Байкал: Сражение за прибрежные плацдармы

© Кирилл Канин
Байкал: Сражение за прибрежные плацдармы
22 Фев 2018, 11:54 Дискуссия о размерах водоохранной зоны озера Байкал перешла в острую фазу — против варианта Минприроды РФ выступили депутаты Госдумы и байкальский природоохранный прокурор. Ученые занимают промежуточную позицию. Экологи же считают, что ничего хорошего от сокращения зоны не будет в любом случае, по принципу «дай палец — по локоть откусят».

Тайга.инфо перепечатывает материал иркутского журналиста Владимира Скращука с сайта Кислород.Life.

У каждого водоема есть своя зона

У каждого российского водоема, от самого маленького ручья до самого большого пресного озера Байкал, должна быть водоохранная зона (ВЗ) — то есть защищенная от любого антропогенного воздействия территория, позволяющая сохранить водоем в чистоте. Размеры таких зон прописаны в Водном кодексе РФ. Но Байкал является исключением: это единственный водоем, чья водоохранная зона прописана в отдельном федеральном законе и может быть изменена постановлением правительства РФ.

Отсчет нынешним событиям ученые Института географии им. В. Б. Сочавы СО РАН (расположен в Иркутске) ведут с 1999 года, когда был принят федеральный закон «Об охране озера Байкал». Этот документ установил для озера, к тому времени уже признанного объектом Всемирного природного наследия ЮНЕСКО, минимальную ширину водоохранной зоны не менее 500 метров. Границы же всей ВЗ предполагалось установить «в соответствии с проектом, разработанным специально для водного объекта и введенным в действие нормативным актом», то есть тем самым постановлением правительства РФ. Заметим сразу, что 500 метров — величина очень условная, поскольку западный (иркутский) берег Байкала очень обрывистый, а восточный и особенно северный — достаточно пологий, а местами даже заболоченный. К урезу воды местами нельзя подойти даже более, чем на полкилометра.

В 2002—2006 годах ИГ СО РАН был подготовлен научно-обоснованный проект границ ВЗ, разработанный в соответствии с ландшафтно-гидрологическим подходом. Он был предложен правительству РФ в общем пакете документов по экологическому зонированию Байкальской природной территории, но принят не был. В начале 2006 года Госдума РФ приняла Водный кодекс РФ, который подтвердил, что границы ВЗ озера Байкал устанавливаются в соответствии с ФЗ «Об охране озера Байкал». Но и в тот раз конкретные границы ВЗ озера Байкал не были установлены.

Долгожданное событие случилось лишь 5 марта 2015 года, когда распоряжением правительства РФ № 368-р граница ВЗ была проведена по границе Центральной экологической зоны Байкальской природной территории (ЦЭЗ БПТ), практически совпав с территорией объекта Всемирного природного наследия ЮНЕСКО. В итоге площадь ВЗ составила более 57 тыс. кв. км, а в ее границах оказалось 159 населенных пунктов с населением под 130 тыс. человек, 167 объектов социальной и инженерной инфраструктуры, 40 мест размещения ТКО, около 40 кладбищ, 28 автозаправочных станций и около 540 км дорог без твердого покрытия. Самое же главное, к чему это привело — ВЗ простирается местами на десятки километров от озера; самая удаленная точка была зафиксирована на расстоянии 78 км. Для сравнения — площадь Республики Алтай 92 тыс. кв. км, а Челябинской области со всей ее металлургией и миллионами населения — 88 тыс. кв. км.

Постановление правительства РФ от 30 августа 2001 года № 643 «Об утверждении перечня видов деятельности, запрещенных в ЦЭЗ БПТ» запрещало в ней всего три вида деятельности — добыча полезных ископаемых, строительство зданий и сооружений на незатронутых природных территориях и проведение взрывных работ. Но с 2006 года количество запретов было расширено. В список попало «размещение кладбищ, скотомогильников, объектов размещения отходов производства и потребления, химических, взрывчатых, токсичных, отравляющих и ядовитых веществ, пунктов захоронения радиоактивных отходов; движение и стоянка транспортных средств (кроме специальных транспортных средств), за исключением их движения по дорогам и стоянки на дорогах и в специально оборудованных местах, имеющих твердое покрытие;разведка и добыча общераспространенных полезных ископаемых».

