Россиян просят «самообложиться». Как проходят референдумы, где жителям предлагают скидываться на воду и дороги

© Ярослав Власов
Россиян просят «самообложиться». Как проходят референдумы, где жителям предлагают скидываться на воду и дороги
28 Сен 2022, 09:30

Жители алтайского села сами обложили себя налогом на референдуме, но властям не хватило явки для законности, несмотря на то, что треть якобы голосовали досрочно (это может свидетельствовать об административном ресурсе). Таких референдумов всё больше, доля как бы добровольных взносов растет, но Тайга.инфо выяснила, что россияне далеко не всегда поддерживают это, а в регионе, считающимся одним из передовых в этом отношении, власти пойманы на масштабных фальсификациях. Теперь там освобождают от взносов часть людей под предлогом «спецоперации».

Региональные и муниципальные выборы 11 сентября 2022 года запомнились ошеломительными результатами представителей «Единой России» на выборах губернаторов (в относительно протестных регионах кандидаты партии набирали даже больше Путина), дистанционным электронным голосованием, силовым давлением на оппозицию в Москве и крайне низкой явкой. Но происходило не только это. В Алтайском крае и Кировской области власти провели референдумы о самообложении населения — это когда жители сами голосуют за дополнительные сборы с себя же, помимо налогов.

Тайга.инфо отправилась в село Крутиха Алтайского края, где проходил единственный в Сибири референдум о самообложении.

Дисклеймер: Текст готовился до объявления «частичной мобилизации» в РФ.

«Деньги? Путину на деревянный гроб?»

Крутиха — алтайское село неподалеку от границы края с Новосибирской областью, всего 2,5 часа от Новосибирска на машине. Это районный центр, в котором живут около 3,8 тыс. человек.

На въезде в поселение — кладбище. И довольно большое, видно, что регулярно пополняется. Свежие, но почему-то безымянные, венки стоят и у памятника погибшим в Великую Отечественную войну, который на холмике возвышается над всем селом как небольшая крепость (даже над прокуратурой и полицией, которые буквально через дорогу).

На автостанции Крутихи местные подходят к двери единственного кафе, дергают за ручку, но она не открывается, хотя вывеска обещает обслуживание с семи утра без выходных. Людям это не нравится, они ругаются и едут в заведение на федеральной трассе, где еще есть жизнь. А в расписании на автобусном вокзале ручкой вычеркнуты все регулярные рейсы до Новосибирска (они выдаются во всех поисковиках, а онлайн-сервисы по-прежнему продают на них билеты). Кассир на станции говорит, что перевозчики отказались от маршрутов, а чтобы купить билет «вы сюда подойдите полчетвертого, проезжающий автобус будет в четыре — я позвоню, узнаем про места».

Только несколько жителей из более чем 20 опрошенных на улицах знали, что в Крутихе 11 сентября проходил референдум о самообложении. Власти предложили жителям скидываться по 350 рублей в 2023, 2024 и 2025 годах. По 100 рублей нужно на «чистку свалок и ликвидацию несанкционированных свалок», по 85 — на «проведение культурно-массовых и спортивных мероприятий», еще по 85 — на «благоустройство кладбищ» и еще по 80 на «скашивание сорной и карантинной растительности на территориях общего пользования».

«Я узнал про референдум только, когда бюллетени выдали [на выборах Крутихинского райсовета 11 сентября]. Вообще нигде не агитировали. Пенсионерки, может, и знали, а я вот только на выборах увидел», — говорит мужчина в камуфляже у местного строительного магазина.

Даже не все из тех опрошенных, кто знал, пошли голосовать.

«Про референдум знаю, но никому ничего отдавать не буду. Семь лет родине отдал, а она что мне дала? — говорит Тайге.инфо бывший военный из-за своего забора. — Деньгами скидываться? Кому? Путину на деревянный гроб?»

«Вот борец наш [экс-депутат Госдумы от Новосибирской области Александр] Карелин, я его знал, сел в думу, и молчал 20 лет. И [депутат Госдумы Николай] Валуев, все эти спортсмены…», — продолжает собеседник.

