«Откуда столько зла?»: полковник МВД отрицает издевательства над укрывшейся в казанском шелтере сибирячкой

© иллюстрация Дианы Днепр
«Откуда столько зла?»: полковник МВД отрицает издевательства над укрывшейся в казанском шелтере сибирячкой
31 Янв 2022, 07:48

43-летняя сибирячка Юлия Шефер рассказала об издевательствах со стороны отца, к которому приехала в гости в Казань после 32-летней разлуки. Вместе с сыном она спряталась от жестокого обращения в кризисном центре. Но сам мужчина теперь утверждает, что не угрожал дочери, которая, по его мнению, начала с ним общаться, чтобы «отжать квартиру».

В ноябре 2021 года Тайга.инфо рассказывала историю 43-летней сибирячки Юлии Шефер. Она пережила «смерть мужа, самоубийство брата и издевательства отца» Валерия Ганеева, которого нашла спустя 32 года разлуки и приехала к нему в Казань вместе с семилетним сыном. Шефер говорила, что сначала отец был к ней добр, помогал, устроил ее на работу, а сына в школу. Но однажды его будто подменили — Ганеев, по словам дочери, выпил и стал угрожать оружием, после чего ей с ребенком пришлось сбежать без вещей и денег. Укрытие она нашла в кризисном центре «Мамин дом» фонда «Благие дела», который поддерживает одиноких мам с детьми, оказавшихся в трудной ситуации.

Валерий Ганеев — полковник МВД в отставке. Он долгое время занимал пост начальника по безопасности в минсельхозе Татарстана, а позже работал на охранном предприятии. Сейчас Валерий на пенсии. Мужчина утверждает, что не издевался над дочерью, и та вышла с ним на связь, чтобы якобы незаконно завладеть квартирой. Тайга.инфо приводит позицию Ганеева.

***

Юлия Шефер родилась в Караганде, до восьми лет прожила в Новокузнецке, а потом ее семья снова уехала Караганду «за хорошим климатом» из-за болезни мамы. Родители постоянно ругались, отец Валерий Ганеев часто приходил домой пьяный и жестоко избивал мать, за которую некому было заступиться, говорила она. А когда та кому-нибудь жаловалась на издевательства — «клал в психушку».

«Во-первых, Юля родилась не в Караганде, а в Джамбуле (сейчас город называется Тараз — прим. Тайги.инфо) на юге Казахстана. Из Джамбула мы переехали из-за жены, Раиса не хотела там жить и рвалась в Казань, придумывала разные болезни, — рассказывает Валерий Ганеев. — Тогда я занимал пост секретаря комитета комсомола. Это была всесоюзная ударная стройка — запускали Новоджамбулский фосфорный завод. Я там сутками торчал, 350 с лишним человек привел туда работать. Мне некогда было пьянствовать, жена не работала, оформил ее как надомницу, чтобы стаж шел».

Тогда семье удалось переехать в Новокузнецк, где Ганеев 11 месяцев проработал замдиректора по физвоспитанию в профессиональном техучилище №52 и оборудовал «один из лучших спортзалов в Кузбассе». Жену он трудоустроил там же тренером по гиревому спорту, «хотя она ничего в этом не понимала», и сам за двоих вел занятия, отмечает отец Шефер.

«Тренеры, которые годами работают, не могли детей до первого разряда довести, а я меньше, чем за год это сделал. Оборудовал 10 канатов в спортзале, посещаемость моих занятий доходила до 92%. Как я мог параллельно выпивать? У меня поесть-то не всегда было время», — возмущается Ганеев.

В воспитании дочери, говорит мужчина, он принимал участие с «первого дня»: купал, одевал, обувал, кормил. Когда девочка училась в четвертом классе, мать увезла ее в Казань «буквально в мае, учебный год еще не закончился». Отец просил учителей, чтобы те заранее выставили Юле годовые оценки. Перед Казанью Раиса успела пожить у родственницы в Караганде, а Валерий остался в Новокузнецке с сыном-первоклассником Алмазом.

«Мне деваться некуда было, я из Новокузнецка в 1986 году переехал в Караганду, чтобы вернуться в Казань. В Караганду жена приехала осенью, пожила со мной где-то так же месяцев десять, и в мае 1987-го опять забрала дочь и улетела в Казань», — вспоминает он.

