Апанас: как добыча угля разделила кузбасское село на два лагеря

© Кирилл Канин. Апанас
Апанас: как добыча угля разделила кузбасское село на два лагеря
29 Окт 2021, 05:00

Небольшое село в Кузбассе, насчитывающее всего сотню дворов, сотрясают нешуточные страсти вокруг судьбы угольного разреза «Апанасовский». Жители населенного пункта разделились на непримиримых борцов за экологию и тех, кто желает строить будущее в мире с угледобытчиками, не считая себя предателем. Как возник конфликт между прежними соратниками, и есть ли надежда на примирение, попыталась выяснить Тайга.инфо.

Первое, что по запросам «Апанас, Кузбасс» выдают YouTube и поисковики Google и Yandex: «деревня бунтовщиков» или «поселок бунтарей», «задержан борец с угольными разрезами», «экологическая бомба замедленного действия» и «Апанас хочет жить». Пожары, стрельба, обыски, протесты, аресты и партизаны — все сообщения в совокупности создают весьма тревожное впечатление.

Другая картина предстает перед глазами, когда въезжаешь в Апанас из кузбасской тайги. Тишина, сопки, сельские улочки. Но каждый третий забор оклеен плакатами и листовками с лозунгами: «Новым разрезам нет!», «Хватит грабить недра!», «Не дадим уничтожить тайгу и поля», «Какую землю оставим потомкам?!», «Восстановите разрытые земли!».

Как стать звездой YouTube

Елена Кононова 10 лет отработала начальником почтового отделения Апанаса. Сейчас на дверях отделения замок — «Почта России» от него отказалась. Ближайшее отделение теперь в Листвягах, а Елена — на пенсии. Они с мужем переехали в Апанас 13 лет назад из Новокузнецка, где родились, выросли и вырастили детей. О деревенской жизни Кононовы мечтали всю жизнь, теперь у них небольшое поголовье крупного рогатого скота и лошади.

«Это две разных деревни конечно, — признает Кононова, вспоминая тот Апанас, куда сбегала когда-то от городской суеты. — Во-первых, сменились люди, ушли те старики, которые помнили корни этой деревни, и сейчас мало у кого вообще об этом можно спросить. Появились другие люди, более активные, которые ищут правду в этой жизни, если ее вообще возможно найти. Но при этом активной деятельности в жизни села с их стороны я не вижу».

Дети и внуки Кононовых тоже предпочли сельскую жизнь городской и хотели перебираться в Апанас, но мать им отсоветовала: в селе нет ни детского сада, ни школы. Молодежь перебралась в Кузедеево и обустроилась там.

«Больницы у нас нет, есть ФАП, и, в общем-то, нам его хватает, — продолжает Кононова. — Но пока сюда молодые семьи не поедут, о школе нам мечтать не приходится, потому что смысла сейчас здесь ее строить нет — не для кого. Молодежь воспринимает деревню просто как место для отдыха. Работать в деревне никто не хочет, потому что работа здесь физическая, а термина „работать в удовольствие“ уже никто не понимает. Работа теперь — это только за деньги. Хотя физически и за деньги уже не хотят. Был момент, когда нам с мужем надо было уехать, и мы не смогли за деньги найти работника, чтобы оставить на хозяйстве».

Всю жизнь проработавший на шахте Алексей Хорохордин в Апанасе с 2000 года в режиме дачника — с ранней весны до поздней осени. У него большой дом напротив закрытой почты.

«Лет семь назад я лично перевозил сюда из Новокузнецка Бобылеву, которая после стала старостой, — вспоминает Хорохордин, — потом сюда переехали экоактивисты Горенков и Метальников, они организовали свой кружок по интересам, как я его называю».

