Тулеев: «Уходить не собираюсь, хотя врагов у меня много»
© Кирилл Канин Аман Тулеев
Тулеев: «Уходить не собираюсь, хотя врагов у меня много»
25 Авг 2016, 13:08 Глава Кузбасса Аман Тулеев рассказал накануне Дня шахтера, что в условиях перепроизводства сырья и падения цен на него регион живет в режиме «ручного управления», против угольной энергетики и России существует международный «крестовый поход», а также прокомментировал слухи о «хромоте» и «болезни». В интервью ТАСС Тулеев заявил, что его главная задача — поиск новых рынков сбыта и диверсификация экономики, создание альтернативных производств в моногородах. Тайга.инфо публикует фрагмент беседы губернатора с главным государственным агентством.

— Сейчас в регионах сложилась довольно непростая экономическая ситуация. При этом одни говорят, что стадия кризиса почти пройдена, другие продолжают испытывать финансовые трудности и идут на сокращение бюджетных расходов. Как на экономике Кузбасса отразилось падение цен на уголь и колебания курса рубля?

 — Мы очень сильно ощущаем экономические колебания, особенно с учетом падения цен на мировых рынках. Перепроизводство угля в мире достигло 130–150 млн тонн, цены на него упали до уровня 2000 года. Одно время нас спасал курс доллара к рублю, сейчас сложнее. Фактически мы живем в режиме «ручного управления», в постоянном поиске новых рынков и партнеров.

Все эти разговоры про вред угля и переход на другие источники энергии надо прекратить. Ветряная, солнечная, атомная энергия и так далее — это все хорошо, но где вы их возьмете? По моему мнению, цель Парижского соглашения по изменению климата — затоптать уголь и за счет этого ослабить угольную державу Россию, а уже под это подводят аргументацию — борьба с потеплением и так далее

Мы не остановились, региональная экономика выживает только за счет того, что сейчас Кузбасс добывает практически 60% от всего российского угля, в том числе 70% наиболее ценных, коксующихся марок — они продаются «влет».

А фоном идет то, что я называю крестовым походом против угля, который начался после принятия Парижского соглашения. Фактически оно определило новые стандарты качества угля. Ученые несут разную ерунду, мол, вред экологии и климату, что уголь надо убирать, а шахты закрывать. Я так считаю: в этом вопросе каждый отстаивает свой бизнес, свою выгоду.

Все эти разговоры про вред угля и переход на другие источники энергии надо прекратить. Ветряная, солнечная, атомная энергия и так далее — это все хорошо, но где вы их возьмете? По моему мнению, цель Парижского соглашения — затоптать уголь и за счет этого ослабить угольную державу Россию, нашу экономику, а уже под это подводят аргументацию: борьба с изменением климата, потепление и так далее.

Приводится аргумент о том, что нужно сокращать опасные производства. При этом никто не вспоминает о том, что уже сделано. Когда я принимал область, в угольной отрасли работало 315 тыс. человек. Это и «открытчиков», и «подземщиков». Причем в шахтах работали 80% из всех, кто добывал уголь, они спускались под землю почти до километра. А мы пирамиду перевернули: сейчас 66% — это открытая добыча, там безопасно, работают люди на экскаваторе под солнышком. Ну и остальные продолжают добывать уголь под землей.

Мы боремся за то, чтобы количество людей, которые ежедневно подвергают себя опасности, спускаясь в шахты, уменьшалось. Заставляем бизнес внедрять новую технику, современные комбайны. Сейчас уровень автоматизации таков, что и не поймешь, то ли там горняк, то ли космонавт.

Сейчас количество реально работающих горняков — 88 тыс. Но мы, конечно, понимаем, что меры по контролю за климатом, предусмотренные Парижским соглашением, нанесут урон отрасли в целом, некоторые говорят о серьезном сокращении рабочих мест.