Некоторые люди просто не хотели говорить о референдуме и о состоянии села. «Да какая политика, не до этого. Мне работать надо, сын вот учиться пошёл», — заметил один из таких мужчин среднего возраста, который катается на стареньких «Жигулях».

В целом даже те, кто не пошел на участки или вовсе не знал о референдуме, говорят, что хотят скидываться на содержание кладбища, но остальные траты ставят под вопрос. Но они затрудняются сказать, почему должны отдавать деньги, если в бюджет поступают налоги. Несколько человек просто сказали, что «кладбище — это святое». «Подписался, чтобы с пенсии по 350 рублей на кладбище сдавать», — говорит один из пожилых мужчин, но он утверждает, что не знал о сборах на другие цели во время референдума.

«Видите, как у нас ухожено, везде благоустроенно! Все — за кладбище»

«Видите, как у нас ухожено, везде благоустроенно! Все — за кладбище, — говорит женщина около сельской администрации, но отказавшаяся представиться. — А вот дороги и озеленение — каждый со своей колокольни [смотрит], делятся на „за“ и „против“. Зимой грейдером надо, летом траву покосить — это же все муниципалитет, а денег не хватает».

«Почему на людей навешивают новые расходы, если и так налоги платят? Может, потому что думают, что Алтайский край — это самый бедный регион, а люди привыкли — и так заплатят. Или люди понимают уже, что ничего не будет без них, если они сами не сделают, — рассуждает молодой продавец в магазине электротоваров, недавно переехавший в Крутиху из Иркутска. — Такого невозможно представить ни в Иркутске, ни в Новосибирске, а здесь люди не качают права. <…> Вот ко мне приходили [из администрации], и я сказал, что нет такого закона, по которому вы можете требовать с меня деньги».

В итоге за самообложение проголосовали 65,46% пришедших на участки, против были 33,16%. При этом более трети из всех голосовавших сделали это досрочно или на дому, что эксперты часто расценивают как привлечение административного ресурса. Но явка составила лишь 19,57%, а для того, чтобы референдум признали легитимным нужно было не менее 50%, поэтому он официально не состоялся.

Впрочем, по словам продавцов в местных магазинах, власти и так просят их скидываться по несколько тысяч на содержание кладбища — без всяких референдумов. Пока самыми ухоженными зданиями села остаются пенсионный фонд и администрация.

Самообложение в России

По отчету Минфина РФ об исполнении муниципальных бюджетов за 2021 год, россияне уже обложили себя дополнительными платежами на 582,3 млн рублей. Поступления от них в местные бюджеты выросли на 92,3% по сравнению с 2020-м. Деньги платят жители поселений, районов и городов в 36 регионах страны.

«В структуре объема собранных средств в рамках самообложения по видам муниципальных образований лидирующее место занимают сельские поселения (537,9 млн рублей или 92,3% от общей суммы). На долю городских поселений приходится 36,9 млн рублей (6,3%), муниципальных округов — 7 млн рублей (1,2%), городских округов — 0,8 млн рублей (0,13%) и муниципальных районов — 0,2 млн рублей (0,13%). Данная ситуация обусловлена сложностью реализации такого механизма на „крупных“ территориях, таких как муниципальный район или городской округ», — считают в Минфине.

На каждый собранный на референдумах рубль региональные власти, как правило, выделяют муниципалитету дополнительные средства.

Передовиками в самообложении стали Татарстан и Якутия, где собирают львиную долю от всей суммы по России. Вслед за ними идут, например, Башкортостан и Мордовия, которые традиционно показывают аномальные явку и уровень поддержки властей на выборах. Алтайский край замыкает первую десятку — в 2021 году жители добровольно отдали в муниципальные бюджеты 2,1 млн рублей (это лишь 0,4% от всех сборов по РФ).