«Апанас был спокойной деревней, просто в свое время сюда приехали семья Горенковых, Николай Метальников, Инна Бобылева, — объясняет Кононова причины того, как поселок стал звездой YouTube. — Они переехали сюда жить и тут начали свою деятельность, стали искать недостатки проживания и раскручивать их. С этого момента началась вся вот эта суета. Сейчас точно не скажу, может быть шесть-семь лет назад это случилось, не больше. Они не местные жители. У Горенковых здесь жили родители, они много лет назад купили себе на пенсии дом под дачу, переехали, держали скотину, мы у них купили свою первую корову, когда они уже не могли за ней ухаживать. Сами Горенковы жили в городе, и их не особо беспокоило, как живут здесь родители. Сами они жили [в Новокузнецке] своей жизнью, а потом переехали сюда, и прямо началось. Они каким-то чудесным образом разбили деревню на два лагеря и сталкивают людей лбами».

Стоя на Змеиной горе над Апанасом, рядом с поклонным крестом и фундаментом будущего храма во имя Симеона Столпника депутат Загорского сельского поселения Юрий Бондарь рассказывает, что скоро в Апанасе построят магазин. Пока здесь нет никаких торговых заведений, где можно было бы купить хотя бы хлеба. Депутат-пасечник надеется, что здесь будут продавать фермерскую продукцию: «До сих пор люди из города везут продукты, хотя должно быть наоборот. Должны приезжать из города и покупать здесь экологически чистые продукты, потому что мед и творог, и молоко, и овощи — все здесь у нас в достатке».

На вопрос, какие же в угольной пыли, которую вся страна видела в десятках репортажей и документальных фильмов, могут вырасти экологически чистые продукты, Бондарь заявляет:

«Есть у нас несколько, как я их называю, „псевдоактивистов“, которые пытаются привлечь внимание. Ну, спасибо, конечно, на начальном этапе. У нас есть активные граждане, которые эту проблему озвучили и подняли на такой уровень. И мы много в этом участия принимали, проводились митинги, акции протеста, но надо делать следующие шаги. Проблемы были озвучены, но если дальше из этой конфронтации не выходить, то получится наоборот, нас просто откинут, как говорится, на свалку истории выкинут. Если не будет никакого диалога, не будет и развития. Поэтому те люди, которые все это дело озвучивали, они свою кормушку отстаивают, на этом фоне, возможно, получают какие-то деньги. Людей заморочили. Некоторые просто видят, что они как бы активисты, отстаивают природу, а на самом деле некоторые [из них] даже занимаются браконьерством. Недавно приезжало одно неместное СМИ, снимали почему-то только этих трех-четырех экоактивистов, а других жителей даже не охватывали. Других жителей вообще не спросили ни о чем, чего они хотят, как живут здесь. То же самое у нас происходит и с местными СМИ, выкладывают одних активистов. А когда я говорю: „Почему вы однобоко все это показываете? Снимите все стороны, нет, не хотят. Видимо, легче показать негатив, который больше привлекает внимание, а то позитивное и нужное, что делается для жителей, не показывается“».

«Апанасовский» в кино и в жизни

Существенная часть всех съемок в репортажах из Апанаса проходит на так называемом Тулеевском отвале, который находится недалеко от села. Отвал площадью 26 гектаров — место эндогенного пожара, рекультивация на нем проведена не была.

«„Апанасовский“ разрез никакого отношения к эндогенному пожару на Тулеевском отвале не имеет, — объясняет инженер-эколог разреза Ирина Горбачева. — Этот пожар остался от „Листвянского“ разреза, который закрылся еще в 1998 году, и земли эти он передал в Новокузнецкий район. Новокузнецкий район их каким-то образом принял, поэтому теперь ему и решать проблемы пожаров».

«У нас уже второе поколение горняков, которые копали, валили этот отвал, они здесь живут и знают, как это было, в том числе местные жители на „Белазах“ этот отвал формировали, — вспоминает Бондарь. — Разрез за свои средства сейчас откачивает сюда воду, тушит, несет убытки, это порядка 40 миллионов, я считаю, выкинули на ветер. Весь Кузбасс горит в этих отвалах, и мы как-то живем среди них, еще не умерли, поэтому, я думаю, эти деньги лучше было на благоустройство поселка пустить. Эффекта все равно — ноль».

