«Биология перестала быть описательной наукой»: новосибирский академик о новых разработках в пандемию

© Николай Малахин. Валентин Власов
«Биология перестала быть описательной наукой»: новосибирский академик о новых разработках в пандемию
14 Дек 2021, 09:50

Научный руководитель Института химической биологии и фундаментальной медицины СО РАН, академик Валентин Власов рассказал Тайге.инфо о разработках сибирских ученых во время пандемии коронавируса, «фуфломицинах» и «чудовищных заработках» фармкомпаний. Он отметил, что лекарства от COVID-19 до сих пор нет — первым таким препаратом могут стать антитела, а правительствам всех стран следует уделить особое влияние биотерроризму. Эксперт также признал отставание России в биологических науках, за которыми стоят уже не миллиарды, а триллионы долларов.

Тайга.инфо: Вы выступили на заседании Сибирского отделения РАН, посвященному пандемии коронавируса и вкладу сибирских ученых в борьбу с ней. Расскажите о нем.

— Первым докладом на собрании был вводный доклад член-корреспондента Сергея Нетёсова, который подробно рассказал о проблемах пандемии, о том, что делается в мире для борьбы с коронавирусной инфекцией, а также о том, как проходит вакцинация у нас и за рубежом. А моя задача была рассказать о вкладе новосибирских биологов и биотехнологов в создание средств диагностики и терапии, необходимых для борьбы с пандемией.

Надо сказать, что пандемия оказалась тяжелым испытанием для системы здравоохранения, для разработчиков и производителей средств защиты от вирусной инфекции, средств обнаружения вирусов и средств борьбы с ними.

И это не только у нас, так во всем мире. Надо сказать, что государственные организации не справились с проблемами пандемии нигде, кроме Китая. Вот Китай оказался готов к неожиданным вызовам, а во всех остальных странах возникли очень большие проблемы. В первую очередь проблемы с тестированием. Не было в нужном количестве надежных тест-систем. Во Франции, Германии, Италии очереди на получение результатов тестирования были многодневные — больше недели. Тест теряет смысл при этом.

Тайга.инфо: Но в России сначала ситуация была не сильно лучше.

— Надо сказать, что в нашей стране эту проблему удалось решить, причем довольно быстро, благодаря деятельности наших биотехнологических компаний. В первую очередь у нас оказался готов фундамент — производство необходимых для конструирования наборов тест-систем для обнаружения коронавирусной РНК компонентов. Это сделала известная биотехнологическая компания «Биосан», располагающаяся в новосибирском Технопарке. Все производители тест-систем в России пользуются компонентами компании «Биосан». И «Биосан» традиционно экспортирует эти компоненты в европейские страны — в Германию, Великобританию, в Соединенные Штаты даже.

Понятно, что когда началась пандемия, экспорт прекратился. Вся продукция компании была направлена на удовлетворение небывало возросших потребностей российских производителей тест-систем. Компании нужно было резко нарастить объемы производства, что удалось сделать благодаря поддержке новосибирского правительства. Так были созданы условия для массового производства в стране тест-систем на коронавирус высокого качества. Они были разработаны отечественными учеными, и началось их производство. Причем эти ученые не получали никакой государственной поддержки для своих работ. Специально отмечу, задачу разработки высококачественных тест-систем и их производства решили ученые и частные компании, а вовсе не организации Роспотребнадзора. В Новосибирске выдающихся достижений в их производстве достигли известные компании «Вектор-Бест» и «Биологический союз». Они сделали, по нашим подсчетам, порядка 22% от всех тест-систем, произведенных в России.

Занимались наши ученые и проблемами создания противовирусных препаратов. Здесь я должен сказать, что несмотря на рекламные обещания и красивые заголовки, лекарств от коронавируса сейчас не существует. Лечат больного препаратами, которые снимают симптомы, облегчают состояние. Понятно, что убрать воспаление — это хорошо, тромбообразование устранить — тоже хорошо. Но такие лекарства вирусу вреда не приносят.

Тайга.инфо: Лечат последствия.

— Да. А нужны лекарства прямого действия. Недавно появились сообщения, что начаты испытания двух новых препаратов прямого действия, в том числе и в России, один из них — «Паксловид» от компании Pfizer, по предварительным сообщениям, показывает хорошую эффективность. Но я бы пока не торопился радоваться, мы уже слышали неоднократно победные сообщения, которые оказывались впоследствии пустым звуком.

