«Выборы в Новосибирске усилили отторжение двух Россий — власти и народа»
© Наталья Гредина
«Выборы в Новосибирске усилили отторжение двух Россий — власти и народа»
26 Сен 2016, 09:30 Почему новосибирцы проигнорировали выборы в Госдуму, выбрав картошку и шашлыки? Кто виноват в том, что население больше не ощущает своей связи со властью? Какие главные темы проигнорировали кандидаты в своей агитации? Эти вопросы обсуждали в эфире «Вечернего разговора» на радио «Городская волна». Тайга.инфо публикует расшифровку прямого эфира с главным редактором сайта Евгением Мездриковым на муниципальном радио от 22 сентября.

«Вечерний разговор» с 
пресс-секретарем мэра Новосибирска Артемом Роговским в качестве ведущего выходит в прямой эфир каждый четверг, сразу после выпуска вечерних новостей в 18:00 (14:00 мск).

Артем Роговский: Добрый вечер! Ближайший час будем обсуждать с вами и гостем студии выборы в Государственную думу, которые прошли 18 сентября.

Итак, выборы в главный законодательный орган нашей страны признаны состоявшимися. Но большинству россиян этот факт неинтересен, как был неинтересен и сам процесс голосования. Явка наших с вами соотечественников на избирательные участки стала самой низкой в истории современной России. Чуть меньше 48%.

«Явка, как явка», уже сказала глава ЦИК РФ Элла Памфилова. Но постойте, в 2011 году голосовать пришли 60% россиян, в 2007 — 63%, а в 2003 — 55% избирателей. До этого самая низкая явка в Госдуму была зафиксирована в 1993 году — 54%. А сейчас избирательные участки проигнорировали больше половины россиян.

Самую высокую явку избирателей продемонстрировали Карачаево-Черкесская республика и Кабардино-Балкарская республика — более 90%, Дагестан — более 87%, а также Кемеровская и Тюменская области — 74,3%. Чечня стала рекордсменом по явке на выборы — в республике проголосовали не менее 94% избирателей.

Наиболее низкие показатели явки избирателей оказались в Москве и Петербурге. Так, в столице на избирательные участки пришло 35,18% электората, что существенно меньше, чем в ходе парламентских выборов 2003, 2007 и 2011 годов. В Мосгоризбиркоме предположили, что на явке сказались холодная погода и дожди, а также плохая работа партий с избирателями. В Петербурге проголосовали лишь менее 35% избирателей.

Низкой явкой ознаменовались выборы в Госдуму и в Новосибирской области. На участки пришли чуть меньше 35% избирателей. Вот так. Большинству выборы оказались «до лампочки». Почему? Об этом сегодня будем говорить в «Вечернем разговоре».

Пока же говорим о выборах с одним из их непосредственных участников. У нас на связи — известный новосибирский адвокат Геннадий Шишебаров, который в эту избирательную кампанию вернулся в большую политику, возглавив региональный список партии «Яблоко» и выдвинув свою кандидатуру по одномандатному избирательному округу. Как дела в политике после вашего долгого отсутствия?

Геннадий Шишебаров, по телефону:
Говорить, что я совсем уходил из политики, нельзя, ведь я периодически выступал на радио и на телевидении. Вел блог, где высказывался на политические и общественные темы. Другое дело, что я не участвовал в выборах.

Артем Роговский: Было ли ощущение, что вы пройдете в Государственную думу?

Геннадий Шишебаров, по телефону: Лично у меня таких иллюзий не было, потому что так не бывает, что ты появился, и тебя сразу избрали, потому что тебя очень любят. Другое дело, что была надежда, что партия «Яблоко» наберет 5%. Я действительно хотел помочь партии. Чтобы фракция от «Яблока» в Госдуме появилась.

Артем Роговский:
Можно ли считать ваш опыт неудачным?

Геннадий Шишебаров, по телефону:
Нет, так нельзя считать. Для меня опыт был достаточно интересным. По результатам этой избирательной кампании, я в каких-то выводах укрепился. Свои взгляды я опубликовал в своем блоге, в Facebook.

