Начальник ГИБДД и сын депутата: как устроили наркотрафик в Сибири

© Диана Днепр
Начальник ГИБДД и сын депутата: как устроили наркотрафик в Сибири
30 Авг 2019, 12:06

Полиция ежедневно отчитывается о задержаниях возможных торговцев наркотиками. За некоторыми официальными пресс-релизами, как показало дело Ивана Голунова, стоят сфабрикованные доказательства, за частью других – выбитые под пытками признания. Но об итоге одного громкого разбирательства, связанного с торговлей запрещенными веществами в Сибири, правоохранительные органы предпочли не отчитываться.

Тайга.инфо рассказывает, как, по версии следствия, была устроена торговля курительными смесями и другими наркотиками за Уралом всего несколько лет назад. Дело затрагивает полицейских, таможенников, сына влиятельного депутата и сотни килограммов амфетамина, мефедрона и α-PVP.

Один из подсудимых заявил о сфабрикованном характере дела. Другие получили за несколько граммов столько же, сколько «оптовики» за сотни килограммов. При этом организаторы предполагаемой схемы ушли от наказания.

Глава 1

Начальник ГИБДД

31 октября 2012 года в Кузбассе на трассе «Тяжин—Кемерово» произошла авария. «Хонда Аккорд» выехала на встречную полосу и врезалась в автобус КАВЗ. Водитель погиб на месте, его 20-летний пассажир пострадал. Приехавшие кемеровские полицейские нашли в иномарке почти 14,5 кг амфетамина и метанона «ТМЦП-018», известного как курительная смесь «Баунти». Часть наркотиков лежала в пакете из-под памперсов.

На водительском кресле оказалось тело 33-летнего начальника ГИБДД по Тогучинскому району Новосибирской области Александра Слепцова. МВД сообщило о наркотиках только через несколько дней после первой новости о гибели Слепцова. Еще через две недели кузбасские полицейские завели уголовное дело о покушении на сбыт, а потом Следственный комитет забрал все материалы себе.

Ведомство не раскрывало подробности. С тех пор о деле Слепцова ничего не было известно. Но, как узнала Тайга.инфо, его закрыли в связи со смертью полицейского, при этом следствие посчитало Слепцова участником крупного организованного преступного сообщества, которое работало в Сибири с 2011 года.

По версии обвинения Слепцов работал на бывшего экспедитора из Заельцовского района Новосибирска Евгения Торяника. Тот еще с 2012 года делал закладки с курительными смесями, рассказывала его сожительница Екатерина Листак на предварительном следствии. За каждый заказ он получал по 100 рублей. Организаторы поставок оценили работу и предложили Торянику самому стать посредником между поставщиками и кладменами за 120 рублей с закладки. Он нашел желающих, которым платил по 50−80 рублей, оставляя разницу себе.

Именно сожительница Евгения Торяника и познакомила с ним полицейского Слепцова. Одна из свидетельниц утверждала, что Екатерина Листак прежде была любовницей начальника райотдела ГИБДД. Кроме того, та говорила следствию, что полицейский и сам употреблял курительные смеси.

Ко времени знакомства с полицейским Торяник уже занимался оптовыми поставками. Он занял Слепцову 40 тыс. рублей на ремонт машины, а потом предложил поработать курьером больших партий наркотиков по всей Сибири, потому что гаишника не проверяли на дорогах. До смертельной аварии в Кузбассе начальник ГИБДД совершил около 10 рейдов в Кемерово, Новокузнецк, Барнаул, Омск и Томск. Партия, с которой он разбился в Кузбассе, предназначалась в Красноярск — за работу обещали 50 тыс. рублей.

Специально для очередной доставки Слепцов взял четырехдневный отпуск. С полицейским ехал один из закладчиков Владимир Новиков, у которого в скайпе был ник «Чип и Дейл». После ДТП он забрал документы полицейского и еще до приезда наряда уехал в машине скорой помощи. Из больницы он, по показаниям кузбасских полицейских, отправился на автобусе в Кемерово, где его и задержали с удостоверением Слепцова.

