Гендиректор ХК «Сибирь»: Нашим владельцам все сложнее дается поддержка клуба

© hcsibir.ru. Кирилл Фастовский
Гендиректор ХК «Сибирь»: Нашим владельцам все сложнее дается поддержка клуба
04 Авг 2021, 10:26

Новосибирская хоккейная «Сибирь» снижает зарплатную ведомость. На финансовую ситуацию могло бы положительно повлиять увеличение допустимой посещаемости матчей за счет допуска вакцинированных болельщиков по QR-кодам, заявил гендиректор клуба Кирилл Фастовский сайту Sport24.

Тайга.инфо перепечатывает интервью Кирилла Фастовского. Оригинал материала доступен на Sport24.

После минувшего сезона, в котором «Сибирь» финишировала девятой и не вышла в плей-офф, Андрей Мартемьянов сменил на посту главного тренера Николая Заварухина. Мы пообщались с генеральным директором новосибирского клуба Кириллом Фастовским о переменах в тренерском штабе и составе команды, а также о планах по переезду на новую арену.

— «Сибирь» на днях вернулась из Минска. Можно ли было остаться в Новосибирске и провести первый сбор дома?

— Во-первых, сборы всегда лучше проводить вне дома, чтобы ничто не отвлекало от работы, во-вторых, дома нам тренироваться негде, так как в ЛДС «Сибирь» идут масштабные ремонтные работы и находиться в здании долгое время невозможно. Фактически мы столкнулись с отсутствием льда, потому что на ледовой площадке тренировочного модуля профессиональные команды заниматься не могут из-за несоответствия размеров правилам ИИХФ. Так что поездку в Минск мы планировали заранее, где-то за полгода. Более того, уже сейчас могут сказать, что и следующим летом начнем предсезонную подготовку выездным сбором из-за того, что в ЛДС «Сибирь» запланирован второй этап капитального ремонта.

— Завершился минский сбор матчами с «Юностью» и минским «Динамо»…

— Сразу хочу сказать, что к этим играм, как и полагается на первых этапах предсезонки, никто специально не готовился. Более того, условия намеренно усложняли. Перед матчем с «Юностью» хоккеистам были даны максимальные нагрузки. В сезоне предстоит очень напряженный график, впереди несколько четверных выездов, так что нужно было посмотреть, как ребята переносят нагрузки, как ведут себя в играх на фоне усталости.

— Что вам, как менеджеру, показали эти два матча в Беларуси?

— Мне важно было понять, насколько вписались в игру команду вновь пришедшие игроки. Есть ли прогресс у тех, кто с нами не первый год. И у некоторых, замечу, этот прогресс есть и весьма серьезный. Посмотрели, как переносят нагрузки молодые ребята, проходящие первые сборы с главной командой. Игры дали много ответов.

— То есть не было такого, что вы после увиденного схватились сначала за голову, а потом за трубку, звоня агентам?

— Отчасти было и такое. Только речь не о панике или переживании за весь состав. Скорее я убедился в первоначальном мнении в отношении некоторых игроков и этим поделился. Но вопросы по отдельным ребятам, безусловно, есть.

— В Минске у «Сибири» был довольно молодой состав. Но во многом потому, что не все опытные игроки принимали участие в играх. Можно ли назвать это омоложением, которое вы анонсировали сразу после окончания сезона?

— Мы с вами немного по-разному понимаем понятие «омоложение». Сокращение среднего возраста команды на полтора-два года это уже существенное омоложение. А запустить в состав сплошь двадцатилетних пацанов — это уже получится молодежная команда, не имеющая отношения к задачам, которые ставит перед собой команда КХЛ. Я считаю, если мы меняем 33-34-летних иностранцев на 28-летних, то для меня это радикальное омоложение. Кроме того, мы активнее используем наших воспитанников.

— За это межсезонье вы сделали два оффершита, один из них завершился переходом Вадима Кудако. Насколько стратегия по привлечению ограниченно свободных агентов актуальна для клубов калибра «Сибири»?

— Как на систему мы на это рассчитывать не можем. Надо в каждом конкретном случае понимать, о каком игроке и о какой компенсации идет речь. Единичные случаи возможны, когда видим в игроке перспективу, хотя изначально варианты покупки хоккеистов мы в нашу селекционную стратегию не закладываем.

