«Политик имперского уровня». Виктор Козодой об одном из основателей казахской государственности

© Анастасия Кораблёва. Виктор Козодой
«Политик имперского уровня». Виктор Козодой об одном из основателей казахской государственности
17 Фев 2022, 12:27

Историк, бывший вице-губернатор Новосибирской области Виктор Козодой презентовал книгу о политическом деятеле начала XX века, депутате Госдумы Алихане Букейханове, обосновавшем создание казахской государственности. Он рассказал Тайге.инфо, почему называет своего героя «человек-эпоха», какую роль Букейханов играл в партии кадетов и на Общесибирском съезде, что за документы удалось найти и как отнеслись в Казахстане к его исследованиям.

Алихан Букейханов — депутат первой Государственной думы Российской империи, член ЦК Конституционно-демократической партии (партии кадетов) — крупнейшей оппозиционной силы, лидер движения автономии «Алаш» и «Алаш-орды».

По мнению Виктора Козодоя, Букейханов как формальный и неформальный лидер оказал несомненное влияние на ход целой эпохи в истории Казахстана: «от времени территориальной, политической, общественной разобщенности до этапов формирования казахской государственности, приведшей к обретению независимости и становления суверенного Казахстана».

О своей книге «Алихан Букейханов: человек — эпоха» историк рассказал в прямом эфире программы «Огонек Тайги» с Дмитрием Холявченко. Публикуем ключевые фрагменты презентации.

Почему человек-эпоха

«В 1890-х Казахстан еще не был единым субъектом политики, управления. На этой территории было несколько областей, объединенных в губернаторства. Не было единого центра притяжения, центра принятия решений. И вот период этой разобщенности до первого этапа — это образование Алашской автономии (Алаш-орда), 1920 год — это образование Киргизской (Казахской) АССР. Это первый этап становления традиций казахской государственности. 1936 год — союзная республика. По сути дела, по всем законам и правилам это самостоятельное государство со всеми атрибутами власти. Что такое государство? Это наличие территории, населения, органов управления, всех символов. Все это было создано, что и предопределило дальнейший ход истории. 1991 год — создание независимого Казахстана.

В истории всегда были такие люди, которые своей жизнью, деятельностью олицетворяли эту эпоху. И Алихан Букейханов как раз принимал очень активное участие — с конца XIX века до формирования первого этапа восстановления традиций казахской государственности. Первый этап фактически совпадает с годами его жизни, он погиб в 1937 году. Поэтому я и назвал книгу «Человек-эпоха». Можно назвать ее эпохой Букейханова. По крайней мере, в истории современного Казахстана.

Общеимперский политик и звезда Казахстана. Как это совмещалось?

Я этому как раз очень много внимания уделил. Не нужно забывать, что тот период времени — это была наша совместная история. Более того, когда я писал эту книгу, я говорил, что не специалист по истории Казахстана, никогда на это не претендовал. Проводил это исследование в рамках истории России.

Да, в книге я показываю, что он был политиком общегосударственного уровня. Во-первых, это характеризуется тем, что он был избран депутатом первой Государственной Думы Российской империи. Дальше, занимаясь активно политической деятельностью, он был членом партии кадетов — крупнейшей оппозиционной партии. Более того, он был членом Центрального комитета, то есть входил в руководство.

Букейханов не просто принимал активное участие в деятельности партии, он был вхож в контрэлиту Российской империи. Он был для них своим. С 1905 до 1917 года это подтверждается всеми документами. И это дает основание считать его политиком общегосударственного уровня. По сути дела, люди, с которыми он общался и дружил, — это были Милюков, Родзянко, Керенский. Круче уже ничего не было.

Когда я работал в архиве в Томске, я смотрел документы Общесибирского съезда — это октябрь 1917 года. Как всегда, все кроется в мелочах. Какое было отношение? Его приглашают в президиум. Когда кто-то выступает, к нему обращаются: «Я правильно говорю, Алихан Нурмухамедович»? «Да, правильно, продолжай». Он мог себе позволить юморить. И это показывает его уровень, статус и его признание.

