ГАЗЕТА о мирных ядерных взрывах по всему СССР, в том числе в Иркутской и Кемеровской областях и в Красноярском крае
09 Окт 2005, 18:50

Ядерная деревня


Корреспондент "Газеты" побывал в деревне Галкино Ивановской области, где после мирного ядерного взрыва произошла утечка радиации

19 сентября 1971 года в четырех километрах от деревни Галкино Ивановской области был произведен ядерный взрыв. Один из многих, если точнее - один из 81 так называемых мирных ядерных взрывов, которые с 1965 по 1988 год гремели по всему Советскому Союзу. Обычно «изделия» работали в штатном режиме, лишь дважды ситуация выходила из-под контроля: в Якутии и в самом центре европейской России, на ивановском «Глобусе». В официальных отчетах этот взрыв скупо, без сантиментов обозначен как аварийный. На практике эта формулировка означает, что произошла утечка радиоактивных продуктов, заражение местности.

Елки-сосенки-березки. Речка Шача, приток Волги. Поляна размером с половину футбольного поля...

Колючая проволока, забор, посты, надписи «Запретная зона», значки радиоактивности - ничего подобного нет и в помине.

Есть несколько жердин, которые должны символизировать забор. Есть ржавый столбик и не менее ржавый знак: может быть, на нем когда-то и было что-то написано, но теперь это простой кусок железа.

В общем, «Глобус» с некоторыми оговорками общедоступен и лишен всякого антуража: глушь, медвежий угол в прямом смысле этого слова. Если повезет (или не повезет - кто знает?), здесь можно действительно нос к носу столкнуться с косолапым.

По прямой, по карте, от Москвы вообще и от Красной площади в частности полянку отделяют всего 363 километра. В реальной жизни это означает примерно пять часов на машине до Кинешмы и еще почти полчаса до паромной переправы через Волгу.

Дальше, после парома - 12 километров по сильно пересеченной местности, которые лучше всего преодолеть пешком. Теоретически в сухую погоду можно попробовать проскочить на каком-нибудь попутном «козле» в компании охотников. Но попутки случаются раз в два-три дня, не чаще. А по-настоящему сухая погода, когда высыхают ручейки, превращающие многочисленные овраги в непреодолимые препятствия, - и того реже.

В четырех километрах от «Глобуса» - деревня Галкино, ближайший и относительно населенный пункт.

В лучшие времена (как раз в семидесятых, когда производили взрыв) дворов десять тут было. Теперь избы постепенно разрушаются, врастают в землю, кренятся и падают.

В одном из двух уцелевших строений, аккуратной пятистенке, живет Фаина Рябцева, работавшая поваром в экспедиции, производившей взрывные работы. Я искренне удивляюсь: одинокая пожилая женщина здесь, в таком месте, где до берега Волги, а значит, хоть до какой-то цивилизации - целых два часа быстрым шагом.

В свою очередь, Рябцева не понимает того, как можно ежедневно по два часа стоять в пробках, проделывая обычный путь на работу. Кажется, она вообще не до конца понимает, что такое пробки…

- Как живу? Хорошо живу. Скотина есть, муку, когда надо, прошу привезти, а больше ничего особо и не надо.


Ядерное снабжение
В бытность ее поваром на «Глобусе» проблем со снабжением в Галкино, понятное дело, не было.

Например, повару Рябцевой в первый и последний раз за поварскую карьеру пришлось столкнуться с сервировкой таких блюд, как икра паюсная, ветчина баночная, сервелат финский.

Но о работе на секретном полигоне она вспоминает с исключительной теплотой не поэтому - очень уж ей люди понравились. Веселые, интеллигентные, под гитару здорово пели.

Темнили, конечно, когда речь о работе заходила, но тут уж ничего не попишешь - хоть и гражданские, а под подпиской, к этому Рябцева относилась с пониманием и уважением.

Как настало время, простились, сказали, что дальше опасно будет и всех не задействованных в эксперименте нужно удалить.