Артем Роговский:
Не все читают ваш блог. Поделитесь с нами — где были избиратели, почему меньше 35% пришли на выборы в Новосибирской области?

Геннадий Шишебаров, по телефону: На мой взгляд, период революции у нас закончился. И сейчас выборы будут достаточно скучным делом. Что касается явки, то у нас как-то все время все плохо. Если бы у нас была явка 100%, то мы бы говорили, что у нас Северная Корея. Если говорим, что в Чечне у нас явка высокая, то сразу подозреваем, что там что-то не так. У нас все время есть какие-то подозрения.

На мой взгляд, то, что такая низкая явка, это значит, что общество может и недовольно властью, но оно не против нее. Это однозначно. Я бы назвал их людьми воздержавшимися. Это нормальный процесс. Погода может влиять в одну или в другую сторону. Главное, что когда мы спрашиваем про выборы — было ли препятствие для людей выразить свою позицию — нам отвечают «нет, не было». Вот если бы был результат 100% — это было бы гораздо хуже. Подчеркну еще раз, что выборы становятся скучным делом.

Артем Роговский:
А у меня в гостях сегодня главный редактор сайта Тайга.инфо Евгений Мездриков. Какими у вас были ожидания от этой избирательной кампании в Государственную думу?

Евгений Мездриков:
Начну с того, что хочу поделиться наблюдениями и впечатлениями с радиослушателями —как человек, который почти 24 часа следил за ходом выборов в регионах Сибирского федерального округа, в Новосибирске и соседних городах. Успел пройтись по избирательным участкам, послушать, что говорят люди. Правда в этот раз пришлось долго искать тех, кто может что-то сказать. Потому что утром, когда я пошел голосовать, в городе, в Центральном округе, люди еще спали.

Теперь про ожидания. Они в этот раз сильно не совпали с результатом и, наверное, это хуже всего для человека, когда у него оказываются завышенные ожидания, а не заниженные. Несмотря на то, что последние два года крупнейшие политические силы договорились по многим вопросам, я все-таки ожидал, что будет драка. Ведь речь идет о федеральном парламенте, о мандатах, о деньгах, о ставках помощников, о лоббистских возможностях, возможностях делить бюджет и так далее.

Но, как ни странно, в Новосибирске, за исключением одного-двух округов, мы не увидели противостояния. Особенно противостояния между партиями. И, на мой взгляд, это главный итог избирательной кампании. Люди не увидели разницы между теми, кто участвует в выборах. И если мы проведем аналогию с футболом, боксом или любым видом спорта, где противоборствуют две стороны, то получается, что у тебя на ринге бьются два участника, которые наносят одинаковые удары, набирают одинаковые очки и не очень хотят в нокаут отправить противника. Или как футбол, где обе команды играют на ноль.

Наверное, главное обманутое ожидание именно в этом. Одинаковые примерно лозунги, одинаковая позиция по большинству вопросов. Отличался только цвет агитационных плакатов. Хотя я обратил бы внимание слушателей на одну интересную деталь. Большинство плакатов двух крупнейших партий были с красным цветом. Вот это меня поразило до глубины души. У «Единой России» красные плакаты, у КПРФ плакаты с красным цветом. Только у ЛДПР и «Яблока» не было красных плакатов.

Артем Роговский: Прошлая кампания, пять лет назад, была не в пример веселее?

Евгений Мездриков: Она была не в пример веселее, яростнее, жестче. Тогда борьба шла, что называется, на зубах. Я помню, как мы не спали в ночь с пятницы на субботу, с субботы на воскресенье, с воскресенья на понедельник и с понедельника на вторник, потому что все буквально кипело и бурлило. Да, у нас не было все настолько жестко, как было в Москве. Там были массовые нарушения и протесты.

