«Навальный из тех, кто считает, что всё решается в столице»
© navalny.livejournal.com
«Навальный из тех, кто считает, что всё решается в столице»
10 Сен 2013, 15:52 «Дело не в недостатке лидеров. Дело в том, что мы не готовы за ними идти». Политический обозреватель Тайги.инфо Алексей Мазур рассуждает о выборах мэра Москвы, гражданском обществе Новосибирска, Навальном как человеке-функции и поиске выхода из тупика, когда сами не можем и другим не верим. Пока шла избирательная кампания мэра Москвы, я старался не высказываться о ней по двум причинам. Первая — это московские выборы, а я житель Сибири.

Вторая — в той части, в которой это выборы немосковские, — мне казалось не слишком корректно говорить «под руку» людям, полным энтузиазма и их лидеру, находящемуся под постоянной угрозой тюрьмы.

На данный момент выборы мэра Москвы закончились и можно спокойно обсудить их результаты.

Выборы в Москве, итоги для Навального

В ходе избирательной кампании, да и ранее, Алексей Навальный проявил свои лучшие качества политика, организатора и просто борца. Надо отметить его чутьё, способность играть ва-банк и изрядное везение, в конце концов. Но этого везения не было бы, если бы Навальный не умел делать рискованные, но верные ставки, если бы он не избегал многочисленных ошибок и «мин», щедро расставленных на политическом поле.

За прошедший год (мэрская кампания — это лишь часть большой игры) Навальный последовательно решил несколько важных задач.

Во-первых, ему хватило политического чутья, чтобы не слишком глубоко завязнуть в деле Pussy Riot, прав гомосексуалистов и других «отвлекающих целях», которыми щедро насыщали атмосферу кремлёвские политические ПВО. Он первым отошёл от повестки дня, которая откалывала «белоленточников» от народа, и вернулся к тому, что их объединяло — к вопросу продажности правящих элит. Начался крайне успешный «пехтинг», и потерянная на год инициатива стала возвращаться в руки оппозиции.

Алексей Навальный первым из оппозиционеров отошёл от повестки дня, которая откалывала «белоленточников» от народа, и вернулся к тому, что их объединяло — к вопросу продажности правящих элит

Во-вторых, Навальный окончательно победил в борьбе за лидерство среди той самой «белоленточной» оппозиции. Неудачный проект с выборами Координационного Совета оппозиции даже пошёл ему на пользу. Все воочию увидели неэффективность и недееспособность КСО, часть протестных лидеров проявило внутри него свою мелочность и никчёмность, и на их фоне Навальный выглядел идеалом политического лидера, а его эффективность была на два порядка выше, чем эффективность КСО.

В-третьих, уже во время своей избирательной кампании Навальный победил системную оппозицию, в первую очередь КПРФ. Практически на одном дыхании выиграл политический чемпионат среди оппозиционеров сначала второй, а потом и первой лиги.

На данный момент у Навального есть одна существенная проблема — его могут посадить в тюрьму. Насколько понимаю, он готов и к этому. С политической точки зрения, посадка ему даже выгоднее избрания мэром. Но, как любой отец, вряд ли он желает расстаться со своими детьми на несколько лет.

От «Яблока» до Голема

Я не знаком с Алексеем Навальным близко. Пару раз видел его в аппарате «Яблока» в 2003 году, когда я заканчивал там работать, а он начинал. После 2003-го я вернулся в Новосибирск, стал провинциальным журналистом, и деятельность Навального отслеживал через интернет.

В чём я согласен со Станиславом Белковским — Навальный рождён для политики. За эти годы я не раз отмечал случаи, в которых девять из десяти наших политиков делали бы ошибочный выбор. А Навальный мог остановиться, подумать и сделать выбор правильный. Он способен плыть против течения и прокладывать курс самостоятельно.

Навальный начинал свою карьеру в московской политической среде образца начала 2000-х, полной мелких жуликов и проходимцев, промышляющих на выборах. Превращение денег в голоса было тогда основным политическим бизнесом (я сам до 2005 года работал политтехнологом), а интриганство и циничные сделки — нормой в этой среде.

Алексей Навальный жил и «плавал» именно в такой среде. К его чести, сейчас, десять лет спустя, он декларирует и внедряет другие принципы и правила — открытость, публичное объявление своих мотивов, прозрачное финансирование выборов. Был ли он безупречен в прошлом? Насколько он усвоил навыки той среды? Я не знаю.

Но ясно другое. Навальному чрезвычайно важно сохранить свой образ, который создан в умах его последователей. Были ли у него грехи или нет, но он их не признает. Начиная с какого-то момента, Навальный стал человеком-функцией, Големом, причем этого Голема он долго и упорно делал из себя сам.

Цель Голема — взойти на вершину российской власти и занять её. Это не плохо и не хорошо. Честолюбие двигало подавляющим большинством великих политиков. Другими движет корысть и властолюбие.

Навальный стал Големом, которого долго и упорно делал из себя сам. Цель Голема — взойти на вершину власти и занять её. Это не плохо и не хорошо. Другими движет корысть и властолюбие

Навальному не нужно президентское кресло любым способом. Он не пошёл в «Единую Россию» или в «Молодую гвардию». Путь в президенты из оппозиционеров долог и полон опасностей, но он выбрал его. Он хочет стать не просто президентом, а спасителем России, человеком, который вывел её на дорогу развития, процветания, цивилизации.

Ну, насколько я его понимаю.

И Навальный отдаёт себе отчёт в том, что он человек-функция. Он следит за тем, чтобы, с одной стороны, быть оптимальным выразителем взглядов и интересов своих сторонников, а с другой — вести их той дорогой, которую он считает правильной — для них и для себя.

Однако честолюбие и задача утверждения собственного лидерства местами начинают превалировать. И мы видим, как появляются антикоррупционные газеты с заголовком «За Навального», а толпы людей, собиравшихся ранее под лозунгом «За честные выборы», теперь собираются под лозунгом «Навальный».

Выборы в Москве, итоги для Сибири

Перед нарождающимся гражданским обществом стоит множество политических задач, и «смена власти» — далеко не самая главная и важная из них.

Некоторые из этих задач Алексей Навальный и его сторонники успешно решают. Выборы в Москве показали — да, возможно проведение успешной избирательной кампании без выхода в телевизор и массовые СМИ, без тайных сделок с олигархами о финансировании кампании в обмен на последующие преференции. Возможна честная кампания, в ходе которой сторонники кандидата сами скидываются деньгами, сами участвуют в агитации.

Это очень важный прецедент, подобного на крупных выборах не было с 90-х.

Навальный разрушил в Москве монополию системной оппозиции в собирательстве протестных голосов. Справедливости ради, это сделал не только он, но и Ройзман в Екатеринбурге, и Анатолий Быков в Красноярске.

Но есть задача, в которой Навальный гражданскому обществу совсем не союзник. Это формирование «горизонтальных» структур и институтов коллективного принятия решения. Навальный совершенно чётко заточен на самый примитивный способ управления — «лидер-толпа». И глупо его в этом упрекать. Этот принцип работал, как основной, в России на протяжении многих веков. «Вертикаль власти» воссоздавалась при царях, большевиках, при Путине. Народ ждёт героя-освободителя, и даже споры о Навальном идут, скорее, в плоскости «тот ли это герой», а не о том, нужен ли герой вообще.

Но российская история только на первый взгляд кажется триумфом «вертикали власти». Присмотревшись, мы увидим в прошлом постоянную борьбу народной «горизонтали» за свои права и свободы. Вече в славянских городах, вольное казачество, земские соборы — всё это проявление «горизонтали», которая возрождалась каждый раз, когда была возможность. И каждый раз задавливалась новой «вертикалью».

Однако если что-то не удавалось в России ранее, это не значит, что не удастся никогда.

Да, лидерская схема управления, несомненно, имеет много преимуществ. Лидер (особенно, если он хороший лидер, вроде Навального) быстро принимает решения, на порядок более качественные, чем те, что принимает «совет», «комиссия» или «комитет». Цель определена, задачи общие и понятные, вперёд, поехали! «Веди, Будённый, нас смелее в бой!», «С нашим атаманом не приходится тужить!», «Всколыхнулся, взволновался православный тихий Дон, и послушно отозвался на призыв Монарха он...» Ну и так далее.

Ты вдруг обнаруживаешь, что «совместно заработанное» находится в единоличном распоряжении лидера. И если он начинает поступать не так, как тебе нравится, забрать «свою долю» ты уже не сможешь

Но лидерская схема имеет и существенные риски. Работая на «общее дело», ты вдруг обнаруживаешь, что всё «совместно заработанное» находится в единоличном распоряжении лидера. Слава, бренд, партия. Власть, в конце концов. И если дальше лидер начинает поступать не так, как тебе нравится, забрать «свою долю» ты уже не сможешь. А то ещё и придётся нести ответственность за того, кого ты привёл к власти.

Именно с такой проблемой столкнулись «демократы 80-х» после того, как Борис Ельцин стал президентом России. Среди сторонников Навального очень мало тех, кому больше сорока лет. Мы хорошо помним Ельцина, помним «митинг победителей» на Манежной в 1991-м, где люди, боровшиеся за демократию, кричали «Ельцин! Ельцин!» А через два года были расстрел Верховного Совета и гиперпрезидентская Конституция, которую мы пьём по капле до сих пор. И фальсификации на выборах, в том числе при принятии Конституции.

В меньшем масштабе я столкнулся с этим в новосибирской «Демократической России». Мы сообща «раскручивали» Алексея Мананникова в начале 90-х, а в 1994-м он дал нам понять, что прекрасно обойдётся и без нас, если нам что-то не нравится в его политике.

Кроме «лидерской схемы», для Сибири (и провинции вообще) в Навальном есть ещё одна проблема. Это московский политик. Один из тех, кто считает, что всё решается в столице. В этом уверен не только он, так многие думают и в Новосибирске. Неверие в собственные силы и значимость — большая беда новосибирского сообщества. Прямое же следствие из того, что «всё решается в столице», — «на провинциалов можно не обращать внимания».

Вполне можно ожидать, что Алексей Навальный со сторонниками решит посмотреть на провинцию, как на полигон для продвижения своих идей и территорию для рекрутинга новых сторонников. Но не как на партнёров, не как на сторону для переговоров. И в этом, скорее, наша вина, чем Навального.

В ожидании своего Навального

Сразу после 8 сентября в новосибирской блогосфере стали появляться комментарии о том, что «у нас нет своего Навального/Ройзмана/Быкова». Несчастный, убогий, не способный на рождение лидеров город. Некого нам выдвинуть на выборы мэра, остаётся только звать Навального.

Всё это бред, конечно. В Новосибирске не раз появлялись яркие лидеры. Вспомним того же Мананникова, Евгения Логинова, Ивана Старикова. Анатолий Локоть — замечательный оратор, да и Илья Пономарёв — искусный политик. Многие из них всё ещё готовы идти на баррикады и на выборы, куда угодно. Дело не в недостатке лидеров. Дело в том, что мы не готовы за ними идти.

Сегодня Новосибирск — уникальный город, пропитанный давними связями и взаимоотношениями. Наше «гражданское общество» — как вода. Оно везде, начиная от кабинетов власти и кончая кухнями хрущёвок, но оно и нигде. У него нет формы, нет головы и хвоста, его не за что схватить и некуда ударить. Но оно есть, оно побеждает на выборах «Единую Россию», заставляет гаишников быть вежливыми, а чиновников отучает от грубости (вспомним Ивана Митряшина).

Никто из нас не готов полностью довериться другому, потому что мы друг друга давно знаем. Но мы разумные люди, понимаем, что незнакомый «варяг» почти наверняка будет хуже

Никто из нас не готов полностью довериться другому, потому что мы друг друга давно и хорошо знаем. Но мы разумные люди, и мы понимаем, что приезжий незнакомый «варяг» почти наверняка будет хуже — чисто статистически.

Выхода нет, тупик, сами не можем, другим не верим.

Ладно, предположим, что мы действительно «убогие» (с чем я в корне не согласен) и не в состоянии выдвинуть из своей среды ни лидера, ни даже кандидата в мэры.

Давайте вспомним опыт предков. Новгородское вече собиралось и решало, кого из князей призвать на правление, а кого выгнать. Но оно — решало. И князь знал, на каких условиях правит и что будет в случае нарушения этих условий.

Так давайте создадим Новосибирское вече. Давайте искать возможных кандидатов в мэры. Давайте писать условия, на которых мы их готовы поддержать.

Это-то в наших силах? Или будем сидеть и ждать, когда нас спасёт Навальный?

Алексей Мазур

Комментарии:
В связи с событиями, происходящими в мире, мы призываем вас к трезвому и взвешенному комментированию материалов на нашем сайте.

Мы с уважением относимся к праву каждого человека высказывать свое мнение. В то же время Тайга.инфо не приветствует призывы к агрессии, экстремизму, межнациональной вражде.

Также просим воздерживаться от оскорблений, в частности националистического характера.

Высказанные ниже мнения могут не совпадать с мнением редакции. Редакция не несет ответственности за содержание комментариев.

Не допустимы и удаляются комментарии, которые нарушают действующее законодательство и содержат:
  1. оскорбления личного, религиозного, национального, политического, рекламного и иных характеров;
  2. ссылки на источники информации, не имеющей отношения к обсуждаемой теме.
Нажимая кнопку «Комментировать», вы безоговорочно принимаете эти условия.

Рубрика:

Тип публикации:


Новости из рубрики:

© Тайга.инфо, 2004-2017
Версия: 5.0

Почта: info@taygainfo.ru

Телефон редакции:
+7 (383) 3-195-520

Издание: 18+
Редакция не несет ответственности за достоверность информации, содержащейся в рекламных объявлениях. При полном или частичном использовании материалов гиперссылка на tayga.info обязательна.

Яндекс цитирования