— Переплаты игрокам в статусе ОСА — это неизбежно?

— Вовсе нет! Например, Вадиму Кудако мы сделали более чем адекватные предложения. Для понимания достаточно посмотреть, игроком какой команды он являлся.

— «Северстали», чей бюджет, как я понимаю, ниже, чем у «Сибири».

— Здесь дело прежде всего в вероятности того, что трансфер состоится. В ситуации с «Северсталью» такая вероятность выше. Ведь была еще история со Щемеровым.

— Когда вы делали предложение Александру Щемерову из «Автомобилиста», сколько давали процентов, что трансфер в итоге состоится?

— Примерно 30%. При этом, конечно, было расстройство, что не получилось заполучить этого защитника. Мы стараемся выискивать таких игроков, чьи зарплаты соответствуют уровню зарплат «Сибири». Надо понимать, что у всех команд есть свой внутренний потолок.

— В свое время вы привозили из Северной Америки Максима Шалунова, который впоследствии стал лидером команды и был выгодно продан в ЦСКА. Почему сейчас не используете ресурсы заокеанского рынка? В той же CHL выступает немало российских юниоров.

— Начнем с того, что мы не привозили Шалунова из Америки. Мы вели переговоры с клубом «Адмирал». Они его не видели в составе, были проблемы, Максим просил обмен. И сейчас вы не найдете в CHL игроков, права на которых не закреплены за каким-либо клубом. То есть в любом случае нужно будет договариваться о выкупе прав или обмене. Так закреплено в регламенте. Без разницы, где выступает молодой игрок: на родине или за рубежом.

— Так или иначе, есть мнение, что раньше «Сибирь» регулярно пополнялась перспективными молодыми игроками со стороны, начиная с Ожиганова и заканчивая все тем же Шалуновым, а теперь — нет. В чем причина? Неужели рынок так поменялся?

— Значительно поменялись и рынок, и регламент, и отношение клубов к своим молодым игрокам. Еще четыре-пять лет назад мы могли найти игрока, которого можно было заполучить бесплатно.

— Кого, например?

— Шумакова, например, Моню. Повторюсь, еще несколько лет назад было куда больше лазеек для этого: обмены, перекупки, варианты с Высшей лигой. Сейчас, к сожалению, это практически невозможно. Клубы, понимая, что рынок сужается, начали куда более бережнее относиться к своим воспитанникам. Отсюда и возникла идея узаконить аренду.

— Вы, как ярый противник аренды, планируете к ней прибегать?

— Я буду делать все возможное, чтобы ее не использовать.

— Каковы различия между первоначальным проектом аренды и тем, что сейчас прописано в регламенте?

— Глобально никаких. Почти ничего в процессе обсуждения не поменялось. Разве что изначально, в проекте, ограничение по возрасту арендованного игрока было выше. В итоге пришли к логичному пределу в 24 года.

— «Адмирал» взял в аренду Камила Фазылзянова из «Ак Барса». СМИ сообщали, что «Сибирь» им тоже интересовалась. Вы отказались от этой кандидатуры потому, что хотели забрать его со всеми правами?

— Да. Именно так.

— Фазылзянова могли обменять на Демидова. Почему Николай все же остался в Новосибирске?

— Такой вариант действительно был. Но в итоге, Демидов, являясь ограниченно свободным агентом, подписал контракт с нами. Николай довольно долго размышлял, принимать ли предложение «Сибири». Агенты просили улучшить условия, но мы посчитали, что поводов для повышения зарплаты нет. В итоге он решился на этот шаг. Затем Коля переговорил с Мартемьяновым, обе стороны поняли друг друга, и приступил к тренировкам. Вот и все.

— Андрей Мартемьянов уже несколько месяцев как главный тренер «Сибири», но мы не слышали официальной позиции. Почему у команды в принципе сменился тренер?

— Потому что задачу на сезон мы не выполнили. Ситуация требовала перемен, поэтому поменялся почти весь тренерский штаб.

— При этом предложение Николаю Заварухину о новом контракте вы все-таки делали?

— У нас был разговор с Николаем Николаевичем. Была теоретическая возможность, что он останется. Но Заварухин изъявил желание уйти.

