«Для многих удобно жить в сереньком мире»: директор новосибирского фестиваля «СверхНовая книга» о литературе, креативе и чиновниках

© vk.com/stra22. Михаил Фаустов
«Для многих удобно жить в сереньком мире»: директор новосибирского фестиваля «СверхНовая книга» о литературе, креативе и чиновниках
11 Ноя 2021, 09:30

Фестиваль «СверхНовая книга» пройдет в Новосибирске после двухлетнего перерыва. Его программный директор Михаил Фаустов рассказал Тайге.инфо о финансировании мероприятия из карманов организаторов, игре с книгами «вдолгую» и желании людей жить в их сереньком мире. Он убежден, что креативные индустрии и продвижение региона — это довольно простые вещи, но в Новосибирской области опять «сядут на УАЗик и поедут с гармошкой по деревням».

Тайга.инфо: Фестиваль «Новая книга» проходил четыре раза, но потом традиция прервалась. Сейчас он возвращается — уже как «СверхНовая книга». Почему был этот перерыв? Спонсоры пропали, самому надоело, не было ощущения после трех фестивалей, что новосибирцы ждут и обязательно придут?

— Надоесть это не может, причина перерыва лежит на поверхности. Том IV «Новой книги» (НК) был в 2019 году в сентябре, а потом случился 2020-й со всеми его прелестями. Насчет спонсоров — они никуда не пропадали, первые четыре года нас поддерживала мэрия, но потом не смогла. Это часто случается в жизни — до какого-то времени человек может, а потом — бац и не может. И ничего с этим не сделаешь. Природа. Но дело в том, что больше половины бюджета любой НК всегда составляли наши собственные деньги — деньги команды «Межрегиональной федерации чтения», которые мы зарабатывали на других проектах, а потом тратили на «Новую книгу». Просто сейчас эта доля выросла до 100%.

В связи со скудностью бюджета «Новая книга» никогда особо не рекламировалась, люди приходили просто так. Посчитать их не было никакой физической возможности, мы исходили из того, сколько программок и фестивальных газет раздали проходящим мимо книжной ярмарки в Первомайском сквере гражданам, а потом делили это количество на два. В 2018 получилось чуть меньше 15 тыс. Маловато, конечно, и в 2019 повторить этот результат не удалось, фестиваль залило тропическим ливнем. Появилось альтернативное название «Мокрая книга». Но даже под проливным дождем в Первомайский сквер шли. Был трогательный момент, когда один человек, купив книгу, добежал до подземного перехода и купил там промокшей на стенде Алисе Дригиной сухие носки и кеды. «Новая книга» изначально задумывалась, как народный проект, таким и остается, таким и останется.

Тайга.инфо: Но если вернуться к масштабам.

Я с самого начала хотел делать две версии фестиваля — зимнюю и летнюю, как делают, например, в Казани ребята из «Смены», но там есть серьезная региональная и местная поддержка. У нас той поддержки, что была, хватало меньше чем на половину летнего фестиваля.

«СверхНовая» скромнее «Новой» по масштабам, издательств приедет всего штук 35−40, но при этом лайн-ап приглашенных авторов достаточно мощный. Мы обозначили полуофициальной темой фестиваля «современную русскую фантастику», и к нам приезжают прекрасные авторы — лауреат двух премий «Большая книга» Шамиль Идиатуллин, лауреат «Нацбеста» Александр Пелевин, финалистка того же «Нацбеста» Вера Богданова, очень модный автор Дмитрий Захаров, кстати, сибиряк, Денис Крюков, написавший очень хорошую книгу «Садовое товарищество», которая тоже по-своему фантастика.

Тайга.инфо: Ты проводил литературные фестивали еще и в Иркутске, Благовещенске, Тобольске, Архангельске, Владимире — какие города я забыл? Если вкратце, какие у каждого из них были главные отличия? Где было интереснее всего? Где публика больше всего похожа на новосибирскую?

— Вот прямо так? Я должен сейчас сказать, что в одном городе интересно, а в другом нет? Везде интересно было, везде люди любят читать, везде уносят с книжной ярмарки тонны книг. Каждый из этих городов, где мы проводили большие проекты, по-своему особенно любим, про каждый могу часами рассказывать. А ведь еще были маленькие фестивали! Как не вспомнить однодневные проекты Chords and Words в Ростове-на-Дону и Петрозаводске? Ведь это тоже были книжные фестивали по сути своей. Там и там ярмарка была из двух столов, но она была. Там и там была содержательная и яркая лекционная программа. Ну или Бердск? Там по инициативе главы города Евгения Шестернина два года проходил «День книги», и он с каждым разом становился все лучше. У нас была идея преобразовать его в большой проект «Сибирская Атлантида», объединить его с легендарной «Живой водой», но проклятый вирус не дал этого сделать. Надеюсь, что фестиваль вернется, у него уже появилась своя репутация, очень хорошая репутация.