На том же съезде они заполняли анкету, был вопрос, сколько лет ты прожил в Сибири. Он написал, что общий возраст у него 48 лет, а в Сибири он прожил 38. Видимо, он в большей степени воспринимал Казахстан и Сибирь как единое геополитическое пространство.

Что касается центрального уровня… Особенно 1917 год — как проходит какая-то тусовка, его там вспоминают. Букейханова предлагали в качестве товарища министра земледелия Временного правительства. В итоге этого не получилось, но тем не менее. Звучат две-три-четыре фамилии, и он везде есть.

Создание казахской автономии

Что касается Степи. Он был одним из организаторов, лидеров движения «Алаш». И в декабре 1917 года второй Общеказахский съезд в Оренбурге на альтернативной основе избирает его руководителем исполкома Алаш-Орды. У него, конечно, был громадный авторитет.

Букейханов получил прекрасное образование — он учился в столице, в Санкт-Петербурге, окончил Лесной институт — один из лучших. Он, кстати, до сих пор действует. Я посмотрел программы — чему их там учили. Ну, это очень широкий кругозор, конечно, сейчас такого нет.

Дальше — он же был журналистом, публицистом. У него было блестящее знание русского языка. Не разговорного, а именно литературного. Он занимался переводами с русского на казахский. Стихи Крылова, например. Когда я читал его статьи, получал истинное наслаждение от самого языка. Он писал исторические работы по истории родного края — они до сих пор представляют ценность, труды по экономике.

Самая ценная его работа — это, конечно, «Киргизы» 1910 года. Там он, по сути, дал научное теоретическое обоснование субъектности будущего Казахстана. В 1890-е такого термина, как Казахстан, не было. Была разобщенность. Использовали такие термины, как Степной край, Киргизский край. А он в этой работе начал обосновывать, в том числе на основе данных переписи населения 1897 года. Он вычленил территории, где проживает большинство казахского населения, дал обоснование, все это зафиксировал в своей работе.

И когда был [Всеказахский] съезд в октябре 1917 года в Оренбурге, было принято решение образовать автономию «Алаш». Если мы сравним территорию, которая в нее вошла, она совпадает практически на 100% — за небольшим исключением. Это дает основание говорить о том, что он был основоположником научно-теоретического обоснования этого процесса. Автономию не провозгласили, но, тем не менее, с июня 1918 года, после свержения власти большевиков в Сибири и Казахстане, она стала действовать-де-факто. И действовала до начала 1920 года, когда была окончательно ликвидирована Советской властью.

Самое интересно, что когда была образована Киргизская (Казахская) АССР, большевики взяли все эти наработки за основу. На учредительный съезд в Оренбурге его пригласили в качестве почетного гостя. Была образована автономия, и это первый этап казахской государственности, это очень важно. Я считаю, что это был личный триумф Алихана Букейханова. Большевикам как победитель он был не нужен, но это его наследие.

Какие документы были использованы

Один из самых главных — в Томском архиве, где хранятся документы по Общесибирскому съезду. И там участники заполняли анкеты, это подлинники. И его анкета позволяет определить более точно его дату рождения, его отношение к Сибири и партийность. В казахстанской историографии бытовало мнение о том, что Букейханов вышел из партии кадетов в июле 1917 года, а эти документы нам говорят, что он, по крайней мере, в октябре еще указывают свою партийную принадлежность. Это один нюанс.

Документ был в принципе известен, но его в полном объеме не вводили в [научный] оборот. Занимались люди, которым он был не нужен. Я его ввел в полном объеме.

Затем в Оренбурге был очень интересный фонд — филиала Донского земельного банка. К этим документам вообще никто не прикасался больше 100 лет. Я был первым человеком, кто их увидел. По крайней мере, если судить по записям использования.