— Я слышал, что вы предлагали Заварухину остаться, но только при условии полной смены тренерского штаба. Так ли это?

— Но на самом деле все выглядело немного иначе. Речь шла о том, что мы обсуждаем весь тренерский штаб и конкретно по каждому помощнику принимаем решение. Так, что Заварухин остается, а всех остальных тренеров мы убираем, вопрос никогда не ставился. Это домыслы. Николай Николаевич — тренер начинающий. Подбор помощников для него вопрос ключевой. Я считаю, что штаб как единый коллектив в прошлом сезоне не сработал.

— Был ли у Заварухина конфликт с вами или спортивным директором Сергеем Климовичем?

— Ничего такого не было и близко.

— А недопонимание?

— Возможно, не без этого.

— Есть версия, что именно из-за недопонимания между тренером и менеджерским составом сорвались переходы Янне Песонена и Дэна Секстона, в результате чего «Сибирь» перед дедлайном осталась без легионера.

— Я в который раз подчеркиваю, что принцип работы менеджмента заключается в подборе вариантов усиления состава, после чего ждем решения от главного тренера. Да, у нас были в декабре предложения по иностранцам. Разные варианты. Наша задача — подготовка кандидатур и согласование контрактов. С агентами все уже было обговорено. Мы ждали только отмашку Заварухина. Но это не является источником конфликта. Ни в коем случае! Это обычная рабочая ситуация.

— На ваш взгляд, Заварухину не хватило опыта выхода из тяжелых ситуаций?

— Отчасти да. Отчасти и я вовремя не вмешался. Любую проблему нужно решать сообща. Вот этого «сообща» в прошлом сезоне у нас не получилось.

— Если говорить про нового главного тренера, то это не самая типичная ситуация. Обычно команды зовут тех, кто их обыгрывал. Как, например, Знарка в СКА. Тогда как «Автомобилист» Мартемьянова проигрывал «Сибири». Не нарушена ли здесь логика?

— В таком подходе, о котором вы говорите, нет никакой логики! Это абсолютные случайности и совпадения. Никто не выбирает тренеров по этому принципу.

— Мартемьянов в последние годы терпел неудачи в розыгрыше Кубка Гагарина, при этом год за годом стабильно выводил свои команды в плей-офф. Значит ли это, что приглашая данного тренера, вы прежде всего хотите вернуть стабильность в регулярном чемпионате, а о большем пока особо не задумываетесь?

— То, что нам необходимо вернуть стабильность, это абсолютно точно. А дальше уже как сработает тренер. Никто на Андрее Алексеевиче такое клеймо не ставит. Если у тренера в одном месте не получилось — это не значит, что он в дальнейшем никогда ни с одной командой не выиграет ни одной серии плей-офф. Мы ждем от Мартемьянова, что он создаст правильную рабочую атмосферу в раздевалке. Мы и игроков под эту задачу подбирали целенаправленно. Новички должны помочь главному тренеру в создании этой самой атмосферы.

— О каких игроках вы говорите?

— Прежде всего, о Бодрове, Литовченко и Голубеве. Мы целенаправленно приглашали именно этих игроков под конкретные задачи. Эти фамилии изначально были в списке, которых хотел видеть новый главный тренер. Плюс ко всему с приходом Мартемьянова решился вопрос с новым контрактом Олега Ли, который очень хотел играть в команде Андрея Алексеевича.

— При этом вы учитываете, что Бодров в его возрасте вряд ли сможет играть в каждом матче?

— Безусловно. Мы это не просто учитываем. Условия его контракта это подразумевают.

— В Минске не играл не только Бодров, но и Голубев…

— Все с ними хорошо, тренируются.

— Мартемьянов и Заварухин работали в одном штабе. А насколько они единомышленники?

— В моем понимании, у них разные подходы и стили. Все-таки модель игры определяет именно главный тренер. Я считаю, что Мартемьянов в большей степени тренер-игровик.

— А есть ли у «Сибири» исполнители для более комбинационного хоккея, чем при Заварухине?

