Игорь Тюваев: «Храм — концертный зал номер один в мире»
© Татьяна Ломакина Игорь Тюваев
29 Фев 2016, 09:25 Ансамбль Новосибирской филармонии «Маркелловы голоса» отпраздновал 20-летие. Основатель коллектива Игорь Тюваев рассказал Тайге.инфо, как искать новые формы хорового исполнительства, кому передаст профессию, почему все сходят с ума от Курентзиса, а русская духовная музыка не звучит в храмах. Тайга.инфо: Когда мы с вами договаривались об интервью, вы сказали: «Приезжайте ко мне». Можно было подумать, что зовете к себе домой, а не в Дом композиторов.

— Правильно. Второй год в этом здании базируются «Маркелловы голоса» — оно принадлежит Новосибирской филармонии уже 5 лет, здесь же в небольшом кабинете базируется «Союз композиторов». До кризиса мы успели привести это здание в порядок, здесь прекрасный репетиционный зал: мы повесили специальную драпировку, которая глушит ненужное вокалистам эхо, получается прекрасная «сухая» акустика без полетности — то, что надо для репетиций вокальных ансамблей. Это дает возможность заниматься чистотой интонаций, чтобы уже в концертном зале звук летел — это важно для хора — работать в худших репетиционных условиях, чем на концерте. Словом, это наш дом родной. Мы здесь даже танцевальные репетиции проводили.

Тайга.инфо: У вас же какая-то совершенно кинематографичная история появления «Маркелловых голосов» с письмом из Англии от кумира и спонсором из лихих 90-х. Как все было на самом деле?

— Началось с того, что я был впечатлен идеей создать коллектив по типу одного английского хора, которым в свое время я был просто потрясен. Тогда не было ни интернета, ни дисков — 1993 год. Мне случайно привезли кассету из Америки «Английская духовная музыка XVI века», хор назывался The Tallis scholars — «Ученики Таллиса». Я был настолько взволнован услышанным, что практически «на деревню дедушке» — по адресу на кассете — отправил письмо в Англию, мол, я потрясен, хотел бы с вами сотрудничать.

Три года спустя, когда «Маркелловы голоса» уже год как существовали, я получил письмо из Англии. Огромный конверт с кассетой от менеджера The Tallis scholars: «Нам понравилось ваше приглашение… Питер Филипс — руководитель хора — готов рассмотреть возможность его приезда к вам». Представляете! Просто невероятно. «Маркелловы голоса» ведь были созданы точно по образцу The Tallis scholars. Это единственный в мире коллектив, который поет только духовную музыку и только Ренессанса, они абсолютно аутентичны. И вот этой аутентичностью исполнения я тоже был озадачен, создавая «Маркелловы голоса».

Тайга.инфо: Таллис и Маркелл, видимо, тоже были очень схожими личностями?

— Таллис — это английский композитор эпохи Возрождения. В свое время он был забыт, а The Tallis scholars решили как бы возродить его творчество. Я долго думал, а как бы нам назваться? И нашел: Маркелл Безбородый — священник и уникальный церковный композитор, который трудился при дворе Ивана Грозного. Он первым положил Псалтырь на музыку, до Маркелла Псалтырь только читали. Грозный услышал это звучание и издал указ: на Псалтыре Маркелла Безбородого обучать вокалу в приходских школах. То есть по сути Маркелл сочинил первый вокальный учебник в России. Уникальная личность, о которой мало кто знает. И что интересно, до него церковные композиторы никогда не подписывались — всегда «Аноним». Потому что есть такая версия, что музыку пишут не люди, а ангелы. Перед тем, как сотворить духовное сочинение, священники уходили в келью, запирались на месяц и там, по их словам, с небес к ним доносились божественные звуки. Человек только записывал.

Питер Филипс приехал к нам в 1997 году. Мы подготовили программу из двух отделений. Сейчас это себе сложно представить, потому что продать такую программу сегодня крайне сложно.
Тайга.инфо: И это удивительно, потому что у нас тут вроде бы как местами пытаются вернутся в средневековье.

— Когда работал на Западе, я заметил, что даже выдающиеся западные хоры очень боятся делать программы, а капелла. А вот в 97-м наши два отделения европейской духовной музыки а капелла прошли с аншлагом — зал Дома политпросвещения (нынешний ГКЗ им. Каца) был битком! Концерт был потрясающий. Питер Филипс пробыл здесь неделю, влюбился в Сибирь, ему очень понравились «Маркелловы голоса». После этого он приезжал еще три раза. Мы первыми открыли ему дорогу в Россию. И что вы думаете? После этого его заметили в Москве и Питере, и теперь он только там. На всех фестивалях там Питер Филипс — звезда.

