«Станет хуже — вызывайте скорую»

© Кирилл Канин
«Станет хуже — вызывайте скорую»
18 Авг 2017, 05:08

Новосибирцы, почувствовавшие себя плохо, часто вызывают скорую помощь, минуя участкового терапевта, к которому могли дойти сами. А хрупкие сотрудницы скорой, лишенные крепких санитаров, не могут вытащить из дома пациентов, которые сами никуда не дойдут. Должна ли служба 03 быть «поликлиникой на колесах» и кто должен таскать на себе обездвиженного больного — врач или соседи, разбиралась Тайга.инфо.

«Зачем я пойду в поликлинику, если ко мне приедет скорая»

«Когда моего шестилетнего соседа сбила машина, полиция приехала через пять минут, а скорая помощь через сорок. Потом выяснилось, что мальчик умер за десять минут до прибытия врачей. Регламентированное время приезда бригады на вызовы с угрозой для жизни двадцать минут», говорит руководитель новосибирской скорой помощи Ирина Большакова. Но пробки и огромное количество вызовов становятся причинами фатальных опозданий.

При этом в Новосибирске 13 подстанций по всему городу, в каждой от 4 до 30 бригад. В Советском районе три подстанции, потому что он расположен на двух берегах, а в Центральном округе одна, но большая и обслуживает Центральный, Железнодорожный и Заельцовский районы. Размещение подстанции зависит от величины района, количества проживающих в нем людей, плотности населения, состояния дорог. Но границы условны: любой бригаде могут отдать экстренный вызов в соседнем районе, если она оказалась ближе к месту назначения.

«Мой сын буквально умирал у меня на руках, была серьезная кровопотеря, в скорой тянули, говорили про общую очередь и пробки в двенадцать ночи, пишет пользовательница форума vladmama. Ребенок уже был без сознания и с судорогами, на свой страх и риск взяла такси. Водитель гнал машину, потом на руках нес малыша и передавал врачу». Скорая приехала на вызов, когда ребенка уже прооперировали в больнице, и, судя по рассказам на родительских форумах, так бывает нередко.

Надо ли расширять службу скорой помощи в Новосибирске, чтобы избежать такого? Главврач Большакова считает, что надо, потому что, раз город прирастает микрорайонами, рядом с ними должны появляться и новые подстанции, чтобы можно было быстрее доехать. А вот увеличение количества бригад вопрос спорный.

«Это зависит от того, какую модель скорой помощи мы строим. Если это, как сейчас, в половине случаев поликлиника на колесах, то надо, а если только угрозы для жизни, то хватит и существующих бригад», считает собеседница Тайги.инфо.

В советское время, говорит главврач, почти все бригады были врачебными и выезжали только на тяжелые, сложные случаи, требующие госпитализации. Остальное брала на себя «неотложка» из поликлиники. В девяностые поликлиники сильно «просели» и по лекарствам, и по уровню медсервиса, значительно упало и качество жизни людей, а количество обращений в 03 выросло в полтора раза.

«Вызовов становилось все больше, пока не реанимировали разрушенную в девяностые неотложку в поликлиниках»

«Появился даже некий потребительский экстремизм: Зачем я пойду в поликлинику, если домой приедет скорая, запишет ЭКГ, возьмет кровь на глюкозу, укол поставит объясняет Большакова. Вызовов становилось все больше, пока не была реанимирована разрушенная в девяностые неотложка в поликлиниках. Сейчас ситуация выравнивается, мы получили возможность передавать туда часть звонков, если очевидно, что вызов не для скорой. Это позволило рациональнее распределять ресурсы наших бригад и выполнять требование по двадцатиминутному ожиданию на поводы с угрозой для жизни».

На скорой работают специализированные (реанимационные, педиатрические, психиатрические) и общепрофильные бригады, последние все больше фельдшерские.