— Есть. Прежде всего, мы рассчитываем на прогресс наших ребят. Могу даже назвать фамилии: Шаров, Шашков, Коротков. Из защитников Морозов, Ермаков, Демидов, Ахияров. У них есть потенциал. Понятно, что многого ждем от звена Ли с легионерами.

— Вы назвали Шарова, но у него в прошлом сезоне была катастрофическая ситуация с реализацией моментов. Вы проводили с ним какие-нибудь беседы? Быть может, пытались привлечь на помощь психолога?

— Общение с Сашей велось на протяжении всего прошлого сезона. И с моей стороны, и со стороны главного тренера. Мы продолжаем вести эту работу и верим в то, что его обязательно прорвет.

— Не пожалели, что три года назад подписали с Шаровым аж четырехлетний контракт?

— Ни разу. Никакого сожаления я не испытал и не испытываю. Как раз чувства обратные.

— Самая неоднозначная фигура в штабе тренерском штабе — Виталий Атюшов. Он получил работу в клубе, не работая до этого ни в МХЛ, ни в ВХЛ. Не правильно ли было бы пройти всю вертикаль?

— Я не знаю, что значит правильно или неправильно. Есть только один критерий: получится или не получится. Я считаю, что у Виталия есть потенциал, чтобы получилось. Особенно важно, что Атюшов стал помощником такого опытного тренера как Мартемьянов, который, также как и он, был защитником.

— То есть Мартемьянов будет обучать Атюшова?

— Он уже это делает. Кроме того, Атюшову при работе с защитниками по мере возможностей будет помогать Евгений Шалдыбин. Его основная сфера деятельности — физическая подготовка, но он имеет опыт работы с игроками обороны, так что сможет подсказать определенные нюансы. Именно так мы спланировали работу тренерского штаба.

— Правильно ли я понимаю, что роль Андрея Тарасенко в штабе значительно изменится?

— Не так уж значительно, но да — изменится. Теперь Андрей Владимирович больше будет уделять внимание одному из направлений, из которых он занимался и раньше. Тарасенко — специалист высочайшего уровня в том, что касается индивидуальной работы с хоккеистами. Мы давно хотели, чтобы он этим занимался все свое рабочее время, а не урывками. У него великолепное видение игрока и понимание направлений работы с ним. Такого уровня специалистов в России практически не найти.

— Останется ли Тарасенко на лавке или его работа ограничится тренировочным процессом?

— Да, конечно, останется. Он участвует во всех тренировках и будет принимать активное участие в играх.

— «Сибирь» покинули лучший бомбардир и снайпер. Цифры в случае Микаэля Руохомаа и Юусо Пуустинена обманчивы?

— Надо смотреть не только на очки. Но и, например, на показатель полезности. Причин расставания с Руохомаа и Пуустиненом много. Здесь и возраст, и отношение к делу, и то как они переживали ковидные ограничения.

— Они нарушали режим?

— Не хочу углубляться. Это внутреннее дело клуба. Но я считаю, что, подписав контракт, легионер должен его на 100% отработать. Независимо от внешних факторов и различных обстоятельств. В любом случае мы очень благодарны им за позапрошлый сезон, за честную работу и тот вклад, который они внесли в жизнь клуба.

— Чем Ведин и Шор лучше Пуустинена и Руохомаа?

— Я так вопрос не ставлю. Это совершенно другие хоккеисты. Иного стиля. Мы решили немного изменить подход к подбору легионеров. Опять же подчеркну — по согласованию с главным тренером. Очень жаль, что так все получилось с Йокипаккой…

— Он уже перенес операцию?

— Да. Сейчас он будет проходить курс реабилитации, а в середине сентября мы ждем Юрки в расположение клуба.

— Мартемьянов говорил, что с амплуа пятого легионера определенность наступит по результатам сборов. Травма Йокипакки предопределила выбор?

— Именно так. Мы ждем защитника. Варианты у нас есть. Мы делаем все возможное, чтобы подписать контракт в максимально сжатые сроки. В идеале на турнир в Магнитогорск мы должны отправиться с новым легионером.

— А каковы были планы до травмы Йокипакки? Вы к чему склонялись? Если почитать болельщиков, то почти все убеждены, что последним легионером должен стать центральный нападающий.

— Мы все равно склонялись к приобретению защитника.