У нас все было более структурировано, но многим было не все равно. Да у нас не десятки тысяч выходили на улицу, но тысячи людей. У нас обсуждали — за кого голосовать? Это было слышно в троллейбусах, в метро, в магазинах. А на этот раз я таких споров и не слышал. Потому что эта кампания была по большому счету… Это был референдум о доверии Владимиру Путину. И соревнования, кто больше его любит. Как сказал один известный политолог Виктор Козодой, все соревновались в любви к Путину, и избиратели не поняли разницы между партиями. А в 2011 году тоже были лояльные и нелояльные, но это была настоящая драка. В этот раз даже предвыборные дебаты напоминали программу «Пусть говорят».



Артем Роговский:
В целом было очень скучно, как правильно сказал Геннадий Шишебаров, который выступал у нас в начале программы.

А какие вопросы должны были ставить перед собой и своими избирателями сами политические партии и кандидаты?

Евгений Мездриков: Я не буду оригинальным в том смысле, что мы говорим об этом после каждых федеральных выборов. Да и после местных тоже. На выборах в Госдуму это становится еще более очевидным. И если по всем, даже федеральным вопросам, партии становятся согласны, то спорить абсолютно не о чем. Между тем, в региональной повестке ни один из лозунгов или тех условных программ, которые публиковались на сайте каждой партии — но их никто не читал — насущные проблемы никак не поднимались.

Где была тема центрального моста? Многочисленные концессии, в которые сейчас залезает Новосибирская область. Мусоросортировочный завод. Четвертый мост. Строительство поликлиник тоже будет по концессии, бюджет будет отдавать за них деньги. Думаю, что скоро этот вопрос выйдет на повестку.

Хорошо, если говорить о Государственной думе, то да, наверное, они не должны рассматривать каждый объект в Новосибирской области. Но систему федерального устройства, систему налогов, вот что должны определять законодатели. Они об этом не говорили. Сейчас Новосибирск отдает больше 70% собственных доходов на уровень области и на уровень федерации.

На эти деньги можно строить поликлиники, дороги, мосты. Делать надбавки на пенсии, как делалось в Москве при Лужкове. И многие другие вещи. Про справедливость распределения налогов никто не говорил. Этого не было на плакатах. На них были максимально общие, популистские вопросы. И во время встреч с кандидатами, из того, что можно было посмотреть, из того, что мы читали, что нам рассказывали наши читатели, коллеги и партнеры — очень много было обсуждения федеральной повестки.

Еще раз говорю — конкретные вопросы, которые бы позволили человеку остановиться, посмотреть на плакат и подумать — да, это важно. Этого не было!

Артем Роговский:
Государственную думу у нас принято ругать, обзывать, высмеивать. То есть я бы не назвал ее органом, который никого не интересует. Почему как дело дошло до выборов, избиратели спрятались?

Евгений Мездриков: Есть точка зрения, что если есть орган, который имитирует законодательную деятельность — нужно полностью оборвать все связи с этим органом. Мы видим, что за прошлый созыв Госдума не предложила и не решила ничего. Большинство законов либо спускались президентом, либо правительством. Либо, если под ним подписывались депутаты, то разработан он все равно был в администрации президента. И большая часть вопросов проходила практически без обсуждений, без демаршей.

По сути дела, никакого законотворчества в Госдуме не происходит. Более того. Да, мой возраст не позволяет мне вспоминать, как это было в 1989-ом году. С другой стороны, многие наши слушатели, может, в два раза младше меня и им будет интересно. Я помню, как я, будучи подростком, с папой смотрел заседание Верховного совета. Да, можно говорить, что это было в новинку и поэтому все смотрели. Но это было интересно, это было противостояние.

Сейчас же, если залезть на сайт Госдумы и посмотреть трансляцию… Их сейчас по ТВ не показывают, и понятно, почему не показывают. Потому что рейтинги упадут в 14 раз. Это пустое помещение, в котором сидят 20 человек из 450 и ходят, с помощью карточки голосуют за своих коллег за те законы, которые спускают им сверху.

По всем опросам, Госдума является тем органом, который пользуется наименьшим доверием и поддержкой у населения. Армия — пользуется, президент — пользуется. А вот Госдума и Совет Федерации не пользуются.