Даже перечислять не буду все эти «фавипиравиры» и «фуфломицины». Печальная правда такова, что препаратов, действующих прямо на вирус, как это делают антибиотики в случае бактериальных инфекций, на сегодня нет.

Скорее всего, первыми препаратами прямого действия на коронавирус станут антитела. Это природный способ борьбы с инфекциями. Правда с ними есть свои сложности — это большие молекулы, их сложно будет производить, они будут дорогими. Антитела, нейтрализующие коронавирус и перспективные для применения в клинике, разрабатываются в нескольких ведущих лабораториях мира. Здесь тоже есть чем похвалиться сибирским ученым — в институте Молекулярной и клеточной биологии профессор Александр Таранин разработал высокопроизводительную технологию поиска клеток иммунной системы человека, которые производят антитела, нейтрализующие вирус. Ученые разработали экспериментальную схему, позволяющую находить в крови пациентов такие клетки, извлекать из них кодирующие полезные антитела гены и переносить их в клетки-производители, которые могут нарабатывать антитела в больших количествах.

Тайга.инфо: А потом можно с помощью этих клеток производить много таких антител в промышленном масштабе?

— Да, получаются готовые клетки-фабрики антител, с их помощью можно нарабатывать антитела в промышленном масштабе. Это все отработано, кроме организации масштабного производства пока. Нужны большие деньги на организацию производства, на испытания.

Тайга.инфо: Была недавно новость, что в Китае такие антитела нашли. Это значит, что у нас — тоже?

— Эта область очень «горячая», новостей много. И в американских лабораториях нашли уже много антител, которые нейтрализуют все известные варианты вируса. Антител описано уже много, сегодня нельзя сказать, какие хуже, какие лучше, ведь никто их не сравнивал. Но в работах Таранина разработана весьма эффективная технология, которая позволяет быстро находить нужные клетки, производящие антитела, в крови переболевших людей. Допустим, появился новый вариант вируса, на который старые антитела не действуют. Взяв кровь переболевшего новым вирусом, ученые в течение нескольких дней найдут правильные антитела, победители вируса.

И третий вопрос — это вакцина. У нас есть работающая вакцина «Спутник V», которая отлично зарекомендовала себя не только в России, но и за рубежом. В Аргентине очень хорошие испытания прошли. У нас в институте, например, мы вакцинировали всех. В итоге из 412 человек заболели только 12, да и то в очень легкой форме, то есть все сработало. А когда вакцинации не было, у нас заболевали по 10−15 пациентов в день, в том числе и очень тяжело.

На пике пандемии мы в институте не хотели останавливать работу. Мы сделали свою тест-систему, и всех сотрудников ежедневно проверяли. Поэтому институт работал непрерывно. Выявляли всех инфицированных и тестировали всех, кто был с ними в контакте.

Но что важно понимать про вакцины. Вакцины Moderna и Pfizer — это РНК-вакцины, за которыми огромное будущее. Я думаю, что сейчас все ведущие разработчики вакцин будут переходить на эту технологию. Для производства этих вакцин нужны специальные химические компоненты. Дело в том, что эти вакцины — не просто РНК, это продукты синтетической биологии. Эти РНК построены с применением в них искусственных компонентов, которые надо синтезировать, в природе их нет. Это очень непростая задача. У нас в стране никто синтезировать такие вещества не умел. И здесь снова совершили прорыв новосибирские биотехнологи — компании «Биосан» и «Биолабмикс» разработали технологии синтеза главных компонентов для конструирования РНК вакцин и организовали их производства. Теперь отечественные разработчики вакцин обеспечены необходимым. Новосибирские компании вновь обеспечили фундамент для развития нового направления науки и технологий, для производства широкого спектра вакцин нового поколения.

Тайга.инфо: Мы поговорили о достижениях в борьбе с пандемией. А какие проблемы перед нами стоят?

— Высветился ряд связанных с эпидемией проблем. Все это сопровождалось и пандемией дезинформации и лжи, которая разлилась вокруг этой истории по разным причинам. Понятно, все эти лжелекарства и лженаука появились, потому что хищные фармкомпании стали зарабатывать чудовищные деньги на этом деле. Они пытаются продвинуть и продавать любую химию. И продвигают, и скармливают несчастным пациентам бесполезное или даже вредное, зачастую за государственные деньги. Режимам, хоть коммунистическим, хоть капиталистическим, очень удобно стало контролировать поведение народных масс.

