Красноярский министр культуры Елена Мироненко: «Я за кресло не держусь»

© Вера Сальницкая. Елена Мироненко
Красноярский министр культуры Елена Мироненко: «Я за кресло не держусь»
26 Апр 2018, 10:34 Елена Мироненко стала руководить культурой Красноярского края при Викторе Толоконском и пока остается во временном правительстве Александра Усса. Молодая, незамужняя, танцующая министр культуры одной рукой воспитывает сына, а другой снимает с должностей старейших руководителей музеев и театров региона. Зачем она вернулась в Красноярск из Питера и что планирует делать дальше, Мироненко рассказала в большом интервью Тайге.инфо.

Тайга.инфо: Вы родились Минусинске, потом поехали учиться в Санкт-Петербург. Зачем из Питера вы вернулись в Сибирь?

— Большой вопрос, что я здесь делаю уже двенадцать лет. У меня не было в планах возвращения домой. Я была безумно влюблена в Петербург и остаюсь в него влюбленной до сих пор. Но в моей семье случилась трагическая ситуация: очень тяжело уходил из жизни отец. Я приняла решение, что не могу оставаться в Петербурге, и последние полгода жизни отца провожала его. Он умер у меня на руках. Потом наложилась другая личная история: я встретила своего второго мужа.

Тайга.инфо: Сейчас вы воспитываете сына, но не замужем.

— Будучи в браке дважды, в первый раз я оказалась вдовой, а второй раз вышла замуж уже здесь, в Красноярске. Кстати, сына я воспитываю не от мужа. Рожать, будучи матерью-одиночкой, странно. Но жизнь иногда не оставляет выбора. И я ни разу об этом выборе не пожалела. У меня прекрасный сын, ему шесть лет.

Тайга.инфо: Вы отвечаете на довольно личные вопросы. А чиновник, по старой русской традиции, — достаточно закрытое существо. Заняв должность министра, вы настаивали, чтобы ваши подчиненные стали более открытыми, в том числе в социальных сетях. Зачем это было нужно?

— Я бы не говорила «подчиненные», потому что я воспринимаю людей как команду, для меня это единомышленники. Может быть, они не сразу становятся единомышленниками, но я всегда говорю, что у меня нет врагов, а есть только те люди, которые еще не успели мне стать друзьями. Я всегда знала, что наш регион, с точки зрения культуры, особенный. Во-первых, это такой большой многонациональный котел на огромной территории от самого юга до Северного Ледовитого океана. Но как на такой огромной территории сделать примерно одинаковую по накалу культурную температуру? Мы занимаем практически территорию Европы! Но при этом должны говорить, что регионально обладаем чем-то единым. Что может быть единым в современном мире на территории такого пространства? Только информационная повестка.

Я не могу проследить за всем, что происходит в каждом учреждении, их более 2,6 тысяч. И мои сотрудники не могут, в министерстве работают всего 70 человек на весь огромный регион, при этом у нас в полномочиях еще и туризм. Единственное, что я могу — это показать им, как могло бы быть, создать некий фантом, который стал бы их реальностью. Мне кажется, это один из огромных плюсов нашего времени. Понятно, что у него есть обратная сторона, которая касается хейтерства. Но когда человек заражается тем, что происходит в информационном пространстве, — это колоссальный плюс.

«У меня нет врагов, а есть только те люди, которые еще не успели мне стать друзьями»

Когда мы запускали хэштег #культуракрасноярья, то не могли представить, как сильно он разойдется по сети. И я вижу, как маленькие библиотеки или районные музеи, публикуя у себя этот хэштег, приобщаются к тому, что несут ответственность за все культурное поле. И Красноярский музейный центр, и ТЮЗ, и районный ДК в равной степени несут ответственность за качество культуры, которую они показывают людям.