«Реанимационные бригады очень хорошо оснащены и укомплектованы специалистами: в каждой — анестезиолог-реаниматолог и два помощника, которые выезжают на самые экстренные случаи. И мы считаем, что двадцать минут для таких вызовов это много, подчеркивает Большакова. Они не отправятся на температуру и переломы конечности, их случаи кровотечение, падение с высоты, ДТП, утопление, судороги у ребенка».

Сами машины СП, заверяет главврач, с советских времен заменены на 70% и находятся в достойном состоянии. В 2016 года скорая в Новосибирске получила тридцать четыре новых автомобиля, девять из них за счет области. В начале 2017 года из регионального бюджета выделили более 20 млн рублей на закупку транспорта, в июле десять автомобилей передали районным и городским медицинским организациям.

«Это в девяностые доктору давали три ампулы, и ты не знал на вызове, то ли лечить словом, то ли можно из этого неприкосновенного запаса взять препарат. Да и машины совершенно не соответствовали требованиям: старые, доживающие свой век. Слава богу, их поддерживало на ходу медицинское транспортное предприятие, вспоминает Большакова. А в этом году у нас ожидается очередное поступление санитарного транспорта. На самом деле, сделано было очень много».

«Мы потеряли не санитаров, а будущих врачей»

Оснащенность и техническое состояние скорой помощи, по словам Большаковой, становится год от года лучше, гораздо острее кадровый вопрос. После колонки Алексея Мазура «Прощай, скорая!» в редакцию написали десятки новосибирцев, которые столкнулись с отсутствием санитаров. Бабушка Мазура весит 70 кг, и бригада скорой не могла транспортировать ее из дома в машину без помощи второй бригады или соседа по частному сектору, а что делать, если в человеке 120 кг, нести его некому, а счет идет на минуты?

Жительница Новосибирска Анна рассказала Тайге.инфо, что, когда у ее отца заболело сердце, врачи приехали быстро, за пятнадцать минут, но два паренька-фельдшера не смогли поднять грузного мужчину. Пока нашли помощь, прошло еще пятнадцать минут, критически важное время было упущено. «Отец скончался в больнице. Возможно, если бы среагировали быстрее, все было бы по-другому», предполагает Анна.

«К сожалению, сейчас санитаров у нас нет. В порядке оказании СМП от 2013 года такая должность не прописана, объясняет главврач. Поэтому санитаров пришлось сократить в надежде, что часть из них вернется медбратьями. Но вернулась лишь четверть. И мы потеряли своих будущих врачей вот самая большая проблема».

Теперь на работу в скорую можно приходить не с первого курса санитарами, а после четвертого курса медбратьями и медсестрами, но к этому времени будущие медики уже, как правило, выбирают для себя другие специальности.

«Раньше студенты медицинского вуза с первого курса могли работать у нас санитарами, погружаться в специальность, обучаться общению с пациентами, смотреть, как работают доктора, учиться медицинским манипуляциям. Им давали сделать первый укол, записать ЭКГ. Их учили быстро принимать решение, не бояться экстренных ситуаций, оказывать помощь при ДТП и внезапной смерти, при утоплениях и родах, перечисляет главврач. Работа на скорой не только позволяла им получать средства для жизни и учебы, но и давала колоссальный опыт работы, уверенность в себе, умение быстро принимать решение и нести за него личную ответственность, не пасовать в трудных ситуациях».

Проблему с транспортировкой тяжелых больных решать удается, считает Большакова, а с притоком новых кадров пока не очень. «Мы с радостью бы взяли еще человек десять педиатров. Врачей скорой помощи взяли бы тридцать человек. Наши 154 бригады работают в три смены», говорит она.

Пациентов весом под 100 кг врачи просят помочь перенести ребят из СПАСа, в остальных случаях предлагают искать помощь среди соседей и родственников: мало кто отказывается. В ситуациях, когда мужчин найти невозможно, на вызов может приехать еще одна бригада. «Это нерационально, соглашается главврач, но другого выхода нет».