Вину за эту низкую явку должны разделить и депутаты, которые не дали понять, что они по-настоящему за что-то бьются. Второй, кто виноват, это сами избиратели.

У меня лично другая точка зрения — я пошел и проголосовал. Но, когда я пришел на участок в 10 часов утра, там было два человека кроме меня и в два раза больше наблюдателей и членов избирательной комиссии. Люди перестали видеть связь между собой и системой власти. В этом виновата и система власти, и люди, потому что они не задают правильных вопросов.

Артем Роговский: Чем запомнился прошлый созыв Госдумы, который должен был представлять наши интересы, депутаты от Новосибирской области?

Евгений Мездриков: На основе публикаций СМИ, я могу сказать, что главный законодательный итог депутатов от Новосибирской области — то, о чем писали в СМИ — это закон о запрете пропаганды гомосексуализма. Этот законопроект был разработан в новосибирском заксобрании и представлен в Госдуме депутатом Сергеем Борисовичем Дорофеевым. Это самый насущный вопрос для жителей Новосибирской области? Это то, с чем они сталкиваются каждый день?

Артем Роговский: Что еще можно вспомнить, помимо депутата Дорофеева?

Евгений Мездриков: Думаю, что это тот вопрос, который себе задавали большинство избирателей — а что же можно вспомнить о прошлом созыве Госдумы? На мой взгляд, большинство избирателей — и в этом вина властей — не понимают, как устроены уровни власти. В чем разница между депутатами и губернатором? Мэром? В связи с этим большинство задают именно такие вопросы и, когда жалуются, сразу говорят, что «мы пойдем к Путину». Хотя многие вопросы можно решить и на местном уровне.

Но нельзя сказать, что избиратели такие нехорошие, совсем ничего не понимают, ничего не хотят, им ничего не нравится и так далее. Потому что многие ведут себя так, как к ним относятся органы власти, представительной, в том числе. Партии парламентские относятся очень цинично.
 

«Уроженец Москвы Александр Жуков стал депутатом от Новосибирской области, а уроженка Бердска Ирина Мануйлова не стала»

Как выглядит система выдвижения кандидатов для парламентских партий? Партия ищет, как удобнее провести нужных для себя депутатов, разбивает списки по регионам и делегирует депутатов, которых считает нужными, в разные регионы в списки. И потом даже не пытается объяснить избирателям, почему тот или иной кандидат выдвигается в том или ином регионе. Хотя он там никогда не жил, никогда не появлялся и никакого отношения к нему не имеет. И так происходит повсеместно у всех четырех парламентских партий.

И в прошлом созыве, и на этих выборах мы это видели. Например, в прошлом созыве такая партия, как ЛДПР, «парашютировала» нам замечательного кандидата Вадима Деньгина. Я видел его поездки по региону, от которого он в итоге избрался — от Калужской области. И он около двух лет ездил именно по Калужской области. Одновременно будучи депутатом Госдумы от Новосибирской области.

Той же стратегией воспользовалась и «Справедливая Россия» в этот раз, прислав нам в последний момент депутата, который избирался в прошлый созыв от Москвы. А родился он в Волгограде. И эта система, когда избиратель приходит на участок и не понимает, а кто же этот кандидат в депутаты, — это приводит к тому, что ответственности у депутата никакой нет. Их никто, кроме профессионалов, не запоминает. Поэтому человек, когда он принимает решение импульсно, в последний момент, за кого голосовать, то и спрашивать он потом не будет знать — с кого.

В этот созыв мы видим, что уроженец Москвы Александр Жуков стал депутатом от Новосибирской области, а уроженка Бердска Ирина Мануйлова не стала. А Дмитрий Савельев, который был депутатом от Кемеровской области, стал депутатом от Новосибирской области. Это характерно для многих регионов.

Сообщение в WhatsApp: Пошла на выборы только для того, чтобы проголосовать за Андрея Жирнова. Это был шанс Новосибирска на адекватного депутата.

