Развитие Новосибирска: «Наказы избирателей срываются из-за отъема НДФЛ областной властью»

© Павел Комаров/nsknews.info. Александр Бурмистров
Развитие Новосибирска: «Наказы избирателей срываются из-за отъема НДФЛ областной властью»
24 Окт 2016, 11:30

Как строительство четвертого моста и мусоросортировочных заводов ударит по жителям Новосибирска и области? Кому выгодны эти авантюры? И где взять денег на школы, дороги и уборку снега? Об этом рассказал в эфире радио «Городская волна» депутат горсовета региональной столицы Александр Бурмистров.

«Вечерний разговор» с пресс-секретарем главы города Артемом Роговским в качестве ведущего выходит в прямой эфир каждый четверг, сразу после выпуска вечерних новостей в 18:00 (14:00 мск). Расшифровка на муниципальном сайте «Новосибирские новости» публикуется по понедельникам. Тайга.инфо приводит беседу Роговского и Бурмистрова с некоторыми сокращениями.

Артем Роговский: Городские депутаты на сессии 19 октября выступили против проекта строительства четвертого моста в его нынешнем виде. Я хотел бы задать вопрос вам, дорогие радиослушатели. Готовы ли вы платить деньги — по-моему, по 150 рублей в один конец — за проезд по платному четвертому мосту в створе улицы Ипподромской, который будет выходить на улицу Станиславского?

Сегодня обсудим в этой студии еще один спорный проект: строительство в Новосибирске двух мусоросортировочных заводов и полигонов захоронения твердых бытовых отходов. Областное правительство заключило концессионное соглашение с фирмой «Экология-Новосибирск», которая будет строить эти заводы и полигоны. Стоимость строительства — 6,5 миллиардов рублей.

Планируется разместить их в пригороде Новосибирска. Один построят в Верх-Туле, другой — в Раздольном. Средства инвестор хочет привлечь со стороны. Денег, я так понимаю, у него нет. Доходность проекта заложена на уровне чуть больше 10%.

Уже выступили с критикой этого проекта областные депутаты. К ним присоединились городские депутаты, об активности которых мы уже поговорили. И один из тех, кто выступил против, — депутат Совета депутатов города Новосибирска, Александр Бурмистров. Сегодня он — гость программы «Вечерний разговор с Артемом Роговским». Александр Сергеевич, добрый вечер!

Александр Бурмистров:
Здравствуйте!

Артем Роговский: Я даже не стал представлять, в какой комиссии вы состоите, так как вы совершили переход из одной комиссии в другую.

Александр Бурмистров: Да, теперь я перешел в комиссию по муниципальной собственности, и буду работать в ней. Равно как и буду продолжать работать в комиссии по бюджету.

Артем Роговский: То есть, бюджет и муниципальная собственность. Кстати, предваряя нашу «мусорную» концессию, предлагаю обсудить концессию «мостовую». Вы на сессии как выступили по этому вопросу?

Александр Бурмистров: Да, я выступал на сессии. И моя точка зрения состоит в следующем: проект кривой, он неправильный, и он в текущем виде не должен реализовываться. Потому что это накладывает колоссальные обязательства на бюджет. Бюджет должен будет компенсировать частной компании средства, миллиарды рублей, в том случае, если не будет того трафика, который запланирован. А его не будет.

Артем Роговский: Как вы думаете, удастся ли нам развернуть назад этот проект по четвертому мосту?

Александр Бурмистров: Я надеюсь, скорее да. Но здесь требуется уже вмешательство федерального центра, чтобы правоохранительные и надзорные органы внимательнее посмотрели на этот проект и дали какую-то адекватную оценку. Он, по сути дела, может разорить Новосибирск на поколение вперед.

Артем Роговский: То есть, потом наши дети и внуки скажут: «Что же вы наделали?»

Александр Бурмистров: Я боюсь, что даже правнуки, так как концессия рассчитана на десятки лет вперед. Очень опасно.