Шесть лет «Апанасовский» не работает. На консервацию разрез встал в 2015 году, когда входил в состав «Бунгурского-Северного», поскольку располагался удаленно, уголь был труднообогатимый, а цена низкая. В период консервации у участка сменился собственник. Оставшийся на разрезе уголь положено добыть по Закону о недрах. Если его бросить, и на разрезе начнется горение, то Тулеевский отвал на этом фоне, по словам горняков, покажется детской шалостью.

Огонь — вторая проблема, первая — вода, которая скапливается в выработках.

«При возобновлении производственной деятельности мы должны начать мероприятия по откачке вод, — рассказывает технический директор „Апанасовского“ Константин Романов. — Раньше мы только мониторили уровень, а сейчас начинаем откачивать, чтобы выработки осушить и начать добывать там уголь. Сейчас осталось 2−3 метра до линии перелива. Если откачку не производить, то неочищенная вода пойдет через край выработки в реку Чумыш, ее уровень поднимется, а Апанас находится ниже по течению. Непроизводство нами работ может привести к тому, что нижняя часть поселка будет затоплена. Поскольку вода загрязненная, то непонятно, какие могут быть экологические последствия. Трубы мы прокладываем, чтобы перекачать воду в очистные сооружения, откуда она очищенная будет по согласованию с Росприроднадзором регулируемо сбрасываться в Чумыш».

Сейчас, на консервации, за «Апанасовским», по словам Романова, следит коллектив до 50 человек. Поскольку уголь не добывается, то и прибыли собственник не получает, а содержание людей и техники последние пять лет обходится около 50 млн рублей в год — это чистый убыток.

В 2022 году разрез должен деятельность возобновить. Согласно действующему техническому проекту на «Апанасовском» 10 млн тонн угля запасов, которые предстоит извлечь при консервации участка для последующей рекультивации, мощность — 300 тыс. тонн угля ежегодно с перспективой увеличения до 1 млн тонн. С началом работы «Апанасовский» предоставит местным жителям 200 рабочих мест со средней зарплатой около 50 тыс. рублей в месяц.

С 2026 года, когда начнется доработка запасов для полной консервации участка, недропользователь приступит к рекультивации внутреннего отвала и выработанного пространства. Будут выположены, откосы, нанесен плодородный слой почвы и высажены деревья — все мероприятия прописаны в техническом проекте.

Еще один аргумент против угольщиков — радиация, которая при добыче открытым способом распространяется с угольной пылью и вызывает у местных жителей онкологические заболевания.

«Все проекты и изыскания по разрезу „Апанасовскому“ производились в 2012 году. В проекте четко написано, что уголь не является радиационным, — объясняет Горбачева. — Никто бы не пошел в радиацию просто так работать. Да, в Апанасе умерло от онкологии несколько человек, но такова сейчас ситуация и в Кузбассе и во всем мире: сердечно-сосудистые заболевания и онкология — на первом месте среди причин смертности. Когда выдается лицензия на недропользование, проводится горно-экологический мониторинг, ежегодно проводится программа измерений радиации, содержания тяжелых металлов, изучение воды, воздуха и почвы. Есть контролирующие институты: Росприроднадзор, Кузбасснедра, Роспотребнадзор. Проходят плановые и внеплановые проверки, все постоянно проверяется. Думаете, будет радиация, и там люди будут работать? Так ведь там все работники умрут! Трудно сравнивать опасность открытого и шахтового способов добычи. Нет такого параметра — опасность/безопасность. При открытом способе больше загрязняется воздух. При закрытом — как шахта грохнет у нас в Кузбассе, так сразу по 150 человек мужиков гибнет».