Ученые учли принципы

Власти двух прибайкальских регионов — Иркутской области и Республики Бурятия — приложили все силы, чтобы изменить сложившуюся ситуацию. Делались попытки отменить обязательную экологическую экспертизу на строительство зданий — хотя бы строящихся по типовым проектам, хотя бы социального назначения. Потом перешли к попыткам изменить границы ВЗ. И, в конце концов, добились компромисса — в 2016—2017 годах по заданию Минприроды РФ тем же ИГ СО РАН был подготовлен «скорректированный научно-обоснованный вариант водоохранной зоны озера Байкал с учетом изменений природной и хозяйственной обстановки».

При подготовке своего проекта ученые опирались на ряд ключевых принципов: в водоохранную зону включается территория, с которой все стоки текут непосредственно в озеро. Граница устанавливается по первым прибрежным хребтам. Включаются бассейны рек, впадающих в озеро. Расширение границы ВЗ за пределы прибрежных хребтов происходит там, где можно выявить высокую вероятность селей и активность опасных процессов (обвалы, осыпи, блоковые смещения и т. д.). Все загрязняющие вещества за пределами установленной ВЗ дренируются притоками и не поступают в озеро Байкал. Включаются прибрежные территории, обладающие оптимальными водоохранными свойствами — переувлажненные лесные, болотные и пойменно-долинные комплексы, затопляемые и подтопленные после поднятия уровня озера территории. Учитывается защищенность подземных вод от проникновения загрязняющих веществ.

При таком варианте ВЗ действительно сокращается с нынешних 57 тыс. до 5,9 тыс. кв. км, а максимальное расстояние от границ зоны до берега — с 78 до 4−5 км. Количество населенных пунктов в ВЗ снижается со 159 до 91, мест размещения отходов — с 40 до 17, а кладбищ — с 53 до 28. Далеко не всегда границу удалось сдвинуть: возле Байкальска, например, рельеф и количество выпадающих осадков не позволили ученым сократить расстояние от берега до границ зоны менее чем на несколько километров. С.н.с. лаборатории гидрологии и климатологии ИГ им. В. Б. Сочавы СО РАН Ольга Гагаринова описывает проект института так: «Проект В З 2017 года выполнен на основе детального анализа ландшафтных условий территории с использование картографических материалов, аэро- и космо- снимков, данных экспедиционных исследований. Граница ВЗ для большей части населенных пунктов проходит в непосредственной близости или частично пересекает территорию поселений. Существует возможность транспортировки отходов и размещения кладбищ за пределами ВЗ и в непосредственной близости от поселений. Для населенных пунктов, входящих в ВЗ озера Байкал, должно быть разработано и научно обосновано внутреннее функциональное зонирование территорий, в зависимости от природных условий и особенностей жилищной, инженерной, транспортной и коммунальной инфраструктур в населенном пункте».

Во второй половине 2017 года Минприроды РФ направила подготовленный проект новых границ ВЗ для согласования в Иркутскую область и Республику Бурятия. Власти субъектов согласовали проект на ландшафтно-гидрологической основе лишь частично — только для межселенных пространств .На территории же населенных пунктов было предложено совместить границы ВЗ и прибрежной защитной полосы, в результате чего в проекте появилась так называемая «граница ВЗ 200 метров для населенных пунктов». Формально это позволяло вывести населенные пункты из ВЗ. И именно такой вариант был подан на утверждении в правительство РФ.

Расхождение между правительственным вариантом и научным лучше всего видно на картах. Граница В З, вычерченная учеными, следует за береговой линией, вершинами горных хребтов и болота, повторяет изгибы рек. Правительственный вариант предполагает, что в ряде случаев, как возле деревни Мурино, границы водоохранной зоны проходят по прямым линиям. За счет этого из ВЗ вырезаны кое-где длинные узкие коридоры, пересекающие крутые горные склоны, реки и их собственные водоохранные зоны. «Именно эти участки вызывают больше всего вопросов», — говорит Ольга Гагаринова.

Депутаты против, но не все

20 февраля 2018 года в Госдуме РФ прошло расширенное совещание «По вопросам корректировке границ ВЗ озера Байкал» с участием представителей сразу четырех комитетов. Особой активностью выделялись депутаты комитетов по природным ресурсам, собственности и земельным отношениям и по экологии и охране окружающей среды, а вес мероприятию придавало личное участие вице-спикера нижней палаты Ольги Тимофеевой. Наиболее прямолинейным противником правительственного проекта стал депутат Госдумы РФ от Иркутской области Николай Николаев. Его выступление обогатило лексикон федеральных СМИ цитатой: «Это не корректировка. Это уменьшение в 10 раз водоохранной зоны».