Хотя даже в нынешних сложных экономических условиях мы ни одну эффективную шахту не закрыли. Сегодня создаем новые высокотехнологичные рабочие места, открываем современные предприятия. Более того, постоянно открываем новые направления, такие как добыча газа — шахтного метана, с дальнейшим использованием его в качестве газового топлива. Ранее попутный газ фактически выбрасывался, сейчас мы выкачиваем его из пластов и только после в этом месте будем строить шахты.

Самое главное, при всех этих санкциях, кризисах, «крестовых походах» и так далее угольная промышленность Кузбасса выдержала, выстояла. День шахтера в Кемеровской области встречают с достойной заработной платой, с хорошей производительностью труда и уверенностью, что шахтер не окажется на улице и у него есть будущее.

— Какие рынки сбыта для Кузбасса являются наиболее перспективными?


— В Европу стало сложнее поставлять, да и в Китай тоже — к углю там ввели требования, каких в мире нигде нет: и по серности, и по ртутности. По сути, остался у нас Азиатско-Тихоокеанский регион. Мы видим для себя в качестве перспективных рынков Японию, Корею, Тайвань, Индию… Тяжело, но добираемся и туда. За пять месяцев этого года увеличили экспорт в целом на 7,7%, а по перечисленным направлениям существенно больше: в полтора и более раза в Южную Корею (8,7 млн тонн) и Японию (6,4 млн тонн), втрое — на Тайвань (3,2 млн тонн).

В условиях перепроизводства и особых требований со стороны иностранных покупателей, чтобы поддержать экономику региона, почти каждый день мы собираем «кубик Рубика»: эти уголь взяли, эти — нет. И здесь у меня все переплетается: я и губернатор — нужно заниматься экономикой региона, и политик. С одной стороны, можно рассуждать так: нужно приостановить все, уменьшить объемы добычи на фоне снижения мирового спроса. Но без угля ведь мы не проживем, стране уголь все равно нужен, например для ТЭЦ.

Россия за счет Кузбасса удерживает после Австралии и Индонезии третье место на внешнем рынке. Если сейчас бросим эти рынки, мы больше никогда не выйдем туда, поэтому будем стараться держать уровень, в том числе за счет обогащенного угля. Он без примесей, стало быть, не такой вредный и стоит в два-три раза дороже, чем рядовой.

— Кузбасс сейчас добывает около 215 млн тонн угля. Будете ли увеличивать объемы?

— Я считаю, что наращивать добычу угля в регионе не нужно, больше 200 млн тонн добывать в Кузбассе не стоит. Так можно до земной оси докопаться, запасы, они ведь тоже ограничены. Когда я лечу на самолете, мне страшно на землю смотреть: все уже изранено, ископано. Хотя мы делаем рекультивацию, восстанавливаем землю, но последствия нескольких веков добычи из недр угля есть. С другой стороны, нужно свою страну прикрыть, обеспечить углем, и мы спокойно это при 215 млн тонн делаем, одновременно еще ведем поставки на внешний рынок. На данный момент мы можем добывать больше, 230 млн тонн, но зачем? Чтобы сложить на склад или отдать за границу за бесценок?

Я считаю, что наращивать добычу угля в регионе не нужно. Так можно до земной оси докопаться, запасы, они ведь тоже ограничены. Когда я лечу на самолете, мне страшно на землю смотреть: все уже изранено, ископано

Наши дети и внуки скажут потом: «Кто тут жил-то? Почему ничего не оставили будущему поколению?». Уголь — это национальное богатство жителей нашей страны. Оно принадлежит не только компаниям. Я, как и все жители Кузбасса, здесь живу.

И у меня, как у губернатора, постоянно идет внутренняя борьба: хозяйственная и политическая. Я не давлю на угольщиков, не заставляю добывать больше, чем востребовано рынком, как идет добыча, так и идет.