Этим летом я выступал на книжном фестивале «Красная площадь» с чем-то вроде доклада на тему «Взаимодействие организаторов регионального книжного фестиваля с органами власти и официальными культурными институциями». Там я рассказал про «Администрацию здорового человека», когда власть и учреждения культуры понимают нужность и важность книжных проектов, по мере сил помогая их реализации. Такое можно сказать, например, про Архангельскую, Амурскую, Владимирскую области. Про «Администрацию курильщика» можно я не буду говорить?

Тайга.инфо: В Новосибирске так или иначе были и есть книжные фестивали — «Белое пятно», «Книжная Сибирь», «Другие книги», «Поэмания». Но все они всегда казались какими-то нишевыми, «Новая книга» же была ориентирована на такую максимально широкую аудиторию. Верное ли у меня ощущение, и была ли у тебя изначально такая установка?

Про «Поэманию» отдельно хочу сказать. Последняя проходила в рамках «Новой книги» 2018 года. И Лена Макеенко тогда не дала мне позвать нескольких поэтов, которых я хотел. «Вот потом зови кого хочешь, а сейчас будет так, как я хочу». Получилось тогда очень хорошо и душевно, но я не представляю, что кто-то кроме Лены сейчас сможет такое сделать.

Вообще, чем больше книжных фестивалей, тем больше люди будут покупать и читать книги. Чем больше они будут покупать и читать книги, тем умнее и образованнее они будут. Чем умнее и образованнее они будут, тем меньше будет «оскорбленных» и «обиженных» на фильмы, спектакли, картины, выставки. Помнишь выставку «Родина»? Помнишь «Тангейзера»? Самоцензура сейчас на таком уровне, что сам факт появления подобных событий представляется маловероятным. А ведь совсем немного времени прошло. И, между прочим, посмотри, сколько книжных магазинов в Новосибирске за это время закрылось. Как говорят в таких случаях: «Совпадение? Не думаю». В «Критике цинического разума» Слотердайка есть замечательный пассаж о том, что одним из важных условий просвещения является дерзость. Вот этой дерзости сейчас не хватает. Хотя, конечно, всегда есть выбор: можно жить в сереньком мире. Для многих это даже удобно.

На мой взгляд, все перечисленные тобой фестивали вовсе не нишевые, они нужны и важны, у них разная по охвату, но все же широкая и разнообразная аудитория, они также, как и НК попали в официальный список «мер по поддержке чтения в НСО». С поддержкой, правда, не всегда получается, но меры есть. Можно поставить галочку.

Аудитория «Новой книги» изначально декларировалась на самом деле как максимально широкая. Я много раз говорил и еще раз повторюсь: мы делаем фестиваль не только для активных читателей. Мы делаем фестиваль в первую очередь для тех, кто не читает. И если один человек из тысячи пришедших уйдет с фестиваля с книгой, и потом вернется в библиотеку, в магазин, на другой фестиваль — значит наша задача выполнена. Другой задачи у нас просто нет.

Тайга.инфо: Какие компоненты должны быть у книжного фестиваля, чтобы он получился? Книги со скидками, лекции писателей, какие-то еще события — что должно быть обязательно, что я не назвал, а без чего можно обойтись?

«СверхНовая» — 21-й фестиваль, в котором я директор. Понятно, что есть матрица, по которой все строится — программа, книжная ярмарка, техническое обеспечение, коммуникации. Неважного тут нет. Остановлюсь, пожалуй, на программе. У меня глубокое убеждение, что доля местных авторов в программе должна быть 60% и более. Иначе это все превращается в гастроли бременских музыкантов. Таким образом мы развиваем молодых и не очень, раскрученных и не очень авторов из города и региона. Фестиваль помогает им получить известность за пределами отдельно взятой песочницы, издаться, выступить в других городах. Тем самым книжный фестиваль поддерживает развитие одной из самых нуждающихся креативных индустрий, между прочим. Ну, а популярные столичные авторы, приезжающие в город по моему разумению должны возвращаться домой влюбленными в этот город и всем про него рассказывать. Что это, как не дополнительное «продвижение региона»?

Тайга.инфо: Вот сейчас прошла Красноярская ярмарка книжной культура (КРЯКК), куда люди летают или ездят из Новосибирска. Раз в год Красноярск становится таким центром притяжения для книжной и литературной тусовки. Может «Сверхновая книга» сделать Новосибирск таким же центром? Есть ли у вас такая цель? Или КРЯКК не получится повторить нигде и никогда, ибо он такой один?