Тайга.инфо: Почему вы решили не быть столь же постоянным в творчестве, как ваш вдохновитель?

— Несмотря на все это, я обожаю модерн и минимализм. Я всю жизнь ищу новые формы хорового исполнительства. Синтез — так можно определить наш жанр. В 1999-м я уехал работать в Австрию, а когда вернулся, оказалось, что жизнь поменялась, изменились и мои воззрения, да и «Маркелловы голоса». Спектр моих музыкальных интересов стал шире. Мы стали заниматься музыкальным, хоровым театром и даже мюзиклом и оперой.

Тайга.инфо: Проект с Nuclear Losь был очень удачный, но какой-то скоротечный.

— Да, он был прекрасный. Мы записали диск, но распространялся он между своими. Мы с этим проектом поездили по фестивалям, два раза — на «Интерре» в рамках «Живой воды». Из оригинальных проектов у нас была программа «Бах в Африке» с квартетом Filarmonica. Это было не просто совмещение Баха с африканским фольклором, там была глубокая идея. Яркую монографию о Бахе написал немецкий музыковед Альберт Швейцер, он в то время жил в Африке: будучи миллионером, медиком, в 25 лет бросил свою карьеру и уехал миссионером в Африку. В джунглях он построил католический храм и всю жизнь бесплатно лечил местных жителей. Это уникальная личность, именно ему и бы посвящен наш проект. Скоро у нас будет еще одна близкая к этому программа — «Африкандо». Там тоже будет синтез.



Тайга.инфо: Я помню последнюю алтайскую «Живую воду» в 2008 году. Вы там выступали с проектом «Джембо». И там же в числе приглашенных гостей был гуру фолка Сергей Старостин. Собственно, то, что вы делали с «Лосем», очень напоминает именно Старостина.

— Это была последняя нормальная «Живая вода». Старостин — мой кумир, он очень сильно на меня повлиял. Ансамбль «Сирин», который, кстати, приезжал на «Рождественский фестиваль», — его партнеры. Ими я вдохновляюсь, от них питаюсь. «Сила небес» — одна из основных наших концертных программ, она основана на древних духовных стихах — здесь я даже использую музыку Старостина, его авторские песни. Влияние сильное, конечно, но мы преломили работу с духовными стихами по-своему. Мы их театрализовали в вертепе. Себастьян Ликан — художник-иконописец — потрясающе оформил нам сцену для этой программы.

Тайга.инфо: Что вы сочли достойным быть включенным в юбилейный концерт?

— Первое отделение было посвящено тому, с чего мы начинали, — древнерусской духовной музыке. И казачьему фольклору. У нас сохранились народные костюмы еще с раннего времени «Маркелловых голосов». Они нам тогда были подарены на открытие коллектива, в них мы и работали первое отделение.

Второе отделение было посвящено уже музыкальному театру. Начали мы с культовой оперы Филипа Гласса «Эйнштейн на пляже» — это мое любимое сочинение. Эйнштейн в опере! Причем исполнен он не певческим персонажем, а скрипкой, в его партии параллельно идут письма или воспоминании самого Эйнштейна. В общем, потрясающее произведение. Еще мы исполнили фрагменты из оперы «Иисус Христос — суперзвезда». К счастью, сейчас в Новосибирске есть такие солисты, с которыми можно исполнить это гениальное произведение. Партия Иисуса Христа написана для необычайно высокого тенора, таких единицы, пожалуй, даже в мире.

Тайга.инфо: Как вы вообще находите свежую кровь?

— Сейчас в «Маркелловых голосах» лишь один человек, который провел в хоре 19 лет. Андрей Соколов пел в детской капелле и очень хотел почему-то к нам, ему тогда было лет 15. Я ему объясняю: «Ты еще маленький, нельзя к нам». И он полгода просто сидел на стульчике рядом, прежде чем получить свои первые партии.

Коллектив у нас совсем недавно обновился почти полностью. За историю нашего хора это обновление третье. Изначально по задумке «Маркелловы голоса» — молодежный коллектив, поэтому к сменам в составе я готов. Во-первых, многие стремятся идти дальше, например, в сольную карьеру. Я никого не задерживаю. Во-вторых, в основном у меня в хоре выпускники или еще студенты консерватории. Работы много, и далеко не всем нравится такое обилие жанров, не каждый вокалист хочет и может петь в разных манерах. А мне как раз очень интересно освоение разных стилей и манер пения. Кому это так же интересно, тот остается со мной.

