«Произошла обычная житейская ситуация». Как новосибирцу дали восемь лет строгого режима за защиту семьи от пьяной компании

© Егор Фёдоров
«Произошла обычная житейская ситуация». Как новосибирцу дали восемь лет строгого режима за защиту семьи от пьяной компании
22 Дек 2021, 11:30

Новосибирец Владимир Крюков ужинал с семьей, когда у ворот его дома забуксовал автомобиль с пьяной компанией. Он согласился помочь, но в ответ на него напали с перцовым баллончиком. Защищаясь, мужчина ударил обидчика топором в голову. Тайга.инфо рассказывает, как дело о самообороне закончилось для Крюкова колонией строгого режима.

Дом семьи Крюковых стоит в Дзержинском районе Новосибирска, в садоводческом товариществе «Печатник» за пределами города. После шлагбаума на въезде к нему ведет крутой спуск.

В декабре дорога до дома засыпана плотным слоем снега, а сам «Печатник», расположенный на холме с березняком, кажется заброшенным. Ближайшая автомобильная колея ведет только к парку-отелю «Шишка», который находится в ста метрах от садоводства.

Вечером 30 марта 2018 года 35-летний Владимир Крюков пил чай со своей женой Натальей и 16-летним сыном Ильей. 

В тот вечер у семьи гостил младший брат Владимира, 27-летний Александр. Примерно в пол-одиннадцатого он вышел на прогулку с двумя собаками. На улице было темно, свет шел только из окна кухни.

Крюков заметил свет автомобильных фар и услышал крики: «Давай толкаем, поехали!» Четверо молодых людей крупного телосложения пытались вытолкнуть забуксовавший BMW.

Александр сделал незнакомцам замечание, потому что автомобиль застрял очень близко от забора участка. В ответ его, как он говорил следствию, обматерили. Александр пошел выгуливать собак.

В это время находившийся в доме Владимир Крюков услышал, как ему показалось, треск. Он открыл окно и крикнул: «Что вы там делаете, зачем ломаете забор?» Мужчины в грубой форме, как он вспоминал, потребовали помощи. Владимир подумал, что неизвестные хотели подложить доски под забуксовавшие колеса, и начал собираться на улицу.

В это же время его жена Наталья Ростова сказала своему сыну Илье, что в ограду кто-то ломится. Юноша вышел и увидел, что у забора Александр Крюков о чем-то разговаривает с двумя парнями.

«Что вы здесь делаете?» — спросил Александр Крюков. После этого в него брызнули из перцового баллончика и ударили в висок — он потерял сознание и упал на землю.

Следом два человека зашли в ограду, один из них схватил 16-летнего Илью Ростова за рукав куртки и стал замахиваться. Тот закрылся руками и почувствовал, как в его сторону распылили перцовый спрей. Илья побежал домой.

К нему навстречу вышел Владимир Крюков. Неизвестные стали кричать, что «сейчас всех порешают и закопают на этом участке», вспоминал Ростов.

Примерно с расстояния вытянутой руки в лицо Владимира Крюкова брызнули из газового баллончика. Мужчина попытался убежать, но поскользнулся и упал. Один из нападавших подошел к нему и пнул по копчику.

Владимир встал на четвереньки и нашел в снегу какой-то предмет: на ощупь это была палка. Он взял его и, не целясь, начал размахивать им с криком «Не подходите». В какой-то момент он почувствовал, как попал по чему-то.

Когда Крюков открыл глаза, он увидел, что держит в руке топор, им он обычно сбивал наледь на тропинке. На перилах деревянного крыльца виднелись сколы и большая зарубка. На углу дома лежал один из нападавших, рядом с ним виднелись следы крови, кто-то из его окружения кричал: «Остановитесь, хватит!»

Владимир попросил жену вызвать скорую и полицию и принести тряпки, чтобы остановить кровь. К дому семьи пришел председатель «Печатника» Владимир Бычковой, которому позвонила Наталья Ростова. С собой мужчина взял ружье.

Бригада скорой помощи ехала до дома Крюковых около 30 минут, чуть раньше прибыли полицейские. К их приезду пострадавший был еще жив, его просили не закрывать глаза.

Раненого звали Владислав Дарчук, ему было 22 года. После полуночи он умер в автомобиле скорой помощи, не приходя в сознание. Врачи констатировали, что он получил рубленую рану головы, которая был не совместима с жизнью. 

В крови Дарчука нашли 2,71 промилле алкоголя, что характерно для очень высокой степени опьянения.

Владимира Крюкова же увезли в отдел полиции, там он написал явку с повинной — следствие возбудило уголовное дело об умышленном убийстве (ч. 1 ст. 105 УК).