Артем Роговский: Александр Бурмистров обрисовал печальную картину проекта строительства четвертого моста. По поводу этого вчера [19 октября] выступили городские депутаты. А до этого выступали областные депутаты. Практически все выступают против.

И теперь плавно переходим к теме проекта строительства двух мусоросортировочных заводов и полигонов захоронения твердых бытовых отходов в Новосибирске. И у нас на связи — депутат Законодательного собрания (ЗС) Новосибирской области Вадим Агеенко. Вадим Алексеевич, добрый вечер!

Вадим Агеенко, по телефону: Добрый вечер!

Артем Роговский: Вадим Алексеевич, мы сейчас с Александром Бурмистровым сидим в студии и собираемся приступить к обсуждению темы мусорной концессии. Вы возглавили рабочую группу в ЗС. Расскажите, почему была создана эта рабочая группа и в чем соль всего этого вопроса?

Вадим Агеенко, по телефону: Если говорить с самого начала, то в июле было заключено концессионное соглашение о строительстве двух мусоросортировочных заводов и двух полигонов. Депутатов не устроили экономические условия соглашения. В каком плане? Мы усомнились в тех объемах, которые область гарантирует концессионеру. 800 тысяч тонн — это около 6 миллионов кубов. И это только по городу.

Первоначально задумывалось как? У нас есть два полигона МУП «Спецавтохозяйство», они уже переполнены. Конечно же, нужно делать новые полигоны. Но вопрос стоит о цене, об объемах, которые мы гарантируем. На сегодня все показатели, которые оценили: это и производственные программы, и полигоны, которые есть у академии наук. У Барышево тоже есть свой полигон. Если сложить все вместе, то максимально получается 2 миллиона 580 тысяч кубов. 2,5 миллиона кубов — это будет где-то 3,5 тысяч тонн, а мы обещаем 800 тысяч.

Даже если получится собирать по 600 тысяч тонн, доплата из бюджета может составить до миллиарда рублей в год

Вопрос состоит в следующем: где мы возьмем столько объемов? А он уже гарантирован. Причем как все прописано? За этими объемами тянется валовая выручка. Если мы эти объемы не создадим, и если концессионер не доберет валовой выручки, то бюджет области будет компенсировать недополученные доходы. Даже если получится собирать по 600 тысяч тонн, то доплата из бюджета может составить до миллиарда рублей в год. Это цифры сильно не устроили депутатов, поэтому мы и решили создать рабочую группу, чтобы разобраться во всем.

Артем Роговский:
Вадим Алексеевич, как вы считаете, можно было придумать схему попроще? Без этих гарантированных доходов. А то очень сложно для понимания потребителей. А ведь это, в конечном счете, отразится на всех жителях области.

Вадим Агеенко, по телефону:
Здесь нужно понять одну вещь: принято два федеральных закона о государственно-частном партнерстве, где прописаны основные критерии. Как и на какие государственные программы можно привлечь частных инвесторов. Там указано, что если приходит концессионер и вкладывает свои деньги, то, как правило, область гарантирует ему не столько валовую выручку, сколько гарантирует ему объемы; может давать преференции, налоговые льготы. На то он и инвестор, что он хочет окупить свои деньги. Вопрос у нас сегодня состоит в другом: в 2014 году, когда обсуждалась эта концессия, шел разговор, что срок окупаемости составит 20 лет. Причем не мы это говорили, а говорили об этом сами концессионеры.

Александр Бурмистров: А сейчас?

Вадим Агеенко, по телефону: А сейчас речь идет о сроках в два раза меньше — 10 лет. Вопрос: если мы за 40 лет создаем концессию, то почему срок окупаемости настолько занижен? Почему не 20 лет? Тогда, может быть, и тариф будет не 450 рублей, а другой? Поэтому есть вопросы у депутатов к этим цифрам, к этим экономическим показателям. Поэтому мы и создаем рабочую группу, куда приглашаем и депутатов городского совета, и представителей мэрии, и представителей министерств правительства области, и представителей села, и, конечно же, депутатов областных.

Предполагается, что наша рабочая группа будет рассматривать три блока вопросов. Первый — это существенные условия концессионного соглашения, это объемы, это валовая выручка, это прибыль. Второй — насколько обоснованы гарантии области субсидиями и субвенциями, и когда они могут возникнуть. Третий — насколько соглашение написано в рамках закона. Потому что даже сегодня по справкам, которые мы получили, есть нарушения законов. Поэтому мы ждем и депутатов горсовета, и представителей из мэрии. Я думаю, мы разберемся.

Артем Роговский:
Александр Сергеевич, что это за термин такой, может, не всем понятный, — концессия?

Александр Бурмистров:
Суть концессии в следующем: частный инвестор вкладывает деньги в государственное или муниципальное имущество, и в течение какого-то времени получает право зарабатывать деньги на использовании этого имущества. Например, есть какое-то старое здание. Инвестор вкладывает туда средства, делает капитальный ремонт и открывает там на какое-то определенное время, например, детский садик.

Соответственно, имущество ремонтируется и используется. Инвестор что-то получает. Вроде как все в плюсе. Наша ситуация с мусорной концессией выглядит немного по-другому: есть обременение — обязательство платить инвестору из бюджета недополученную прибыль. Это касается и моста, и мусоросортировочных заводов.

Артем Роговский: То есть, параллели мусора с мостом проводить можно?

Александр Бурмистров: Параллель очень простая: в обоих случаях инвестору гарантируются десятки миллиардов рублей прибыли, и, если он их не получит, то областной бюджет будет обязан их выплачивать. В текущем виде — это механизм вывода бюджетных средств в обход депутатов. Ведь в чем основная функция депутатов? Принять бюджет.

А при подписании этого договора концессии депутатам некуда будет деваться. Потому что если средств в бюджете нет, а решение принимать надо, то тогда суд принимает решение, и эти деньги концессионер получает по суду. То есть, по сути дела, законодательная власть оказалась просто не у дел.

Артем Роговский:
Наверное, есть еще один очень схожий момент по этим двум концессиям. И в случае с четвертым мостом, и в случае с мусорными заводами все прошло очень тихо и мирно. Все документы подписали и думали, что все так и останется.

Александр Бурмистров: Средства очень большие, чтобы это было незаметным. По мусоропереработке — это 121 миллиард рублей. Для сравнения, бюджет Новосибирска — 36 миллиардов.

Артем Роговский: Сумма в 121 миллиард рублей — это вы о каких деньгах говорите?

Александр Бурмистров: Это та сумма, которую должен заработать инвестор. Если он эти деньги не зарабатывает, ему их компенсирует бюджет. Например, заработал 60 миллиардов, а еще 60 миллиардов он получит из бюджета, чтобы не терпеть убытки.

Схема очень странная. И здесь надо провести параллели с теми событиями, которые разворачивались в городе некоторое время назад. Когда из городского бюджета забирались 3,5 миллиарда рублей в пользу областного бюджета. Тогда говорилось, что эти деньги нужны для выполнения социальных обязательств: для выплаты зарплат бюджетникам и так далее. Но теперь мы видим, что по сути дела из этих денег и формируется некая «заначка», которая и раздается двум частным организациям в качестве гарантий.

С моей точки зрения, это неправильно, так быть не должно. Обязательства по мусоропереработке будут длиться 40 лет. И в течение этого времени деньги будут идти и идти на счета этого инвестора. Соответственно, вопрос поднимают все, независимо от партийной принадлежности. Депутаты всех фракций не могут понять, почему это происходит.

За эти деньги инвестор делает не мусороперерабатывающий завод. Он просто мусор сортирует по кучкам!

Артем Роговский: Хотя тема мусора сейчас очень актуальна, так как через некоторое время имеющиеся полигоны будут переполнены.

Александр Бурмистров: Да, эти свалки нужны. Но не за такие же деньги! Обратите внимание: за эти деньги инвестор делает не мусороперерабатывающий завод. Он просто мусор сортирует по кучкам! Здесь нет какого-то технологического прорыва. И пока он делит мусор, генерируются обязательства населения через увеличенный тариф, и обязательства бюджета по выплате этих средств.

Артем Роговский:
То есть, мусор сортируется, а денежки капают.

Александр Бурмистров: Даже не капают, а льются рекой.

Артем Роговский: Я так понимаю, что концессионное соглашение уже заключено. И теперь формально и юридически сложно к чему-то придраться.

Александр Бурмистров: Знаете, есть целая группа активистов-общественников, которые читают и перечитывают этот самый документ.

Артем Роговский: А он есть где-то в открытом доступе?

Александр Бурмистров: На сайте torgi.gov.ru можно увидеть проект этого документа в том виде, в котором он должен быть. Наверное, он и подписан таким. Что самое интересное: в Раздольном этот завод будет расположен в 13,8 км от военного аэродрома НАПО им. Чкалова, а по нормам должно быть 15 км.

В связи с этим возникает вопрос: как будет функционировать военный аэродром, на котором летают летчики и тестируют военную технику, которая затем летает по всему миру? Мы понимаем, что здесь есть какая-то нестыковка. И сколько еще таких юридических нестыковок будет найдено — нам предстоит увидеть в ходе деятельности рабочей группы.

Артем Роговский: Напоминаю, сегодня мы обсуждаем многочисленные концессии, в которые так упорно пытается вступить Новосибирская область. Это и проект строительства платного четвертого моста, и проект строительства двух мусоросортировочных заводов с полигонами твердых бытовых отходов. Уже многое обсудили, а сейчас выходим на главное.

Кто тот таинственный инвестор ООО «Экология-Новосибирск»? Что это за такая богатая организация, которая готова вложить 6,5 миллиардов рублей в проекты этих двух заводов?

Александр Бурмистров: Насколько мне известно, это дочерняя компания какой-то московской организации. Не новосибирские ребята будут этим заниматься. Есть еще информация, что они будут использовать заемные деньги. А со следующего года у бюджета появятся обязательства компенсировать сначала 200 миллионов, а потом 2 миллиарда.

Артем Роговский: Стоп-стоп-стоп, как это — заемные деньги? То есть, денег у организации нет?

Александр Бурмистров: По той информации, которая есть у депутатов, у компании своих денег нет.

Артем Роговский:
То есть, всем бы так: я занимаю деньги, вкладываю. А мне уже кто-то гарантирует выплачивать бюджетные деньги.

Александр Бурмистров: Да, такая схема. И я думаю, желающих дать в долг под такие гарантии будет немало.

Давайте вернемся к концессии. Есть еще один момент по поводу инвестора. Смысл в том, что кто-то вкладывает деньги в муниципальное или государственное имущество, а потом получает право зарабатывать. Но есть очень важный момент: а вкладывает ли он вообще эти деньги? Так как эти 6,5 миллиардов рублей могут быть и виртуальными, потому как тратить эти деньги могут без учета мнения чиновников и депутатов. И, например, могут купить кирпич по стоимости в несколько раз дороже, чем есть.

Можно заказать проект или экспертизу, например, за миллиард. Можно потратить миллиард рублей на рекламу. И если депутаты будут вникать в ситуацию, то они получат ответ «коммерческая тайна». То есть эта информация про 6,5 миллиардов рублей — она тоже весьма условная. Можно с одного юридического лица (юрлица) на другое перегнать, пустить в дело миллиард, а остальные деньги уйдут непонятно куда и зачем.

Артем Роговский: То есть, все максимально засекречено?

Александр Бурмистров: Это же частная компания. Она имеет право использовать свои средства так, как считает нужным. Вот такая логика.

Артем Роговский: И самый, наверное, главный вопрос: что изменится для населения в связи с этими концессионными делами по сортировке мусора?

Александр Бурмистров: Появится отдельная строчка в квитанции. И эта строчка будет, со слов некоторых депутатов, порядка восьми рублей. Сейчас расходы на утилизацию мусора включены в строчку «содержание жилья», там около трех рублей. А с дополнительной строчкой мы увидим существенное увеличение тарифа. Причем расходы будут даже больше, чем по капремонту.

У всех депутатов наказы смещены на 2020 год. Откуда появятся деньги?

Артем Роговский: Картина совершенно безрадостная. Александр Сергеевич, почему городские депутаты включились в обсуждение этой «мусорной» концессии?

Александр Бурмистров: Понимаете, бюджеты по сути дела взаимосвязаны: городской бюджет, областной бюджет. Действительно, у города есть свои полномочия и свой бюджет. Также как есть свой бюджет и свои полномочия и у области. И если бюджет области будет выводить миллиарды на счета каких-то юрлиц, у города не будет межбюджетных трансфертов, соответственно, будет не хватать денег на дороги, будет не хватать денег на благоустройство, будет не хватать денег на очень большое количество статей расходов. И мы понимаем, что есть риск, что могут забрать еще 3,5 миллиарда рублей. Бюджетный кодекс позволяет это сделать. Забрали 3,5 миллиарда, могут забрать еще столько же.

Артем Роговский:
Вот эта тема как-то уже подзабыта. Когда начинается вал претензий в адрес нынешней мэрии, почему-то все забывают о главном: деньги были…

Александр Бурмистров: Деньги отобрали. Придумали кривой договор и вывели их на юрлица, с которыми заключили эти кривые договоры концессии. Схема предельно простая — это первое действие. Второе действие: спрашивать, почему так мало делается в городе. У меня есть, например, план наказов. По моему округу принято почти 300 наказов — это больше, чем в любом другом округе городского совета. Значительное количество наказов помечены звездочкой — те, которые под вопросом. Это наказы, которые требуют капитальных вложений.

Артем Роговский: Александр Сергеевич, какие наказы вам не удастся реализовать из-за того, что в область ушли 3,5 миллиарда рублей?

Александр Бурмистров: Например, строительство еще одного корпуса второй гимназии. Очень важная тема. Это заведение входит в ТОП-200 по стране. А там переполнены кабинеты, в коридорах организованы кружки, потому что нет помещений. Школа №73 находится в очень непростом положении — ее надо реконструировать, расширять. А денег на это просто нет. И мы эти деньги не найдем в городском бюджете, это слишком большие суммы.

Артем Роговский: То есть, не только на ваши наказы нет денег? В такой ситуации оказались все депутаты?

Александр Бурмистров: У всех депутатов наказы смещены на 2020 год. Откуда появятся деньги? Мы же все понимаем, что, скорее всего, какая-то часть наказов останется нереализованной. При этом значительная их часть выполняется. У меня на округе, например, улица Дружбы реконструирована, улица Пермская. Работы ведутся, какой-то результат есть, но он мог бы быть больше. И он должен быть больше, если бы были средства у городских властей. Но если их нет — то как спрашивать?

Артем Роговский: Не получится ли так, что в скором времени депутатам будет не на что реализовывать наказы избирателей?

Александр Бурмистров: Я думаю, что в какой-то ужас вся эта концессионная тема не превратится. Надеюсь на это. Но если мы будем такими темпами заключать по два таких договора в год, то это просто уничтожит регион. Это даже хуже, чем бомба.

Артем Роговский: Вы сказали, что еще какие-то деньги собираются забрать у города в пользу области?

Александр Бурмистров: Я говорю о том, что это можно сделать по Бюджетному кодексу. Вы поймите, если у области появятся обязательства на миллиарды рублей — область будет вынуждена где-то изыскивать эти средства.