Впервые в нашем составе появились выпускники театрального института. Раньше они все распределялись по театрам оперетты, а теперь они достигли такого уровня, что могут у меня петь. Потому что у нас необходимо знание сольфеджио, а вокалисты обычно этим не блещут. Работа в филармонии и у нас в хоре — это такая фабрика по производству музыкальных проектов. У нас есть план на выпуск определенного количества программ — это наша прелесть и особенность. И важно все проекты не просто успеть сделать, но сделать их качественно. Не всякий так может.

Тайга.инфо: А как эта фабрика устроена на Западе?

— Там за короткое время делают потрясающе качественные проекты. Может быть, в них мало души, как это принято считать в России, не буду утверждать, но качество всегда идеальное. Это результат, я считаю, отношения людей к работе, потому что там за тобой стоит очередь из таких же как и ты. Страшная очередь! В Австрии я работал с известнейшим хором Арнольда Шенберга, и там мне однажды показали картотеку певцов — на каждый проект новый состав. И я бы так хотел, это был бы мой идеал «Маркелловых голосов» — для каждого проекта свой состав. Потому что ну почти невозможно петь русский фольклор, а потом сразу Баха. Мы можем, пытаемся, но это не лучший вариант.

Тайга.инфо: Так ведь тем и неповторимы, что все можете. Разве это не хорошо?

— Так-то да. Но в том же и проблема: не все так могут. Я могу, мы можем. Но таких крайне мало, поэтому и отыскать вокалистов, которые могут потянуть нашу нагрузку, очень сложно с этим в Новосибирске. Поэтому мои ученики из театрального очень хорошо сюда вписались. Со стороны редко кто приходит — в основном певцы хотят, скажем так, жить спокойно. Спокойно петь в большом хоре, например, где тебя не видно и не слышно, один и тот же репертуар всю жизнь. А у нас дикая череда проектов и смена манер исполнения. Надо быть человеком с безумно активной жизненной позицией и с множеством амплуа. Сейчас у нас в составе большинство таких.

Нам к юбилейному концерту сделала поздравление моя коллега — народная артистка России, солистка НОВАТа (смеется) Татьяна Зорина. Это исполнение «Барселоны» под живой оркестр. Зорина — «Монтсеррат Кабалье», а ее партнер, «Меркьюри» — Дмитрий Белоглазов. Дмитрий — уникальный музыкант. Его уникальность в том, что он, вообще-то, не музыкант. Он живет в Академгородке, занимается разработкой сайтов. Он не знает сольфеджио, нотной грамоты, но он потрясающе одаренный — у него уникальный диапазон голоса. Он и в «Глобусе» поет, и в Оперном пел в «Мессе». Именно он исполняет у нас все эти редкие партии вроде «Иисуса Христа».

Лет пять назад мной была совершена находка — госпел-месса, в которой американский композитор объединил негритянскую молитву и облек ее в форму католической мессы. Очень яркое, зажигательное произведение. Премьера у нас была четыре года назад совместно с местным кубинским исполнителем CQ PLAM. Духовную музыку он никогда в жизни не пел и, когда пришел к нам на репетицию, он был поражен качеством музыкального материала, ему очень понравилось с нами. На юбилейном концерте он спел с нами фрагменты из этой мессы.

Тайга.инфо: Какие программы сейчас продаются лучше прочих?

— По-разному. Иногда эстрада, случается, конечно, что и духовная музыка. Будь моя воля, я бы концерты этой программы делал бы вообще бесплатными.

Тайга.инфо: В духовных учреждениях, кажется, это вполне можно. Вас приглашают в соборы?

— В православных храмах такое в принципе не принято. К сожалению, потому что вообще-то концертный зал №1 в мире — это храм. Все христианские храмы открыты, и концерты духовной музыки там проходят постоянно, но не православные. У нас этого нет. Почему наши священники против? А почему в храм зайдут светские люди и начнут петь литургию как концерт? Для них концерт — это светское мероприятие, противоречащее их уставу. Хотя это наоборот привлекло бы людей в храм, и это ведь продолжение византийской хоровой традиции. Но ничего не поделаешь.