Звонок: У меня небольшое высказывание. Я пенсионер. Очень общительный по характеру и у меня много знакомых. И я перед выборами чисто для спортивного интереса спрашивал у знакомых: «а вы будете голосовать?» И всегда слышал один и тот же ответ: «а зачем голосовать, если все и так будет ясно! Выборы пройдут у нас как обычно! И будет у нас „Единая Россия“, можно голосовать за кого угодно». Я не придерживаюсь такой точки зрения, я считаю, что если бы каждый проголосовал за другую партию, то была бы какая-то борьба. Борьба при принятии законов. Потому что у многих людей — разные мнения. А так получается, что у нас никогда и не будет никакого столкновения мнений.

Евгений Мездриков: 343 мандата у «Единой России» из 450 — такого не было еще никогда.

Звонок: Здравствуйте. Это Зимин Юрий Анатольевич. Задаю четкий и конкретный вопрос. Кто-то говорит, что в эти выходные по выборам была маленькая явка из-за того, что все люди были на дачах, шашлыках и картошке. Тогда получается, что 70% горожан Новосибирска имеют дачи, шашлыки и картошку. Тогда они прекрасно живут. В чем же дело? Может быть, все-таки причина низкой явки в другом?

Евгений Мездриков: Это правильный вопрос для размышления. Единственное, я бы не согласился с оценкой, что если люди в выходной ездят копать картошку, то у них все хорошо. Думаю, что все как раз наоборот. С ростом цен из-за введения контрсанкций и с падением курса рубля, обнищание населения усилилось и люди страхуются. Снова начинают сажать картошку. Если что — она нас всегда спасет.

Я согласен с Юрием Анатольевичем в том, что это лишь одно из объяснений, потому что если бы не было хорошей погоды и люди бы не пришли на участки, то придумали бы другое объяснение.

И все-таки ключевой момент не в том, что была хорошая погода и люди поехали на шашлыки. А в том, что люди не верят в то, что они могут что-то изменить. И не видят связи между своим волеизъявлением и последствиями для жизни. Я бы сказал, что главный итог этих выборов, это дальнейшее отторжение двух Россий — России власти и России народа.

И с одной стороны, это может успокаивать власть. Ведь теперь Госдума может вообще что угодно. Конституционное большинство позволяет изменять Конституцию, сроки избрания Президента, вводить цензуру, военное положение, да что угодно. Госдума может сделать с помощью «Единой России» все, что угодно. Это может успокаивать. Но с другой стороны, есть вероятность социального «взрыва».



Артем Роговский:
Евгений, давайте перейдем сейчас уже к самим результатам. Сколько набрали кандидаты, партии и что нам от них ждать? Насколько вообще оказались неожиданными результаты? Начнем с одномандатников. Все четыре кандидата от «Единой России» прошли в Государственную думу.

Евгений Мездриков: Вопрос о том, насколько это было неожиданным? Думаю, что как минимум на 50% это было запрограммировано. Очень много условий было создано, чтобы по двум округам победили именно эти кандидаты. В данном случае мы имеем в виду Александра Карелина и Виктора Игнатова.

Для тех, кто интересуется политикой — если ее можно так называть — большая часть кампаний происходит до официального выдвижения. Большая часть кандидатов стремятся выбрать округ, где кроме них сильных кандидатов не будет. И стараются оставлять кандидатов менее известных, менее ресурсных. Которые не способны будут бороться.

И по двум округам это было сделано. Но даже если округа 137 и 138 были максимально зачищены — Ленинский и Кировский районы, это Бердск, Искитим, Советский район и так далее — тем не менее, кандидаты не от партии власти набрали около 50%. То есть ни один из кандидатов не набрал таких результатов, как в Кемеровской области или как в Чечне. Как бы округ не зачищался, избиратели не были согласны избирать только одного человека. Какими бы уважаемыми эти кандидаты не были.