— КрЯКК — не региональный, но федеральный проект. КрЯККу 15 лет. Через 15 лет посмотрим. Про Новосибирск ничего сказать не могу, но вот есть город Архангельск, в котором прошло два книжных фестиваля «Белый июнь», не в самое хорошее время, между прочим. По контенту, количеству представленных издательств, количеству проведенных мероприятий БИ — крупнейший региональный фестиваль, по-крайней мере я крупнее не знаю. В этом году Архангельская область получила звание «Самый читающий регион России». Наверное, и мой вклад в это есть. В Благовещенске фестивалю «Берег» — четыре года, он начинался как совсем маленький DIY проект, частная инициатива. Сейчас — это крупнейшая книжная ярмарка на Дальнем Востоке. При этом в Благовещенске очень плохо с книжными магазинами. Но итогом последнего «Берега» стало то, что в мэрии города начали думать о том, как помочь книготорговцам. Начали думать — это уже хорошо. Мы проводили два больших фестиваля в Иркутске — в 2017 и в 2019 году. В промежутке между ними в городе появилось 8 независимых книжных магазинов. Фестиваль — это игра вдолгую, моментального эффекта не жди, но приведенные примеры показывают, что это работает.

Возвращаясь к КрЯККу, то это в первую очередь пример эффективного взаимодействия бизнеса в лице Фонда Прохорова, региональных и местных властей, местных сообществ. Отсюда и результат в виде традиции, в виде общественной потребности, в виде того же фестивального туризма. При этом фестивальный туризм существует не только на очень крупных фестивалях, даже на первую «Новую книгу» в 2016 приезжали люди из Томска и Кемерово, и сейчас приезжают.

Тайга.инфо: Ты из Новокузнецка, когда-то издавал журнал «Мания» в Кузбассе, но «Открой рот!» и историю с чтением придумал все равно в Новосибирске. Как думаешь из сегодня, можно ли было все начать в Кузбассе? Сейчас бы у всех ОР ассоциировался с твоим Новокузнецком, круто же.

— В Новокузнецке живет Вова Черепанов, который старательно продвигает Сибирскую и Кузбасскую идентичность в мировом масштабе. Так вот, Вова всем говорит, что ОР придумал новокузнечанин. Круто же?

Тайга.инфо: Тебя только что выдвинули на Russian Creative Awards. Ты упоминал уже креативные индустрии, сейчас это модная тема. Ты на самом деле считаешь себя субъектом КИ?

Литература и издательское дело — одна из 14 креативных индустрий, так что я уже 18 лет этим занимаюсь по мере сил. Что же касается премии, то меня на нее выдвинула Архангельская область, а не Новосибирская, в которой появился «Открой Рот», появилась «Новая книга», из которой в свою очередь выросли наши другие фестивали. Зато в Новосибирской области есть так называемый Центр креативных индустрий (ЦКИ), который на мой взгляд к развитию КИ никакого отношения не имеет, это скорее очередное агентство праздников. Зайдите на сайт ЦКИ и постарайтесь не лопнуть от смеха. Там, к примеру, есть раздел «Как стать творцом?». Это же ересь и богохульство! Куда смотрят православные активисты?

Если серьезно, то никто в Новосибирской области толком не знает, что делать с этими самыми креативными индустриями (ударение на «у», конечно же). А ведь нет ничего проще: сходи в соседнее здание, в управление статистики, запроси данные по соответсвующим ОКВЭДам и узнаешь массу интересного. Например, что по статистике в Новосибирской области ноль рублей выручка от деятельности «Производство компьютерных игр». Что это означает? Что тот же Alawar зарегистрирован где-то в другом месте? Или проводит свою продукцию по другим кодам? Или что? Соберите представителей индустрий, задайте им вопросы, поймите, чем может помочь регион, проанализируйте и выходите на областную власть с конкретными предложениями. Но этим никто не занимается, ведь гораздо легче сесть с гармошкой на УАЗик и поехать по деревням камаринскую плясать.

На мой взгляд у креативных индустрий в регионе должна быть конкретная цель — допустим 10% от ВРП к 2030 году. Если в цифрах 2019 года, то это 120 млрд рублей. С таким потенциалом на месте дома на Каинской можно построить 90-этажный небоскреб, который из Барнаула видно будет.

Впрочем, это совсем не мое дело. Мое дело — делать книжные фестивали, я делаю их хорошо и пока не собираюсь бросать.

Беседовал Кирилл Логинов





Новости из рубрики:



Тайга.ТВ


© Тайга.инфо, 2004-2021
Версия: 5.0

Почта: info@taygainfo.ru

Телефон редакции:
+7 (383) 3-195-520

Коммерческая служба:
+7 (383) 3-192-552

Издание: 18+
Редакция не несет ответственности за достоверность информации, содержащейся в рекламных объявлениях. При полном или частичном использовании материалов гиперссылка на tayga.info обязательна.

Яндекс цитирования Яндекс.Метрика