Водка, пиво, «Шишка»

В день конфликта в СНТ «Печатник» Владислав Дарчук планировал встретиться с друзьями после работы. Была пятница, через два дня ему исполнялось 23 года.

Около шести вечера он встретился в Заельцовском районе со своими друзьями: Евгением Никитиным, Александром Горелко, Кириллом Изуповым и Михаилом Заржецким.

Компания взяла четыре бутылки водки и пиво, говорил следователю Изупов. Друзья отправились кататься по городу на BMW  Дарчука — за рулем был Михаил Заржецкий, единственный трезвый из компании.

В какой-то момент молодые люди решили поехать к знакомым девушкам в отель «Шишка», рассказывал следователю Александр Горелко. Но они заблудилась и заехали в СНТ «Печатник».


BMW дважды застрял в снегу — сначала у дома председателя Владимира Бычкового, а затем около участка семьи Крюковых при подъеме в горку.

Заржецкий, Дарчук, Никитин и Горелко около получаса пытались вытолкнуть автомобиль. Кирилл Изупов в это время спал в салоне. На шум вышел Александр Крюков с собаками: между ним и компанией произошел словесный конфликт.

В какой-то момент перепалки Александру Горелко «ударила резкая боль в глаза», утверждал он в показаниях. Он схватился за лицо и упал на одно колено. Его взял под руку Михаил Заржецкий и посадил в автомобиль. Что происходило дальше, Горелко якобы не видел, потому что не мог открыть глаза.

Судя по показаниям свидетелей, на участок Крюковых сначала зашли Дарчук и Никитин. Последний говорил в своих показаниях, что «произошла обычная житейская ситуация, в которой, к сожалению, умер человек». Подробности конфликта Никитин описать не смог, потому что, по его словам, «был сильно пьян».

Услышав крики «Убери топор, что ты делаешь», «Принесите тряпку, вызовите скорую», сидевший в BMW Горелко пошел к дому Крюковых и встретил там полицейских. Один из них якобы спросил у него: «Тебя перцовкой залили? Тебе нужна медицинская помощь?»

Спавший в это время в салоне автомобиля Кирилл Изупов в своих показаниях также начал описывать конфликт с криков из-за ограды, при этом практически не упоминая Евгения Никитина.

Единственный трезвый из всей компании, Михаил Заржецкий, который пытался остановить кровь раненому, в своих показаниях утверждал, что 16-летний сын Владимира Крюкова брызнул из перцового баллончика в глаза Горелко.

Невидимый Артём и яркая Луна

«Добрый, неконфликтный, целеустремленный, ответственный молодой человек. Алкоголь он не употреблял, играл в футбол», — характеризовала следствию погибшего Владислава Дарчука его мама.

В 22:48, когда автомобиль уже забуксовал, сын позвонил ей и сказал, что будет ночевать у Михаила Заржецкого, пообещав перезвонить утром. По голосу она не распознала, что сын был пьян.

На следующий день матери Дарчука позвонил неизвестный мужчина, который поинтересовался, знает ли она Артема. Она подумала, что это ошиблись номером, и сбросила звонок. Позже ей перезвонили и сообщили, что «Влада не стало».

Кирилл Изупов познакомился с Дарчуком через Михаила Заржецкого. Он также около семи лет знал Евгения Никитина, кандидата в мастера спорта по тайскому боксу, который работал в спортклубе «Чемпион»: они жили рядом, вместе занимались спортом.

На первых допросах Александр Горелко и Михаил Заржецкий давали противоречивые показания. Например, они рассказали, что с ними в вечер конфликта отдыхал некий Артём: парень якобы был там в момент удара Дарчука топором и даже пошел встречать скорую помощь, но почему-то не вернулся.

При этом свидетели со стороны защиты и сам обвиняемый говорили, что на участок заходили только пять человек, то есть без Артёма.

В мае 2018 года во время очередного допроса Александр Горелко признался, что Артём был выдумкой. Михаил Заржецкий подтвердил эту версию и рассказал, что они с Горелко придумали Артема, чтобы «выгородить Изупова и Никитина» — они ушли с участка до приезда полиции, очевидно, опасаясь возможного привлечения к ответственности.

Пассажиры BMW ранее попадали под уголовное преследование

В 2017 году Кирилл Изупов попал под уголовное дело о грабеже (ст. 161 УК): будучи пьяным, он похитил 4 200 рублей с прилавка в магазине «Ячменный солод». Обвинения были сняты после примирения сторон.

В феврале того же года Евгения Никитина приговорили к трем годам условно за кражу, махинации с банковской тайной и неправомерный доступ к компьютерной информации. В 2008-м он был осужден за грабеж.