Ну а накануне взрыва специальные представители дома деревенских обошли, предупредили:

- Окна сказали заклеить крест-накрест, в семь вечера из дома выйти. Все так сделали, и действительно: шарахнуло, аж затряслось все, а потом -тишина…

Через пару недель, а может, и через месяц - женщина не упомнит - все разъехались. На прощание к ней зашли, еще раз поблагодарили.

Она спросила, мол, что дальше-то будет, нашли, что искали? Ответили, что нашли, но в другом месте, и продолжения не будет. Нецелесообразно, сказали, вот как. Еще наказали на место работ пореже ходить. Особо ничего объяснять не стали, так, намеками: что опасно, провалиться можно и все в таком духе.

- А мне-то что? Я не любопытная, - говорит Фаина Рябцева. - Сказали не ходить - не ходила. Это только потом, когда, как ее? Перестройка когда началась, стало кой-чего известно.


Одна девятая Хиросимы

"Глубинное зондирование земной коры с помощью камуфлетного взрыва ядерного устройства" - так формулировалось техзадание, выданное на объект «Глобус-1» Министерством геологии.

Проще говоря, пытались выяснить, где, что и как расположено в недрах земли. Пробурили скважину, на глубине 610 метров установили заряд мощностью 2,3 килотонны (то есть примерно в девять раз слабее, чем те, что разрушили Хиросиму и Нагасаки). В заранее оговоренное время произвели подрыв, а ученые в разных частях страны фиксировали последствия: следили, как, с какой скоростью и куда распространится рукотворное землетрясение.

В итоге, исходя из этих данных, выявили залежи нефти, уточнили тектоническое строение территории Советского Союза. В общем, принесли пользу науке.

Кроме пользы получился и вред. На 18-й минуте после взрыва в метре от боевой скважины образовался фонтан. Причина возникновения нештатной ситуации - некачественное цементирование. Не учли особенности грунта, не внесли поправки на известняки.

К счастью, в основном на поверхности оказались инертные газы, имеющие небольшой период полураспада. Через двадцать дней их выход прекратился сам собой, но даже в момент наибольшей активности «гейзера», в первые часы после взрыва, в двух километрах от скважины мощность дозы не превышала естественного фона.

Удостоверившись, что серьезного заражения не произошло, взрывники удалились, оставив площадку «Глобус-1» на милость природы. О более отдаленных последствиях тогда особо не задумывались. Программа применения атома в мирных целях была в самом разгаре.


Бомба под народное хозяйство
В лучших традициях "холодной войны" мысль об использовании атомных бомб в сугубо мирных целях пришла практически одновременно и американским, и советским ученым.

В 1953 году Дуайт Эйзенхауэр лично утвердил программу «Атом для мира». Наше политбюро несколькими годами позже дало добро на серию совсекретных экспериментов, проходивших по графе «Использование подземных ядерных взрывов в народном хозяйстве». И если в США идею созидательного бомбометания достаточно быстро похоронили, то в СССР работы были поставлены на широкую ногу.

Оружие массового поражения применялось на нескольких стратегических направлениях. Уже упомянутый ивановский «Глобус» - один из сугубо теоретических, геологоразведочных взрывов. Так же, с помощью взрывов, пытались решать и практические задачи: например, активизировать добычу нефти и газа.

Детонация хорошенько встряхивала пласты, после чего ископаемые должны были идти чуть ли не самотеком. По аналогичному сценарию предотвращали взрывы метана на шахтах. Искусственное смещение пластов должно было в буквальном смысле выдавить взрывоопасный газ из недр.

Наконец, проводили опытно-промышленные работы и с рудой. «Изделиями» в буквальном смысле рыли землю.

Другой остроумный ход - создание подземных полостей-хранилищ. Ядерный заряд оставляет после себя практически герметичный объем: высочайшая температура при взрыве заставляет стенки искусственной полости в буквальном смысле спекаться. Так почему бы не закачивать туда нефть, на худой конец - отходы химпроизводств, решили ученые умы. И немедленно опробировали свое ноу-хау.

