«К садоводству у меня не было интереса — я лучше искусством займусь»

© Jessica Breedlove. Юдзи Хирацука
«К садоводству у меня не было интереса — я лучше искусством займусь»
22 Май 2018, 03:11

Юдзи Хирацука — художник из США, родившийся в Осаке — открывает в Новосибирске свою выставку «Жизнь в городе». Куратор выставки в ГЦИИ Андрей Мартынов расспросил художника, как синтез восточной, американской и русской культур раскрывается в гротеске, почему у героев его картин нет глаз и есть ли скрытый смысл в грибах.

«С Юдзи Хирацука мы ровесники и знакомы двадцать лет, впервые я увидел его работы в каталогах международных графических выставок. Он активный и мотивированный художник, в мире прошло более 120 его персональных выставок. В России работы Юдзи Хирацуки впервые были представлены на выставке „Пришельцы“ совместно с графикой Норимасы Мидзутани, я курировал показы проекта в разных городах России — в Новосибирске, Иркутске, Самаре, Екатеринбурге и других.

С одной стороны, „Жизнь в городе” — это летопись городской жизни Корваллиса, небольшого городка штата Орегон, где живет Юдзи Хирацука. С другой — продолжение проекта „Городские жители“ о путешествиях Юдзи Хирацуки по США и ежегодных поездках в Японию, собирательные образы людей, которых можно встретить на своем жизненном пути. Кроме того, на выставке в ГЦИИ будут представлены новые работы художника, посвященные России и русским образам».
Куратор проекта «Жизнь в городе» Андрей Мартынов

— Юдзи, почему на твоих работах чаще изображены женщины, а не мужчины?

— Ну это все равно, что сравнить цветок с картофелиной. Женщина — это ведь не только фигура, что само по себе интересно, но еще и платьица, разные там шляпки, туфельки, украшения – гораздо более широкий спектр визуальных возможностей. Опять же, среди покупателей моих работ гораздо больше женщин, чем мужчин.

— Юдзи, а почему глаз-то нет? У нас говорят: глаза – это зеркало души. Хотя, это вероятно самый банальный вопрос, который задает тебе буквально каждый, увидевший твои работы.

— Это правда. По глазам можно увидеть многое. Но ведь и помимо их есть масса средств для передачи эмоций: улыбка, горечь или печаль, крик души! Убирая глаза, я стараюсь акцентировать внимание на более широком эмоциональном спектре, заставляя людей думать, глубже проникать в образ.

— Многие из твоих персонажей и по названиям, и по сюжету отсылают нас в мир сказок: мы вспоминаем Золушку, Алису. Я даже обнаружил для себя, что в Японии есть свои версии привычных у нас в России сказок, чему был приятно удивлен.

— Я тебе больше скажу. Например, на моей работе «Принцесса Hime» я вообще верхнюю часть туловища взял от Белоснежки, а нижняя была сделана под впечатлением от картины испанского художника XVII века Веласкеса.

— А персонажи с эротическим содержанием были у тебя?

— Нет, такое мне в голову не приходило.

— Овощи и фрукты — на многих твоих работах. Ты вегетарианец?

— Вовсе нет! Не откажусь от говядины, свинины или курятины, ну и конечно от морепродуктов. Но, вообще, ем я немного и не пью совсем.

— Может быть, ты увлеченный садовод? У нас много людей увлекается этим видом спорта.

— Мне нравится гулять по паркам или совершать прогулки по окрестностям, но к садоводству у меня никогда не было интереса. Я лучше искусством займусь.

— На твоих работах часто можно увидеть грибы. В чем причина? Тебя привлекает только их форма? Или есть и другой, более скрытый смысл? Хотя я сам и заядлый грибник (во всяком случае, был таковым в детстве), но о другой стороне грибной истории читал, например, у Кастанеды, ну и видел разные грибочки на витрине специальных магазинов Амстердама.

— В грибах мне нравится все: и их форма и цвет, вкус и текстура, ну и химическая субстанция тоже. В Японии есть такой гриб Matsutake — один из вкуснейших, и очень дорогой, так как растет только в естественных условиях и не может быть культивирован.

— В России всегда сложно искать спонсоров для организации выставок. Как-то традиции такого рода не очень у нас приживаются. Твою выставку вот немного поддержал ресторатор Денис Иванов, повезло.

— Да, спасибо ему за помощь в печати небольшой брошюры к выставке.

— Многие из продуктов, доступных нам сегодня, немыслимо было увидеть в моем детстве в Новосибирске. Были картошка да борщ. А как было в Японии в 50-60-е? Мы ведь практически ровесники с тобой.

— Да, я родился в 1954 году в простой семье. Мой отец был ветераном Второй мировой (служил на флоте), а мать была домработницей. В школе я не показывал больших успехов, и только когда поступил в высшую художественную школу, стал учиться с увлечением. В 50–60-е годы Япония стала смотреть в сторону Запада, в особенности ориентируясь на Штаты. Много новых вещей — продукты, индустрия, даже образ социальной системы, мода, музыка, кино, телевидение, визуальные искусства — пришли в Японию из Америки.