Но по закону невозможно обязать жителей сдавать деньги даже на тех территориях, где прошли успешные для властей референдумы. Но правительство Татарстана по согласованию с прокуратурой объявило, что тех, кто против, нужно привлекать к ответственности по статье административного кодекса республики о «неисполнении муниципальных правовых актов органов местного самоуправления» (ст. 2.6 КоАП Татарстана). Для этого после референдума местные администрации должны выпустить постановления о принятых поборах, и, если люди отказываются платить, на них могут составить протоколы по которым грозит штраф до 2,5 тыс. рублей. Если же решение будет не исполнено повторно в течение года — то до 5 тыс. рублей штрафа.

Более того, чиновники могут взыскивать деньги через суд, потому что средства самообложения «относятся к обязательным неналоговым доходам бюджета», уверяют власти со ссылкой на Бюджетный кодекс РФ. Правда, в нем не написано об их «обязательности». «Кроме того, помимо задолженности по средствам самообложения судом будет взыскана госпошлина в размере 400 рублей», — угрожают власти Татарстана.

Но еще в 2019 году суды в Татарстане признавали, что нельзя преследовать граждан за отказ платить. Сейчас же, как рассказал Тайге.инфо местный координатор движения за права избирателей «Голос»* в республике Михаил Тихонов** «ситуация изменилась в том плане, что сборы стали взыскивать в судебном порядке».

«В этом случае помимо сбора местный житель платил ещё и судебную госпошлину», — отметил Тихонов.

Фальсификации на самообложении и льготы из-за «спецоперации»

Еще один регион, где 11 сентября прошли референдумы о самообложении — Кировская область. Там смогли организовать и явку, и нужный кому-то результат. В регионе проходило сразу 63 референдума, крупнейшие — в Богородском, Кикнурском и Унинском муниципальных округах (все они больше алтайского райцентра Крутиха по численности населения).

В кировских муниципальных округах голосовали за сбор денег на ремонт и содержание дорог, благоустройство, противопожарные мероприятия, уличное освещение и даже на «борьбу с борщевиком». То есть примерно на всё то, что должно финансироваться из бюджетов. Интересно, что местные власти, в отличие, от алтайских, решили поделить население на тех, кто будет платить, и льготников. Так в Богородском и Унинском округах захотели освободить от взносов (по 200 и 500 рублей соответственно) военнослужащих по призыву, студентов-очников и инвалидов (в одном случае первой и второй групп, а в другом почему-то только первой).

Власти Кикнурского округа же добавили к освобожденным от самообложения семьи участников «спецоперации» в Украине. При этом ни в телеграмм-канале главы округа, ни в группе местной администрации во «ВКонтакте» не было сообщений о референдуме — только о едином дне голосования, когда выбирали губернатора Кировской области. Зато паблик репостит сообщения о формировании местных добровольческих батальонов для «спецоперации» и «референдумах» в ДНР и ЛНР, а также регулярно информирует об отключениях электричества.

Во все трех городских округах получилась схожая картина голосования. 62−66% были за самообложение, 32−37% - против. Везде явка превысила 50%.

А еще 11 сентября проходили референдумы в Малмыжском районе Кировской области. Там, где их уже организовывали с большим скандалом.

9 сентября 2018 года по инициативе властей массово прошли референдумы в сельских поселения и в городе Малмыж. Всех совершеннолетних жителей райцентра хотели обязать сдавать по 300 рублей для водоснабжения и «обеспечения первичных мер пожарной безопасности».

Большинство горожан якобы оказались «за» при явке в 50,06% человека (3294 из 6580) Референдум признали состоявшимся. Но в итоге оказалось, что он был сфальсифицирован. Голосование обернулось 36 уголовными делами на членов участковых избиркомов по ст. 141.2 УК (фальсификация итогов голосования), следует из базы районного суда.