Наиболее дерзкий проект попытались реализовать в рамках одиозной программы по переброске северных рек. Раньше, при хорошо отлаженной системе ГУЛАГа, экскаватор заменяли зеки. «Оттепель» принесла новое поветрие: чтобы создать русло, предполагалось произвести ни больше ни меньше, а 250 ядерных взрывов по трассе новой водной артерии.

Жизнь внесла свои коррективы. После трех взрывов в Пермской области под кодовым названием «Тайга» страны капиталистического лагеря в резкой форме рекомендовали советскому правительству остановить работы. Подземные мирные ядерные взрывы сотрясали землю, но с этим еще можно было мириться. А вот радиоактивное облако после «Тайги» трижды обогнуло планету, и сей факт вызвал, говоря дипломатично, крайнюю озабоченность.


Якутское поле экспериментов
Помимо «Глобуса-1» безоговорочно аварийным признается еще один эксперимент - «Кратон-3».

В августе 1978 года в 50 километрах от якутского поселка Айхал с помощью взрывов производили разведку алмазов. Закрывавшая зарядную скважину бетонная пробка попросту вылетела из шахты как снаряд, снося оборудование. Не заставили себя долго ждать и продукты реакции - радиоактивные вещества.

«Кратон-3» - единственный из серии мирных ядерных взрывов, который совершенно определенно привел к человеческим жертвам. Двое рабочих, оказавшихся в непосредственной близости от площадки, погибли от облучения практически сразу, еще один умер от лучевой болезни спустя несколько лет.

Последствия могли быть куда более серьезными, но, к счастью, радиоактивное облако двинулось в противоположную от поселка сторону. На руку взрывникам сыграла и чрезвычайно низкая плотность населения в регионе: считается, что никто из гражданских лиц тогда не пострадал.

Теоретически работы на остальных площадках были выполнены чисто.

В реальности «фонят» практически все полигоны - в большей или меньшей степени. Так, пермская «Тайга» не стала частью глобальной стройки, но небольшое озерцо несостоявшимся строителям канала Печора - Волга создать все-таки удалось. На берегах этого водоема есть отдельные точки, где уровень радиации достигает критических значений.

Не слишком гладко обстоят дела и с емкостями под нефть и газоконденсат. Их изготовление прошло без эксцессов, но впоследствии технология эксплуатации неоднократно нарушалась, что привело к повышению уровня радиации на объектах.

Тем не менее мирные ядерные взрывы специально никто не прекращал. Возможно, их проводили бы по сей день, но от ядерного топлива в народном хозяйстве пришлось отказаться в связи с мораторием на все виды подземных атомных испытаний, который был введен в 1988 году.


Сельская смерть
- После этого «Глобуса» телята с двумя головами родились - никогда такого не видала, - вспоминает Надежда Сурикова, фельдшер из Ильинского.

Формально Галкино - часть Кинешемского района. Райцентр за речкой, соответственно, прибрежное Ильинское с его тремя сотнями жителей выполняет своеобразные столичные функции.

Исторически сложилось, что именно в нем находится единственная на все окрестности школа, там же, по соседству, медпункт, где с 60-х годов и трудится единственный во всей округе медик, фельдшер Сурикова.

- Уму непостижимо - дети недоношенные стали рождаться. Выкидыши теперь обычное дело, а когда я начинала работать – ни одного, все бабы нормально полный срок выхаживали, - говорит Надежда Петровна.

Фельдшер Сурикова уверена: двое детей, Юра Учайкин и Валера Смирнов, умерли от лучевой болезни.

Подростки были на месте взрыва в ноябре, спустя два месяца после того, как с площадки ушли ученые. А зимой оба начали хворать, мучаться от головных болей. В области поставили диагноз - менингит. Вскоре ребята скончались.