— Расскажи, пожалуйста, о своей семье.

— Меня усыновил мой дядя, а моей настоящей биологической матерью была его младшая сестра. В семье матери было четверо детей и я был младшим. Я до сих пор поддерживаю отношения с братом и двумя сестрами. Одна из сестер, кстати, тоже занимается искусством, окончила Университет в Японии. Ее специализация — традиционная японская каллиграфия.

— А как ты оказался в Штатах?

— Я окончил колледж, получив степень бакалавра в Японии по специализации «образование в искусстве» и решил продолжить обучение печатной графике. К счастью, я выиграл стипендию Университете штата Нью-Мексико, где и получил степень магистра. Вот так я и оказался в Америке.

— А как семья? Дети есть?

— Да, двое, выросли уже. Дочка Хана работает дизайнером (художница!), а сын Тосию — инженером, оператором на атомной станции.

— Ты сам себя считаешь японским художником или американским, или, может быть, человек мира?

— Американцы считают меня японским художником, так что я таковой, наверное, и есть.

— Ты ведь много лет живешь в Америке, а в Японии бываешь часто?

— В Японию езжу практически каждый год, ну или раз в два года. Последний раз был в декабре 2016, ездил в Токио и Киото. В сентябре этого года опять собираюсь поехать.

— А как в Америке с покупателями? Кто вообще покупает графику, что за люди? Вообще, можно прожить, продавая свои работы, или приходится работать преподавателем?

— Чаще всего мои работы покупают обычные белые американцы, которым нравится графика и японская культура в частности. К сожалению, работы продаются не очень активно и составляют небольшую часть моего бюджета. Поэтому я все еще преподаю, и этот год будет 25-м годом в Университете штата Орегон, как я работаю. Вообще, мне нравится работать с молодыми студентами, и часто они вдохновляют меня на создание новых работ.

 «Мне очень нравится сам процесс спокойной работы руками, как и мистическая природа создания графических изображений»

— Многие из твоих работ декоративны, связаны с едой, продуктами. Не было ли примеров сотрудничества с рынком или рестораном?

— Пока нет, хотя мысль хорошая. Хотелось бы попробовать. Штат Орегон — это винные места. Было бы интересно сделать этикетки для разных вин.

— От знакомых японских художников я слышал, что даже в Японии с богатейшими традициями в печатной графике эта область искусства приходит в упадок. А что в Америке?

— Здесь почти то же самое. Есть своя иерархия в структуре визуальных искусств: на первом месте живопись, потом рисунок и только потом печатная графика, предполагающая создание тиража.

— К тому же работа художника-графика — это такой медитативный процесс, требующий много времени. А в наши дни все, включая компьютер, переходит в мобильный телефон. Люди буквально живут в нем: бесконечный поток не всегда нужно информации, селфи и другое. Времени на работу у молодых людей просто не остается.

— Я не фанат новых технологий, хотя иногда пользуюсь ими, но скорее для освобождения времени — например, покупки онлайн. Это ведь удобно. А все свободное время я предпочитаю уделять творчеству. Работа с материалами, подготовка доски для печати и сам процесс печати меня все еще увлекают. Иногда я пользуюсь фото-процессом, но все равно предпочитаю работать руками, ну и головой, конечно.

— А как вообще получилось, что ты выбрал печатную графику и занимаешься ею всю свою жизнь? С учителем повезло? Или, может, случайно?

— Я увлекся печатной графикой еще в школе, и с тех пор этот интерес полностью завладел мной и не выходит из головы. Мне очень нравится сам процесс спокойной работы руками, как и мистическая природа создания графических изображений.

— Хирацука-сан, а вот если взять и сложить в одну стопку ВСЕ работы, отпечатанные тобой  за всю жизнь, какой высоты получилась бы эта стопка?

— На открытии выставки 22 мая узнаем.

Выставка продлится с 22 мая (открытие с 17:00 до 19:30) до 17 июня. Также Юдзи Хирацука проведет в ГЦИИ мастер-класс (Свердлова, 13, 23 мая в 18:00) и творческую встречу в НГАУДИ (24 мая в 16:00).

Беседовал куратор выставки «Жизнь в городе» Андрей Мартынов
Фото — Jessica Breedlove





Новости из рубрики:



© Тайга.инфо, 2004-2022
Версия: 5.0

Почта: info@taygainfo.ru

Телефон редакции:
+7 (383) 3-195-520

Коммерческая служба:
+7 (383) 3-192-552

Издание: 18+
Редакция не несет ответственности за достоверность информации, содержащейся в рекламных объявлениях. При полном или частичном использовании материалов гиперссылка на tayga.info обязательна.

Яндекс цитирования