Было и два других округа — это Новосибирский и Центральный — округа, которые находятся на территории Калининского, Железнодорожного, Заельцовского района. Центральный и Октябрьский районы. Вот в этих округах была реальная борьба, была конкуренция. Даже несмотря на то, что в целом Госдума казалась предрешенной, в этих округах могли победить не кандидаты от партии власти.

Это я сейчас обращаюсь к тем, кто всегда думает, что за них все и всегда решают, и поэтому не пришел на выборы. Посмотрите на горсовет и Законодательное собрание, где люди с минимальным количеством денег побеждали огромные ресурсы, просто встречаясь с избирателями и доводя до них свою точку зрения. Победить на выборах партию власти возможно. Все дело в политической конкуренции. Я выступаю именно за это.

И вот, два округа — где победил Максим Кудрявцев и где победил Андрей Каличенко — они были конкурентными. До последнего часа шла борьба. И в штабах ждали, что приедут люди с дачи и проголосуют. Всего несколько процентов по округу отделило победителя, Андрея Каличенко, от кандидата, о котором сегодня уже говорили, от Андрея Жирнова.

И на соседнем округе, Центральном, сложилась интересная ситуация. Там сразу три кандидата могли победить. ЛДПР, «Единая Россия» и КПРФ боролись до последнего. И избиратели могли перевесить в ту или другую сторону. Деньги были брошены огромные со стороны кандидатов. Десятки или сотни миллионов, я даже не знаю. Дождемся официальных отчетов, хотя мы знаем, что там не все цифры обычно фигурируют.

Артем Роговский: Каличенко и Кудрявцев — новички в большой политике. По Каличенко — я даже не припомню, чтобы он выступал на сессии горсовета, или только один раз он выступал. Хотя срок он там «отсидел» и на второй срок переизбрался. Как вы думаете, может ли принести пользу Новосибирской области, будет ли лоббировать ее интересы такой депутат?

Евгений Мездриков: У меня есть две мысли. Одна безнадежная, а вторая, наоборот, обнадеживающая. Все-таки Госдума — это лоббистский аппарат. Это аппарат даже не столько партий, сколько кампаний и корпораций. Для того, чтобы правильно делить бюджетные средства, направлять их в нужные регионы и на нужные объекты. И в этом смысле очень многие корпорации не первый год проводят своих топ-менеджеров для того, чтобы они в Госдуме решали вопросы, прежде всего, для этих корпораций. Для того, чтобы помогать этим корпорациям решать вопросы, встречаться с нужными людьми, обладая нужным статусом.
 

«Взят курс на изоляцию и полную управляемость. И главное для власти сейчас — выбрать президента» 

И в данном случае мы видим, что это две крупных корпорации. Одна — общероссийская, это «Ростелеком». И другая — это новосибирская строительная компания «Энергомонтаж». Они делегировали своих топ-менеджеров, чтобы те отстаивали интересы компаний. Конечно, они должны решать именно те задачи, которые перед ними поставлены. Более того, большинство депутатов, с которыми я общаюсь кулуарно, говорят, что «зачем было избираться, если потом не отбить свои деньги».

Вторая мысль, она обнадеживающая. Все-таки мы не должны повторять мнение людей, которые думают, что от нас ничего не зависит. Потому что даже депутаты, которые избраны от корпораций, не обязательно лично плохие люди. Для нас, как для избирателей, это ресурс, нужно это использовать. Мы должны знать своего депутата, приходить к нему и надоедать. Пусть они направляют запросы и решают наши проблемы. Депутат, который хочет работать, всегда это сделает. Поэтому давайте заставим избранных депутатов работать. Никто из них не заряжен изначально, чтобы ничего не делать.

Артем Роговский: У нас не так много времени остается. Давайте обсудим голосование по партийным спискам. Новосибирская область — один из немногих регионов, где «Единая Россия» не набрала 40%. КПРФ показала результат куда более скромный, чем пять лет назад. С чем вы это связываете? Почему «Единая Россия» в этот раз выступила лучше?

Евгений Мездриков:
Да, регионы Западной Сибири показали худший результат по голосованию за «Единую Россию». Но, если учитывать прошлый результат, то разница очевидна. И я хочу сказать, что первое, что повлияло — это то, что люди не увидели особой разницы. А если нет особой разницы между ключевыми парламентскими партиями, то нужно голосовать за ту, которая в любом случае победит.

Хотя, если брать от общего числа избирателей, то за «Единую Россию» в Новосибирске проголосовало 15% избирателей. Не нужно питать иллюзий, что это большинство избирателей, это меньшинство. КПРФ, в отличие от предыдущих выборов, стала тоже партией власти, только в Новосибирске. И за это время, за два с половиной года, она приняла на себя очень многие риски, связанные с действующей властью. Критика, усталость, обвинения в плохом состоянии городского хозяйства, ЖКХ, поликлиники и здравоохранение.

Артем Роговский:
Хотя поликлиники и здравоохранение — это уже вопросы к области.

Евгений Мездриков: Потому что большая часть тумаков летит, в первую очередь, в сторону исполнительной власти города.

Артем Роговский: ЛДПР. Всегда обсуждают их рывок. Помимо того, что Евгений Лебедев, который был в нашей программе, он смог, на мой взгляд, наладить работу регионального отделения ЛДПР. С чем связан рост популярности?

Евгений Мездриков:
Думаю, что это было тоже вполне ожидаемо в условиях, когда КПРФ перестала восприниматься как протестная партия. Я хочу сказать, что протестной партии всегда проще. Потому что ты можешь критиковать и делать негативную повестку.

Когда же ты становишься партией власти в городе, ты начинаешь осторожничать. В этот раз кампания КПРФ была очень осторожной и стерильной. Она не нападала, а защищалась. И ЛДПР в этих условиях стала восприниматься, как партия протеста. Потому что все партии надоели, а тут простое решение.

Сообщение: Выбрали «Единую Россию», а на следующий день — прогноз о повышении налогов. Как это можно объяснить?

Евгений Мездриков: Так и можно. Ждали дня выборов.

Артем Роговский:
Почему «Справедливая Россия» выступила плохо?

Евгений Мездриков: Потому что второй раз народ одним и тем же популистским лозунгам не поверит и не поверил.

Артем Роговский: Прогноз какой на работу Госдумы? Она доработает этот созыв?

Евгений Мездриков: Думаю, что доработает, но интереса к ней будет еще меньше. Но, в принципе, этого и не требуется. Потому что взят курс на изоляцию и полную управляемость. И главное для власти сейчас — выбрать президента.

Расшифровка разговора — на муниципальном сайте «Новосибирские новости».
Подписывайтесь на наш канал в Telegram:
только самые важные новости, мнения и интриги

Комментарии:
В связи с событиями, происходящими в мире, мы призываем вас к трезвому и взвешенному комментированию материалов на нашем сайте.

Мы с уважением относимся к праву каждого человека высказывать свое мнение. В то же время Тайга.инфо не приветствует призывы к агрессии, экстремизму, межнациональной вражде.

Также просим воздерживаться от оскорблений, в частности националистического характера.

Высказанные ниже мнения могут не совпадать с мнением редакции. Редакция не несет ответственности за содержание комментариев.

Не допустимы и удаляются комментарии, которые нарушают действующее законодательство и содержат:
  1. оскорбления личного, религиозного, национального, политического, рекламного и иных характеров;
  2. ссылки на источники информации, не имеющей отношения к обсуждаемой теме.
Нажимая кнопку «Комментировать», вы безоговорочно принимаете эти условия.

Рубрика:

Тип публикации:

Сюжеты:

Компании:


Новости из рубрики:

© Тайга.инфо, 2004-2017
Версия: 5.0

Почта: info@taygainfo.ru

Телефон редакции:
+7 (383) 3-195-520

Издание: 18+
Редакция не несет ответственности за достоверность информации, содержащейся в рекламных объявлениях. При полном или частичном использовании материалов гиперссылка на tayga.info обязательна.

Яндекс цитирования