После того как стало известно про взрыв, никто из деревенских, включая Надежду Петровну, в менингит особо не верит.

Со взрывом Сурикова связывает и то, что десятки ее пациентов заработали злокачественные опухоли.

- Откуда, скажите, откуда это у нас, в глуши, может быть? - спрашивает меня она.

И сама отвечает: может, и ни при чем взрыв. Ивановская область стабильно в передовиках по онкологии ходит, редкий год, когда общероссийское первенство уступает. Все районы лихорадит, даже самые дальние от взрыва, где он уж никак сказаться не мог.

- Аномалия какая-то. Феномен. Или все-таки взрыв мощный был, - так рассуждает Надежда Петровна.


Ученые спорят
Надо вам знать, что ученые ни в двухголовых телят, ни в прочие глобальные последствия «Глобуса-1» не верят.

Мягко говоря, вызывает у них серьезные сомнения и то, что смерти подростков связаны с облучением. Хотя именно об этом случае эксперты говорят подчеркнуто обтекаемо, ссылаясь на отсутствие объективных данных.

Научный мир разделился на два лагеря. В явном меньшинстве пребывает кандидат химических наук Вячеслав Ильичев, сотрудник ВНИПИпромтехнологии, организации, проводившей большинство мирных ядерных взрывов.

Он искренне полагает, что в настоящее время ущерба от его работы практически нет. Да, он согласен, что в будущем неприятности возможны, поэтому нужно проводить реабилитацию площадок, в том числе и того же «Глобуса».

Ильичеву оппонируют профессиональные экологи, общественные деятели и сотрудники санэпидстанции. Впрочем, оппонируют - скорее фигура речи. Как ни странно, серьезных противоречий с Ильичевым у его противников нет. Разница - в оценках и акцентах.

- Как таковая «грязная» зона - площадка 100 на 150 метров, - сообщила мне Ольга Даричева, завотделом радиационной безопасности Ивановской областной СЭС. - Источники излучения - небольшие участки грунта, пятна, где максимальная удельная активность почвы достигает 100 тысяч бекерелей на килограмм, что в десятки тысяч раз выше нормы.

Во ВНИПИпромтехнологии абсолютные значения не оспаривают - измерения проводились и сотрудниками института, цифры примерно те же.

Вот только во ВНИПИ считают нынешнее положение едва ли не нормальным. Тот же Ильичев утверждает: даже при ежедневных прогулках около «Глобуса» человек может получить от силы полпроцента к естественной дозе облучения.

Даричева считает прогулки недопустимыми в принципе. В качестве решающего аргумента доктор приводит простые цифры: в 1971 году, когда завершались работы, мощность дозы у скважины составляла 150 микрорентген в час (максимальный порог «фонового» значения - 50 микрорентген). В 1997 году при замерах в некоторых точках площадки зафиксировали гамма-излучение мощностью 1,5 тысячи микрорентген, в 1999-м - 3,5 тысячи, а в 2000-м был установлен своеобразный рекорд - 8 тысяч микрорентген.

- Сейчас обстановка стабилизировалась, - говорит Ольга Алексеевна. - Мощность излучения упала и составляет порядка 3 тысяч микрорентген, но все свидетельствует о том, что изотопы, цезий-137 и стронций-90, продолжают выходить на поверхность.

Я спрашиваю, есть ли связь между радиацией и онкологическими заболеваниями. Ольга Даричева лишь качает головой. Нет, говорит она, связь не прослеживается. На что грешить - неизвестно, просто есть факт: Ивановская область при внешнем благополучии почему-то исправно поставляет раковых больных.


Цена безопасности
И доктор Даричева, и кандидат химических наук Ильичев абсолютно и безоговорочно солидарны только в одном вопросе: «Глобус» нужно реабилитировать, сооружать укрытие, изолировать от внешнего мира.