«Мы должны исходить из того, что в населенных пунктах, где сейчас проживают люди, действительно есть серьезные сложности с точки зрения соблюдения тех или иных норм. Поэтому именно проект, который был подготовлен специалистами Института географии, рассматривался как возможность найти сбалансированное решение… Действительно, этот проект базируется на серьезных научных исследованиях. Но анализ тех документов, которые сейчас вошли в правительство в сравнении с тем проектом, который был распространен Институтом, — он разнится», — заявил Николаев. Более подробно свою позицию он озвучил в личном блоге.

Его точку зрения поддержал и депутат от Забайкальского края, член фракции ЛДПР Юрий Волков. На своей странице в Facebook он написал следующее (орфография сохранена): «Сегодня природоохранное законодательство через-чур жестко регулирует не только вопросы ведения экономической деятельности на этой территории, но и вопросы связанные с проживанием постоянного населения. Если следовать букве закона, то даже возведение бани, или других надворных построек требует многочисленных экспертиз и согласований. Однако вопрос о том почему же не вывести такие случаи из-под действия экологических норм специальным подзаконным актом так и остался не отвеченным. Между тем предложение Минприроды разрешит добычу полезных ископаемых, сброс сточных вод без очистки, разрешит складирование ТБО, строительство АЗС и многое другое. При этом сложный ландшафт побережья приведет к тому, что отходы хозяйственной деятельности будут вымываться в озеро дождевыми водами. Кроме этого Министерство предлагает исключить даже и из этой 200-метровой зоны все высокорисковые объекты — населенные пункты, дороги и туристические базы. В ряде случаев, по предложению региональных властей из зоны исключены значительные участки пустующего побережья. Депутаты Госдумы были практически единодушны в том, что подобные действия Минприроды приведут к увеличению антропогенной нагрузки. А учитывая, что и сегодня экологическое законодательство нарушается очень часто, сокращение водоохранной зоны развяжет руки сотням хозяйствующих субъектов».

В поддержку правительства РФ, региональных властей и принципиальной идеи сокращения ВЗ высказался лишь депутат от Иркутской области, член фракции КПРФ Михаил Щапов: «Сейчас это очень ярко ощущает бизнес, работающий в прибайкальских районах. Проверки, штрафы, размеры которых ставят под вопрос существование бизнеса вообще, иски в суд. Однако закон един для всех, и обычные жители прибайкальских деревень опасаются, что завтра придут уже к ним с требованием установить герметичный септик и оплачивать вывоз отходов в Иркутск, где находятся ближайшие очистные, оборудованные для круглогодичного приема такого типа отходов. При этом никак не проработан механизм субсидирования исполнения этих запретов: перенос из ВЗ кладбищ и заправок, асфальтирование дорог, создание централизованных систем водоотведения с КОС в населенных пунктах. Хотя, например, соседи в Республике Бурятия несколько лет назад подсчитали, что даже при двухкилометровой зоне на подобные работы необходимо минимум 16−18 миллиардов рублей».

Щапов тоже уверен, что «вариант министерства не идеален»: «К нему есть вопросы у ученых, в том числе у института географии СО РАН — в части границ в населенных пунктах. Однако с учетом сложившейся социальной обстановки в прибрежных районах, откладывать принятие решения нельзя. Я предлагаю принять решение о сокращении водоохранной зоны по варианту Министерства природных ресурсов и экологии. И сразу после этого начать работу совместно с депутатами, общественниками, учеными, региональными и местными органами власти по уточнению границ ВЗ на территории населенных пунктов, то есть в той части постановления, которая сейчас и вызывает споры».

Прокуратура и наука не могут согласиться

Прокурор Байкальской межрегиональной природоохранной прокуратуры Сергей Зенков в письме, направленном депутату Николаю Николаеву, подтвердил опасения Волкова и других депутатов. «В случае ее [водоохранной зоны] сокращения в границах ЦЭЗ БПТ станет возможным их [полезных ископаемых] промышленная разработка и добыча. Это в свою очередь приведет к существенному изменению ландшафта вокруг озера Байкал. В существующих границах ВЗ расположена большая часть водных источников, являющихся притоками озера. Уменьшение территории данной зоны позволит природопользователям осуществлять сброс сточных вод в эти источники без предварительной очистки, что приведет к их загрязнению, заилению и истощению. Кроме того, вывод соответствующей территории из ВЗ позволит перевести расположенные на ней леса из категории защитных в эксплуатационные с правом возведения на них капитальных строений, что будет способствовать развитию неконтролируемого туризма и иной хозяйственной деятельности в ЦЭЗ БПТ».