Фабула у всех уголовных схожа. За шесть дней до референдума, 3 сентября, глава Малмыжского городского поселения Оксана Алешкина собрала в своем служебном кабинете председателей УИКов и дала указания «о достижении любыми доступными способами признания вышеуказанного референдума состоявшимся, а его результатов по принятию решения о самообложении граждан — действительными». Она лично отдавала списки избирателей, оставшиеся после выборов президента РФ в марте 2018 года, на которых победил Владимир Путин. В них были адреса и паспортные данные. В итоге члены комиссий сами заполняли бюллетени за тех, кто не пришел на участки, «одобряя» самообложение жителей, говорится в опубликованных решениях судов.

Председатели комиссий, от которых требовал результат глава администрации, в свою очередь, давали указания фальсифицировать голосование членам УИКов. Вот как следствие описывает преступление одного из членов комиссий, ведущего специалиста по правовым вопросам местной администрации Людмилы Закировой: «С 18 до 19 часов председатель участковой избирательной комиссии <…> посредством телефонной связи получила от [главы администрации] заведомо незаконное указание о фальсификации итогов референдума, с целью искусственного повышения явки участников референдума, признании его состоявшимся, а результатов действительными, для чего необходимо использовать список избирателей <…>, оставшийся с выборов президента РФ, <…> фальсификации подписей от их имени за получение бюллетеней, с указанием в них позиции „За“ в графе „Согласны ли Вы на введение в 2019 году самообложения“ и добавления их к бюллетеням, с указанием аналогичной позиции, заполненным реальными участниками референдума».

Судя по приговорам, многие охотно подчинялись. 36 дел, дошедших до суда, были просто прекращены, а фальсификаторы отделались штрафами. Та же Закирова получила штраф в 8 тыс. рублей. Как и медсестра поликлиники Малмыжской ЦРБ Наталия Веприкова, как и чиновница администрации Миляуша Камилева, а вот сотрудник завода «Веста» Дмитрий Бурлаков — 10 тыс. рублей. Со всеми людьми, которые «рисовали» итоги референдума за жителей можно познакомиться в электронной картотеке районного суда при поиске по ст. 141.2 УК.

Интересно, что в приговорах указано и о существовании уголовного дела в отношении главы администрации города Оксаны Алёшкиной. Утверждалось, что оно выделено в отдельное производство. Но, если оно и было, до суда не дошло. Более того, Алёшкина до сих пор возглавляет мэрию (ее назначают, а не избирают). На сайте администрации сказано, что Алёшкина «принимает активное участие в проектах по благоустройству города, федеральной программе „Комфортная городская среда“, областном конкурсе „Проекта поддержки местных инициатив“, в конкурсных отборах проекта правительства Кировской области „Народный бюджет“» и «налаживает сотрудничество с общественными и религиозными объединениями в вопросах развития городской инфраструктуры».

Повторный референдум прошел с гораздо меньшей явкой и почему-то с существенно меньшим числом избирателей, включенных в список (831 вместо 6580). Большинство проголосовавших были против самообложения (57%).

Удивительно, но на референдуме в 2022 году, избирателей, включенных в список, снова было более 6 тыс. Но на этот раз в очень упорной борьбе победили противники «самообложения» (1179 голосов против 1176). В приемной Алёшкиной Тайге.инфо посетовали, что референдум опять не состоялся и предложили позвонить в другое поселение района, где «активно работают». С чиновницей связать отказались под предлогом ее занятости.

Текст и фото Ярослав Власов

*По версии Минюста РФ, входит в реестр незарегистрированных общественных объединений, выполняющих функции «иноагента».

**По версии Минюста РФ, является СМИ, выполняющим функции иностранного агента. Мы обязаны указывать все это по запретительным законам.





Новости из рубрики:



© Тайга.инфо, 2004-2022
Версия: 5.0

Почта: info@taygainfo.ru

Телефон редакции:
+7 (383) 3-195-520

Коммерческая служба:
+7 (383) 3-192-552

Издание: 18+
Редакция не несет ответственности за достоверность информации, содержащейся в рекламных объявлениях. При полном или частичном использовании материалов гиперссылка на tayga.info обязательна.

Яндекс цитирования