Согласно проекту, подготовленному ВНИПИпромтехнологии, цена полной безопасности объекта для окружающей среды - 36 миллионов рублей.

- Писали запросы на самый высокий уровень, к Фрадкову обращались. Нету нас с радиацией в федеральном бюджете, а в области такие средства не изыщешь, - сетует Вячеслав Маров, зампред комитета по охране окружающей среды ивановской областной администрации.

6 миллионов - это стоимость обводного канала. С некоторых пор речка, которая в 12 километрах от полигона впадает в Волгу, подмывала берег площадки. В любой момент Шача могла сменить русло и пробить себе дорогу прямо над скважиной. Год назад искомая сумма нашлась, теперь вода течет по безопасному маршруту, а Вячеслав Алексеевич считает случившееся маленьким чудом.

Все дело в том, что ядерные взрывы проводились по заказу самых разных ведомств. Министерство нефтеперерабатывающей и нефтехимической промышленности, удобрений, газовой промышленности - кто только не заказывал «изделия».

По идее, заказчики и должны финансировать содержание или консервацию объектов, одна беда - структура правительства изменилась до неузнаваемости. Скажем, «Глобус» - детище Министерства геологии. Повесить его на нынешнее Министерство природных ресурсов? Пробовали, не получается. Канал исключительно по доброй воле, в порядке шефской помощи, оплатил из своего резервного фонда Минатом.

Кто и когда даст остальное - 30 миллионов на своеобразный саркофаг, который укроет шахту и прилегающую территорию, - вот вопрос, который очень волнует Вячеслава Марова.


Нет свадеб и одни похороны
Вячеслав Рябцов, единственный сосед Фаины Рябцевой в Галкино, к радиации относится, прямо скажу, наплевательски.

Сколько раз на Шаче был, рыбу там ловил, грибы, ягоды собирал - хоть бы хны, здоров как бык.

- Жаль, конечно, что саркофаг делать не будут. Я очень на эту стройку рассчитывал, думал подшабашить немного, зимой один хрен работы нет, - переживает Рябцов.

В Ильинском застопорилось другое строительство - отец Петр пятый год не может перекрыть крышу в местном храме. Пожертвований, почитай, что и нет совсем, с трудом удается выкраивать на масло, свечи и платить за электричество. Батюшка пытался сэкономить на рабочих - сам освоил кровельное дело, но все равно денег катастрофически не хватает.

А откуда им взяться, если во всей округе человек четыреста наберется, включая младенцев и совсем древних стариков? По воскресеньям на службу человека два-три приходит, по праздникам - хорошо, если тридцать. Священник не ропщет, шутит, что 10-процентная явка - совсем неплохой показатель.

- Вымирает русская деревня, - вздыхает батюшка. - Безо всякой этой радиации вашей вымирает. Я уж забыл, когда крестины, венчания были, молодежь все больше за Волгу перебирается. А похороны - исправно, раз в месяц.


Мирный атом по-американски
Программа использования ядерных взрывов на производстве была обозначена в США как проект «Плаушер». Его активная разработка началась в 1957 году, после того как Египет в ноябре 1956-го блокировал Суэцкий канал.

Ученые предложили неординарное решение: построить рядом, на дружественной территории Израиля, новую водную артерию, а для ускорения строительства применить ядерные заряды в качестве своеобразных экскаваторов. Вскоре американская программа мирных взрывов была расширена и дополнена. Помимо Суэцкого в планах значился дублер Панамского канала, глубоководные гавани на Аляске, дробление медных руд в Аризоне и масса других масштабных проектов.

Тем не менее к реализации «Плаушера» фактически не приступали. С 1961-го по 1973 год 26 взрывов были проведены в Неваде, но за пределами полигона работы не велись.

Впоследствии в течение 12 лет в США пытались свести к минимуму вредные последствия от использования атомных боеприпасов, и все же полученные результаты не удовлетворили комиссию конгресса.