Артем Роговский: Точно так же, как и изыскивать где-то мусор, который будет сортировать «Экология-Новосибирск».

Александр Бурмистров:
Да, мы убираем мусора в 2,5 раза меньше, чем заложено в этих проектах. Где взять этот мусор? Все это расходы, и они в конечном итоге лягут на плечи обычных людей.

Артем Роговский:
А у нас есть несколько вопросов на автоответчик, которые несколько выбиваются из темы нашего разговора. Но я думаю, что депутат Александр Бурмистров не будет против, если мы их пообсуждаем сегодня.

Звонок: Меня заинтересовал такой вопрос. Насколько я помню, неоднократно поднималась тема строительства этих заводов. И даже в СМИ была информация о том, что набираются сотрудники на сортировку мусора с зарплатой в 8,5 тысяч рублей. Это было года три назад. Потом эти темы очень быстро умирают, но периодически снова всплывают. Складывается впечатление, что это очень модная тема. Выделяются какие-то деньги, что-то где-то куда-то завозится, а потом тихо-мирно все погибает. Куда девается все то, что было ввезено? Потому что про мусоросортировочные заводы как не было слышно, что они работают, так этой информации до сих пор и нет.

Александр Бурмистров: На самом деле эта тема действительно поднимается регулярно, раз в несколько лет. Вы правы. Они даже строятся. Но какого-то внятного анализа о том, насколько они загружены, хватает ли их или не хватает…

Этого анализа, по крайней мере, в публичной плоскости, не было. И действительно непонятно, что стало с теми заводами, которые были раньше. Отличная тема!

Действительно надо понять, что стало с теми заводами и теми предпринимателями, которые эти заводы строили, думая что-то на этих заводах заработать. А теперь, когда создадут единого оператора и заведут все деньги на новые заводы, те предприниматели просто могут разориться. Это тоже не совсем корректно и правильно.

Артем Роговский: Кстати говоря, скоро у нас ляжет снег. Как вы думаете, город готов к уборке снега? Потому что немало делается для этого. И впервые за долгое время в прошлом году снег стали чистить до асфальта.

Александр Бурмистров:
Знаете, я бы не был столь оптимистичным по текущей ситуации с уборкой снега. С моей точки зрения, не очень внятно организована система учета того снега, который вывозится. И буквально вчера была планерка с вице-мэром Данияром Сафиуллиным. Мы проговаривали систему учета снега, которая сделает невозможными какие-либо приписки на снегоотвалах или снегоплавильной станции. Пока работы в этом направлении еще много предстоит, и я надеюсь, что снег после этого станут убирать еще лучше.

Полная версия разговора — на муниципальном сайте «Новосибирские новости»

Комментарии:
В связи с событиями, происходящими в мире, мы призываем вас к трезвому и взвешенному комментированию материалов на нашем сайте.

Мы с уважением относимся к праву каждого человека высказывать свое мнение. В то же время Тайга.инфо не приветствует призывы к агрессии, экстремизму, межнациональной вражде.

Также просим воздерживаться от оскорблений, в частности националистического характера.

Высказанные ниже мнения могут не совпадать с мнением редакции. Редакция не несет ответственности за содержание комментариев.

Не допустимы и удаляются комментарии, которые нарушают действующее законодательство и содержат:
  1. оскорбления личного, религиозного, национального, политического, рекламного и иных характеров;
  2. ссылки на источники информации, не имеющей отношения к обсуждаемой теме.
Нажимая кнопку «Комментировать», вы безоговорочно принимаете эти условия.


Новости из рубрики:

На эту же тему
© Тайга.инфо, 2004-2020
Версия: 5.0

Почта: info@taygainfo.ru

Телефон редакции:
+7 (383) 3-195-520

Издание: 18+
Редакция не несет ответственности за достоверность информации, содержащейся в рекламных объявлениях. При полном или частичном использовании материалов гиперссылка на tayga.info обязательна.

Яндекс цитирования Яндекс.Метрика