«Сутки пашешь без заездов на станцию»

Один из сотрудников новосибирской скорой, пожелавший сохранить анонимность (назовем его Вадим), говорит, что, якобы «в советские времена доплачивали «носилочные»: «А, а сейчас врач по трудовому договору вообще имеет право не браться за носилки, но обязан организовать транспортировку. И у нас каждый второй с межпозвонковыми грыжами. На моей памяти несколько врачей получали инвалидность от травм позвоночника, и работодатель от них сразу отворачивался. Человек шел в утиль без каких-либо компенсаций или лечения».

Вадима с детства приводила в восторг машина с красным крестом, он воображал, как будет спасать людей, а его будут благодарить. «Но после первых отработанных суток я чувствовал себя облитым грязью, униженным, а еще никого не спас», делится собеседник Тайги.инфо.

Он продолжает работать на скорой, потому что дома жена и двое детей, а его «с таким сертификатом даже талончики в регистратуре не примут выдавать».

«Никому не интересно читать про прекрасные операции. А если врач перчатки в животе оставил, его катком размажут»

«Я поначалу очень реагировал на критику в СМИ, в соцсетях. Понимаю, что скорая спасает под миллион жизней за год, но кто об этом расскажет. Никому не интересно читать про прекрасные операции. А если врач перчатки в животе оставил, его и всех остальных катком размажут, это ж сенсация», рассказывает молодой человек.

Другая сотрудница скорой, Юлия, работает в линейной бригаде, и ей тоже неприятно слышать выпады в адрес коллег: «Люди же не знают обратной стороны и никогда не поймут, каково это, когда на весь район пять человек, сутки пашешь без заездов на станцию, а еще иногда и без ужина».

Линейные бригады, по ее словам, чаще всего состоят из одного человека, реже из двух, и чаще всего не из мужчин. Очень конфликтные пациенты ей не встречались: «Кто-то пытается научить помощь оказывать, кто-то с опаской относится, а, в основном, нормальные попадаются. Пару раз только с агрессией сталкивалась, и то она исходила от ничего не соображающих пьяных людей».

Главный врач подтверждает, что на скорой работают в основном хрупкие девушки, которым противопоказаны физические нагрузки: «Сколько можно поднимать женщине по трудовому законодательству? 10 кг. Девушкам-врачамтоже противопоказано таскать тяжести, потому что у нас еще поставлена задача улучшения демографической ситуации в стране. Но женщины все равно взваливают на себя больше, чем должны, носят эти носилки, срывают позвоночники. И кто тогда должен заниматься переноской?»

Работа на скорой не санаторий, предупреждает Большакова, и главное для врача помнить о цели: спасать людей. От выгорания спасает чувство юмора, есть и психолог, но обращаться к нему не привыкли. «К профессиональному выгоранию приводят чаще всего не тяжелые экстренные поводы, когда мы спасаем жизни и чувствуем себя профессионально состоявшимся, а неудачи, смерть или рутина, когда и помощь-то не нужна. Но не уйдешь, пока не выслушаешь пациента, потому что он одинок, родственники не ходят, хронических болячек масса, а впереди остаток печальной старости», отмечает главврач.

Полностью избавить скорую от таких обращений невозможно, но частично они переходят в поликлиники: из двух тысяч в день около сотни передают туда.

«Где вы шлялись?»

Единая регистратура Новосибирской области разместила на своем сайте памятку «Вызываем скорую помощь», в которой советует приготовиться спасать бездыханного родственника самостоятельно под руководством фельдшера диспетчерской: нужно поставить телефон на громкую связь и выполнять указания.

«Бригаду следует вызывать при состояниях, представляющих угрозу жизни: нарушение систем организма, функций органа, внезапный болевой синдром, тяжелые травмы и ожоги, кровотечения, роды и угроза прерывания беременности, а также психические расстройства, при которых человек опасен для окружающих, говорится в памятке. Население Новосибирска вместе с приезжими составляет почти 2 млн человек. Помните: необоснованный вызов скорой помощи может стоить кому-то жизни».