Следователи МВД Кузбасса просили арестовать Новикова, но прокуратура не поддержала ходатайство. Суд отпустил его, а потом дело полицейского Слепцова ушло в СК. В 2013 году материалы передали в Новосибирск, где находились основные свидетели. Новиков рассказал следствию, что содержимое багажника машины полицейского, с которым он ехал, оказалось сюрпризом для него.

Александр Слепцов родился в 1979 году. В конце 2011 года молодой майор возглавил ГИБДД по Тогучинскому району. По показаниям свидетелей и обвиняемых, он не только работал в правоохранительных органах, но и перегонял машины из Москвы.

В 2012 году ДТП, в которое попал Слепцов, имело серьезные последствия для новосибирского ГУ МВД. По словам теперь уже бывшего начальника областного главка Алексея Кириллова, скандал стоил должности начальнику отдела МВД по Тогучинскому району, руководителю местной полиции и его заму. «Плюс ряд руководителей уже областного масштаба были привлечены к дисциплинарной ответственности», — говорил он.

На одной из сессий заксобрания депутат Андрей Жирнов публично спрашивал Кириллова о громком деле. Он обратил внимание на возможную «крышу»: «Как так, что было прокурорское предписание, начальник ГИБДД по области [Сергей Штельмах] неоднократно ставил вопрос об увольнении этого сотрудника и о проверках, а он до самой своей смерти был в органах правопорядка. И возникает вопрос — кто же ему покровительствовал, что даже начальник ГИБДД и прокуратура района не могла добиться его увольнения?»

Уголовное дело, в котором фигурировал полицейский Слепцов, в итоге завели на жителей Новосибирска Станислава Кижеватова, Евгения Торяника, одного из его закладчиков Илью Гаткера, а также предполагаемых кладменов из Первомайского района Романа Суставова, Руслана Пономарёва, Степана Шестакова и Владислава Шубина. Их обвинили в сбыте наркотиков в особо крупном размере, покушении на сбыт и участии в организованном преступном сообществе (ст. 228, ст. 30 ст.228 и ст. 210 УК РФ). Дело рассматривал Первомайский районный суд Новосибирска. Обвинительный приговор вынесен летом 2018 года, решение устояло в апелляциях, прошедших в конце 2018-го.

Откуда шли наркотики: «Ололожка» и Morda

Наркотики Торяник и Слепцов забирали в Нижней Ельцовке. Это отдаленная и обособленная территория Советского района Новосибирска, считающаяся одной из самых спокойных и некриминальных в городе.

Поселок, славящийся своим чистым лесным воздухом, расположен рядом с Академгородком. Продавцы находили курительные смеси в гаражах на улице Зеленая горка, считает обвинение.

Но как они там появлялись? Для этого надо пояснить, как следствие видело всю структуру распространения наркотических веществ в Новосибирске.

Торяник, по его словам, получал адреса крупных закладок через скайп от операторов под никами «Ололожка» и Morda. Таким образом, во всей иерархии он с найденными у него и Слепцова десятками килограммов наркотиков стоял немногим выше рядового кладмена — всего лишь менеджер, который курирует несколько закладчиков и при необходимости сам фасует товар.

119298

Наркотики поступали в Новосибирск из Китая, утверждал один из ключевых свидетелей обвинения Валерий Аистов. Дело по ст. 30 ч. 3 ст. 228.1 УК РФ (покушение на сбыт незаконных веществ) на него завели еще раньше, чем на «группу Торяника», поэтому в объективности показаний мужчины можно усомниться, считают знакомые с уголовными делами источники. В то же время на Китай показывали и другие свидетели.

По версии следствия, во главе всей структуры стояли уроженцы Новосибирска Заур Маггерамов и Максим Калиушка. Причем, на момент возбуждения серии уголовных дел им было всего лишь 25 и 23 года. Со слов осужденного Аистова, Калиушка еще в 2009 году начал закупать в Перми курительные смеси, которые на тот момент не были запрещены. Он получал партии прямо «Почтой России».

В 2009—2011 годах спайсы продавали в основном из автомобилей. Одна из очередей клиентов даже попала на видео (сейчас оно удалено). Бывший продавец наркотиков рассказывал Тайге.инфо, что зачастую распространение велось из машин бомбил и таксистов. Курительные смеси тогда продавали в среднем по 500 рублей за 0,5 грамма, «порошки» - по 1 тыс. за 0,2 грамма. Одна автоточка приносила по 200−250 тыс. рублей в месяц. Но из-за постепенно запрета различных курительных смесей и участившихся облав в конце 2011-го пришлось перейти на закладки, как на более безопасный способ.

Среди отправителей были Ченг Ун, Ху Чен Пин и Сюе Ляньин

Максим Калиушка, по версии следствия, был знаком с продававшем спайсы уроженцем России, жившем в Таиланде, а также с поставщиком из Китая по имени Ли Мебо. Курительные смеси и концентрат (полуфабрикат для спайсов) поступал из КНР через таможню во Владивостоке по «EMS Почта России» и Pony Express. Отправители, среди которых были люди с именами Ченг Ун, Ху Чен Пин и Сюе Ляньин, указывали в накладных, что посылают бижутерию, порошок и антикоррозийное средство.

Химические вещества перевозили в Новосибирск, где уже готовили полноценный продукт для потребителей из Новокузнецка, Томска, Кемерова, Красноярска, Перми, Екатеринбурга, Челябинска и Владивостока, рассказывали свидетели обвинения. Call-центр находился в Кемерове, товар также продавали через сайт под названием «Реалмикс».

По словам осужденного Валерия Аистова, поставками руководил Калиушка. А его партнер Заур Маггерамов отвечал за безопасность. При этом Маггерамов якобы состоял в ОПС «Труновские» и старался не афишировать свое участие в бизнесе, потому что «Труновские» не занимались наркотиками и поддерживали развитие спорта в Новосибирске.

ОПС «Труновские», по версии правоохранительных органов, основал бизнесмен Александр Трунов и его знакомые в Ленинском районе Новосибирска. В 2013 году Новосибирский облсуд приговорил его к 22 годам лишения свободы, решив, что члены ОПС занимались убийствами, незаконным оборотом оружия и мошенничеством. Вместе с ним в колонии отправились еще семь человек. Некоторые бывшие члены сообщества пошли на сделку со следствием, многие их них остались свидетелями по делу или даже потерпевшими. В пособничестве «труновским» позже признали виновными вице-мэра Новосибирска Александра Солодкина, его отца Александра Солодкина-старшего, который занимал пост руководителя областного департамента спорта, и замглавы регионального УФСКН Андрея Андреева.

Лаборатория по производству и «усилению» мефедрона, амфетамина и α-PVP находилась в Нижней Ельцовке, склады — в Академгордке и Бердске. Химика по прозвищу «Кухня» звали Алексей, вместе с ним работали специалисты из Ельцовки и наукограда Кольцово.

Из аэропорта «Толмачёво» на «Кухню» вещества перевозил Станислав Кижеватов. В явке с повинной он рассказал, что работал лично на Максима Калиушку — в месяц он перевозил из аэропорта примерно по 50 кг. Во время обысков в гараже, которым пользовался Кижеватов, нашли около 100 кг наркотиков. Общий объем запрещенных веществ, фигурировавших в деле, составляет около 500 кг.

Сын депутата

Полиция заинтересовалась поставками спайсов из Китая еще в конце 2011 года. Со слов сотрудников уголовного розыска ГУ МВД по Новосибирской области, от задержанных наркопотребителей и дилеров они начали получать информацию о Максиме Калиушке и его возможных сообщниках. Одним из рассказавших о схеме поставок был Валерий Аистов, о котором уже говорилось выше. Он заявил следствию, что познакомил Калиушку с Иваном Козодоем, сыном на тот момент депутата заксобрания от «Единой России» Виктора Козодоя.

Виктор Козодой родился в 1961 году в Новосибирске. Впервые избран депутатом горсовета в 1990-м. Известен как политтехнолог, в 1990-е создал компанию «Сибирь-форум», которая занималась избирательными и PR-кампаниями «под ключ». Он основал Сибирскую академию управления и массовых коммуникаций (САУМК). В 2005 году снова попал в горсовет, в 2010-м прошел в заксобрание региона от «Единой России». В 2012-м губернатор Василий Юрченко назначил его своим «политическим» заместителем. Ушел из органов власти в 2014 году после увольнения Юрченко и поражения «ЕР» на выборах мэра.

«В ходе встреч Калиушка и Козодой оговаривали условия, схемы продаж, где будут находиться точки по продаже наркотических средств с автомобилей, а также вопрос о прикрытии данной торговли наркотиками со стороны силовых структур, — приводятся показания Аистова в решении суда. — За прикрытие от силовых структур Калиушка передал Козодою денежные средства в размере 200 тыс. рублей».

Калиушка арендовал квартиру на улице Ядринцевская,18 в самом центре Новосибирска. Там был склад и вторая лаборатория. В квартире, как рассказывал Аистов, он видел Козодоя-младшего. Тот якобы занимался «управлением торговыми точками и подбором людей».

Фамилию Козодоя называли еще два свидетеля обвинения. Один из них утверждал, что в 2011 году сидел в машине на точке по продаже курительных смесей возле ГПНТБ, и одного из продавцов привез именно Козодой.

Иван Козодой, по данным «Контур-Фокус», возглавлял и был соучредителем ООО «Олимп». Среди его партнеров по бизнесу значились Иван Маргатский, Владимир и Валентин Косолаповы. У последних было несколько фирм по перевозкам, одна из них — ООО «РЖД Династия» — работает до сих пор.

По данным Тайги.инфо, у правоохранительных органов не возникло претензий к Ивану Козодою. Он не стал фигурантом уголовного дела.

Глава 2

Приговор и взятка

Дело о поставках из Китая ушло в суд еще летом 2014 года. Обвиняемыми стали упомянутые Станислав Кижеватов, Евгений Торяник, Илья Гаткер и четверо друзей, которые, по версии следствия, были закладчиками в Первомайском районе Новосибирска: Роман Суставов, Руслан Пономарёв, Степан Шестаков и Владислав Шубин.

Главным в «первомайской» группе предполагаемого ОПС следствие назвало женатого студента четвертого курса заочного отделения Новосибирского техникума железнодорожного транспорта Романа Суставова. Он якобы организовал покупку α-PVP «у неустановленных лиц в неустановленное время» для перепродажи на улицах города. Общая масса запрещенных веществ, проданных через 24 закладки, составила 12,1 граммов — по ним давали показания сами покупатели.

Еще около 7,5 кг веществ нашли дома у Суставова. По версии обвинения, их готовили к продаже.

В октябре 2012 года первыми задержали именно «первомайскую» группу молодых людей. Их брали после показаний многочисленных наркопотребителей, фигурирующих в деле. Госнаркоконтроль сразу же назвал трех парней 18−19 лет «крупным организованным преступным сообществом». Всех отправили в СИЗО.

Владислав Шубин узнал о задержании знакомых от своего отца Николая. Тот увидел лица друзей сына по телевизору. Шубин-младший в это время работал на стройке в Белокурихе (Алтайский край), где трудился с небольшими перерывами с марта.

147159

В новосибирскую квартиру Шубиных пришли с обыском и, не найдя наркотиков, оставили для Владислава повестку, посоветовав отцу заручиться помощью адвоката Ильи Котельникова, писала «Медуза». Когда Шубин-младший вернулся в Новосибирск, они вместе с отцом сразу же пошли в полицию, веря, что произошло недоразумение. Через несколько дней 20-летнего парня арестовали.

По словам отца, адвокат Котельников предлагал дать полицейским взятку в 200 тыс. рублей, «чтобы от Влада отвязались». Позже, пытаясь освободить сына, он дошел до одного из старших сотрудников регионального управления ФСКН, чтобы рассказать об аресте, по его мнению, невиновного. Он был готов рассказать о нескольких точках, где, как знал по работе таксистом, могли торговать наркотиками. Через несколько дней у ларька с сигаретами его окружили неизвестные, у одного из которых был значок сотрудника ФСКН и пакет с какой-то смесью. Тот заявил, что-либо Шубину-старшему в бардачок подкинут наркотики, либо он прекращает ходить к силовикам. После того, как мужчина согласился на второе, ему сказали: «Но тебе скоро исполняется 50 лет. И чтобы мы не зря ездили — 50 тысяч нам и отдай».

Позже от услуг навязанного адвоката отказались в пользу другого защитника. Владислав Шубин — единственный из подсудимых полностью отрицал вину. Более того, его друзья, сначала давшие против него показания, позже признали, что оговорили молодого человека, а вторая половина предполагаемого «ОПС» (Кижеватов, Торяник и Гаткер) вообще впервые видели ребят из Первомайского района.

По версии защиты, следствие объединило в деле несвязанных между собой людей просто по признаку одинаковых наркотиков. Кроме того, Кижеватов, Торяник, Гаткер, Суставов, Пономарёв и Шестаков, признавшие вину в распространении запрещенных веществ, отрицали участие в ОПС (ст. 210 УК РФ).

Первомайский районный суд Новосибирска трижды рассматривал дело. Первые два обвинительных приговора удалось отменить в апелляции из-за процессуальных нарушений — выяснилось, что судьи ранее выносили приговоры по делам свидетелей обвинения. Третье и окончательное решение Первомайский суд вынес в конце мая 2018 года. Оно в целом устояло в апелляции, которая прошла в конце 2018-го.

Больше всего дали «руководителю» группы молодых людей из Первомайского района Суставову — 12,5 лет. Партнеру погибшего начальника Тогучинского ГИБДД Торянику - 12 лет и 4 месяца, работавшему с ними Гаткеру — 8 лет. Перевозившему из аэропорта десятки килограммов смесей Кижеватову — 12 лет и 2 месяца. Кладмены Шестаков и Пономарёв получили по 9 лет и 4 месяца, Владислав Шубин — 9 лет. Все отбывают наказание в колониях строгого режима.

ОПС не для всех

Наивысшее место во всей иерархии торговли курительными смесями в уголовном деле экс-главы Тогучинского ГИБДД занял Кижеватов, перевозивший оптовые партии, пояснил Тайге.инфо источник, знакомый с расследованием. Торяник и Гаткер стояли ниже, под ними в воображаемой схеме следствия находился Суставов, а еще ниже — трое молодых людей из Первомайского района.

Но наказания избежали предполагаемые организаторы наркотрафика Заур Маггерамов и Максим Калиушка. В середине 2013-го, то есть только через полгода после ареста всех фигурантов дела, их объявили в федеральный розыск.

При этом всех основных свидетелей обвинения (Бориса Ковальчука, Валерия Аистова, Александра Волкова и Павла Коледу), которые были задержаны ранее за торговлю наркотиками и давали признательные показания об участии в «ОПС» Маггерамова-Калиушки, признали виновными только в распространении или покушении на распространение наркотиков. Без статьи об организованном преступном сообществе.

Более того, в приговоре по делу Шубина они напрямую называются участниками ОПС, а также говорят, что знали организаторов поставок наркотиков. Например, Павел Коледа, знакомый с Зауром Маггерамовым еще с 2010 года, подписал досудебное соглашение и в 2013-м после дачи показаний на фигурантов дела Кижеватова-Шубина получил 3 года 4 месяца колонии при том, что у него нашли около 0,5 кг α-PVP.

Наркополиция

Во всем деле, связанном с погибшим начальником ГИБДД Слепцовым, упоминается около 500 кг амфетамина, мефедрона и α-PVP. В зале суда, как рассказали Тайге.инфо участники процесса, сами наркотики не показали ни разу в качестве вещественных доказательств. Из приговора следует, что около 104 кг различных запрещенных веществ было решено хранить в отделах полиции Советского, Первомайского и Центрального районов города, а также в здании УФСКН по Новосибирской области. Ведомство, напомним, было ликвидировано в 2016 году.

По словам отца осужденного Владислава Шубина, до того, как ему пригрозили подкинуть наркотики за слишком усердную защиту сына, он обращался за помощью к начальнику отдела № 2 УФСКН по Новосибирской области Александру Якушеву. Позже тот сам стал фигурантом дела о поставке героина из Таджикистана.

В октябре 2013 года Якушев, его подчиненные Тимофей Соколов, Александр Васильев, Василий Маркин и Михаил Кушнир, а также сотрудник МВД по Сибирскому федеральному округу (ведомство ликвидировано в 2015-м) Алексей Борников незаконно организовали поставку героина из Таджикистана, считало следствие. Им помогали жители Новосибирска Илхомжон Шомирсаидов и Дмитрий Корнев.

Сотрудник ФСКН Васильев, окружной полицейский Борников и Шомирсаидов перечислили в Таджикистан 2 млн за наркотики. Груз отправился в Новосибирск. «Газель» с купленными на местном Хилокском рынке мешками редьки и героином задержали сотрудники Госнаркоконтроля. Но оперативные мероприятия инсценировал Якушев, посчитало следствие. О «спецоперации» он лично отчитался главе УФСКН по Новосибирской области Александру Кандикову, который заявил об успешном задержании крупной партии в СМИ. При этом около 11 кг наркотиков с места преступления увез подчиненный Якушева.

По версии обвинения, порошок планировалось перепродать. Но инсценировка проходила под контролем ФСБ — сотрудники ведомства прослушивали участников.

Самый большой срок облсуд дал гражданскому лицу Шомирсаидову — 14 лет. Наркополицейским Васильеву и Кушниру — 13 и 12 лет, соответственно. Их начальника Якушева не стали обвинять в покушении на сбыт, он получил 5 лет за злоупотребление полномочиями и подстрекательство к их превышению (ч. 3 ст. 285 и ч. 4 ст. 33, ч.3 ст. 286 УК РФ). Сотруднику окружного МВД Борникову дали 8 лет.

Сотрудник МВД по Сибирскому федеральному округу Алексей Борников, по словам идеолога Монстрации Артема Лоскутова, в 2009 году мог подбросить ему 11 граммов марихуаны. Борников тогда работал в «Центре Э». В итоге художнику дали минимально возможное наказание — штраф в 20 тыс. рублей.

«Меня, помню, удивляло, что на каждое заседание суда Борников приезжал на новой „тачке“: Инфинити, Лексусы, в таком духе, — говорил Лоскутов после приговора Борникову. —  Хотя он всего лишь лейтенант и старше меня на пару лет (тогда ему было 24−25 лет). Позже со мной связывались люди из тюрем, которых посадил Борников — схема была похожа, им подбрасывали героин и вымогали деньги за освобождение. На обыски Борников привозил тех же понятых, что и ко мне. Я ходил давать показания о том, что понятые знакомы с опером, что это повод признать протоколы обысков незаконными, закрыть дела и отпустить людей, но это никому не помогло. <…> Это [приговор Борникову] не история про справедливость. Люди, которых он посадил, продолжают сидеть».

В июне 2014-го после скандала с наркотиками в отставку ушел глава УФСКН по Новосибирской области Александр Кандиков. В августе 2019 года его полный тезка вместе с владельцем нескольких охранных агентств Денисом Дюдиным учредил фирму по торговле агрохимическими продуктами и удобрениями «Агробиотехнолоджи» (данные сервиса «Контур-Фокус»). ЧОПы Дюдина в 2011—2019 годах получали подряды от госучреждений здравоохранения и науки на общую сумму около 15 млн рублей.