Кроме того, мы не можем делить культуру на частную или государственную. И не только министр должен быть ответственен за то, как формируется культура в огромном регионе. Нас здесь вообще-то три миллиона живет, и мы растянуты на три тысячи километров! Я не могу, даже если перестану спать и ходить в отпуск, одна на это все повлиять. И для меня культура — это ответственность каждого человека за то, что его окружает.

Тайга.инфо: Хейтерства в ваш адрес, насколько нам видно, действительно достаточно.

— Конечно, я наслушалась обвинений со стороны людей, очень заинтересованных и озабоченных развитием культуры, в том, что это все — самопиар. Но я всегда готова к таким нападкам. Я считаю, что есть вещи, которые без личности руководителя сделать невозможно. Когда я еще была музейщиком, Бьёрн Стенверс, возглавляющий совет музеев Амстердама, проводил для нас обучение и сказал: «Директор — это маркетинг!» Честно говоря, такие личности, как, например, Пиотровский, говорят ровно об этом же. Эрмитаж и Пиотровский неотделимы (Михаил Пиотровский — директор Государственного Эрмитажа с 1992 года — прим. Тайги.инфо).

Если директор горит своим делом и заинтересован в том, чтобы институция развивалась, срабатывает заряд пассионарности, который сказывается вообще на всем процессе. Объединяющая информационная повестка сработала. У нас появился большой медиацентр (моя давняя мечта), чтобы и муниципалитеты, и учреждения, и частники, которые хотят попасть в эту зону информационного влияния, работали со знаком качества.

Тайга.инфо: Минкультуры развивает сайт «Культура 24». Новости театров и музеев, как правило, не очень хорошо читаются и не очень хорошо продаются, а у вас они поддерживаются бюджетом.

— Да-да, любой желающий может завести свой кабинет на этом портале и спокойно отправлять туда свои новости о культуре. И они будут опубликованы. У нас в регионе культурные новости — одни из основных: они еженедельно оказываются в мониторинге.

Тайга.инфо: Новосибирцы Красноярску завидуют: у вас КРЯКК, у вас театральные фестивали. Наш редакционный директор Евгений Мездриков просил передать, чтобы вы бросали к черту ваш Красноярск и приезжали работать министром культуры в Новосибирск.

— Дело в том, что от регионов ко мне постоянно поступают предложения. Серьезно, без шуток, люди просят, чтобы я переехала и немножко все встряхнула. И журналисты мне периодически пишут об этом: «Давайте к нам!» Я, конечно, могу переехать. Но здесь мы в начале пути находимся, и какие-то вещи я только сейчас стратегически начала понимать. Есть уже небольшой результат от сдвигания этих камней, но я уверена, что можно сделать еще больше.

Тайга.инфо: Вообще, кажется довольно странным для молодой образованной женщины долго сидеть на одном месте, тем более в кресле министра, да и руководитель у вас сменился.

— Работа на госслужбе достаточно специфична. Если раньше все стремились на нее попасть, то сейчас нет. У нас же не так много привилегий, которые дает госслужба. Скорее, больше минусов, чем плюсов. В том же бизнес-секторе заработать можно гораздо больше. И при этом ты не будешь испытывать нападки хейтеров, выдерживать политическое взаимодействие с различными группами людей. В бизнесе ты от этого всего избавлен и занимаешься только своим делом. Поэтому я с юмором отношусь к своей должности — нельзя никогда забывать, что она временная.

Взаимопонимание с главой края, у нас, конечно, есть. Александр Викторович (Усс — прим. Тайги. инфо) человек уважаемый, опытный. Он знает регион, он местный и я тоже, поэтому взаимопонимания достичь удалось достаточно легко. Но я за кресло не держусь. Считаю, что у каждого руководителя (и у меня, и у вышестоящего) всегда должно быть право на формирование своей команды, и если будет такой запрос, то я никоим образом, конечно, когтями впиваться в кресло и отбиваться не буду. Я как человек профессиональный и опытный всегда смогу найти себя где угодно.

Тайга.инфо: В русле феминистской повестки спрошу, каково это — быть женщиной в мужском правительстве?