— Тем не менее, вы согласны, что с центральной осью у «Сибири» есть проблемы?

— С такой постановкой вопроса не согласен. Глобальной проблемы нет. Хочется ли лучшего? Да, хочется. Но в этом плане мы очень рассчитываем на Валю Пьянова. От его состояния и уровня игры зависит будут ли у нас проблемы с центральной линией или нет. Мы рассматриваем Пьянова как нападающего топ-6. А также очень рассчитываем на прогресс Комарова.

— Если у того же Пьянова не пойдет, существует ли вероятность, что «Сибирь» на определенном этапе пополнится шестым легионером?

— Мы долго обсуждали это с тренерским штабом. Рассматривали различные варианты использования легионеров. Вполне возможно, что нам придется прибегнуть к приглашению шестого иностранца. Но это будет план Б.

— Перед началом предсезонной подготовки вы расторгли контракт с Эриком О’Деллом. Был ли вариант, при котором канадец остался бы в клубе?

— Да, был. Но тогда остро стоял вопрос по центральному нападающему первого звена.

— А Ник Шор годится на эту роль? Достаточно ли он креативный центр?

— Вполне. Возможно, не такой художник как Руохомаа. При этом Шор и в меньшинстве эффективен. Что он, что Ведин гораздо универсальнее тех легионеров, с которыми мы расстались. Их можно использовать в любой ситуации и ниже определенного уровня они не опустятся. Обобщая, можно сказать, что мы сделали ставку на универсализм.

— Вас не удивило, что О’Делла почти сразу забрал такой серьезный клуб как московское «Динамо»?

— Немного. Но куда больше этот трансфер удивил некоторых болельщиков «Сибири», которые вообще не понимали, зачем нам был нужен О’Делл.

— Правда ли, что у вас сорвался переход Джона Гилмора из ЦСКА?

— Интерес к Гилмору был. Весьма активный.

— Если ЦСКА, выйдя на рынок, все равно возвращается к Гилмору, значит ли это, что рынок атакующих защитников сейчас крайне дефицитный?

— Не то чтобы дефицитный. Надо понимать, что Гилмор был ограниченно свободным агентом. ЦСКА располагал правами на него. Если он устраивает тренерский штаб, то конечно логично его оставить.

— Ожидалось, что после драфта расширения и открытия рынка свободных агентов в НХЛ в наши клубы буквально хлынут легионеры. Драфт состоялся, рынок открылся. Наступила ли какая-то ясность? Выбор расширился?

— Ничего не поменялось. Были игроки, которые ждут предложений из НХЛ. Они и сейчас есть. И они будут ждать до последнего, чего мы себе позволить не можем. Нам поступают подобные предложения, но я не сторонник такого подхода. Формировать и готовить команду необходимо сейчас.

— У вас нет ощущения, что рынок легионеров в КХЛ с годами сузился? Все реже и реже в российских клубах можно увидеть действительно ярких иностранцев.

— В отличие от рынка российских игроков, нет. Несмотря на курс валют и другие обстоятельства, все прекрасно понимают уровень зарплат в тех или иных лигах. Легионер осознает, куда он едет и что может получить. При этом приоритетом, как бы нам этого ни хотелось, для подавляющего большинства остается НХЛ.

— В европейских чемпионах по-прежнему платят игрокам в разы меньше, чем в КХЛ?

— Да. Именно так. Так что не надо рассказывать сказки, что какие-то клубы Европы что-то там перебивают.

— То есть КХЛ конкурирует только с НХЛ?

— Глобальной конкуренции нет. Мы конкурируем разве что за отдельный пласт игроков.

— Как у «Сибири» обстоят дела с вакцинированием хоккеистов?

— Около 10 игроков у нас было привито и раньше, а на днях мы провели коллективную добровольную вакцинацию. Мы специально организовали это мероприятие между сбором в Минске и турниром в Магнитогорске, чтобы предоставить ребятам выходной.

— Вы сами вакцинировались?

— Да.

— На ваш взгляд, вакцинация — единственная возможность избежать того кошмара, который пережил каждый клуб КХЛ в прошлом сезоне?

— Однозначно. Другого пути не существует. Никто альтернативы не придумал. ПЦР-тесты констатируют факт заболевания, но не препятствуют распространению вируса. А по раздевалке, поверьте мне, он разлетается моментально. Мы это проходили.

