Чем владеет мажоритарный акционер шахты: новые вопросы дела «Инского»

© pixabay.com
Чем владеет мажоритарный акционер шахты: новые вопросы дела «Инского»
15 Май 2020, 18:59

Судебный процесс о вымогательстве 51% акций угольного разреза «Инской» высветил ряд актуальных правовых вопросов, требующих серьезного осмысления в нынешних условиях. Среди них сопоставление вымогательства акций с аналогичным действием в отношении «права на имущество», и в целом — существование возможности вымогательства «право на имущество» предприятия.

Как нужно рассчитывать стоимость вымогаемого пакета? Уместно ли оценивать размер имущества по балансовой стоимости основных средств? Тайга.инфо перепечатывает материал РАПСИ, в котором на эти вопросы отвечают профильные эксперты.

Экс-представители руководства Кемеровской области и местного бизнеса с 2018 года обвиняются в вымогательстве в особо крупном размере акций и «права на имущество» балансовой стоимостью 2,7 млрд. рублей предприятия, имевшего на тот момент многомиллиардные долги.

Стоимость имущества разреза «Инской» определена по данным бухгалтерского баланса как стоимость основных средств, однако при этом обвинением проигнорированы долги (суммарно 11 млрд рублей). Защита считает неприемлемым вменять вымогательство «права на имущество», в том числе, и потому, что рыночная стоимость предмета вымогательства не определена. В условиях экономического кризиса такая специфическая ситуация в области права приобретает особую актуальность и требует разбора.

РАПСИ опросило известных экспертов в уголовном праве, задав вопрос в следующей формулировке: «Гражданин обвиняется в вымогательстве, при том, что предметом преступления признано имущество потерпевшего в виде акций (их номинальная стоимость 250 тыс. рублей, рыночная стоимость — 1 рубль) и „право на имущество“, т. е. право на основные средства балансовой стоимостью 2,5 млрд рублей. Может ли данное преступление квалифицироваться как вымогательство акций и „права на имущество“ юридического лица?».

Прокалывание корпоративной вуали

Геннадий Есаков, заведующий кафедрой уголовного права и криминалистики НИУ ВШЭ, д.ю.н., считает, что вымогательство акций тождественно вымогательству права на имущество:

«Судебная практика по уголовным делам допускает своего рода „прокалывание корпоративной вуали“. В этом случае конечным предметом посягательства в преступлениях против собственности становится реальное ценное имущество, находящееся на балансе самостоятельного юридического лица. По сложившейся практике при оценке размера ущерба от посягательства можно принимать во внимание стоимость имущества, стоящего как бы „за“ акциями. Вымогательство акций будет считаться лишь инструментом доступа к управлению имуществом. Такой подход устоялся в практике, хотя с точки зрения гражданского права, к нему есть ряд вопросов».

Позиция обвинения в деле «Инского» демонстрирует именно такой подход. В фокус попадают, в первую очередь, детали самого процесса вымогательства акций, включая и мотивацию подсудимых, не имеющих, по материалам дела, выраженного корыстного интереса в смене акционера. Также на предварительном следствии не была принята во внимание рыночная стоимость имущества, т.к. обвинение ее просто не устанавливало.

Нельзя вымогать права

Самвел Кочои, профессор кафедры уголовного права МГЮА, заслуженный работник высшей школы Российской Федерации, д.ю.н., считает, что формулировка обвинения некорректна и противоречит судебной практике:

«Предметом вымогательства может быть признано только имущество; право в принципе не может быть предметом преступлений против собственности. Это следует из Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17.12.2015 №56 
«О судебной практике по делам о вымогательстве» (статья 163 Уголовного кодекса РФ).

«Имущество» в указанном Постановлении определяется, как «удостоверенная в документах возможность осуществлять правомочия собственника или законного владельца в отношении определенного имущества». Однако в Гражданском кодексе РФ «право на имущество» не отнесено ни к вещам, ни к иному имуществу, в том числе, имущественным правам».

Основываясь на вышеприведенных нормах, эксперт приходит к выводу, что право на имущество нельзя считать предметом вымогательства.

Суть в деталях

Иван Клепицкий, профессор МГЮА, д.ю.н., отмечает, что, если рассматривается дело о вымогательстве, то для его корректной квалификации суд должен в самом начале определить метод оценки ущерба. Необходимо выбрать либо стоимость акций, исходя из биржевых котировок (если они есть), либо стоимость участия в капитале. При этом речь должна идти не о номинальной цене:

«Поставленный вопрос — это вопрос факта, а не права. Нужно смотреть, кто, у кого и что вымогает. Причем недопустимо членение сущности — вымогаются либо акции, либо контроль в отношении капитала. Если умысел направлен на захват или сохранение контроля — это вымогательство действия имущественного характера (сделки по имуществу), размер вымогательства правильно определять с учетом не только активов, но и долгов общества, а также соответствующей доли в капитале. Если же умысел направлен сугубо на захват акций и не связан с участием в управлении — крупного размера не будет. При наличии сомнений относительно размера можно опереться на экспертизу, но эксперт должен знать, что именно вымогалось, был ли интерес относительно участия в управлении. В любом случае за вымогательство наступает уголовная ответственность, вымогательство мелким не бывает».