— Это прекрасно! Потому, что я, честно говоря, против феминизма. Он мне изрядно набил оскомину. Я считаю что слишком «переборолись» женщины за свои права. До той степени, когда мужчины стали на наших глазах становиться инфантильными пятилетними мальчиками без права принятия на себя ответственности. В этом мы добились успеха: сделали мужчин более инфантильными. Свои права мы, конечно, защитили, но факт в том, что они нам, может быть, не так уж и нужны. В свое время, на заре юности казалось, что спортсменка, красавица и комсомолка одновременно — это очень здорово. Но сейчас я понимаю, что это не очень правильно, потому что мы забываем о своих женских функциях, и вся эта слишком большая самостоятельность приводит к нарушениям нашего предназначения.

Я прекрасно работаю с мужчинами. И, честно говоря, мне с ними даже больше нравится работать, потому что я сама человек очень рациональный и логичный, в работе стараюсь придерживаться логики, а не эмоций. В этом плане мне с мужчинами гораздо проще, чем с женщинами, которые всегда чем-то эмоциональным заняты.

Тайга.инфо: Вы говорите, что в работе придерживаетесь логики, а управляете при этом культурой, то есть эмоциональной сферой.

— У меня есть силы абстрагироваться от эмоций. И я бы разделила культуру и искусство. Культура — это все-таки свод правил, норм и ограничений. А искусство в большей степени — это отображение того, что происходит в окружающей действительности. Искусство больше про свободу, а культура больше про ограничение. Люди искусства — сверхэмоциональные, чувствительные, и это хорошо! Эта сверхчувствительность позволяет им ловить образы на стыке политических, экологических, климатических, каких угодно изменений и отражать это в своих полотнах, инсталляциях, спектаклях, музыке. Это здорово! Но эта же сверхчувствительность проявляется и в общении с чиновниками, которые должны их загонять в рамки, чтобы выполнять госзадание.

Тайга.инфо: Попробуй загони творца в рамки.

— Вот поэтому лучше и разводить хозяйственную и творческую деятельность. Человек-творец должен заниматься творчеством и не думать, как администрировать процесс, как его организовывать, иначе творчество начнет страдать.

Виктор Александрович всегда внимательно относился к отрасли. мой второй «приход в систему» не случился, если бы не его такое смелое и креативное решение

Тайга.инфо: Как повлиял на красноярскую культуру Виктор Толоконский?

— Виктор Александрович всегда внимательно относился к отрасли. Многие с благодарностью вспоминают, что он с большим уважением относился к творцам и к деятельности учреждений культуры и при любой возможности старался посещать наши мероприятия. Я и сама с благодарностью его вспоминаю. Наверное, мой второй «приход в систему» не случился, если бы не его такое смелое и креативное решение в виде меня. При этом я понимаю, что ему было сложно. Но мне кажется, что в любом регионе, когда приходит чужак, его всегда воспринимают с опаской и с определенной долей критики.

Тайга.инфо: Больше всего вы любите музейное дело?

— Я безусловно музейщик и не стесняюсь об этом говорить. Для меня это сообщество людей, которые занимаются настоящим. В искусстве все очень субъективно, а в музее артефакты, в которых заключена настоящая история.

Тайга.инфо: В Новосибирске музеи вечно попадают в центр скандалов, причем не культурных, а политических. Так было с Центром современного искусства и выставкой «Родина», так сейчас происходит с директором Новосибирского краеведческого музея Андреем Шаповаловым, которому сталинисты мешают работать. У вас такие истории были?

— Конечно! В музейном центре «Площадь Мира» такое случалось и до сих пор случается. Выставка «Советская изнанка», которая попала в шорт-лист премии «Инновация» и выиграла грант фонда Потанина «Меняющийся музей в меняющемся мире», вызвала возмущение коммунистов. Вплоть до того, что они требовали эту выставку вообще убрать. У нас были очень хорошие экспертные заключения от Московского государственного университета, от Российского фонда культуры, от Третьяковской галереи, от Русского музея, и ни одна из этих институций не вызвала доверие у вышеобозначенных господ. Меня всегда смущают такие вещи, потому что я и себя не считаю достаточным экспертом, чтобы цензурировать. У нас вообще цензура запрещена Конституцией.