Тайга.инфо: Маски режимам как раз неудобны. Плохо работает распознавание лиц.

— Да. Но маски-то как раз обязательно нужно носить, и нужно соблюдать дистанцию и прекратить многотысячные сборища. Это главные способы ограничить распространение инфекции. Упомянув фармкомпании, также стоит вспомнить о военных.

Ведь впервые проведен столь масштабный эксперимент, моделирующий биологическую войну. Почему военные масштабно не применяли биологическое оружие? Считалось, что оружие это неизбирательное, что будет поражать всех, в том числе и нападающих. А еще считалось, что для военных применений нужен непременно вирус с высокой летальностью. Что там какие-то коронавирусы, от которых смертность 1−2% — это ерунда! А жизнь показала, что все не так. С этим «не очень смертельным» вирусом вирусом рухнули экономики, людей погибло, как в больших войнах.

Кто подготовлен, тот выжил. Китайцы вообще почти не пострадали, хотя первыми попали под удар эпидемии. Благодаря хорошей организации и дисциплине. А если страна имеет готовую вакцину до эпидемии? Я думаю, что у военных сейчас появился мощный такой стимул поразмышлять о биооружии. Вирусы сделать сейчас очень легко. Природа нам подкинула вирус, подкинет еще, не сомневайтесь.

Найдутся желающие помочь природе. Я думаю, опасность биотерроризма, хоть в плане экспериментов безумных ученых, хоть в плане неаккуратных военных биологов становится реальной. И это общая проблема, мировая.

А наша конкретная российская проблема — это отставание биологической науки. Биологическая наука в мире сейчас развивается невероятными темпами, пандемия подхлестнула. Биология вышла из колыбели, она перестала быть описательной наукой, она стала давать продукты. Раньше биологические работы поддерживало только государство, когда речь шла о поиске чего-то нового, о фундаментальных исследованиях. Сейчас речь идет о производстве множества продуктов с помощью биотехнологических подходов, о миллиардных прибылях. В финансирование биологических исследований стал вкладываться бизнес. А вложения бизнеса — на порядки больше, чем вложения государства. Прогресс в области биотехнологии, генетики, синтетической биологии огромный. А мы отстаем очень сильно.

Тайга.инфо: Вы же говорите, что «Биосан» все сделал.

— Это решение частной проблемы для одного класса соединений, для РНК-вакцин. И лишь одно из направлений синтетической биологии. А ведь современная синтетическая биология, генетика, молекулярная биология — это новые материалы, молекулярные устройства, растения и животные с новыми свойствами, методы лечения и диагностики, продукты питания. Это направление науки меняет весь окружающий нас мир и созданные им продукты везде вокруг нас.

Тайга.инфо: У нас же все боятся ГМО.

— Во-первых, зря так уж сильно боятся ГМО — это раздутые политиками страсти. Во-вторых, ГМО ругают за то, что в геном природных растений или животных встраивали чужеродные гены. Сейчас разработаны методы, когда можно не использовать чужеродные гены, а просто точечно изменять последовательность «родных» генов клетки. Это позволяют делать появившиеся недавно технологии генетического редактирования. То есть, растения и животные, геном которых изменен такими методами, они никакие не трансгенные, на них запреты не распространяются.

За такими технологиями уже не миллиарды, триллионы стоят. Это огромный прогресс. А у нас проблема с развитием работ в этой области. В стране нет собственных базовых инструментов даже — высокопроизводительных секвенаторов и синтезаторов ДНК. Это про инструменты я говорю, а на самом-то деле главное даже не инструмент. Любая работа в области молекулярной биологии требует огромного количества всяких мелких реактивов. Фермент такой, фермент сякой, антитела такие, антитела сякие. Их очень много. Они дороги, они трудно транспортируемы, они портятся очень быстро. У нас сроки поставки из-за рубежа огромные. Многого нам не продают, а всего и не накупишь, а если и купишь, то наступает момент борьбы с таможней и транспортировкой.

Поэтому наша наука в передовых областях биологии и биотехнологии отстает. Например, у нас в стране людей, которые реально работают в области синтетической биологии, можно пересчитать на пальцах.