Было мнение, что Букейханов, живя в Самаре, работал в банке для вида, это была политическая ссылка. А я нашел документы, где четко указана его должность — главный агент банка, топ-менеджер. Есть деловая переписка. Работа в банке дала ему возможность контактировать с органами власти, предпринимателями. Это экономика, это финансы. Почему человек-то был такой подготовленный. Это была большая удача. Причем архивариус мне говорил, что «ничего здесь у нас нет в архиве, уже давно до вас тут все были из Казахстана, из России, нечего тут искать». Но я проявил настойчивость, потому что примерно знал, где искать. И нашел. Это очень важный момент.

Еще один момент — было мнение, что он закончил еще юрфак Санкт-Петербургского университета и получил диплом юриста. Но не могли найти подтверждающие документы. Просто ссылались на мнение одного авторитетного человека, профессора — якобы он об этом говорил. И что он закончил университет вместе с Лениным.

Я зашел с этой стороны. Если говорят, что нет документов по Букейханову, то нужно отследить его связи. Как следователь. Поехал в Москву, в Российский государственный архив социально-политической истории и начал изучать документы про Ленина — их очень много. Нашел ведомость о сдаче экзаменов. И там весь перечень фамилий тех, кто их сдавал. 33 человека, двое не пришли, шесть или семь «завалили». Фамилия Ульянова там есть, а Букейханова нет. Так что эта версия не подтвердилась. Тоже очень важно.

И, конечно, поиски в Центральном государственном архиве республики Казахстан. Фонд № 74 — это фонды комиссариата по земледелию (Наркомзем). Тоже никто не добрался до этих документов, я был первым, кто расписался. Четко можно определить его должность, начало работы — 16 октября 1920 года, когда он был принят на службу. Какие он занимал служебные ступени. Нашел анкету, где он собственноручно написал, что в годы Гражданской войны «был против красных и Колчака». Что против красных — многие знали, а вот что против Колчака — это определенная новизна. И вот я ввожу в научный оборот эти документы. И особенно приятно, что мне удалось найти их в Республике Казахстан.

Как восприняли в Казахстане

В сентябре мне поступило предложение провести презентацию книги в Казахстане. Было пять городов: Семей, Нур-Султан, Павлодар, Караганда, Алматы. По нашим временам это очень круто. И я очень горд и очень благодарен своим казахстанским коллегам, историкам. Они очень хорошо меня приняли. Приятно было, когда приезжаешь на презентацию, а там люди уже читали твою книгу, и начинается обсуждение.

Это же нормально, когда мы работаем вместе, взаимодействуем. Ну, я написал [книгу] — смотрите, пользуйтесь, кому надо. Если не согласны, опровергните, напишите лучше. А в целом у нас с коллегами из Казахстана нормальное обсуждение, дискуссия.

Об издании книги

В Казахстане этим занимаются мои коллеги — Институт истории и этнологии, Алматы. Если есть потребность в книге, нужно выйти на них. Там вышло второе издание — 3 тыс. экземпляров. Потом что первое, в Новосибирске (2 тыс.), быстро разошлось. Мне сказали, что книгу уже перевели на казахский язык и готовят издание на казахском. Это, конечно, большая честь.

Подготовил Евгений Мездриков





Новости из рубрики:



Мнения
Новосибирск был столицей науки. Теперь он стал центром научных репрессий
Илья Кабанов
Ученые находят решения проблем, стоящих перед человечеством. Поэтому их аресты — это репрессии против будущего.
© Тайга.инфо, 2004-2022
Версия: 5.0

Почта: info@taygainfo.ru

Телефон редакции:
+7 (383) 3-195-520

Коммерческая служба:
+7 (383) 3-192-552

Издание: 18+
Редакция не несет ответственности за достоверность информации, содержащейся в рекламных объявлениях. При полном или частичном использовании материалов гиперссылка на tayga.info обязательна.

Яндекс цитирования