— В Кемеровской области работает металлургический комбинат в Новокузнецке. В начале года сообщалось, что из-за сложной ситуации на заводе может быть введен режим неполного рабочего времени для административно-управленческого аппарата, а при неполной загрузке мощностей не исключена приостановка работы и производственного персонала. Как вы оцениваете ситуацию в черной металлургии?

— То же самое, что и с углем: сейчас отрасль испытывает трудности. Мы держимся за счет производства 100-метровых рельсов. В 2014 году мы первыми в РФ наладили их выпуск на металлургическом комбинате в Новокузнецке. Сегодня куда только ни поставляем, даже на Кубу. Заказ на год вперед расписан, и цена приличная. Также трамвайные рельсы выпускаем, например, отправляем для установки в московском метро. Это позволяет не сокращать рабочих. ИТР трудятся неполную рабочую неделю.

Есть вопросы по росту цен на арматуру, без нее же нельзя дома строить. А строительство у нас в регионе тянет за собой еще 30 смежных отраслей. По области мы стараемся держать цены на арматуру. Если она будет расти, то и за ней стоимость квадратного метра жилья. Потом их же работникам будут продавать квартиры по высокой цене. А мы им скажем, что стоимость за квадратный метр подняли их начальники. Мы с ними также стараемся договариваться, ищем варианты. Конечно, они и людей сократить хотели, и производство, но мы договариваемся.

— Вы почти 20 лет возглавляете регион, с 1997 года. Насколько правы те, кто говорят, что с шахтерским Кузбассом может справиться только Тулеев?

— В России вообще все на этом держится и дальше будет держаться — на людях: есть личность — есть дело, нет личности — нет дела. У меня команда, я прошел с ними столько всего: от Кузбасса, сидящего на рельсах, до Кузбасса сегодняшнего.

В чем сила руководителей типа меня — я все прошел: советский период и перестройку, всегда был рядом с людьми, с шахтерами. И они все помнят. Все было: и водку пили, и ругались, а это не забывается. Это достигается только за счет пятидесятилетнего опыта, когда ты каждое предприятие знаешь, каждый угол знаешь, людей знаешь многих.

Так и получается, что личностное перемешалось с хозяйственной, политической деятельностью. Люди верят и поддерживают, я же собираю ту команду, которую сам знаю, людей, в которых уверен. Уходить пока не собираюсь, хотя и сейчас уже врагов у меня много. Я еще не успел захромать из-за порванного сухожилия, как в момент разнеслось: «больной», «хромой» и так далее. Пока работаю, есть силы и еще много нужно сделать.

Аман Тулеев: на угольную промышленность Кузбасса начался международный «крестовый поход», ТАСС, 25 августа

Комментарии:
В связи с событиями, происходящими в мире, мы призываем вас к трезвому и взвешенному комментированию материалов на нашем сайте.

Мы с уважением относимся к праву каждого человека высказывать свое мнение. В то же время Тайга.инфо не приветствует призывы к агрессии, экстремизму, межнациональной вражде.

Также просим воздерживаться от оскорблений, в частности националистического характера.

Высказанные ниже мнения могут не совпадать с мнением редакции. Редакция не несет ответственности за содержание комментариев.

Не допустимы и удаляются комментарии, которые нарушают действующее законодательство и содержат:
  1. оскорбления личного, религиозного, национального, политического, рекламного и иных характеров;
  2. ссылки на источники информации, не имеющей отношения к обсуждаемой теме.
Нажимая кнопку «Комментировать», вы безоговорочно принимаете эти условия.

Рубрика:

Тип публикации:

Персоны:


Новости из рубрики:

© Тайга.инфо, 2004-2017
Версия: 5.0

Почта: info@taygainfo.ru

Телефон редакции:
+7 (383) 3-195-520

Издание: 18+
Редакция не несет ответственности за достоверность информации, содержащейся в рекламных объявлениях. При полном или частичном использовании материалов гиперссылка на tayga.info обязательна.

Яндекс цитирования