Тайга.инфо: Минкультуры и не должно регулировать содержание культуры.

— Мы нужны, чтобы обеспечивать возможность для развития, чтобы поддерживать процесс, обеспечивать некие результаты. Мы работаем, чтобы позиционировать регион и давать людям возможность творческой реализации.

Тайга.инфо: Далеко не только государство в России вкладывается в культуру. В Красноярском крае очень чувствуется поддержка фонда Прохорова. Как мы видим из новостей, сейчас большие проблемы у Дерипаски из-за санкций, а он поддерживает много культурных проектов в Красноярском крае. Есть ли в связи с последними новостями волнения и опасения?

— Я бы пока не опасалась. Если говорить про долю того, что дают нам фонды, в общем объеме бюджета культуры это не очень большой процент. Больше всего нам помогает фонд Михаила Прохорова. Это реальные средства, которые идут на пополнение библиотечных фондов, на проведение Красноярской ярмарки книжной культуры, на «Театральный синдром» с привозом лучших российских театров. Действительно, это большой вклад, который делает фонд, причем не точечно, а институционально — таким образом он «удобряет» культурную среду в Красноярском крае. И вы не единственные, кто нам завидует. Нам завидуют все российские регионы. Я и сама была грантополучателем фонда Михаила Прохорова, когда ездила в музейную поездку в Великобританию.

Тайга.инфо: Какие у культуры, по вашему мнению, цели и задачи?

— Культура — не столько ресурс для развития территорий, сколько фундамент. Там, где будет качественная культурная среда, там будет хорошая инфраструктура и экономика. Люди будут жить и работать там, где увидят лучшие оперные и балетные постановки, где будут играть высококлассные музыканты, где их дети смогут ходить в школу искусств.

Тайга.инфо: Каким образом добиваться того, чтобы в Красноярском оперном театре не было местечковости? Чтобы сельский музей не консервировался сам в себе, а показывал актуальное и важное? Вот в музейном центре «Площадь Мира» поменяли уважаемого директора на молодого руководителя — это было для чего?

125236

— Для меня лидер всегда будет инициатором, генератором процессов. Мы, конечно, говорим про команду, но команда всегда идет за лидером. В министерстве мы сделаем новую программу на базе одного из наших учреждений — «Университет управления». Мы будем готовить золотой кадровый резерв для отрасли, начиная буквально с колледжей, институтов, и приводить их в систему уже готовыми, с необходимыми навыками. Потому что сейчас, к сожалению, кадровая обстановка не позволяет нам с надеждой смотреть в будущее.

Тайга.инфо: Делаете упор на молодых людей?

— Наблюдая за тем, как работают некоторые сотрудники уже достаточно почтенного возраста, я бы такую градацию не делала. И в 70 лет, и в 20 лет можно быть очень разными. И в 20 лет не иметь энергии, и в 70 лет пестрить идеями. Но, конечно, хотелось бы омоложения. Среди руководителей учреждений более половины — это люди пенсионного и предпенсионного возраста. Между ними и молодежью очень большой разрыв именно в среднем поколении, которое не приходит к нам работать либо работает в других областях, даже имея соответствующее образование.

Если же говорить про качество творческого процесса, то важны привлеченные лидеры. Я вижу, как с привлечением новых людей региональные институции становятся прорывными не только для российской культурной повестки, но и для международной, как в Перми, например. Мне бы хотелось получить Красноярский край сопоставимых [с Теодором Курентзисом] творческих лидеров, которые не ориентировались бы на региональную планку, а ориентировались на копродукцию с ведущими мировыми институциям и продюсерами. Местечковость же возникает не в самом месте — она возникает, в первую очередь, в головах.