Подтверждения не нашли и слова Заржецкого о том, что в момент конфликта 16-летний Илья Ростов распылил перцовый баллончик в сторону нападавших — это опровергается свидетелями защиты.

Никто из компании друзей в беседе не говорил следствию о применении силы и перцового спрея к братьям Крюковым: при этом самому обвиняемому диагностировали ожог левого глаза, а его брату — сотрясение мозга и травму головы.

Но в своих показаниях Михаил Заржецкий подробно описал сцену ранения Дарчука: «Тот [Владимир] замахнулся топором и, насколько понял, обухом нанес удар Евгению по правому плечу. <...> Затем Владимир сразу ударил топором по голове Влада, который резко упал и скатился к углу дома».

Заржецкий смог объяснить следствию, как увидел удар в условиях почти полной темноты: «Луна яркая была, и из окна дома был свет. <...> У забора были щели, и, когда горел свет из окна, видно было тень человека».

Адвокат Владимира Крюкова Римма Уколова в разговоре с Тайгой.инфо придерживается версии, что Заржецкий не мог видеть момент нанесения удара. Об этом он говорил сотруднику полиции, который приезжал на вызов.

«Заржецкий говорил, что был за воротами, потому что одного из парней якобы отводил в машину. Его первые показания были такие, — объясняет защитник. — Но в дальнейшем он резко вспомнил, что, удар, оказывается, был, и начал в подробностях описывать [сцену удара топором]».

«За пять минут решили судьбу человека»

В сентябре 2018 года Дзержинский районный суд Новосибирска начал рассматривать уголовное дело Владимира Крюкова об убийстве (ч. 1 ст. 105 УК). Во время следствия обвиняемый, инвалид третьей группы, находился под домашним арестом.

Владимир Крюков вину в совершении умышленного убийства не признал: свои действия он оценил как самооборону, но был согласен с тем, что смерть Дарчука наступила от его удара.

Суд не принял версию Крюкова о том, что он не знал, что брал в руки, машинально защищаясь. Поднимая предмет весом 2,6 кг, обвиняемый якобы должен был понимать, что это топор.

«Причиной нанесения удара явились причинение его брату телесного повреждения и страх за несовершеннолетнего ребенка и супругу, — пришла к выводу судья Алеся Киричёк. — Между нанесением ударов и оборонительными действиями разрыв во времени отсутствовал. Происходило нарастание эмоционального напряжения с переживанием чувства страха».

Но суд переквалифицировал умышленное убийство (ч. 1 ст. 105 УК) на превышение пределов самообороны, повлекшее смерть (ч. 1 ст. 108 УК). В сентябре 2019 года новосибирца приговорили к году и трем месяцам ограничения свободы, а также обязали выплатить 960 тыс. рублей в качестве компенсации матери погибшего Владислава Дарчука.


Владимир Крюков на следственном эксперименте и в зале суда

Адвокаты обвиняемого и пострадавшего обжаловали решение. В декабре 2019 года Новосибирский областной суд постановил отменить приговор и направить дело на пересмотр, а самого Владимира Крюкова — вернуть под домашний арест.

Однако в апреле 2020 года определение апелляционной инстанции не устояло в Восьмом кассационном суде. Дело Крюкова снова вернули в облсуд, но вердикт коллегии остался прежним — отмена приговора и пересмотр дела. Защита обвиняемого снова обратилась в кассацию, которая повторно отменила апелляционное решение.

«Кассация говорит областному суду: вы не исследовали все обстоятельства, взяли только сторону обвинения и считаете, что есть основание для рассмотрения дела заново и для отмены приговора, — говорит адвокат Римма Уколова. — А они отвечают так: нет необходимости рассматривать доводы защиты, поскольку найдены нарушения в приговоре, это все будет выяснять новый судья на новом заседании».

Поворот в деле Крюкова произошел на третьем рассмотрении в областном суде в июне 2021 года, после представления прокурора Олёны Носок.

Владимиру вынесли новый приговор, по статье об убийстве (ч. 1 ст. 105 УК), на которой изначально настояло следствие. Мужчине дали восемь лет строгого режима.

Апелляционная инстанция сочла показания родственников Крюкова недостоверными из-за «желания помочь близкому человеку избежать ответственности за содеянное».

«Показания свидетелей [защиты] опровергаются как показаниями свидетелей обвинения, так и письменными доказательствами, в том числе заключениями судебных экспертиз», — говорится в решении.

Кассационный суд в этот раз не стал спорить с решением коллег. Сторона обвинения просила смягчить наказание Крюкову, но даже в этом ходатайстве было отказано.