— Есть ли понимание, как в предстоящем сезоне будет осуществляться допуск болельщиков на стадионы?

— Мы уже понимаем, что начало чемпионата будет похожим на старт прошлого сезона. КХЛ будет требовать со всех стадионов соблюдения мер безопасности: маски, «чистая зона»… Ну и от ограничения посещаемости мы пока никуда не денемся. В Новосибирской области это пока 50%. Я лично ратую за допуск вакцинированных болельщиков по QR-кодам. Их можно было бы отделить от непривитых, разделить стадион на зоны, и за счет этого увеличить посещаемость. Присутствие болельщиков очень важно для «Сибири». И с психологической точки зрения, и с финансовой. Особенно с учетом того, что в результате ремонта ЛДС количество посадочных мест заметно сократилось. А через год, когда мы переделаем еще две трибуны, сократится еще значительней. Мы бьемся за каждое кресло.

— Правильно ли полагать, что предстоящий сезон — прощальный для ЛДС «Сибирь» как домашней арены «Сибири» и команда переезжает на новый стадион?

— Очень сложный вопрос. Пока все непонятно. Теоретически мы могли бы начать сезон-2022/2023 на новом стадионе. Но, во-первых, взаимоотношение клуба с дворцом пока не обсуждалось. Во-вторых, переезд команды — это еще и переезд персонала, оборудования, и всего, что требуется для функционирования профессионального клуба. Есть ли смысл начинать сезон на новой арене, провести там два месяца и переехать обратно, потому что в нашу раздевалку заселится молодежная сборная России? Я бы предпочел переехать сразу после окончания МЧМ. С другой стороны, новый стадион должен пройти обкатку тестовыми международными соревнованиями. КХЛ для этого подходит. В общем, мы готовимся к обоим вариантам.

— При этом «Авангард» уверенно говорит о том, что начнет сезон-2022/2023 на новом стадионе.

— У соседей все-таки несколько иная ситуация. Руководство «Авангарда» поставило цель вернуть команду в Омск. Для них это важное событие. Нам же есть, где играть. Я бы хотел избежать спешки. Кроме того, возможно, им удастся сделать так, что раздевалку «Авангарда» на время МЧМ никто не займет.

— Будут ли какие-то мероприятия, продукция или сувениры, посвященные уходящей эпохе?

— Точно будут. Мы это уже наметили. Будет и прощание с ЛДС, и празднование 60-летия клуба. Два таких больших события попадают на один сезон. Что очень символично.

— Вам по случаю клубного юбилея увеличить бюджет, случаем, не планируют?

— О бюджете сезона-2022/2023 мы еще, разумеется, не разговаривали. Наши владельцы невероятно лояльны к жизни клуба. Мы довольно плотно и конструктивно общаемся.

— Вы из года в год говорите, что бюджет «Сибири» не меняется. При этом очевидно, что существует инфляция, рубль обесценивается на глазах. Выходит, жить вам с каждым сезоном все сложнее и сложнее?

— Мы исходим из того, что есть. Сейчас мы стараемся снизить платежную ведомость. Нам удалось договориться с некоторыми игроками о пересмотре действующих контрактов. Спасибо им и их агентам за понимание. Да и легионеров пригласили на меньшие деньги. Это не чье-то требование. Просто мы видим, что происходит в мире, в стране, и как все сложнее нашим владельцам дается поддержка клуба. Я считаю, что со своей стороны мы обязаны по возможности снижать нагрузку на них.

«5 лет назад мы могли получить игрока бесплатно, но рынок и регламент поменялись», Sport24, Дмитрий Ерыкалов, 3 августа





Новости из рубрики:



Тайга.ТВ


© Тайга.инфо, 2004-2021
Версия: 5.0

Почта: info@taygainfo.ru

Телефон редакции:
+7 (383) 3-195-520

Коммерческая служба:
+7 (383) 3-192-552

Издание: 18+
Редакция не несет ответственности за достоверность информации, содержащейся в рекламных объявлениях. При полном или частичном использовании материалов гиперссылка на tayga.info обязательна.

Яндекс цитирования Яндекс.Метрика