Раскол: достойны ли вы жить рядом с нами?

За последние два года экоактивисты Горенков, Метальников и Шереметьев настроили против себя не только угольщиков, но и часть односельчан, чьей поддержкой раньше пользовались, рассказали Тайге.инфо в Апанасе.

«У них группа единомышленников, свой чат в вотсапе, где они активно ведут переписку, — рассказывает Кононова. — Плохо, что оскорбляют людей, за глаза поливают грязью, при этом в глаза мило улыбаются. Закрыть разрезы — у них основной лозунг, чтобы угольщики убрались отсюда. Всех людей, кто работает на этих разрезах, всех, кто не разделяет их позицию, они приравняли к предателям, заклеймили всех. Сами они не работают за исключением Светланы Горенковой, которая работает фельдшером в ФАПе».

В конце октября угольные компании, якобы, распространили среди жителей Загорского поселения заявления-анкеты с девятью пунктами помощи, которую предлагают в обмен на карт-бланш для угольщиков. Инспектор по охране окружающей среды Николай Метальников отреагировал на это в соцсетях, сравнив бланки с «продажей души».

Острые высказывания активистов вызывают у многих односельчан обиду и непонимание.

Пенсионер Хорохордин показывает распечатанную на обычном листе A4 двустороннюю листовку с обращением «к землякам, вставшим на путь предательства своей земли».

«Нет ничего проще и легче, чем скатиться по наклонной дорожке, ведущей к предательству своей Родины, прогнувшись под тех, кто грабит её, насилует и уничтожает, — зачитывает пенсионер воззвание кузнецких партизан. — Оправдывать себя тем, что негде больше работать, как только на угольном разрезе под собственным огородом. Гораздо сложнее, а в большинстве случаев невозможно, надломившись выпрямиться. Вы сломались, вы запятнали свое имя работой на грабителей. Достойны ли вы жить рядом с теми, кто ведет непримиримую борьбу по защите своей земли от уничтожения? Задумывались ли вы над последствиями своего поступка? Это не призыв к вашей совести, ее у вас нет. Это напоминание о том, что ответ за свое предательство придется держать перед земляками. Да, ходим мы с вами по одной земле, но вы по ней ходите как по чужой, а значит сами здесь чужие».

Хорохордин и еще 85 семей Апанаса (а в Загорском поселении всего более 200 хозяйств) приняли в помощь от разреза «Сибэнергоголь» по 3 тонны угля на зимнее отопление. Активисты от «вредителей-угольщиков» никакой помощи не приняли, но, по словам пенсионера, навесили на соседей ярлыки «штрейкбрехеров» и «предателей родины».

В свою очередь односельчане стали пенять экоактивистам судом за браконьерство и убитую Шереметьевым лосиху. Владимиру Горенкову припомнили паспорт РФ, который он, крестясь под иконами, разрезал в 2019 году для YouTube, обнаружив там число зверя.

Многие также уверены, что для экоактивистов их хайп на борьбе с угольщиками стал неплохим источником дохода, поскольку зрители и сочувствующие переводят им пожертвования.

Будущее и список врагов народа

«Могу две цифры привести: в наше Загорское поселение входит 21 населенный пункт, и бюджет в этом году составлял 35 млн рублей, — объясняет отколовшийся от активистов депутат Юрий Бондарь. — С этими деньгами говорить о каком-то развитии наших поселков вообще не имеет смысла. Поэтому здесь нужно вести диалог с предприятиями, которые работают [на территории поселения], чтобы социальная программа стала не такой как раньше: „Вот мы два миллиона вам отчисляем, и делайте что хотите!“ Мы как депутаты и как жители встали, как говорится, в позу и сказали: „А давайте делать наоборот: давайте мы вам выложим свои хотелки, а вы будете рассматривать, как их решать, и потом уже мы будем позволять вам или не позволять вести здесь свою производственную деятельность!“ Коса на камень нашла, и все-таки диалог получился, предприятия стали вкладывать сюда средства. Сейчас подписано соглашение с новым руководством „МелТЭКа“ на социальные программы выделили около 47 миллионов рублей».