Важно добавить, что в случае «Инского», при отсутствии экспертизы по установлению рыночной стоимости акций, остается без внимания ряд важных аргументов. Во-первых, заявленная потерпевшим сумма дивидендов от прибыли, которая, по его мнению, им была упущена, фактически не могла быть получена в виду изменения рыночной конъюнктуры в 2018 году и позднее. Во-вторых, показания целого ряда свидетелей гласят, что имущество предприятия была крайне изношено. В-третьих, на предприятии существовали долги, и оно было банкротом. Все указанные моменты не упоминались в обвинении.

Мажоритарий не значит владелец

Павел Яни, профессор кафедры уголовного права и криминологии юридического факультета МГУ им. М. В. Ломоносова, член Научно-консультативных советов при Верховном Суде РФ и Федеральной палате адвокатов, Научный руководитель Научно-образовательного центра «Уголовно-правовая экспертиза» МГУ им. М. В. Ломоносова, д.ю.н., считает, что даже мажоритарный пакет акций не дает его владельцу прав на имущество предприятия:

«Гражданское законодательство предусматривает обособленность имущества юридического лица. Только учредители государственных и муниципальных унитарных предприятий имеют вещные права на имущество предприятий, учредители (участники). Акционеры коммерческих организаций не обладают правом собственности на имущество юридических лиц, долями и акциями которых они владеют. Все имущество принадлежит на праве собственности коммерческой организации — созданном за счет вкладов учредителей (участников), акционеров, а также произведенном и приобретенном предприятием в процессе деятельности. Именно такой подход подтверждается многочисленными судебными решениями и практикой».

Эксперт также отметил, что при определении размера вымогательства может учитываться только рыночная стоимость акций общества, принадлежащих акционеру, но не стоимость принадлежащего данному обществу имущества. Поэтому в данном случае предмет вмененного вымогательства в отношении акций и прав на имущество, принадлежащего потерпевшему, не может быть включено «право на имущество» акционерного общества.

Твердое понимание цифр и фактов

Судебный процесс по делу о вымогательстве требует внимания к деталям противоправного поведения, установления фактов, деталей и оценки ущерба на базе проведенной экспертизы. Следящие за делом эксперты пришли к выводу, что ряд фактов и деталей, повлиявших на формирование позиции обвинения по делу разреза «Инской», был получен путем интерпретации, а не посредством экспертизы. В результате этого свидетельские показания, которые отмечают сложную ситуацию на предприятии, отличную от некоего рядового случая, сложно однозначно верифицировать цифрами и фактами.

Это привело к тому, что спустя четыре года после совершения преступления суд так и не выявил однозначного ответа на вопрос о том, какие цели преследовались подсудимыми: экс-представителями администрации региона, экс-силовиками и бизнесменом Александром Щукиным в ходе событий, повлекших временную смену управления шахтой. Также нет ответа: обоснована ли сумма ущерба, вменяемая обвинением.

В контексте судебной практики дело «Инского» поднимает дискуссию о том, что именно необходимо учитывать в случае расследования дела о вымогательстве акций. И не следует ли внести изменения в текущую практику, например, утвердив обязательное проведение экспертизы для определения стоимости объекта вымогательства — акций и долей в уставном капитале.

РАПСИ, 14 мая 2020 года


Комментарии:
В связи с событиями, происходящими в мире, мы призываем вас к трезвому и взвешенному комментированию материалов на нашем сайте.

Мы с уважением относимся к праву каждого человека высказывать свое мнение. В то же время Тайга.инфо не приветствует призывы к агрессии, экстремизму, межнациональной вражде.

Также просим воздерживаться от оскорблений, в частности националистического характера.

Высказанные ниже мнения могут не совпадать с мнением редакции. Редакция не несет ответственности за содержание комментариев.

Не допустимы и удаляются комментарии, которые нарушают действующее законодательство и содержат:
  1. оскорбления личного, религиозного, национального, политического, рекламного и иных характеров;
  2. ссылки на источники информации, не имеющей отношения к обсуждаемой теме.
Нажимая кнопку «Комментировать», вы безоговорочно принимаете эти условия.


Новости из рубрики:

На эту же тему
© Тайга.инфо, 2004-2020
Версия: 5.0

Почта: info@taygainfo.ru

Телефон редакции:
+7 (383) 3-195-520

Издание: 18+
Редакция не несет ответственности за достоверность информации, содержащейся в рекламных объявлениях. При полном или частичном использовании материалов гиперссылка на tayga.info обязательна.

Яндекс цитирования Яндекс.Метрика