Эксперты пришли к выводу, что экономия при применении ядерного оружия на стройплощадках ничтожна по сравнению с затратами на обеспечение радиационной безопасности.


Мирные ядерные взрывы в России, произведенные за пределами полигонов Семипалатинска и Новой Земли


Астраханская область

15 взрывов по программе «Вега» - создание подземных емкостей для хранения газоконденсата. Мощность зарядов - от 3,2 до 13,5 килотонны. 40 км от Астрахани, 1980-1983 годы.


Республика Саха (Якутия)

«Кристалл». 70 км северо-восточнее поселка Айхал, в 2 км от поселка Удачный-2, 2 октября 1974 года, мощность - 1,7 килотонны. Создание плотины для Удачнинского горно-обогатительного комбината.

«Горизонт-4». 120 км юго-западнее города Тикси, 12 августа 1975 года, 7,6 килотонны.

С 1976 по 1987 годы - пять взрывов мощностью 15 килотонн из серий взрывов «Ока», «Шексна», «Нева». 120 км юго-западнее города Мирный, на Среднеботуобинском нефтяном месторождении. Интенсификация добычи нефти.

«Кратон-4». 90 км северо-западнее поселка Сангар, 9 августа 1978 года, 22 килотонны, сейсмозондирование.

«Кратон-3», 50 км восточнее поселка Айхал, 24 августа 1978 года, мощность - 19 килотонн. Сейсмозондирование.

Сейсмозондирование. «Вятка». 120 км юго-западнее города Мирный, 8 октября 1978 года, 15 килотонн. Интенсификация добычи нефти и газа.

«Кимберлит-4». 130 км юго-западнее Верхневилюйска, 12 августа 1979 года, 8,5 килотонны, сейсмозондирование.


Красноярский край

«Кратон-2». 95 км юго-западнее города Игарка, 21 сентября 1978 года, мощность - 15 килотонн. Сейсмозондирование.

«Рифт-4». 25-30 км юго-восточнее поселка Ногинск, мощность 8,5 килотонны. Сейсмозондирование.


Тюменская область

«Тавда». 70 км северо-восточнее Тюмени, мощность 0,3 килотонны. Создание подземной емкости.


Пермская область

«Грифон» - в 1969 году два взрыва по 7,6 килотонны в 10 км южнее города Оса, на Осинском нефтяном месторождении. Интенсификация добычи нефти.

«Тайга». 23 марта 1971 года, три заряда по 5 килотонн в Чердынском районе Пермской области, в 100 км севернее города Красновишерск. Экскавационные, для строительства канала Печора - Кама.

Пять взрывов мощностью 3,2 килотонны из серии «Гелий» в 20 км юго-восточнее города Красновишерск, которые производились в 1981-1987 годах. Интенсификация добычи нефти и газа на Гежском нефтяном месторождении. Интенсификация добычи нефти и газа.


Башкирия

Серия «Кама». Два взрыва по 10 килотонн в 1973 и 1974 годах в 22 км западнее города Стерлитамак. Создание подземных емкостей для захоронения промышленных стоков Салаватского нефтехимического комбината и Стерлитамакского содово-цементного комбината.

В 1980 году - пять взрывов "Бутан" мощностью от 2,3 до 3,2 килотонны в 40 км восточнее города Мелеуз на Грачевском нефтяном месторождении. Интенсификация добычи нефти и газа.


Оренбургская область

«Магистраль» (другое название – «Совхозное»). 65 км северо-восточнее Оренбурга, 25 июня 1970 года, мощность - 2,3 килотонны. Создание полости в массиве каменной соли на Оренбургском газонефтяном конденсатном месторождении.

Два взрыва по 15 килотонн «Сапфир» (другое название – «Дедуровка»), произведенные в 1971 и 1973 годах. Создание емкости в массиве каменной соли.

«Регион-1» и «Регион-2»: в 70 км юго-западнее города Бузулук, мощность - 2,3 килотонны, 24 ноября 1972 года. Сейсмозондирование.


Архангельская область

"Глобус-2". 80 км северо-восточнее Котласа (160 км северо-восточнее города Великий Устюг), 2,3 килотонны, 4 октября 1971 года. 9 сентября 1988 года там же был произведен взрыв «Рубин-1» мощностью 8,5 килотонны, последний мирный ядерный взрыв в СССР.

«Агат». 150 км западнее города Мезень, 19 июля 1985 года, 8,5 килотонны. Сейсмозондирование.


Республика Коми

«Глобус-4». 25 км юго-западнее Воркуты, 2 июля 1971 года, мощность - 2,3 килотонны. Сейсмозондирование.

«Глобус-3». 130 км юго-западнее города Печоры, 20 км восточнее железнодорожной станции Лемью, 10 июля 1971 года, мощность - 2,3 килотонны. Сейсмозондирование.

«Кварц-2». 80 км юго-западнее Печоры, 11 августа 1984 года, мощность - 8,5 килотонны. Сейсмозондирование.

Иркутская область

«Метеорит-4». 12 км северо-восточнее поселка Усть-Кут, 10 сентября 1977 года, мощность - 7,6 килотонны. Сейсмозондирование.

«Рифт-3». 160 км севернее Иркутска, 31 июля 1982 года, мощность - 8,5 килотонны. Сейсмозондирование.


Мурманская область

«Днепр-1». 20-21 км северо-восточнее Кировска, 4 сентября 1972 года, мощность - 2,1 килотонны. Дробление апатитовой руды. В 1984 году там же был произведен аналогичный взрыв «Днепр-2».


Ивановская область

«Глобус-1». 40 км северо-восточнее Кинешмы, 19 сентября 1971 года, мощность - 2,3 килотонны. Сейсмозондирование.


Калмыкия

«Регион-4». 80 км северо-восточнее Элисты, 3 октября 1972 года, мощность - 6,6 килотонны. Сейсмозондирование.


Кемеровская область

«Кварц-4», 50 км юго-западнее Мариинска, 18 сентября 1984 года, мощность - 10 килотонн. Сейсмозондирование.


Ставропольский край

«Тахта-Кугульта». 90 км севернее Ставрополя, 25 августа 1969 года, мощность - 10 килотонн. Интенсификация добычи газа.


Василий Гулин, ГАЗЕТА, 7 октября

Подписывайтесь на наш канал в Telegram:
только самые важные новости, мнения и интриги

Комментарии:
В связи с событиями, происходящими в мире, мы призываем вас к трезвому и взвешенному комментированию материалов на нашем сайте.

Мы с уважением относимся к праву каждого человека высказывать свое мнение. В то же время Тайга.инфо не приветствует призывы к агрессии, экстремизму, межнациональной вражде.

Также просим воздерживаться от оскорблений, в частности националистического характера.

Высказанные ниже мнения могут не совпадать с мнением редакции. Редакция не несет ответственности за содержание комментариев.

Не допустимы и удаляются комментарии, которые нарушают действующее законодательство и содержат:
  1. оскорбления личного, религиозного, национального, политического, рекламного и иных характеров;
  2. ссылки на источники информации, не имеющей отношения к обсуждаемой теме.
Нажимая кнопку «Комментировать», вы безоговорочно принимаете эти условия.

Рубрика:

Тип публикации:


Новости из рубрики:

Мнения
Новосибирцы обижаются, если им говоришь, что Деда Мороза нет
Андрей Колядин
В Новосибирске верят, что выборы — это явление, в которое можно войти по собственному желанию и, например, стать губернатором.
© Тайга.инфо, 2004-2017
Версия: 5.0

Почта: info@taygainfo.ru

Телефон редакции:
+7 (383) 3-195-520

Издание: 18+
Редакция не несет ответственности за достоверность информации, содержащейся в рекламных объявлениях. При полном или частичном использовании материалов гиперссылка на tayga.info обязательна.

Яндекс цитирования