Тайга.инфо: Еще она возникает от отсутствия ресурсов.

— Ресурсы здесь не имеют никакого значения. Потому, что если взять цифры и посмотреть бюджет культуры Пермского края и Красноярского края — то они сопоставимы, и в чем-то мы даже превосходим. Здесь вопрос всегда только в идеях. Сейчас мы создаем как раз продукты, которые стартуют в 2019 году и которые позволят нам расширить границы и не замыкать Красноярский край только на Сибирский федеральный округ или только на Россию.


Тайга.инфо: А подробнее?

— Дело в том, что например, мы видим огромный интерес к высокому искусству. Раньше, например, та же опера и театр воспринимались как сфера заоблачная. Сегодня само понятие «Храм культуры» — скорее ругательное. Чем больше мы ставим границ между собой и зрителями, тем меньше они испытывают желание к нам прийти. И я вижу как сейчас стремительно происходит движение аудитории навстречу к творцу. Искусство было всегда очень элитарно. А сейчас стирается эта грань. И лет через двадцать мы придем к тому, что каждый будет создавать искусство как сотворец. Например, по пути на работу я захочу сделать перфоманс, встречу вас на улице, вы ко мне присоединитесь, мы сделаем этот перфоманс и пойдем дальше по своим делам. Движение зрителя и творца навстречу друг другу превратится в конечном итоге в симбиоз. И я не буду отделять искусство и жизнь. Сама жизнь станет искусством!

В этой связи у нас появится огромный театральный фестиваль, который вовлечет в свое пространство не только все театральные институции, и частные, и государственные, но и жителей в этот огромный перфоманс. Это моя супер-мечта. И мы ее анонсируем на осень 2019 года. Синтетическое искусство, полный симбиоз между творцом и аудиторией — это то, к чему мы идем. И если мы сейчас не возьмем это в нашу ежедневную повестку, то мы опоздаем. Поэтому я предпочитаю, чтоб наш регион становился в этом движении одним из лидеров региональных культурных процессов.

Тайга.инфо: Почему региональных?

— Раньше существовало два культурных центра в России — Москва и Петербург. Там что-то происходило, а все остальное — глубокая провинция. Но я не стесняюсь слова «провинция». Потому, что сейчас провинция — это круто! Наш Шарыповский театр в прошлом году получил «Золотую маску». Сейчас в Москве — огромный интерес к тому, что происходит в провинции. Потому что Москва и Петербург уже наелись. Там закормленная, залюбленная публика. А наша территория позволяет экспериментировать, на нас не оказывает влияние федеральный центр, нет диктата. Мы далеко, до нас еще поди доберись! И получается тот самый интересный эффект, когда мы можем заниматься свободным творчеством. Да, культура — система рамок и ограничений, но искусство свободно, и в этом плане мы можем поэкспериментировать.

Процесс децентрализации культурных процессов в России сейчас достиг апогея, и в Красноярском крае я могу сделать гораздо больше, чем если бы я находилась в Москве или Петербурге.

Тайга.инфо: Чем за два года работы вы гордитесь больше всего? О чем больше всего сожалеете?

— Что-то мне хотелось сделать гораздо быстрее. В сентябре мы проведем первый международный конкурс скрипачей Виктора Третьякова. Театральная ночь, которую впервые с большим трудом удалось провести два с половиной года назад, — это то, что мне очень нравится. Я встретила огромное сопротивление от коллег, потому что они считали, что это будет неэффективно, но мы в результате получили новую аудиторию в театрах, которая впервые вообще туда заглянула. Теперь я вижу, что у коллег есть огромный энтузиазм и желание менять среду, в которой мы находимся.

Или вот, например, нравится проект, который удалось в прошлом году реализовать: «Твоя творческая инициатива». Мы забрали 30% времени у одного из учреждений и отдали обществу на очень прозрачной конкурсной основе, и сказали: «Вот, пожалуйста, приходите, здесь место для ваших репетиций, выставок, чего угодно». Любой мог принять участие, в результате 18 проектов получилось.