Я работал в Кафедральном храме Вены, и для меня было феноменально, что в 10 утра люди семьями, с маленькими детьми, включая грудных, идут в храм, и там звучит «Месса» Моцарта или Гайдна. Только представьте: оперные солисты, оркестр — литавры, трубы, — исполняют Моцарта в храмовой акустике… Ты выходишь… Ну нельзя после этого не поверить в Бога! Кстати, после этого прихожане идут на концерт в симфонический зал.

Когда мы только начинали в 95–96 годах, мы постоянно выступали в нашем католическом соборе. Нашими первыми концертными площадками были — собор и второй этаж художественного музея. Кстати, в музее филармония нас и заприметила. Владимир Калужский в тот год стал худруком филармонии, и у него была идея сделать сценическое исполнение оперы Перселла «Дидона и Эней», а хора не было. И наш молодежный коллектив, который, как мы говорим, возник на улицах Новосибирска, оказался недостающим звеном.



Тайга.инфо: Ваш первый концерт вроде бы спонсировала новосибирская санэпидстанция. Что это за история?

— В декабре 1994 года мне позвонили и предложили организовать хор при… СЭС. Я сказал: «Нет! Никогда в жизни!» (Смеется). Дело в том, что дочка директора СЭС окончила хоровое отделение нашей консерватории. Она хотела быть хормейстером, а у него были деньги. Так первый концерт «Маркелловых голосов» состоялся в здании СЭС. И вот в январе они заплатили нам зарплату, а в феврале деньги кончились. После этого мы еще полгода давали концерты «на шапку». Я говорю ребятам: «Денег больше нет. Будем дальше работать?» Они: «Будем». Тогда другие времена были. Тогда еще можно было идти вот так в неизвестность. Но и ребята, конечно, хотели: мы были революционерами, мы запели по-другому, эстетика звука была аутентичная. Тут никто так не пел тогда. «Че Гевары» вокала. Нас тогда очень не любили в консерватории, потому что мы пели неакадемическим звуком.

Почему я люблю Ренессанс? Потому что он как джаз — в его основе импровизация. У меня вообще может измениться не просто штрих, а концепция, и прямо в день концерта. Не могу быть в рамках ни как человек, ни как музыкант. Мне нравится все настоящее, аутентичное — что Ренессансе, что в фольклоре. Почему все так с ума сходят от Курентзиса, от его «Дона Жуана»? Он знает, что такое аутентичное исполнение. Он нашел этот простой секрет: надо сыграть так, как Моцарт того хотел. Когда я был молодым у меня на стене висел портрет кумира — австрийского дирижера Николауса Арнонкура. Он первым в мире начал исполнять классическую музыку аутентично. Он взял из Венского музея музыкальные инструменты, 20 лет осваивал их дома, а потом создал оркестр Concentus Musicus и стал исполнять аутентичную музыку. У меня была его пластинка «Времена года» Вивальди. Когда я ее услышал, то не смог узнать музыку. Арнонкур и Спиваков — это небо и земля. Спиваков в музыке Вивальди показывает себя, а Арнонкур — Вивальди.

Я аутентист, но не отрицаю права музыканта показывать так, как он считает нужным. Но я человек скромный. Я лучше покажу, как хотел автор, чем буду себя выпячивать. Поэтому не назвал коллектив именем себя (смеется).

Тайга.инфо: А вот, кстати, я встречала людей, который считают, что «Маркелловыми голосами» руководит некто Маркеллов.

— Я однажды шел по улице и увидел листовку — «Голосуйте за Маркелова!» А ведь у нас, кажется, в правительстве есть Маркелов (видимо, президент Новосибирской торгово-промышленной палаты Вячеслав Маркелов — Тайга.инфо). Но он нас никогда не спонсировал.

Тайга.инфо: В интернете я наткнулась на презентацию девушки-восьмиклассницы на тему 15-летнего юбилея «Маркелловых голосов», чему крайне удивилась.

— О! Я тоже это видел и обалдел. Очень неожиданно и приятно. Еще из приятного у нас было: лет семь назад в Москве выпустили на дисках мультимедийную энциклопедию русской духовной музыки — от Византии до XVII века. И там как образцы духовной музыки звучат наши песнопения, по соседству с хором Московского патриархата под руководством Гринденко и хором Котова «Сирин». Это огромный комплимент.
Тайга.инфо: Перед этим интервью я листала вашу страничку во «ВКонтакте» и заметила, что у вас совсем нет постов на социальную или новостную тематику вне мира музыки. Для вас это все шорохи и суета?

— Я очень сильно, конечно, переживаю обо всем, что происходит. Но у меня совершенно нет времени отключаться от процесса своей «фабрики». Вот буду на пенсии… Хотя нет, на пенсии я тоже буду весь в хоре. Но позиция относительного происходящего у меня есть, я слежу за этим очень серьезно, но не думаю, что мои реплики чем-то помогут.

Больше пользы будет от моего качественного музыкального исполнения в музыкальных школах деревень. У нас ведь более 15 концертов в год в районах области. И я ни разу в жизни не позволил себе халтурно отнестись хотя бы к одному из этих концертов. Там детишки и учителя музыки, которые не могут себе позволить приехать в Новосибирск, скажем, на фестивали и услышать эту музыку. В область мы привозим самые лучшие, самые серьезные и самые качественные концертные программы. Прием там ни с чем не сравним, всегда овации, дети становятся в очереди за автографами! Такие очереди я помню только на гастролях в Японии и на Тайване — там такое принято. Заканчивается концерт, а ты не можешь пройти, потому что очередь — по одному, змейкой, человек 200! И ты часа два все это подписываешь, а менеджер только руками разводит — это условия контракта. А в сельских музыкальных школах дети бегут за автографами — для них это событие! Эти концерты и есть мой главный вклад в развитие духовности в России.

Тайга.инфо: А вам никогда в детстве не мечталось стать, скажем, пожарным или врачом?

— Эта тема даже не обсуждалась. Я потомственный хоровой дирижер. И мама, и папа — хоровые дирижеры. Меня никто даже не спрашивал, а вот попали же в «десятку», кто бы мог подумать!

Тайга.инфо: Внутреннего сопротивления не было?

— Было, конечно. Все пацаны в хоккей играли, а я дома за пианино из-под палки. До 20 лет я не относился к этому как следует, поздновато для этого созрел. Вот если бы раньше… Я вам честно скажу: конечно же, я хотел, у меня был потенциал, стать певцом. Я очень серьезно занимался вокалом в Австрии с солистами Венской оперы и даже пел в там соло. Мне говорили, что у меня очень хороший драматический тенор. И второе: я бы мог стать симфоническим дирижером. Хоровым, конечно, тоже хорошо, но симфоническому открываются более широкие перспективы по жанрам. Хотя я все равно счастлив. Я многое увидел, поработал с такими уникальными коллективами в качестве хормейстера, что это сейчас мне позволяет возглавлять авторский ансамбль и до сих пор собирать полные залы. Спасибо моей маме, которая постоянно контролировала процесс моей учебы, она даже представить не могла для меня иной профессии.

Тайга.инфо: Есть кому передать профессию, над кем вот так же стоять?

— Дочка не хочет ни петь, ни музыкой заниматься. И я не заставляю. Она рисует.

Тайга.инфо: А вдруг потом скажет: «Ах, папенька, ну что же вы не настояли».

— Точно не скажет. У нее с самоопределением все в порядке. Но у меня еще есть сын маленький, ему 2,5 года. Вот он явно в меня. Вижу, что будет настоящим дирижером: у него есть нужные качества — характер и музыкальность. Я надеюсь, что он будет продолжателем моим. Это точно. Я для этого сделаю все.

Текст, фото и видео Татьяны Ломакиной

Комментарии:
В связи с событиями, происходящими в мире, мы призываем вас к трезвому и взвешенному комментированию материалов на нашем сайте.

Мы с уважением относимся к праву каждого человека высказывать свое мнение. В то же время Тайга.инфо не приветствует призывы к агрессии, экстремизму, межнациональной вражде.

Также просим воздерживаться от оскорблений, в частности националистического характера.

Высказанные ниже мнения могут не совпадать с мнением редакции. Редакция не несет ответственности за содержание комментариев.

Не допустимы и удаляются комментарии, которые нарушают действующее законодательство и содержат:
  1. оскорбления личного, религиозного, национального, политического, рекламного и иных характеров;
  2. ссылки на источники информации, не имеющей отношения к обсуждаемой теме.
Нажимая кнопку «Комментировать», вы безоговорочно принимаете эти условия.

Рубрика:

Тип публикации:


Новости из рубрики:

© Тайга.инфо, 2004-2017
Версия: 5.0

Почта: info@taygainfo.ru

Телефон редакции:
+7 (383) 3-195-520

Издание: 18+
Редакция не несет ответственности за достоверность информации, содержащейся в рекламных объявлениях. При полном или частичном использовании материалов гиперссылка на tayga.info обязательна.

Яндекс цитирования