Прокурор, работающий в должности всего ничего, уверен, что «от решения вопроса по изменению границ водоохранной зоны озера Байкал зависит, останется ли оно стратегическим запасом пресной воды мирового масштаба либо станет очередной зоной развития экономики и туризма». Причем Зенков сумел определить и назвать тех, кто более всего заинтересован в сокращении ВЗ: «Земли, на которых расположено озеро Байкал (включая его водоохранную зону), в силу п. 4 ч. 5. ст. 27 Земельного кодекса РФ, являются ограниченными в обороте и не предоставляются в частную собственность. В связи с этим полагаем, что единственным мотивом к планируемому уменьшению размеров водоохранной зоны является прямая заинтересованность отдельных лиц вынести соответствующие земли из состава ограниченных в обороте и оформить их в частную собственность».

Вероятно, это точное и правильное замечание, однако жители прибайкальских регионов прекрасно осведомлены, что земельные участки в границах населенных пунктов и даже за их пределами сегодня продаются и покупаются практически свободно. Всем, кто в Иркутской области интересуется проблемами Байкала, хорошо известны примеры продажи частных владений даже гражданам КНР, которые на этих местах тут же возводят гостиницы, чьи стены совпадают с границами земельного участка. На острове Ольхон был продан, частично вырублен и частично застроен даже сакральный шаманский лес — и никакая прокуратура и никакие законы этому не помешали.

Хотя тот же Зенков уверен, что «в настоящее время земельные правоотношения могут быть расторгнуты в случае выявления факта нарушения законодательства об охране озера Байкал, что не устраивает недобросовестных природопользователей». Действующие в ВЗ ограничения прокурор считает «основным рычагом давления на землепользователей, систематически нарушающих режим охраны ЦЭЗ БПТ, поскольку правоотношения по временному владению и пользованию землей (аренда, безвозмездное пользование) возможно прекратить в гораздо более упрощенном порядке, чем оспаривать право собственности на нее».

Ученые же считают, что гарантии недопущения вероятности экологической угрозы озеру Байкал, в связи с возможным перспективным строительством экологически опасных объектов на ненарушенных в настоящее время природных территориях за пределами предлагаемой ВЗ, но включенной в состав ЦЭЗ БПТ, обеспечены действующим постановлением правительства РФ № 643 от 30 августа 2001 года. «Проведение границы согласно методике Института географии гарантирует, что существенное сокращение площади ВЗ Байкала не затруднит выполнение ее целевых функций. Для населенных пунктов и территорий муниципальных образований в точках расположения объектов инфраструктуры, расположенных в границах ВЗ озера Байкал, вопрос выделения функциональных зон должен решаться в индивидуальном порядке на основе природных условий и особенностей хозяйственного развития», — уверен, между тем, академик РАН Игорь Бычков, научный руководитель ИНЦ СО РАН.

В обоснование своей позиции ученые ссылаются на Градостроительный кодекс РФ, в ст. 4 которого действительно сказано, что «к градостроительным отношениям применяется земельное, лесное, водное законодательство, законодательство об особо охраняемых природных территориях, об охране окружающей среды». В ст. 35 сказано также, что «в результате градостроительного зонирования могут определяться жилые, общественно-деловые… зоны особо охраняемых территорий, зоны специального назначения, зоны размещения военных объектов и иные виды территориальных зон».

Население в растерянности

Для окончательного размежевания сторонникам и противникам сокращения ВЗ недоставало только гласа народного. И он был явлен в виде социологического опроса, проведенного НАФИ и фондом «Озеро Байкал» в январе 2018 года. В нем приняли участие 503 респондента в 26 населенных пунктах Иркутской области и Республики Бурятия. Результат нельзя назвать однозначным: 48% выступают против сокращения ВЗ, 46% — за. Перевес явно незначительный, к тому же авторы опроса признают возможность статистической погрешности в 4,4% — более чем достаточно, чтобы склонить чашу весов в другую сторону.