Тайга.инфо: Это в Новосибирске или в целом в стране?

В масштабах страны человек 10 ведущих специалистов. В США — тысячи. И вот в этой ситуации очень большое значение имеет подготовка кадров. Что мы видим сейчас? У нас два года идет пандемия. У нас огромное отставание в генетических технологиях, руководство страны это прекрасно осознает, и по решениям «сверху» два года назад была создана программа «Генетические технологии». Туда вкладываются серьезные деньги. Для реализации этой программы нужны специалисты, много химиков и биологов.

Потребность в них растет во всех странах, которые стремятся доминировать в современных областях науки и технологий.

В США в 2012 году совет по науке представил президенту видение о том, что нужно делать в этой области. Было сказано, что США для того, чтобы развиваться в существующей экономической ситуации и быть лидером, не хватает ежегодно миллиона выпускников вузов, которые работают в области химии, биологии, физики. И совет предложил программу массового привлечения абитуриентов и программу «перетаскивания» на эти специальности студентов с других факультетов.

Тайга.инфо: А у нас что происходит?

— Мы только в начале пути. Опять Новосибирск может гордиться — у нас ведется проект гражданской науки «Охотник за микробами». Это первый такой масштабный проект гражданской науки в стране, очень успешный. Он поддержан грантом от Минобрнауки РФ по программе «Генетические технологии». И вот я подхожу к тому, что НГУ нужно сейчас особое внимание уделить, создать современные условия для подготовки специалистов в области химии, биологии, физики.

Факультет естественных наук явно находится в застывшей ситуации, он давно не получает должной поддержки. Главное, что не хватает лабораторных помещений для практикумов. Компании готовы помогать университету, но, по моему мнению, ФЕН вниманием обделен. Для меня было ударом узнать, что университет наш не оказался в первых рядах при проведении недавнего конкурса. Его программа не была оценена в числе лучших.

Тайга.инфо: Не была оценена программа университета?

— Да, программа. Она оценивалась по какой-то хитрой системе, есть несколько градаций. Наш НГУ не оказался в числе лучших.

Тайга.инфо: С чем это связано? Мы привыкли считать, что у нас один из лучших университетов.

— Первая моя реакция была, когда я об этом узнал, что это большая несправедливость, предвзятое отношение. Я выпускник НГУ и считаю его лучшим. Но что же случилось? В чем же дело? Оказалось, что наша программа была недостаточно хорошо представлена и недостаточно хорошо написана. Это важнейшее направление современной науки не находит должного отражения в программе развития нашего университета. Нам делают замечание, что университет не заявляет амбициозных программ, у него нет желания меняться ни в какую сторону с учетом новых вызовов. Вот такие замечания делают.

Сейчас смысл в том, чтобы студенты не просто слушали лекции и механически выполняли лабораторные стандартные работы, а чтобы они сразу начинали выполнять свои научные проекты. В ходе обучения по таким программам студенты получают навыки: как самому собирать знания для своего проекта, как решать задачи с неизвестным ответом. В такой системе студенты могут реально сделать открытия и выйти на практически важные результаты, сделать свой стартап. Университету нужна такая программа стартапинга. Мы готовы это делать у себя на кафедре молекулярной биологии и биотехнологии. Это я точно буду делать, я студентов уже предупредил. Но для того, чтобы всё это развивать, нужны помещения. Сегодня у нас физически нет возможности это реализовать на площадке НГУ.

И у меня большое беспокойство, как будет строиться лабораторный корпус, потому что у нас — биологов, биотехнологов, физиков, химиков — никто пока не спросил, какие помещения нам нужны. Никто не спросил, где установить вытяжные установки, где помещения, подготовленные по стандартам работы с микробиологическими объектами и клетками высших организмов, какой высоты потолки. Мы хотим, чтобы корпус был адекватного размера и подходил для задач факультета.

Беседовал Алексей Мазур





Новости из рубрики:



© Тайга.инфо, 2004-2022
Версия: 5.0

Почта: info@taygainfo.ru

Телефон редакции:
+7 (383) 3-195-520

Коммерческая служба:
+7 (383) 3-192-552

Издание: 18+
Редакция не несет ответственности за достоверность информации, содержащейся в рекламных объявлениях. При полном или частичном использовании материалов гиперссылка на tayga.info обязательна.

Яндекс цитирования