Край бандитов, «политических» и всесоюзных строек: Slon.ru об Иркутской области
© energymuseum.ru Группа комсомольцев у моста для перекрытия Ангары
Край бандитов, «политических» и всесоюзных строек: Slon.ru об Иркутской области
06 Апр 2015, 06:00 Накануне возможных досрочных выборов губернатора Иркутской области издание Slon Magazine вспоминает об одном из самых перспективных регионов России. Руководитель Политической экспертной группы Константин Калачев подготовил текст о прошлом, настоящем и будущем Приангарья. Тайга.инфо публикует небольшой фрагмент материала, полностью он доступен на сайте Slon.ru.

Иркутская область — огромный регион, с севера на юг область протянулась на 1450 км, с запада на восток — на 1318 км. Это почти 5% от всей территории России, 775 тысяч кв. км. От Иркутска до Москвы по железной дороге — более пяти тысяч километров, до Владивостока — более четырех тысяч километров. Население — 2,4 млн. Это сейчас, в 2015 году. А в XVI веке здесь на бескрайних просторах жили лишь малочисленные кочевые племена. Первые остроги русских переселенцев появились в двадцатых годах XVII века, и с тех пор началось планомерное заселение территории. В своих нынешних границах Иркутская губерния утвердилась в 1851 году. К этому времени от нее отделили Якутию и Забайкалье.

Чтобы понять характер иркутян, надо помнить, что территорию осваивали три группы людей. Вольные переселенцы и ссыльные. Ссылка в Сибирь делилась на политическую и уголовную. Воры и бандиты, выйдя на поселение, часто принимались за прежний криминальный промысел. Политическую ссылку составляли, как правило, высокообразованные люди. Они являлись носителями просвещения, заводили прекрасные библиотеки, основывали музеи, школы, больницы. Вольные переселенцы принесли дух предприимчивости и предпринимательства.
Иркутская губерния отнюдь не была «медвежьим углом. Но промышленность по-настоящему пришла сюда уже при советской власти, сразу после Великой Отечественной войны.

Вначале был заложен каскад гидроэлектростанций на Ангаре: Иркутская, Братская, Усть-Илимская ГЭС, — чтобы обеспечить будущие предприятия дешевой электроэнергией. В Шелехове, а затем в Братске запустили алюминиевые заводы. В Ангарске — нефтехимический комбинат. В Братске и Усть-Илимске — крупнейшие в стране лесопромышленные комплексы по производству целлюлозно-бумажной продукции. Заработали Черемховский и Тулунский угольные разрезы. В Иркутске начал работать авиационный завод. А потом был БАМ. Иркутская область гремела всесоюзными стройками. Время, казалось, сжалось. За какие-то сорок лет территория тайги преобразилась в крупный промышленный регион.

Распад СССР нанес экономике Прибайкалья серьезный урон. В 90-е годы на грань выживания были поставлены моногорода, привязанные к деятельности профильных предприятий. Например, в Усолье-Сибирском закрылся фармацевтический комбинат. В Зиме и Тулуне — гидролизные заводы. В Мамско-Чуйском районе прекратили добычу слюды. Загибались леспромхозы. Зона БАМа пришла в запустение. Благодаря предприимчивости и любви к своему краю сибирякам удалось не просто выстоять в жесточайший кризис, не только спасти свою экономику, но и сохранить ее основу для дальнейшего развития.

В 90-е годы, как и по всей стране, в область пришло новое политическое испытание — выборы губернатора, мэров и депутатов.

В Иркутской области через систему конкурентных выборов проходили два главы региона: Юрий Ножиков, который правил здесь с 1991 по 1997 год, и Борис Говорин, бывший главой региона с 1997 до 2005 года.

Юрий Ножиков выходец из строительной отрасли, работал на крупнейших стройках Урала, Сибири, Дальнего Востока. Был управляющим треста «Востокэнергомонтаж», генеральным директором «Братскгэсстроя». Из промышленности перешел в политику. Стал председателем исполкома областного Совета народных депутатов (1988–1991), депутатом РСФСР (1990), входил в Верховный Совет Российской Федерации. Решался даже на споры с президентом. В 1993 году Борис Ельцин на эмоциях отстранил строптивого губернатора от должности, но через три дня восстановил. Во взглядах с Ельциным Ножиков расходился, и весьма. Сам Ножиков свои политические взгляды считал социал-демократическими.

В апреле 1997 года Ножиков подал в отставку с поста губернатора «по собственному желанию». Причины — ситуация в регионе становится неуправляемой: задержки зарплаты, невозможность обеспечить социальные гарантии, падение производства, а стало быть, налоговых поступлений, забастовки, голодовки — все это достигло критической точки.

Чтобы выйти из финансового кризиса. Ножиков даже принимал решение о приостановке уплаты налогов в федеральный бюджет. Но это не помогло. В 1996 году Ножиков издал распоряжение о проверке финансового и имущественного положения госслужащих всех рангов. Пытался проверить расходование бюджетных средств, ограничить заработную плату руководителям фирм, акционерных обществ, крупных предприятий. Предлагал антикризисную программу, частичную деприватизацию, снижение тарифов... Одна из причин отставки — первый заместитель председателя правительства и министр топлива и энергетики Борис Немцов вновь поднял тогда вопрос о вхождении «Иркутскэнерго» в РАО «ЕЭС России». Ножиков, отстаивая региональные интересы, был с этим категорически не согласен.

Скончался Ножиков в 2010 году. В Иркутске ему установили памятник. Населению он запомнился как идеальный народный губернатор. Был доступен, ездил на обычной «Ниве», часто — сам за рулем, без охраны. Учитывая управленческий хаос, творившийся тогда в Российской Федерации, и перманентный экономический кризис, харизма Ножикова на территории оказалась максимально востребована.

Его сменил Борис Говорин, также начинавший карьеру в промышленности: с 1972 по 1983 год он работал в системе «Иркутскэнерго», после чего перешел в органы городской власти. Председатель Свердловского райисполкома; руководитель управления коммунального хозяйства горисполкома; председатель Иркутского горисполкома, в 1992 году стал главой администрации Иркутска, а в 1994-м — мэром Иркутска. В 1997 году избран губернатором Иркутской области, в 2001-м — переизбран на второй срок. Многие считают, что Говорин был неплохим губернатором, но до авторитета Ножикова он не дорос.

В девяностых и нулевых основой политической борьбы в регионе стала битва за природные ресурсы и промышленные предприятия. В сражении активно участвовали все: от криминала до региональных и всероссийских олигархов, от местных чиновников до их федеральных коллег.

Иркутская область обладает огромным потенциалом по природным ресурсам: нефть, газ, лес, золото, уголь, железная руда – проще назвать то, чего нет. Здесь размещены крупные промышленные предприятия, чья продукция имеет постоянный спрос на мировом рынке. Объем экспорта сейчас достигает $10 млрд, объем внутреннего регионального продукта – более 850 млрд рублей! В общем, биться было за что.

Константин Калачев, Slon.ru

Комментарии:
В связи с событиями, происходящими в мире, мы призываем вас к трезвому и взвешенному комментированию материалов на нашем сайте.

Мы с уважением относимся к праву каждого человека высказывать свое мнение. В то же время Тайга.инфо не приветствует призывы к агрессии, экстремизму, межнациональной вражде.

Также просим воздерживаться от оскорблений, в частности националистического характера.

Высказанные ниже мнения могут не совпадать с мнением редакции. Редакция не несет ответственности за содержание комментариев.

Не допустимы и удаляются комментарии, которые нарушают действующее законодательство и содержат:
  1. оскорбления личного, религиозного, национального, политического, рекламного и иных характеров;
  2. ссылки на источники информации, не имеющей отношения к обсуждаемой теме.
Нажимая кнопку «Комментировать», вы безоговорочно принимаете эти условия.

Рубрика:

Тип публикации:


Новости из рубрики:

© Тайга.инфо, 2004-2017
Версия: 5.0

Почта: info@taygainfo.ru

Телефон редакции:
+7 (383) 3-195-520

Издание: 18+
Редакция не несет ответственности за достоверность информации, содержащейся в рекламных объявлениях. При полном или частичном использовании материалов гиперссылка на tayga.info обязательна.

Яндекс цитирования