поколение нытиков. Это поколение не очень хочет работать и имеет очень сильные иждивенческие настроения.

Тайга.инфо: И как же тогда возникает протест?

— Помните, как на Горбатом мосту в Москве сидели шахтеры и стучали касками. Они протестовали, потому что им нечего было есть. А в нынешней России желудок насыщенный, и люди думают уже не о социально-экономических проблемах. Вот парадокс: люди насытились и обратили внимание на политические проблемы.

Тайга.инфо: Но насколько политика интересует молодое поколение?

— Вспомните Черчилля: «Если вам 20 лет и вы не революционер, то у вас нет сердца, а если вы к 40 годам не стали консерватором, то у вас нет мозгов». Это абсолютно точное описание! Конечно, наши молодые люди — революционеры через одного, они готовы петь Цоя про перемены.

В фокус-группах они говорят, что главное, чего им не хватает — свободы и сменяемости власти. У них очень детские воззрения на политику. Это я вижу и по новосибирским студентам. Вопросы, которые они задают, наивные и выдают полное непонимание того, как формируется политическая система в России, как работает реальная политика. Их знания о политике очень поверхностны.

Они не знают, что есть целое поколение транзита во власти — молодые губернаторы. У нас сейчас Рамзан Кадыров — самый старый губернатор по пребыванию в должности! Губернаторский корпус у нас обновляется постоянно, огромное количество новых людей на постах не ниже замминистра и начальника департамента — как на федеральном, так и на региональном уровне.

Молодежь же предпочитает говорить только про первое лицо, она решительно не хочет замечать, что приходит новое поколение. А это ведь именно система, которую создает президент вместе с Кириенко, Харичевым, Комиссаровым и другими. Они создали систему, которая — и это очень важно — сменит возрастных управленцев. Здесь есть разительное отличие от Советского Союза. Там был один социальный лифт: октябренок — пионер — комсомолец — коммунист. Сейчас таких лифтов много и все они работают. Но вот вам еще одна отличительная черта современной молодежи: она эти социальные лифты замечать не хочет.

Тайга.инфо: Не хотят или не могут?

— Что не могут-то?! У каждого смартфон в кармане. Это же целое окно в мир. Могут, конечно, но удобнее просто бунтовать и ругать всех на чем свет стоит. Меня в Новосибирске спросили на лекции: а можно ли ходить на митинги? Ответ простой: хотите — ходите! Я вот на собственном опыте знаю, что такое палка универсальная специальная «Аргумент». Это мой личный опыт, и он мне в жизни помог.

В жизни надо быть более социально активным: есть пожертвования в благотворительные фонды, работа с ветеранами, помощь детям с особенностями развития, социальные акции. И в этом смысле активизм гораздо круче, чем митинги. Но молодежи проще чувствовать себя сопричастной своему поколению, своему возрасту. Поэтому она выбирает протест.

С точки зрения реальных ценностей это совершенно не тот протест, который был, когда люди ложились на рельсы. Это молодежный бунт, но опять же не такой, как во Франции в 1968 году, и не такой, как бунт креативного класса в Москве 2011 года, когда у них возникло ощущение, что их обманули. Природа этого протеста иная: он нестрашный.

Но хорошо, что он есть. И власть тоже должна понимать, что надо давать выходить пару. Власть создает крутые форумы для молодёжи — я знаю, о чем говорю, поскольку там бываю и читаю лекции. Там собираются молодые ребята, которые свободно критикуют власть. А власть и нужно критиковать. Иначе она вернётся в эпоху пышных похорон, которая у нас уже была. И чтобы этого не повторилось, власть должна позволять себя критиковать. И хорошо, что молодежь выходит — это норма нашей жизни, и она должна таковой оставаться.

Тайга.инфо: Время от времени у нас начинают обсуждать региональный сепаратизм: как вы полагаете, он вообще есть?

— Этой проблематикой я как раз занимаюсь в своей докторской диссертации. И я спрашивал во всех аудиториях и во всех регионах: вы здесь Россия? И ответ был один и тот же. Положительный. Сибирский сепаратизм — он не настоящий, а скорее символический. Никакого отношения это к реальной сецессии не имеет, поскольку Сибирь никуда не хочет отделяться. Совершенно нормально, что вы сначала говорите, что вы — сибиряки и уже потом все остальное. Здесь сильная региональная территориальная идентичность, но считать, что это сепаратизм, что это повторение Уральской республики, созданной Росселем, неправильно. Вы хотите, чтобы уважалась ваша идентичность.

Тайга.инфо: На данном этапе вашего исследования вы кем себя можете назвать, анализируя его итоги? Вы оптимист или пессимист?

— Я абсолютно оптимистичен. Да, люди говорят, что мало что изменится. Самая наша большая проблема — разрыв в социально-экономическом положении регионов. Все говорят про Москву, как про образец. И это внушает мне оптимизм в том смысле, что если в Москве, Санкт-Петербурге, Казани смогли сделать крутую страну, то эту практику можно распространить на регионы. Один из респондентов, размышляя о России 2031 года, сказал мне: «Я хочу, чтобы везде была Москва!» Это очень сильная цитата и очень сильный образ. Я считаю, что он вполне тянет на описание образа будущего страны. Уровень жизни Москвы должен быть везде.

Беседовал Владимир Кузменкин





Новости из рубрики:



© Тайга.инфо, 2004-2021
Версия: 5.0

Почта: info@taygainfo.ru

Телефон редакции:
+7 (383) 3-195-520

Коммерческая служба:
+7 (383) 3-192-552

Издание: 18+
Редакция не несет ответственности за достоверность информации, содержащейся в рекламных объявлениях. При полном или частичном использовании материалов гиперссылка на tayga.info обязательна.

Яндекс цитирования Яндекс.Метрика