При ухудшении состояния в рабочие дни с 08:00 до 20:00 советуют обращаться в поликлинику или травмпункт, а также напоминают, что врачи скорой не выдают справок и больничных листов и не назначают лечение заболеваний. В порядке оказания скорой помощи указано также, что на вызовы без угрозы для жизни бригада отправляется после обслуживания экстренных случаев.

Люди все равно привыкли воспринимать скорую как нечто среднее между такси и поликлиникой. «Нас ведь как научили: станет хуже вызывайте скорую. А жить без хуже, отвечать за свое здоровье, питание, вовремя проходить диспансеризацию не приучили», говорит главврач Большакова.

При этом врач никогда не знает, как к нему отнесутся вызвавшие его люди. «Они, может быть, накурились чего-нибудь перед этим или выпили. Им кажется, что пятнадцать минут, которые они тебя ждали, — целая вечность. И первое, что тебе скажут: „Где вы шлялись?“ — отмечает собеседница Тайги.инфо. — А если ты еще ответишь как-то не так, то можешь и получить».

В ГУ МВД Новосибирской области Тайге.инфо заявили, что статистики вмешательства полицейских во взаимоотношения скорой и пациентов не ведут. Большакова на это говорит, что уголовные дела крайняя редкость, только если пациент что-то крадет или разбивает, например, кардиограф или монитор.

Врачи СП получают, по словам Большаковой, около 48 тыс. рублей, фельдшеры 35 тысяч, и «дорожную карту» по зарплате медикам выполнять удается.

«Но что такое скорая помощь? Это очень тяжелые условия работы по сравнению со стационаром: полдня в потоке машин, постоянно на нервах, потому что тебя очень ждут, а ты не можешь быстрее приехать, контакт с пьяными, наркоманами, бомжами. Часто приходится работать на проезжей части дороги, на улице, в грязных, с клопами и тараканами, квартирах, где нечем дышать и нет света и воды, ходить пешком невзирая на отсутствие дороги, по пояс в снегу, под дождем, видеть смерть, подчеркивает главврач. И если люди в этих условиях работают, то, думаю, заработную плату им нужно делать не на уровне всего остального здравоохранения».

Текст: Ирина Беляева, Маргарита Логинова
Фото: Кирилл Канин


Комментарии:
В связи с событиями, происходящими в мире, мы призываем вас к трезвому и взвешенному комментированию материалов на нашем сайте.

Мы с уважением относимся к праву каждого человека высказывать свое мнение. В то же время Тайга.инфо не приветствует призывы к агрессии, экстремизму, межнациональной вражде.

Также просим воздерживаться от оскорблений, в частности националистического характера.

Высказанные ниже мнения могут не совпадать с мнением редакции. Редакция не несет ответственности за содержание комментариев.

Не допустимы и удаляются комментарии, которые нарушают действующее законодательство и содержат:
  1. оскорбления личного, религиозного, национального, политического, рекламного и иных характеров;
  2. ссылки на источники информации, не имеющей отношения к обсуждаемой теме.
Нажимая кнопку «Комментировать», вы безоговорочно принимаете эти условия.

Рубрика:

Тип публикации:


Новости из рубрики:


© Тайга.инфо, 2004-2019
Версия: 5.0

Почта: info@taygainfo.ru

Телефон редакции:
+7 (383) 3-195-520

Издание: 18+
Редакция не несет ответственности за достоверность информации, содержащейся в рекламных объявлениях. При полном или частичном использовании материалов гиперссылка на tayga.info обязательна.

Яндекс цитирования
Региональное информационное агентство ВИА (сайт информационного агентства - Тайга.инфо / www.tayga.info), свидетельство о регистрации СМИ ИА №ФС 77 - 47277 от 11.11.2011, выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор)