«Ну что, жечь лампами его будем?»: иркутянина заставляют признаться в убийстве пропавшего 13 лет назад подростка

© Иллюстрация Дианы Днепр
«Ну что, жечь лампами его будем?»: иркутянина заставляют признаться в убийстве пропавшего 13 лет назад подростка
06 Сен 2021, 05:09

В 2008 году в поселке под Иркутском при загадочных обстоятельствах пропал 15-летний Артем Зацман. Он отдыхал с друзьями на даче, и она сгорела — тело не нашли. Уголовное дело возобновили в 2020-м. У следственного комитета появился подозреваемый, которого силовики дважды увозили и под пытками заставляли написать явку с повинной, рассказала Тайге.инфо его жена.

«Останков человека обнаружено не было»

Вечером 18 января 2008 года житель Ангарска Артем Зацман поехал с ребятами на двух машинах на дачу в садоводстве «Конденсатор» в поселке Стеклянка между Иркутском и Ангарском. Они отдыхали в доме №9 по улице Набережная, рядом с рекой Еловка. На пятничной вечеринке было восемь человек, в том числе две девушки. Всем было 15−19 лет.

Ночью ребята проснулись от едкого запаха — горел дом. Все выбежали на улицу. Когда успокоились, поняли, что не хватает Артема. На место приехали пожарные, «скорая» и милиция, но тело так и не нашли. Предполагаемую причину пожара следствие до сих пор не раскрыло.

Родители Артема расклеивали объявления в Ангарске и ближайших поселениях, обращались к ясновидящим и гадалкам. Кто-то говорил, что видел мальчика живым в Иркутске, кто-то — в Ангарске и даже самой Стеклянке, неподалеку от сгоревшей дачи. Но информация не подтвердилась. В 2014 году мать мальчика обратилась в ток-шоу «Жди меня», но снова безрезультатно.

Сейчас Артему должно быть уже 28 лет. Его до сих пор разыскивают. В интернете по-прежнему распространяют ориентировку 13-летней давности: на вид 15 лет, рост 160 сантиметров, среднего телосложения, европейский тип лица, волосы русого цвета, прямые, средней длины. Есть шрам на переносице от операции, веснушки. Был одет в шапку вязаную черного цвета, пуховик черного цвета горизонтально простроченный, трико темно-синего цвета с голубыми лампасами, кроссовки зимние черного цвета.

«При проведении осмотра сгоревшего дома останков человека обнаружено не было. Местонахождение Зацман до настоящего момента не установлено», — говорится в базе без вести пропавших ГУ МВД по Иркутской области.

После исчезновения мальчика было возбуждено уголовное дело об убийстве. Но расследование зашло в тупик, и дело отправили в архив.

Следственный комитет вернулся к нему только в 2020 году. Главным свидетелем, а затем и подозреваемым стал Максим Титков, один из участников вечеринки в 2008 году, которому тогда было 19 лет. Сразу после трагедии молодой человек давал показания и проходил тест на полиграфе, и у следователей вопросов не возникло.

Теперь же СК настаивает, что именно Титков убил молодого человека. Но из-за недостатка улик, по словам его жены Кристины, мужчину избивали и пытали на допросах, заставляли подписать явку с повинной.

«Пытали шокером и избивали»

«О том, что произошло в 2008 году, я не знала до весны 2020 года. Помню, муж как-то утром упомянул, что его вызвали на допрос в отдел полиции УМВД по адресу 82-й квартал, 24 в Ангарске, но по какому делу — не сказал, обещал объяснить, как вернется домой. Приехал от следователей бледный и говорит: „Меня в убийстве обвиняют“. Это произошло 13 марта 2020-го», — рассказала Тайге.инфо жена Максима.

Перед допросом Максиму вручили повестку о том, что он проходит по делу в качестве свидетеля. У него сразу же забрали телефон. В комнате находились несколько человек, среди которых был следователь Александр Корнев. С порога мужу сказали, что он — в числе тех, кого посадят за убийство Артема, рассказала женщина: «А на вопрос, почему считают виновным именно его, ответили: „Ты на момент исчезновения был совершеннолетним и за рулем машины. Получается, ты его убил и вывез тело“».

«В течение нескольких часов на мужа давили морально, уговаривали сознаться в убийстве Артема. Перед ним на столе разложили бумаги с информацией о его работе, членах семьи, родственниках, — отметила Кристина. — Следователи говорили, что за признательные показания он получит меньший срок, а иначе загремит в тюрьму „по полной“, в этом случае жена его ждать не будет, а ребенок скоро забудет своего отца. Знаете, я вам сейчас рассказываю, а у меня мурашки. Тогда слушала и не верила, что так бывает. Через несколько дней и меня вызвали на допрос. Спросила у следователей, почему они не рассматривают вариант, что мальчик все-таки сбежал из-за проблем дома, тела ведь не нашли. Мне ответили, что там хорошая семья, и у Артема не было причин сбегать».

Еще в 2008 году одной из предварительных версий, которую отрабатывало следствие, был конфликт с отчимом, который якобы мог избивать мальчика. Сейчас СК не рассматривает ее, отметила Кристина. Отчим Артема Зацмана отказался обсуждать с Тайгой.инфо подробности дела.

9 июля 2020 года Максим Титков не вернулся с ночной смены домой. Телефон был недоступен, вспоминает его жена.

«Сначала обзвонила знакомых — никто его не видел. Через несколько часов обратилась в полицию с заявлением об исчезновении Максима. Я места себе не находила, думала, что-то случилось. А потом позвонили его родители и сказали, что по дороге с работы домой мужа задержали сотрудники полиции», — рассказала она.

По словам коллег Максима, которые видели задержание, он успел проехать буквально несколько метров с работы, когда ему перегородили дорогу. Путь закрыли два зеленых УАЗ «Патриот» и серебристый ВАЗ-2110. Из них выскочили несколько омоновцев.

Мужчину, по словам Кристины, выволокли из машины, ударили по лицу и он упал. На руки надели наручники, а на голову — черный мешок. Его бросили на пол одного из уазиков. За руль его машины сел человек в гражданской одежде, и они уехали в неизвестном направлении.

«Я сразу же обратилась к адвокатам, стали его искать. Однако ни в одном отделении полиции не подтвердили, что муж у них, — заявила Кристина. — Тогда я обратилась в прокуратуру Ангарска с просьбой проверить законность задержания, которое больше напоминало похищение. Ответ от ведомства я получила только 20 августа 2020 года — в проверке мне отказали».

В ответе, который пришел через 44 дня, было сказано, что «Титков при задержании пытался скрыться и оказать сопротивление сотрудников полиции». «В связи с чем, получил телесные повреждения», — признала областная прокуратура (копия ответа имеется в распоряжении Тайги.инфо). А от телефонного разговора с родственниками он якобы отказался добровольно, «о чем сделана отметка в протоколе задержания».

В день задержания Кристине все же позвонили из УМВД по Ангарску и сообщили, что задержали мужа на 48 часов как подозреваемого в убийстве Артема Зацмана. Сказали прийти в отдел полиции по адресу 24-й квартал, 6 и забрать вещи.

«Ни меня, ни адвокатов к нему не пустили — банковские карточки, обручальное кольцо и крестик с цепочкой передали на проходной, — рассказала Кристина. — В отделении мы просили показать протокол задержания, но его не было. Следователь, который вел дело, по телефону не отвечал. Адвокат смог попасть к нему только на следующий день».

Следователь Корнев подал ходатайство об аресте Максима на два месяца, но Ангарский горсуд отклонил его, и мужчина вышел на свободу. Он рассказал, как его пытали в отделении.

«Бери вину на себя», «Тебе никто не поможет», «Это будет продолжаться до тех пор, пока ты не сознаешься»

«У него была пробита голова, разбит нос, на лице кровоподтеки. Я предложила снять побои, но он отказался, — рассказала Кристина. — Следователи заставили его подписать бумагу, что у него нет к ним претензий, а все побои — это результат его сопротивления при задержании (это подтверждается ответом прокуратуры — прим. Тайги.инфо). В противном случае [силовики] пригрозили тем, что посадят его в камеру с зэком, который с ним „случайно что-то сделает“. В отделении следователи встретили его со словами: „Мы сказали, что тебя посадят, значит, посадят“. Допрашивали Максима в комнатах, которые следователи называли „пресс-хатами“. Там его били, оказывали психологическое давление, применяли электрошокеры».

В перерывах между избиениями, по словам Кристины, мужу говорили: «Бери вину на себя», «Тебе никто не поможет», «Это будет продолжаться до тех пор, пока ты не сознаешься».

Машину, за рулем которой в момент задержания был Максим, семья смогла вернуть только через несколько недель, пригрозив заявлением об угоне (следователи шутили, что не было никакой машины). Телефон отдали только через три месяца. Но Титков остался в качестве подозреваемого.

Старший следователь третьего следственного отдела по особо важным делам СК РФ по Иркутской Александр Корнев, который ведет дело Титкова, известен и по другим скандальным производствам. В частности, он стал вторым следователем по делу о пытках в отделе полиции жительницы Усолья-Сибирского Марины Рузаевой. Общественник Павел Глущенко утверждал, что Корнев после того, как дело было фактически расследовано, а полицейским предъявлены обвинения, во время доследования начал затягивать производство и «терять» доказательства.

Кроме того, Александр Корнев сейчас возглавляет следственную группу по делу о массовых пытках заключенных ангарской ИК-15 после акции протеста в колонии в апреле 2020 года. По словам правозащитников, Корнев пытался вывести из дела представителей одного из потерпевших, переведя их в статус свидетелей, что существенно затрудняет работу.

«Через некоторое время Максиму предложили сделку — пройти полиграф. Если тот покажет его невиновность, полиция от него отстанет. В 2020 году мужа дважды проверяли на детекторе лжи — в обоих случаях прибор показал, что Максим говорит правду. Мы наконец-то выдохнули, но, как оказалось, ненадолго», — вспоминает Кристина.

Оговоры и версия следствия: «Били уже не так сильно»

6 апреля 2021 года Максим с матерью возвращались с дачи. Ему позвонил сотрудник полиции и попросил подъехать, чтобы опознать человека, который в 2008 году находился на сгоревшей даче. Он приехал, но, как только вышел из машины, к нему подъехало несколько тонированных машин.

«Омоновцы повалили мужа на землю, надели наручники и затолкали в одну из них и отвезли по адресу 24-й квартал, 6. Мама Максима, на глазах которой все это случилось, вышла из машины, попыталась узнать, что происходит, но ее обматерили и грубо оттолкнули. Тогда она подошла к мужчине, который сидел за рулем одного из авто. Тот ей кратко сказал: „Это приказ следователя — звоните ему“, — рассказала Кристина. — Муж потом рассказал, что в тот раз его уже не так сильно били. Пока сидел в комнате, услышал разговор двух мужчин в коридоре. Один спросил: „Ну что, жечь лампами его будем?“ — „Нет, нельзя, мамка была свидетелем задержания“».

Максима завели в небольшое помещение и поставили на колени рядом с двумя другими мужчинами по фамилиям Серов и Бобришев. Они оба были на даче в январе 2008 года, их полиция забрала за несколько дней до нового задержания Титкова.

Как выяснилось, Серов и Бобришев спустя 13 лет подписали доносы на Максима Титкова о том, что именно он и убил Артема Зацмана. Явки и легли в основу обвинений Титкова.

По версии следствия, в ночь с 18 на 19 января Серов и Титков убили Зацмана, вынесли его тело из горящего дома, положили в одну из двух машин на которых приехали отдыхать и поехали в Ангарск. Машину оставили на проходной гаражного кооператива, а сами пересели на другую, в которой ехала остальная компания.

Мотив в очередном ходатайстве следователя об аресте Титкова был приведен словами Бобришева, который проходит по делу свидетелем. В его показаниях говорилось, что он слышал, как «между Серовым и Зацманом был конфликт из-за пива. <…> Серов орал и ругался на Зацмана, были слышны удары и крики их обоих». Впрочем, в явке с повинной самого Серова, которую в том же ходатайстве цитировал следователь, приведена иная версия — он говорил, что конфликт произошел между Зацманом и Титковым.

«Ночью видел, что Титков и Зацман располагались на диване и видел, что Титков придущивал Зацмана за шею локтем. Зацман никаких активных действий не совершал, — цитировал следователь явку с повинной Серова. — Когда начался пожар в доме, он [Серов] стал будить <…> Зацмана, [он] не просыпался. В комнату зашел Титков, сказал, что нужно выносить Зацмана».

На очной ставке Максим Титков, несмотря на давление, стоял на своем — невиновен. Он рассказал, что «девятку», на которой уезжала часть компании, ему дал покататься один из знакомых. На следующий день после происшествия он вернул ее владельцу, который позже продал авто. В 2008 году вопросов у полиции к Максиму по этому автомобилю не было.

Следствие просило арестовать Титкова и Серова. В качестве улик предоставили два машинных коврика и носок якобы пропавшего мальчика. Вещи нашли в гараже, принадлежавшем семье одного из ребят, который также в 2008 году были на даче (при этом он подозреваемым не проходит). Однако экспертиза ДНК не показала совпадений, а суд отклонил ходатайства об аресте мужчин.

Сразу после того, как Серов оказался на свободе, он поехал в медицинское учреждение и зафиксировал побои, а потом написал заявление в полицию, что его заставили дать ложные показания против Титкова и частично взять на себя вину.

19 апреля 2021 года, следователи провели еще одну очную ставку между Титковым, Серовым и Бобришевым в здании СК РФ по Иркутской области. Серов отказался от показаний против Максима Титкова и рассказал, что, как и другие ребята, спал, когда начался пожар, а обнаружил пропажу Зацмана только на улице.

Прокуратура пыталась обжаловать решения Ангарского горсуда, отпустившего мужчин на свободу. Позицию обвинения поддерживала и мать Зацмана. Но областной суд в обоих случаях отклонил апелляцию.

«Муж боится, что уже не выйдет живым с допроса»

Следователя по делу в итоге заменили на замруководителя третьего отдела СК РФ по Иркутской области Александра Миронова. Он тоже занимался «преступлениями прошлых лет», о которых часто говорит глава СК РФ Александр Бастрыкин. Например, в интервью «КП» следователь Миронов говорил: «Не бывает так, чтобы спустя 20 лет человека задержали и посадили в тюрьму ни за что. Да, на начальном этапе следствия не всегда все идет гладко, что-то не получается, нет свидетелей или они не хотят говорить».

Супруга Максима Титкова считает, что огласка в соцсетях помогла «прекратить беспредел со стороны следователей». Но ее муж все равно опасается за семью.

«Муж боится, что его опять задержат и он уже не выйдет живым с допроса, боится, что я пойду в магазин и не вернусь, — добавила Кристина. — Что дальше будет, не знаю. Очевидно, что следователи цепляются за любую возможность раскрыть дело, и не важно, кто понесет ответственность за исчезновение мальчика — настоящий убийца или тот, на кого смогут это повесить».

Иркутские адвокаты Станислав Орловский и Андрей Степанов уверены, что против Максима Титкова нет никаких улик.

«Методы, к которым прибегали следователи в отношении моего клиента, незаконные: избиение, применение электрошокера, запугивание, принуждение к даче показаний, — отметил Орловский. — СК работает в свойственной для него манере — довести дело до суда во что бы то ни стало, как это было и с Владом Марусовым».

Житель Иркутска Владислав Марусов рассказал о жестоких пытках, пережитых в местном СИЗО-1. Молодого человека обвиняли в убийстве близкой знакомой владельца корпорации «Руссоль» Сергея Черного, но суд присяжных оправдал его. В изоляторе его заставляли подписать явку с повинной. Одним из возможных участников издевательств называли начальника оперативного отдела СИЗО-1 Максима Вольфа, который проходит по делу о массовых пытках заключенных ангарской ИК-15.

СК продлил срок предварительного следствия по делу о пропаже Артема Зацмана до 18 февраля 2022 года.

Текст Анастасии Марковой, иллюстрации Дианы Днепр

Редактор Ярослав Власов





Новости из рубрики:



© Тайга.инфо, 2004-2023
Версия: 5.0

Почта: info@taygainfo.ru

Телефон редакции:
+7 (383) 3-195-520

Коммерческая служба:
+7 (383) 3-192-552

Издание: 18+
Редакция не несет ответственности за достоверность информации, содержащейся в рекламных объявлениях. При полном или частичном использовании материалов гиперссылка на tayga.info обязательна.

Яндекс цитирования