Вскоре из Караганды Ганеев вернулся в Джамбул, где у супругов оставалась общая квартира. За лето, пока жены не было, Валерий заготовил разносолы, «маринады наделал, все силы прикладывал, чтобы сохранить семью, но это оказалось бесполезным», подчеркивает он. Раиса не согласилась вернуться к мужу.

Некоторое время Ганеев жил с Алмазом в поселке Калининский под Мариинском, где ему выделили две комнаты в общежитии. Позже, как утверждает Валерий, он оставил жилплощадь жене с дочерью, которые приватизировали ее и купили «однушку» в Мариинске, а сам вернулся в Джамбул и до 1995 года прожил там с сыном и матерью, пока его по службе не распределили в Набережные Челны, где Алмаз заочно учился в автомеханическом техникуме и в школе милиции.

В 1998-м Алмаза приняли сразу на третий курс юридического института, однако вскоре он забрал документы. Позже его направили служить в Казань, где он поселился у бабушки по маминой линии. Туда же переехал Валерий. От второго брака у него появились двое сыновей.

«Алмаз приходил пьяный к нам домой, устраивал драки с моей второй женой, хотя она тоже его много лет воспитывала. Мой сын Руслан прятался от него под кроватью. Тогда я его вышвырнул из дома и сказал, что больше не хочу видеть. Больше мы не пересекались, знаю только, что Алмаз дослужился до лейтенанта и продолжал общаться с Юлей и матерью. В 2017 году сноха из Джамбула передала мне, что он умер», — вспоминает Ганеев.

***

С Юлией Валерий не виделся 32 года: «Всё это время они с бывшей женой сами не хотели со мной общаться. Да и я уже знаться с ними не хотел — другая семья. Старший сын — чемпион мира, младший — чемпион Европы [по регби-7], оба мастера спорта, прекрасно работают, куча медалей у них, — перечисляет он. — Я даже воспитанников детдома тренировал, и они становились мастерами спорта, а сейчас работают большими руководителями. У меня много грамот от министров и президента Татарстана, просто так их не дают. Я сутками работал».

В 2019 году Юлия нашла отца в «Одноклассниках» и, неожиданно для себя, на вопрос Валерия «как дела?» пожаловалась, что плохо: в разводе, работы нет, алименты муж не платит, дом разваливается, маленький ребенок на руках и помощи ждать неоткуда. Отец пригласил дочь к себе на новогодние каникулы в Казань и выслал деньги на билет.

«Она у меня гостила на новогодних каникулах. Мне бы шубу, говорит, купить. Я дал ей 40 тыс. рублей, каждый день ее по городу катал, достопримечательности показывал. И она утверждает, что я выпивал здесь. Как можно за рулем каждый день кататься пьяным? У нас в Казани работники ГИБДД очень тщательно за этим следят, экипаж почти на каждом перекрестке и камеры», — недоумевает Ганеев.

В 2018 и 2019 годах Валерий перенес восемь операций на глаза, и когда дочь приехала, еще «не вполне отошел». Он подчеркивает, что после лечения врачи запретили ему алкоголь, а он «не враг своему здоровью»

После каникул Юлия уехала домой, а в феврале вернулась к Валерию уже с сыном Вовой, который, отмечает отец, «ни на шаг от него не отходил». Ганеев водил внука на тренировки и каждый день баловал вкусной едой. Дочери он оплатил ускоренные курсы аттестации для бухгалтеров и договорился об ее трудоустройстве с «Татнефтью».

«В эту компанию очень тяжело попасть, но Юля сказала, что не согласна работать обычным бухгалтером, только главным или старшим», — говорит отец женщины.

С 2013 года Шефер работала на молокоперерабатывающем комплексе в селе Панфилово помощником главбуха, затем ее повысили до старшего бухгалтера. В 2019 году основатель предприятия умер, работников уволили без зарплаты и выставили его на продажу.

Когда вопрос с работой Юлии решился, она попросила отца прописать ее в квартире, утверждает Ганеев. «Я тогда еще плохо себя чувствовал после операции, и, как позже оказалось, документ был на постоянную прописку. Я за Юлю по 4 тыс. рублей каждый месяц плачу за квартиру, и она не выходит со мной на связь».

