Урбанист Дмитрий Лебедев о Новосибирске: «Только активисты могут заставить элиту принять решения»

© Кирилл Канин. Новосибирск
Урбанист Дмитрий Лебедев о Новосибирске: «Только активисты могут заставить элиту принять решения»
12 Фев 2022, 15:27

Почему люди переселились в города, каков потенциал агломераций, можно ли соблюдать баланс между автомобилем и пешеходом, что ждет Новосибирск и почему в Академгородке не вырос «большой» бизнес? Урбанист Дмитрий Лебедев в подкасте «Корни и щепки».

Ведущие: публицист и политик Дмитрий Холявченко, гендиректор исследовательской компании Tayga.Research Александр Баянов.

Послушать подкаст, посмотреть подкаст. Подписывайтесь на наш канал в YouTube, чтобы быстрее узнавать о новых эфирах.

Зачем нужны города

Это такой экономический реактор. В отличие от сельского поселения, где все люди относительно одинаковые, занимаются сельским хозяйством. Ну, или дачники, например.

В городе очень разнообразные виды деятельности, живут люди разнообразных занятий. У них доходы, коммунальные хозяйства, относительная анонимность. В городе ты можешь заниматься своим делом и получать профессиональные услуги от других людей.

Есть пример из средневековой Франции, Джейн Джекобс приводит в своей книге «Экономика городов». Города тогда практически обезлюдели из-за распада торговли, и оказалось, что в селе никто не может быть кузнецом. И села тоже стали вымирать, потому что у них просто кончились инструменты. Натурный эксперимент провели староверы Лыковы [в Кемеровской области]. Спустя 30 лет [с начала их отшельничества], когда к ним пришли геологи, у них протерлась вся посуда. И они не могли стать сами себе кузнецами, потому что это очень много работы.

Эта работа возможна только в городе, где у тебя есть постоянный поток покупателей с разных мест. Там ты можешь заниматься только этим, накапливать опыт. И вот этот overhead в производстве. То есть ради одного гвоздя растапливать кузницу бессмысленно. Тебе нужно очень много работы делать сразу. В городе это возможно.

Экономика

Города в основном делают работу сами для себя. Но благодаря тому, что есть какая-то специализация, они еще между собой могут торговать. И чем больше город, тем больше разных специализаций, и более сложное взаимодействие.

Это в принципе подтверждается на исследованиях полинезийцев. У тех, кто высадился на большой остров, общество было крупнее, более стратифицированное и более развитое. Они создали довольно серьезные технологии — на то же острове Пасхи даже статуи ставили. А на более мелких островах они просто рыбачили, занимались собирательством. Несопоставимые технологии.

Потенциал агломераций

Была такая модель «город-сад» Говарда, придуманная в начале XX века. Она неправильно понята, в России особенно. У нас думают, что это такой Академгородок, где у тебя лес, бегают белки, ничего нельзя рубить и ни травинки нельзя тронуть.

Нет, смысл другой: в центре город, и по периферии тоже города. У нее есть один недостаток — что они придуманы замкнутыми в развитии. Вот мы придумали такой проект, завершенный, и там ничего не должно меняться. На самом деле — в Германии, в Нидерландах, в Швеции эта модель работает не по форме, а по содержанию.

Говард тоже это закладывал: в центральном городе у нас промышленность (ну, теперь уже какая-нибудь постиндустриальная промышленность), а вокруг — города-спутники. Это выгодно чем? Например, если вы поставщик какого-то резкого товара для крупных сетей, у вас в большом городе — большой рынок. Вы можете пройтись по сетям, и вот у вас есть площадки для продаж. При этом разработку и производство вы держите в городе-спутнике, где все дешевле.

При этом ездить между этими городами можно довольно быстро. В Германии я измерял: там средняя скорость маршрутная у поездов — 100–150 км/ч. Это очень быстро. То есть ты за час оказываешься за 150 км. И тогда ты можешь жить в Лейпциге — там дешевле, а твои деловые партнеры — в Берлине.

Еще две вещи. Во-первых, рынки сбыта, о которых у нас так часто говорят, представляют так: вот есть люди, им нужна тысяча стиральных машин, и всё. И мы будем биться до смерти с Западом, который нас не пустит, конечно же, за этот рынок. Это чушь.

Если есть производство стиральных машин, то там можно придумать много разного. Например, стиральная машина для «походников», которая без электричества работает, от ножной тяги. Стиральные машины для хостелов с сушением. Направление развития огромное. В большом городе это возможно. В маленьком у тебя нет спроса, чтобы даже протестировать эти новые товары.

Вторая часть, которая забывается, — это инвестиции. К нам [в Новосибирск] приезжал журналист из Guardian, и встал в тупик с ответом на вопрос, почему у нас возникли фирмы, работают на Запад вроде, но не растут. Почему из нашей Кремниевой тайги не выросли какие-то гиганты? За всю историю, наверное, две-три фирмы выросли больших.

Почему? Деньги на развитие неоткуда взять. Из-за этого в основном работает тот бизнес, который [держится] на обороте и который консервативен. Потому что с оборотом ты не можешь рисковать. С инвестициями… В отличие от кредита на развитие, который полная глупость — потратил, рискнул, проиграл, и потом ты должен бесконечно банку.

Нет. Инвестиции — это инвестор пришел, дал тебе какую-то сумму денег, он понимает, что это риск. И если проиграют — окей, мы проиграли. Ограниченная ответственность, никто никому ничего не должен.

Город и автомобили

В Чехии, например, тоже есть социалистические города. Братислава в Словакии. Они их как-то адаптируют обратно, развивают общественный транспорт. Варшава — хороший пример. Ну и многие европейские города строили-строили огромные шоссе, сейчас сворачивают. У Нидерландов было много денег, чтобы все эти «хотелки» реализовать, но они «отматывают» обратно.

У нас же [в Новосибирске] автомобилевладение осталось на уровне 2010 года — оно как уперлось в потолок, с тех пор не менялось.

Что ждет Новосибирск

Из того, что можно сделать, если у нас меняется бюджетная система. Во-первых, инициативы активистов, которые могут заставить решить какие-то проблемы, которые не решаются. Там, где это вопрос просто решения. Наверное, мы не будем в авангарде. Выделенные полосы, например. Пробьет сообщество или не пробьет?

Другое дело — это как местная элита (как обозначает Гуриев, образованные люди, влияющие на мнения) будет влиять и куда вести. Два варианта: заняться своими проблемами, не смотреть наружу. Или смотреть на свой город, но не смотреть зашоренно. Вот пример Академгородка — он такой уникальный, такие уникальные люди… Да это в любом моногороде. Почитайте о любом из них — там та же ностальгия по прошлому, по романтике строительства.

Продолжение по ссылке





Новости из рубрики:



© Тайга.инфо, 2004-2022
Версия: 5.0

Почта: info@taygainfo.ru

Телефон редакции:
+7 (383) 3-195-520

Коммерческая служба:
+7 (383) 3-192-552

Издание: 18+
Редакция не несет ответственности за достоверность информации, содержащейся в рекламных объявлениях. При полном или частичном использовании материалов гиперссылка на tayga.info обязательна.

Яндекс цитирования