Угольщики пообещали Бондарю в течение трех лет полностью заасфальтировать центральную улицу Апанаса и оснастить её всеми коммуникациями. Уже в текущем году на фундаменте на Змеиной горе возведут коробку храма Симеона Столпника и начнут отделку.

Разрез уже заасфальтировал 3,5 километра — самый плохой участок дороги к Апанасу, идут переговоры об оставшихся 12 километров, которые принадлежат ДРСУ, тогда люди полностью будут добираться до поселков по асфальтированной дороге, минуя технологический транспорт, который обещают до нового года убрать с дороги общего пользования.

Угольщики помогают восстанавливать второй выезд из поселка деревни, положенный по правилам пожарной безопасности, чтобы в экстренном случае могли подъехать скорая и пожарная.

«Если разрез начнет консервацию этого участка с попутной добычей и последующей рекультивацией, появится глина, — считает Бондарь. — А глина пойдет на тушение этого отвала Тулеевского, который сейчас горит. Мы его затампонируем. Мы пытаемся найти компромисс, то есть, если вы работаете, получаете прибыль — вкладывайте в наши поселки».

«Мы хотим тоже жить как-то более-менее комфортно. Мы много не требуем, больших амбиций нет, но элементарно — центральная дорога: летом невыносимо — пыль стоит в безветренную погоду, как взвесь, и мы этим дышим, — говорит Кононова. — Люди из нашего поселка работают на разрезах. Поэтому, наверное, лучше чтобы угольщики какое-то время были, но чтобы они свою деятельность осуществляли разумно, соблюдая все нормы и требования, чтобы это никак не сказывалось на нашем качестве жизни. И хотелось бы, чтобы они нам помогали пережить их присутствие здесь».

Накал в отношениях между селянами и активистами нарастает. После очередного собрания в апанасовской библиотеке 23 октября экоактивист Владимир Горенков распространил обращение (аудиозапись апанасовцы предоставили редакции Тайги. инфо) в чате для сочувствующих односельчан: «Ребята! Надо формировать список врагов народа! Что вы вокруг да около ходите? Трешь-мнешь, пойдем туда-сюда. Список врагов народа, а потом будем решать, что с ними делать. Вот, можно, например стенд такой завести в Апанасе: „Они позорят Апанас!“ Или Загорское сельское поселение. Или кто-то другой еще что-нибудь придумает, а, может быть, ещё заведутся ребята с какими-то креативными идеями. Так что давайте формировать список, а потом будем решать, что с этим списком делать».

На досуге Елена с подругой-библиотекарем Татьяной прямо здесь же, в библиотеке, которая для Апанаса одновременно и ДК, и место народных сходов, восстанавливают ткацкий станок, оставшийся в память о старожиле Николае Овчинникове. Женщины твердо намерены возродить, пусть и в миниатюре, ткацкий промысел «как раньше было». На очереди — прялка.

Михаил Кузнецов






Новости из рубрики:



Мнения
Как я сдавал металлолом
Алексей Мазур
«У меня ржавая проволока, а также старые гвозди с шурупами (я решил избавиться от накопленного годами). Почем примете?» «В последнее время цена упала, но ваш металл мы возьмем по 12 рублей за килограмм».
© Тайга.инфо, 2004-2022
Версия: 5.0

Почта: info@taygainfo.ru

Телефон редакции:
+7 (383) 3-195-520

Коммерческая служба:
+7 (383) 3-192-552

Издание: 18+
Редакция не несет ответственности за достоверность информации, содержащейся в рекламных объявлениях. При полном или частичном использовании материалов гиперссылка на tayga.info обязательна.

Яндекс цитирования