«Это была чисто формальность, за пять минут решили судьбу человека», – говорила жена Владимира после суда.

Как следователи и суды избегают уголовных дел о самообороне

Случай Крюкова — когда органы следствия не возбуждают дело о самообороне, выбирая более тяжкую статью, а суды соглашаются с этим — далеко не редкость.

В сентябре 2014 года 36-летний новосибирец Виктор Ганчар вытолкнул из квартиры пьяного мужчину, который зашел к нему и двум несовершеннолетним детям домой. На лестничной площадке он ударил незнакомца по голове и в область живота. Потерпевший умер на месте от разрыва печени.

Суд первой инстанции приговорил Ганчара к семи годам строгого режима по статье об умышленном причинении тяжкого вреда здоровью, повлекшем смерть (ч. 4 ст. 111 УК). В апелляции срок сократили на полгода.

Дело Ганчара приобрело общественный резонанс: несколько тысяч человек подписали петицию в его защиту, а мэрия Новосибирска выделила семье мужчины материальную помощь.

В итоге в декабре 2016 года статья обвинения была переквалифицирована на причинение смерти по неосторожности (ч. 1 ст. 109 УК), а само дело прекратили за истечением срока давности.

«Ничем не подтверждены выводы о том, что Ганчар желал причинить именно тяжкий вред здоровью потерпевшего, — комментировал Верховный суд России. — Допущенные судом первой инстанции нарушения требований закона, регламентирующих содержание обвинительного приговора, не были устранены судом апелляционной инстанции».

В ноябре 2020 года москвич Юрий Бутченко ударил ножом обидчика, когда убегал от шумной пьяной компании, которой он сделал замечание. Следствие МВД квалифицировало его действия как нанесение тяжких телесных повреждений (ст. 111 УК).

По словам* адвоката Бутченко Виктора Бессарабова, поступок подзащитного был классическим случаем самообороны: «Удовлетворены все факторы, необходимые для такой квалификации — темное время суток, количество нападавших, их агрессивный настрой, состояние опьянения, факт нападения с их стороны — все это дает основания ему обороняться от преступного посягательства».

Те же самые факторы встречаются и в деле новосибирца Крюкова, они были отмечены в приговоре суда первой инстанции: «Темное время суток, место посягательства (глухое, безлюдное), погибший и его друзья, находившиеся в состоянии алкогольного опьянения, вели себя агрессивно».

Теперь стороне Владимира Крюкова предстоит обжаловать обвинительный приговор в Верховном суде РФ.

***

Статистика Верховного суда говорит о тенденции к снижению числа дел об убийстве, совершенном при самообороне (ст. 108 УК). В 2009 году по ней судили 894 человека, в 2020-м — 262, что в 3,5 раза меньше.

Аналогичная динамика прослеживается и в делах по статье о нанесении тяжкого вреда при обороне (ст. 114 УК) — 1600 судебных дел в 2009 году против 953 в 2020-м.


В некоторых случаях добиться справедливого решения обвиняемым помогает Верховный суд, Пленум которого еще в 2012 году принял специальное постановление о применении законодательства о необходимой обороне.

Так, в 2021 году ВС полностью оправдал женщину, которую избивал пьяный муж. В ходе ссоры она тяжело ранила супруга, ударив его ножом в грудь. Три инстанции признали ее виновной, но последняя определила, что удар был нанесен «в момент реальной опасности, с целью своего спасения».

На декабрьском заседании Совета по правам человека (СПЧ) президент Владимир Путин поручил Верховному суду проанализировать практику и «усовершенствовать» нормы по самообороне, чтобы «защитить людей, которые защищаются сами и защищают жизнь и здоровье других граждан».

* «Медиазона» признана СМИ, выполняющим функции «иностранного агента». Мы обязаны указывать это по запретительным законам.

Текст: Егор Фёдоров

Фото: Егор Фёдоров; dovod.media, телеканал «ОТС».





Новости из рубрики:



Мнения
Новосибирск был столицей науки. Теперь он стал центром научных репрессий
Илья Кабанов
Ученые находят решения проблем, стоящих перед человечеством. Поэтому их аресты — это репрессии против будущего.
© Тайга.инфо, 2004-2022
Версия: 5.0

Почта: info@taygainfo.ru

Телефон редакции:
+7 (383) 3-195-520

Коммерческая служба:
+7 (383) 3-192-552

Издание: 18+
Редакция не несет ответственности за достоверность информации, содержащейся в рекламных объявлениях. При полном или частичном использовании материалов гиперссылка на tayga.info обязательна.

Яндекс цитирования