На следующий день Шефер якобы потребовала у отца, чтобы тот и вовсе оформил на нее квартиру, поскольку она «первая дочь», на что Валерий заявил, что его наследники — сыновья от второго брака и отказался назначать ее собственницей, после чего «Юлия ушла из дома с ребенком». После этого, по словам Ганеева, она просила его сыновей привезти ей вещи в гостиницу и сказала, что возвращается в Мариинск.

Однако, по версии Шефер, в ночь с 12 на 13 марта Ганеев выпивал. Утром Юлия с сыном, у которого обнаружили ангину, уехали в больницу, а когда вернулись, отец начал расспрашивать про мать, жаловался, как сильно ненавидит бывшую жену, и требовал ее номер телефона. Юлии удалось уговорить его лечь спать, но через два часа Ганеев проснулся и обозвал дочь «аферисткой», а потом и вовсе достал из сейфа пистолет и стал угрожать, утверждала она. Женщина подхватила ребенка, куртки, телефон и выбежала из квартиры. Она позвонила старшему сыну Ганеева, который сказал, что помочь ничем не может, но скинул ей адрес хостела.

«Я прибежала туда раздетая, с ребенком, вся в слезах и соплях, в кармане — 6 тысяч рублей. Администратор приняла нас без документов, у меня только фото были на телефоне, и даже сделала скидку на еду и проживание. Хватило на четыре дня. Она привела меня немного в порядок, поддержала, а то руки вообще опускались, я не знала, что делать дальше, — говорила Шефер. — Воевать и идти в полицию не было смысла, у отца там все знакомые. Я понимала, что он так же, как и мать в свое время, меня куда-нибудь определит и всё».

Вещи и документы, как утверждала женщина, оставались у отца. Забирать их якобы он не разрешал, грозился подать на нее заявление в полицию «за мошенничество». Через четыре дня его сыновья привезли сумки Юлии в хостел: «Отец наложил туда свои старые ненужные вещи, сказал, что пригодятся. А у меня выкрал деньги за машину — хранила их не на карте, а прятала в вещах по его же совету, золотые украшения и свидетельства о рождении и смерти брата Алмаза».

Позже Юлия выяснила, что официально детьми отцу приходятся только сыновья от второго брака. По ее словам, он тщательно скрывал информацию о предыдущей семье, чтобы продвигаться по службе. «Я только потом поняла, какую злую шутку сыграли документы моего брата», — говорила она.

***

Ганеев признается, что действительно хранил дома в сейфе пистолет, но уточняет, что сдал его в 2018 году, когда вышел на пенсию. Сейчас у мужчины осталось действующее удостоверение частного охранника шестого разряда, по которому он имеет право пользоваться оружием.

«Этот пистолет мне подарил минсельхоз, когда я там работал. Потому что я по всей республике мотался один, без водителя. Юля даже в глаза оружие не видела», — замечает он.

По словам Ганеева, на имя дочери ему до сих пор приходят повестки из кредитных организаций и повестки в суд.

«Не знаю, как у нее совести хватило такую грязь на меня лить, я в шоке. Откуда столько зла? Видимо, она подумала, что раз я в возрасте, можно как-то отжать квартиру», — считает Валерий.

***
Юлия Шефер, в свою очередь, утверждает, что в 1988 году отец бросил жену и детей, когда ее младшему брату Валере исполнилось девять месяцев, и «платил копеечные алименты, которых хватало на булку хлеба».

«В тот день 13 марта 2020 года, когда пьяный отец выгнал нас с сыном из дома, он названивал и писал моему старшему сыну тоже, требовал у него номер Валеры и бабушки. Столько грязи вылил в сообщении и обозвал его неприличными словами. Валера запретил давать этому человеку свой и мамин номера, — рассказывала Шефер. — И после этого у отца замкнуло, не заполучив их, выпнул нас, как котят».

Ганеев недоумевает, откуда у Шефер «такая мстительность». Мужчина вспоминает, что, когда дочь приехала к нему, она плакала и пересматривала детские альбомы. Отец показывал ей бирки из роддома и волосы с первой стрижки.

Ирина Беляева





Новости из рубрики:



© Тайга.инфо, 2004-2022
Версия: 5.0

Почта: info@taygainfo.ru

Телефон редакции:
+7 (383) 3-195-520

Коммерческая служба:
+7 (383) 3-192-552

Издание: 18+
Редакция не несет ответственности за достоверность информации, содержащейся в рекламных объявлениях. При полном или частичном использовании материалов гиперссылка на tayga.info обязательна.

Яндекс цитирования