Объемы

По данным прокуратуры Новосибирской области, в январе-июле 2019 года число зарегистрированных дел по ст. 228 (незаконное приобретение и хранение наркотиков) снизилось на 24,5% по сравнению с аналогичным периодом 2018-го. Преступлений, связанных со сбытом (ст. 228.1 УК РФ) стало меньше на 3,9%.

Похожая ситуация, судя по официальным отчетам региональных прокуратур, наблюдается в большинстве регионов Сибири. В Кемеровской области число зарегистрированных преступлений в сфере оборота наркотиков упало на 7,5%, в Алтайском крае — на 10,6%, в Томской области — на 16,1%, в Омской — на 23,5%. В Красноярском крае снижение составило 6,8%, в Иркутской области — 23,5%.

147081

При этом, по сведениям издания «Проект», Новосибирск находится в первой пятерке по ежедневным объемам «закладок» в России. Суточные партии наркотиков на улицах оцениваются в 11,6 млн рублей. В Красноярске показатель в два раза ниже — 6,28 млн. Еще в одном сибирском миллионнике — Омске — около 2,6 млн рублей.

За Уралом именно в Новосибирске самые дешевые наркотики, по оценкам издания. Например, во Владивостоке, через который из Китая шли поставки, фигурировавшие в деле начальника отдела ГИБДД Слепцова, средний чек за грамм запрещенных веществ составляет 2,35 тыс. рублей, а в Новосибирске — 1,5 тыс. По-прежнему дешевле, чем в Омске и Красноярске, в которые пять лет назад велись поставки из новосибирской химлаборатории.

Из нескольких решений судов регионов Сибири в 2018−19 годах следует, что через Новосибирск по-прежнему проходят оптовые поставки наркотиков.

Так житель Северска Никита Буглак признался, что в сентябре 2017 года через интернет купил партию α-PVP, гашиша и конопли на 100 тыс. рублей и забрал их из закладки в Новосибирске. Братья из Киселевска Александр Вовк и Дмитрий Нестеренко рассказали суду, что забирали около 1 кг солей за аэропортом «Толмачёво» — товар продавали в Прокопьевске, Киселевске и даже Томске. В аэропорту Норильска в багаже у мужчины по фамилии Колмыков, летевшего из Новосибирска, нашли более 1,6 кг запрещенных веществ.

Трое жителей Новокузнецка купили более 0,5 кг a-PVP у «неустановленного поставщика, действующего в интернете под ником „Алхимик“» и забрали «вес» неподалеку от новосибирского микрорайона ОбьГЭС рядом с коттеджным поселком «Классика» и спортивной базой «Сибирь».

В России всего за 0,25−2,5 граммов синтетических наркотиков грозит до 10 лет.

Текст Ярослава Власова

Иллюстрации Дианы Днепр



Комментарии:
В связи с событиями, происходящими в мире, мы призываем вас к трезвому и взвешенному комментированию материалов на нашем сайте.

Мы с уважением относимся к праву каждого человека высказывать свое мнение. В то же время Тайга.инфо не приветствует призывы к агрессии, экстремизму, межнациональной вражде.

Также просим воздерживаться от оскорблений, в частности националистического характера.

Высказанные ниже мнения могут не совпадать с мнением редакции. Редакция не несет ответственности за содержание комментариев.

Не допустимы и удаляются комментарии, которые нарушают действующее законодательство и содержат:
  1. оскорбления личного, религиозного, национального, политического, рекламного и иных характеров;
  2. ссылки на источники информации, не имеющей отношения к обсуждаемой теме.
Нажимая кнопку «Комментировать», вы безоговорочно принимаете эти условия.

Рубрика:

Тип публикации:


Новости из рубрики:


© Тайга.инфо, 2004-2019
Версия: 5.0

Почта: info@taygainfo.ru

Телефон редакции:
+7 (383) 3-195-520

Издание: 18+
Редакция не несет ответственности за достоверность информации, содержащейся в рекламных объявлениях. При полном или частичном использовании материалов гиперссылка на tayga.info обязательна.

Яндекс цитирования