Глава фонда Эдуард Войтенко еще 7 февраля написал у себя на странице в Facebook: «Знаю всю историю этой инициативы. От и до. И вроде она здравая — про людей. Но у нас на Руси, как: „Дай палец — по локоть откусят“. Две недели назад в „Заповедном Прибайкалье“ мне сказали, что заповедник должен прирасти несколькими га. Отлично же, заповедная территория расширяется. Но все не так просто. Смотрим на карту и получается, что это обмен. Взамен просят другие земли, вблизи Байкала, чтобы их вывели из заповедной системы. Лакомый кусок. Так и здесь. Благими намерениями дорога в ад мостится. Для Байкала будет удар, для его экосистемы».

В комментариях к его посту отметился и пресс-секретарь Минприроды РФ Николай Гудков. «К этому решению шли через споры и обсуждения. И оно имеет научную основу: ВЗ нужна, чтобы исключить или минимизировать воздействие. Воздействие — через водотоки, подземные воды, на эти гидрологические процессы влияет ландшафт. И мы прошли по науке между Сциллой и Харибдой, по лучшим правилам навигации. 500 метров и 60 км — и то, и другое — не подходит. Зачем раздувать скандал? Где был господин Николаев, когда мы на форуме ОНФ обсуждали эту тему? С его участием. Мне стыдно на это смотреть, если честно… Мы выслушали огромную порцию критики за ВЗ в границах ЦЭЗ, люди справедливо задавали вопросы о кладбищах, которые нельзя расширить. Возможно, это было инспирировано известным бизнесменом. Но это в любом случае позиция с аргументами. Мы не можем запретить жизнь населенных пунктов на Байкале. Проблема Байкала — не в ВЗ, а в непостроенных очистных в Улан-Удэ, в срыве сроков проектирования и строительства полигонов и их рекультивации. У нас есть утвержденный правительством список запрещенных видов деятельности, это мощный инструмент ограничений и запретов. Государственная экологическая экспертиза проводится для всей БПТ. Вдумайся в это!!! ГЭЭ федерального уровня! Зачем этот алармизм?».

Тем не менее очевидно, что сегодня ни у одной из сторон нет на руках решения, которое устроило и успокоило бы всех. Прокуратура против сокращения водоохранной зоны по любому предложенному варианту, потому что это приведет к немедленному нарушению всех действующих законов. Наука, как обычно, — за дополнительные, тщательные и длительные исследования. Экологи, понятное дело, против любых изменений по принципу — все равно сделают еще хуже. Как поступит правительство РФ, получив негативный отклик из Госдумы и природоохранной прокуратуры, узнаем в ближайшее время. Битва только начинается.

Владимир Скращук/Кислород.Life. 22 февраля 2018


Комментарии:
В связи с событиями, происходящими в мире, мы призываем вас к трезвому и взвешенному комментированию материалов на нашем сайте.

Мы с уважением относимся к праву каждого человека высказывать свое мнение. В то же время Тайга.инфо не приветствует призывы к агрессии, экстремизму, межнациональной вражде.

Также просим воздерживаться от оскорблений, в частности националистического характера.

Высказанные ниже мнения могут не совпадать с мнением редакции. Редакция не несет ответственности за содержание комментариев.

Не допустимы и удаляются комментарии, которые нарушают действующее законодательство и содержат:
  1. оскорбления личного, религиозного, национального, политического, рекламного и иных характеров;
  2. ссылки на источники информации, не имеющей отношения к обсуждаемой теме.
Нажимая кнопку «Комментировать», вы безоговорочно принимаете эти условия.

Рубрика:

Тип публикации:


Новости из рубрики:

Мнения
Аналоговые парни в цифровую эпоху
Юрий Воробьев
Вы, товарищи с телеканала ОТС, письма Путину писать можете бесконечно. Мы тоже разделяем озабоченность сохранением ваших рабочих мест. Но это ваши рабочие места и озабоченность исключительно ваша.
© Тайга.инфо, 2004-2018
Версия: 5.0

Почта: info@taygainfo.ru

Телефон редакции:
+7 (383) 3-195-520

Издание: 18+
Редакция не несет ответственности за достоверность информации, содержащейся в рекламных объявлениях. При полном или частичном использовании материалов гиперссылка на tayga.info обязательна.

Яндекс цитирования
Региональное информационное агентство ВИА (сайт информационного агентства - Тайга.инфо / www.tayga.info), свидетельство о регистрации СМИ ИА №ФС 77 - 47277 от 11.11.2011, выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор)