«Зрителя нужно довести до каких-то крайних состояний»: Максим Дунаевский о постановке «Алых парусов» в Новосибирске
© Татьяна Ломакина
«Зрителя нужно довести до каких-то крайних состояний»: Максим Дунаевский о постановке «Алых парусов» в Новосибирске
17 Мар 2012, 06:15 Премьера мюзикла «Алые паруса», к которой новосибирский театр «Глобус» готовился в течение двух театральных сезонов, состоялась 16 марта. В постановке Нины Чусовой на сцене бушует морская стихия, на головы исполнителей обрушивается проливной дождь, задействован живой звук и обязательные для жанра мюзикла хор и балет — всего более 140 артистов. Премьера мюзикла «Алые паруса», к которой новосибирский театр «Глобус» готовился в течение двух театральных сезонов, состоялась 16 марта. В постановке Нины Чусовой на сцене бушует морская стихия, на головы исполнителей обрушивается проливной дождь, задействован живой звук — молодёжный оркестр театра под руководством Алексея Людмилина — и обязательные для жанра мюзикла хор и балет, всего более 140 артистов.

Как Ассоль оказалась в борделе, можно ли сочинять музыку на заказ, а также всё, что необходимо знать о мюзиклах, Тайге.инфо рассказал автор «Алых парусов», композитор Максим Дунаевский.

Тайга.инфо: «Глобус» позиционирует «Алые паруса» как историю «о надеждах и мечтах». Почему вы выбрали именно повесть Александра Грина как литературную основу для мюзикла, и может ли вообще современный человек понять историю о «мечтах»?

— На самом деле это удача, что мы выбрали то, что вполне могли сделать до нас. Я сейчас не касаюсь качества нашей работы, просто говорю, что это удачный выбор. Действительно, это ведь символ. Взять, например, на листе набросать сто названий. Но что из этих ста названий замечательных литературных произведений, из каждого из которых можно сделать мюзикл, оперу, оперетту, балет, просто драматический спектакль, прозвучит звонкой струной? Вы увидите, что это какие-то считанные названия.

Мечтой руководствуется действие, жизнь большинства людей на Земле. Они всегда о чём-то мечтают, на что-то надеются. Это совершенно вне времени и пространства. Эта тема вечная, как и про любовь можно сочинят и сочинять. Я бы не сказал, что спектакль про любовь в прямом смысле. Он про счастье, про мечту о счастье. Кто-то до него доходит, кто-то нет. Но не знаю, что я увижу сегодня. Если там осталась ироничность вместе с романтикой, которая в трактовке Михаила Бартеньева и Андрея Усачёва (авторы либретто «Алых парусов», — прим. Тайги.инфо) несколько жёстче, чем то, что было у Грина, потому что наше время не такое расслабленное, время беспочвенной мечты ушло — всё под собой должно иметь какую-то почву, — то вот это вы найдёте в этом спектакле. Объяснение вот этим надеждам, мечтам.


 

Тайга.инфо: В вашей интерпретации повести Грина Ассоль от безысходности идёт танцевать перед моряками в полу-кабаре, полу-бордель «Маяк». Не кажется ли вам, что это несколько приземляет детскую сказку?

— В этом есть обострение, как мне кажется, для сегодняшнего зрителя, который должен быть доведён до определённого накала. Иначе [спектакль] окажется такой расслабленной сказочкой. Мне кажется, что здесь авторы абсолютно правы. Но я вам скажу, что у нас были даже серьёзные случаи по этому поводу.

Один мой знакомый — довольно влиятельный человек, который имел неосторожность пойти на спектакль, — взревел: «Я подам на авторов в суд! Они лишили меня моих детских „Алых парусов“!» Это было полушутя, полусерьёзно, но он был сердит. Он читал Грина в отличие от многих зрителей, которые придут на премьеру и будут воспринимать историю по этому спектаклю или максимум по фильму, который тоже многие видели. Поэтому у нас, конечно, есть в этом ответственность определённая. Но таково сегодня время. Нужно зрителя заставить и поплакать, и посмеяться, довести его до каких-то крайних состояний, иначе он будет холодный и не воспримет то, чего бы хотелось сказать в спектакле.




Тайга.инфо: Какую из постановок «Алых парусов» можно считать именно мюзиклом, а какую лишь спектаклем по мотивам?

— Первая постановка была в Москве 2 года назад в Российском академическом молодёжном театре. Театр вполне мог бы потянуть этот мюзикл, потому что РАМТ обладает большим количеством исполнителей, актёров поющих. Поэтому для меня было странно, что театр не пошёл по этому пути. На сцене действует некий живой ансамбль вместе с фонограммой, но, тем не менее, это, конечно, не живое исполнение. Но самое-то главное, что он поставлен-то не как мюзикл, а как драматическая пьеса, драматическая поэма, я бы сказал, с музыкой. Вот собственно и всё.

Потом следующая постановка уже как настоящий мюзикл была осуществлена в Екатеринбурге. Это будем считать первой постановкой именно так, как был задуман этот спектакль. Во всяком случае, музыкально. Совсем недавно, буквально за неделю до новосибирской премьеры, мюзикл состоялся в Перми — в «Театре-Театре». Это тоже мюзикл. Так что мы ждём, что новосибирский спектакль тоже будем настоящим мюзиклом. Маэстро [Алексей Людмилин] дал слово, что это мюзикл.

 

Тайга.инфо: Не могли бы вы как-то терминологически отделить мюзикл от музыкального спектакля с учётом того, что за основу принято брать бродвейский мюзикл?

— Я это разделяю — мюзикл и музыкальный спектакль. Потому что мюзикл всё-таки требует настоящего профессионального пения, требует, чтобы в спектакле был синтез искусств — живой оркестр, живое исполнение, хор — некая такая атрибутика, которая всё же делает жанр мюзикла мюзиклом, а не просто музыкальным действием.

Мы берём за основу бродвейский мюзикл только потому, что это слово появилось там. На самом деле Бродвей начал свою историю с перелицовки венских и французских оперетт и делал это в немножко таком американизированном стиле. Вот оттуда, с 20-х годов, даже чуть раньше — с начала ХХ века, — пошло название «мюзикл», которое на английском языке означает не более чем «музыкальный». От этого прилагательного пошло существительное, и осталось слово «музикл» как некое такое обобщение. Поэтому мюзиклом, на самом деле, в американском понимании может быть всё, что связано с музыкой. Они мюзиклом могли назвать любое шоу, даже драматургическое.

Но мы можем сказать и «лондонского типа», теперь уже и «парижского», и в Испании идут мюзиклы, и в Берлине — сегодня в Европе, наверное, в Германии самое больше количество мюзиклов всех — и мировых, и своих собственных, и каких угодно. Поэтому несправедливо говорить об одном Бродвее. Но если вот сегодня суммировать всё это, то, наверное, мюзикл — это настоящая театральная пьеса, основанная на настоящей драматургии и поддержанная полностью музыкальной драматургией, которая в центре, — вот тогда это будет мюзикл. Если пьесу просто сопровождать песнями «по поводу», наверное, это не будет мюзиклом. Хотя американцы могут назвать такой спектакль тоже мюзиклом.




Тайга.инфо: А российский мюзикл уже сформировался?

— Я думаю, что он давным-давно сформировался — ещё в 30-е годы. Мы ничем не уступали в этом смысле Америке, о которой сейчас часто говорим, совершенно. Если бы не «железный занавес», я думаю, что и произведения Исаака Дунаевского, и Фрадкина, Терентьева, Милютина, Колкера, очень многих композиторов и авторов, исполнялись бы во всём мире. Это несомненно. Потому что это было абсолютно в ногу со временем.

Вспомните наши фильмы музыкальные: «Весёлые ребята», «Весна», «Цирк». «Светлый путь» — это вообще настоящий «американский» мюзикл с голливудской темой про золушку. Так что это всё на самом деле было. После войны всё, естественно, было разрушено. Но, тем не менее, были прекрасные музыкальные фильмы, которые любил весь народ. Если далеко не ходить, то вспомните моих «Трёх мушкетёров» и «Мэри Поппинс» — он идёт сегодня в десятках театров нашей страны. «Три мушкетёра» уже немного поостудился, но сейчас пошла вторая волна и на «Трёх мушкетёров».



В театре вот уже сколько лет идёт «Юнона и Авось», у Бартеньева и Усачёва тоже идут мюзиклы во многих театрах страны. Этот жанр всегда был интересным. У нас нет своего Бродвея. Но ничего, у нас есть какой-то как всегда свой путь. Но жанр любим, его надо развивать. Другое дело, что сейчас очень сложно это делать. Потому что тот мюзикл — это высокотехнологичный, дорогой продукт, который очень отличается от общего театрального фона богатством. Богатством не только в плане вложения денег (это, может быть, и не так обязательно), сколько богатством оформления, живого звучания, сложностью синтетического актёрского исполнения, которое не так давно пришло на наши сцены.

Раньше и трёх-четырёх исполнителей было не найти, и нужно было кастинги объявлять по всей стране, чтобы набрать хоть один состав в мюзикле. Сегодня смотрите: почти в любом театре есть актёры, которых можно выбрать на ведущие роли без всяких мировых кастингов. Так что дело идёт. Но ещё очень узок круг людей, которым можно доверить это дело по-настоящему — художников, хореографов, оркестров. Кстати, именно в провинциальных театрах оркестры прекрасно справляются с этим жанром.



Тайга.инфо: На первых репетициях мы с Ниной Чусовой говорили о том, что для мюзикла необходим синтетический артист — способный и петь, и танцевать, и играть драму. Но в России таких артистов «днём с огнём не сыщешь». А причина в том, что театральные институты и колледжи не предполагают такой полной и качественной подготовки. Вы с этим согласны?

— Я согласен с ней. Нет подготовки полноценной. И некому готовить — самое главное. А кто будет готовить? В Америке учиться? Где им учиться? В Америке готовят, они имеют большой опыт постановки мюзиклов, знают, что это за жанр. И вообще в театральных вузах американских готовят синтетических артистов. Они учат их профессионально танцевать и так далее. В мюзиклах тех же профессиональных танцовщиц ведь почти нет. Случайно разве что кто-то пришёл из профессионального балета и вдруг запел и заиграл — это редкий случай. И мы все знаем эти случаи.

Как правило, на профессиональном уровне артиста получают именно в театральных учебных заведениях в Америке. Ну, посмотрите, что у нас происходит. У нас большинство актёров и двигаться-то по-настоящему нормально не умеют, когда их выпускают из вузов и так далее. Значит, им не дают пластику, не дают танец в профессиональном объёме. Ну, разминают их тело, ну, пришли на танец, что-то поделали, пофехтовали. Но нигде до конца все грани мюзиклового артиста не доведены до конца. Поэтому они постигаются только на практике уже.

Есть только одна студия в стране, которая, на мой взгляд, готовит профессиональных мюзикловых артистов. Это студия при театре Музкомедии в Екатеринбурге. Почему? Потому что там этим занимается [Кирилл] Стрежнев (режиссёр екатеринбургской постановки «Алых парусов» — прим. Тайги.инфо) со своей командой, которые имеют большой опыт постановочный мюзиклов, которые действительно мотаются в Америку, смотрят, как там это делаются, и всё знают досконально, начиная от первого дня обучения и до выпуска. Так вот у них и раздирают потом всю труппу, которая наполовину каждый год оказывается в Москве, и из этих артистов формируются основные мюзикловые силы Москвы. Вот что удивительно! Одна студия на всю страну! Этого мало, что и говорить.



Тайга.инфо: Иными словами мюзикловый артист — это «и швец, и жнец, и на дуде игрец». Он универсален, но ни в чём не совершенен.

— Вы знаете, артист мюзикла не должен быть совершенен. Он не должен петь, как солист La Scala или как Агиллера, потому что в мюзикле подходит любой тип пения — и классический, и джазовый, и поп. Сочетание всего этого как раз и даёт то самое выразительное актёрское пение — это первое. Второе: он никогда не сыграет, как Мэрил Стрип в драме, хотя она и пела на Бродвее, он, конечно же, не сможет станцевать, как Барышников. И не должен. Потому что это пятиборец — как в спорте: метать копьё, скакать на лошади, метать в длину, бегать на 800 метров и прочее. Не может этот спортсмен делать так, как это делает каждый другой спортсмен в отдельном виде спорта. Он и не должен.



Тайга.инфо: Ваши «Алые паруса» писались по заказу для дочки миллионера. Вы не считаете, что заказ, рыночные отношения, способны загубить даже самое гениальное произведение?

— Все говорят: «Ах, Чайковский за 40 дней написал ‘’Пиковую даму»!" А вы знаете, что он делал это за деньги? Ему деньги очень нужны были, вот он и создал гениальную «Пиковую даму» за 40 дней. Ему вообще постоянно нужны были деньги. Так что это может быть побудительной причиной, мотивом — деньги. Кстати, всё равно у художника — это вам любой психолог скажет, разбирающийся в творчестве, — у художника настоящего, не графомана, деньги всё равно никогда не стоят на первом месте. Даже если он взял денежный заказ, потом у него это всё равно уходит на последнее место, а на первое встаёт его видение художническое, его реноме.

У меня бывали случаи, когда я просто оказывался от денег, возвращал их. То есть не нужны деньги, если вы не хотите то, что я сделал, берите деньги обратно. Деньги предполагают вкус заказчика. Но у Моцарта тоже был заказчик — написать Реквием. Ведь дальше уже включаются твои способности, насколько ты одарён, насколько ты можешь сделать его своим — переработать вкус заказчика. Я могу спорить со вкусом заказчика, могу не спорить — это моё дело. Я могу тихо сделать то, что я считаю нужным и доказать заказчику, что это то, что он хотел — может быть и такая методика. Если ты видишь абсолютно не совпадающий с твоим видением вкус, не бери.



Тайга.инфо: И последний вопрос, как говорится, уже «из другой оперы». Вам понравились «Бурановские бабушки», которы будут представлять нашу страну на «Евровидении»? Вы ведь некогда были в составе жюри на отборе кандидатов от России?

— Я был и вроде бы как номинально им и являюсь, но уже несколько лет меня туда не зовут. Я как-то заявил и им, и в прессе, что мы там просто теряем время — на самом деле телевидение полностью влияет на это дело, что хочет, то и делает, выбирает, кого хочет, а мы там сидим для мебели, для того чтобы поддержать престижность решения, как бы. Поэтому, я думаю, меня не зовут. Там кто-то сидит, но тоже, думаю, для мебели.

Я думаю, что в этом году пошли на поводу. В последние годы на «Евровидении» побеждают какие-то фриковые явления, которые мало связаны с музыкой. Кстати, «Бурановские бабушки» не так уж плохо поют — они поют так, как умеют, но их раскрутил интернет. Поэтому выбрали их, скорее всего решив пойти за этим явлением. Но угадать практически невозможно, как, например, мы не можем угадать с кино. Вот мы гонимся за Голливудом, за «Аватаром», делаем какую-то компьютерную графику, а они (Американская киноакадемия — прим. Тайги.инфо) бац нам — и немое кино чёрно-белое (фильм Мишеля Хазанавичуса «Артист» — прим. Тайги.инфо). И большую фигу!

Беседовала Татьяна Ломакина

Комментарии:
В связи с событиями, происходящими в мире, мы призываем вас к трезвому и взвешенному комментированию материалов на нашем сайте.

Мы с уважением относимся к праву каждого человека высказывать свое мнение. В то же время Тайга.инфо не приветствует призывы к агрессии, экстремизму, межнациональной вражде.

Также просим воздерживаться от оскорблений, в частности националистического характера.

Высказанные ниже мнения могут не совпадать с мнением редакции. Редакция не несет ответственности за содержание комментариев.

Не допустимы и удаляются комментарии, которые нарушают действующее законодательство и содержат:
  1. оскорбления личного, религиозного, национального, политического, рекламного и иных характеров;
  2. ссылки на источники информации, не имеющей отношения к обсуждаемой теме.
Нажимая кнопку «Комментировать», вы безоговорочно принимаете эти условия.

Рубрика:

Тип публикации:

Компании:


Новости из рубрики:

© Тайга.инфо, 2004-2017
Версия: 5.0

Почта: info@taygainfo.ru

Телефон редакции:
+7 (383) 3-195-520

Издание: 18+
Редакция не несет ответственности за достоверность информации, содержащейся в рекламных объявлениях. При полном или частичном использовании материалов гиперссылка на tayga.info обязательна.

Яндекс цитирования