Я вообще получаю много предложений от разных людей и часто говорю: «Ребята, отличный проект! А вы можете хотя бы чуть-чуть организационно прописать, что для этого необходимо: сколько средств, какие этапы?» Ровно на этом моменте 99% убегают. Все готовы реализовать свой проект только в случае, если я сама за них все сделаю, да еще и денег дам. Общество очень критически реагирует на то, что происходит в культуре, но нести ответственность в полной мере за то, что ее окружает, она не готово. И меня это немного пугает. Мне бы хотелось вот движение навстречу увидеть, и мы снимаем для этого все возможные барьеры.

Тайга.инфо: Потребительское отношение не изживается за небольшой срок.

— Пока общество, готово скорее потреблять, продуцировать ему сложнее. Хотя невозможно не обращать внимание на то место, в котором ты живешь. Можно много говорить о культуре, про культуру, но если при этом ты бросаешь мусор мимо урны, то, наверное, ничего хорошего не будет. Или если у тебя стены в подъезде разукрашены, и ты не считаешь нужным протереть их тряпкой. Лично я часто так и делаю, и меня это нисколько не напрягает, потому, что это мой дом и мой подъезд, и мой ребёнок это видит. И в этом плане Красноярску повезло: в связи с тем, что в следующем году будет Универсиада, городские и краевые власти активно занимаются благоустройством города. Я уверена, что в следующем году, когда вы приедете на Универсиаду, его облик изменится. По крайней мере, мы к этому будем прилагать усилия. У нас разработана культурная программа, и доступ ко многим туристическим объектам будет более легким, мы вместе с министерством транспорта выделили маршруты, где требуется более активное дорожное благоустройство. Потому что один в поле не воин.

Беседовала Маргарита Логинова
Фото Веры Сальницко
За помощь в организации съемок в интерьерах экспозиций редакция благодарит музейный центр «Площадь Мира»

Подписывайтесь на наш канал в Telegram:
только самые важные новости, мнения и интриги

Комментарии:
В связи с событиями, происходящими в мире, мы призываем вас к трезвому и взвешенному комментированию материалов на нашем сайте.

Мы с уважением относимся к праву каждого человека высказывать свое мнение. В то же время Тайга.инфо не приветствует призывы к агрессии, экстремизму, межнациональной вражде.

Также просим воздерживаться от оскорблений, в частности националистического характера.

Высказанные ниже мнения могут не совпадать с мнением редакции. Редакция не несет ответственности за содержание комментариев.

Не допустимы и удаляются комментарии, которые нарушают действующее законодательство и содержат:
  1. оскорбления личного, религиозного, национального, политического, рекламного и иных характеров;
  2. ссылки на источники информации, не имеющей отношения к обсуждаемой теме.
Нажимая кнопку «Комментировать», вы безоговорочно принимаете эти условия.

Рубрика:

Тип публикации:


Новости из рубрики:

Мнения
Догма «Ведомостей» в конфликте с Навальным соблюдена по букве, а не по духу
Юлия Дрокова
Заметка писалась необъяснимо долго, и исполнена она по принципу минимальной достаточности. В тексте нет никаких дополнительных сведениях о деятельности тех компаний, которыми совладеет могучая мама Володина, кроме тех, что почерпнуты из материалов ФБК.
© Тайга.инфо, 2004-2018
Версия: 5.0

Почта: info@taygainfo.ru

Телефон редакции:
+7 (383) 3-195-520

Издание: 18+
Редакция не несет ответственности за достоверность информации, содержащейся в рекламных объявлениях. При полном или частичном использовании материалов гиперссылка на tayga.info обязательна.

Яндекс цитирования
Региональное информационное агентство ВИА (сайт информационного агентства - Тайга.инфо / www.tayga.info), свидетельство о регистрации СМИ ИА №ФС 77 - 47277 от 11.11.2011, выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор)