Кузбасские колонии уточнили, какие пытки могут опорочить их репутацию

© facebook.com. Андрей Новашов и Екатерина Мельникова
Кузбасские колонии уточнили, какие пытки могут опорочить их репутацию
02 Окт 2020, 12:26

Подавшие в суд на правозащитников, бывших заключенных и журналиста кузбасские колонии уточнили свои требования. В исках они попросили удалить якобы порочащие репутацию сведения с сайта «Сибирь.Реалий» и выпустить опровержения. Тайга.инфо узнала, из-за каких слов судятся учреждения ФСИН.

Кузбасские исправительные колонии №5, №22, №37 уточнили свои иски к участникам организации «Сибирь правовая» Дмитрию Камынину, Владимиру Тараненко, журналисту Андрею Новашову и бывшим заключенным Ивану Бирюкову, Николаю Вашутину и Вячеславу Мурашкину.

Судебное разбирательство началось из-за материала «Сибирь.Реалий» «„У нас только опущенные и вязанные“. Как в российских колониях ломают судьбы и позвоночники», в котором правозащитники рассказали о пытках и поборах в кузбасских колониях.

Учреждения ФСИН потребовали удалить фрагменты текста, которые их касаются, и опровергнуть опубликованные сведения. По их мнению, указанная в статье информация порочит деловую репутацию колоний, что «негативно сказывается на общественном мнении как отдельно взятых учреждений, так и всей уголовно-исправительной системы России в целом».

На предварительном заседании 1 октября представители истцов указали конкретные фразы каждого из ответчиков, которые якобы требуют опровержения.

«[В изначальном заявлении] не было определенного требования, поэтому не было понятно, как нам представлять доказательства», — пояснила Тайге.инфо представляющая интересы журналиста Новашова юрист Центра защиты СМИ Екатерина Мельникова.

Иск ИК-22

В уточненной версии иска колония №22 потребовала обязать Ивана Бирюкова опровергнуть слова о жестоком обращении при «приемке», «активистах», у которых надо спрашивать разрешения, чтобы сходить в туалет, и о «завуалированных поборах». Копия заявления имеется в распоряжении Тайги.инфо.

«Там у них оборот продуктов питания, которые нужно сбагрить в зоне. Блинчики, пирожки. Он (сотрудник колонии) заходит: «Ты возьмешь пятьдесят блинчиков, ты — сто беляшей», — рассказывал журналистам бывший заключенный.

В заявлении ИК-22 также указано, что прибывшие в учреждение вместе с Бирюковым осужденные якобы объяснили, что к ним не применялась физическая сила, моральное воздействие и спецсредства.

Правозащитника Дмитрия Камынина колония №22 попросила опровергнуть слова о «вымогательстве денег у заключенных под предлогом гуманитарной помощи».

«Восемь лет назад сотрудники ИК-22 и активисты били меня палками, ногами, электрошокерами. Сотрудники колоний берут с освобождающихся „подписку о неразглашении“. Никакой юридической силы этот документ не имеет, но зачастую жертвы пыток боятся, что, расскажи они правду, их привлекут к ответственности», — говорил участник «Сибири правовой» в интервью.

Истец в заявлении ссылается на начальника склада группы инженерно-технического обеспечения связи и вооружения и на записи в книге «учета и закрепления вооружения и боеприпасов», согласно которым электрошокеры «АИР 107у» якобы появились в ИК-22 только в декабре 2017 года, то есть почти три года назад.

Согласно справке начальника отдела безопасности колонии №22, за время отбывания наказания к Камынину не применялись физическая сила и спецсредства.

«Ответчиком не представлено каких-либо доказательств, что он обращался за защитой своих прав, свобод и законных интересов», — отмечается в заявлении колонии №22.

Требования опровержения заявлены ИК-22 и к журналисту Андрею Новашову, который разговаривал с Иваном Бирюковым и Дмитрием Камыниным.

Кроме того, ИК-22 подала отдельный иск к участнику «Сибири правовой» Владимиру Тараненко. Колонии не понравилось видео «ИК-22 пос. Мозжуха КТО ИЗДЕВАЛСЯ И ВЫМОГАЛ ДЕНЬГИ», опубликованное на youtube-канале правозащитников. В нем Тараненко разговаривал с бывшим заключенным учреждения на условиях анонимности, потому что герой сюжета переживал за свою безопасность.

В интервью мужчина рассказал, что заключенные, которые сотрудничали с администрацией ИК-22, вымогали деньги у других осужденных. Кроме того, «рукоприкладством», по его словам, занимался сотрудник администрации колонии Евгений Свинолупов, который позже мог пойти на повышение. В иске к Тараненко уточняется, что Свинолупов работал начальником оперативного отдела колонии и был майором. Также физическую силу мог применять Виктор Асташкин.

Иск ИК-5 и ИК-37

Колонии №5 и №37 потребовали от журналиста Андрея Новашова опровергнуть примерно две печатных страницы статьи, в которой приводились свидетельства правозащитников и заключенных. Представитель учреждений потребовала опровержений и у правозащитника «Сибири правовой» Владимира Тараненко (помимо Камынина и Новашова).

Тараненко рассказывал в статье, об «избиениях палкой» за невыполнение плана в швейном цехе ИК №5 и «строевом беге» с переодеванием на ходу.

«На непокорных надевали смирительные рубашки. Сейчас там администрация действует хитрее, но в целом мало что изменилось, — говорил «Сибирь.Реалиям» Тараненко.

Слова бывших заключенных Владимира Мурашкина и Николая Вашутина об избиениях и переломах частей тела, которые могли причинить сотрудники ИК-37, по мнению колонии, также требуют опровержения.

На предварительном судебном заседании 1 октября Центральный районный суд запретил вести видеосъемку, сославшись на возможное «нарушение законодательства о персональных данных участников процесса», отмечает Центр защиты прав СМИ.

Егор Фёдоров





Новости из рубрики:



© Тайга.инфо, 2004-2021
Версия: 5.0

Почта: info@taygainfo.ru

Телефон редакции:
+7 (383) 3-195-520

Коммерческая служба:
+7 (383) 3-192-552

Издание: 18+
Редакция не несет ответственности за достоверность информации, содержащейся в рекламных объявлениях. При полном или частичном использовании материалов гиперссылка на tayga.info обязательна.

Яндекс цитирования Яндекс.Метрика