«Я ушел в команду Навального, руководствуясь принципами, которых до 24 февраля у меня, возможно, и не было»: экс-главред НГС об эмиграции, цензуре и независимой журналистике

© Предоставлено Андреем Затирко
«Я ушел в команду Навального, руководствуясь принципами, которых до 24 февраля у меня, возможно, и не было»: экс-главред НГС об эмиграции, цензуре и независимой журналистике
27 Июн 2022, 11:50

Главный редактор крупнейшего новосибирского сайта НГС Андрей Затирко неожиданно покинул должность. Он уехал в Литву помогать делать новое СМИ команде политика Алексея Навального. Журналист рассказал Тайге.инфо о причинах решения, самоцензуре и о том, как государство само подталкивает людей уходить в оппозицию.

Андрей Затирко работал в издании «Чита.ру», где выпустил несколько громких расследований. До декабря 2021 года он руководил редакцией НГС24 в Красноярске. Затем стал главредом новосибирского «НГС.Новости». Он ушел из редакции в конце мая 2022 года, а позже объявил, что уехал в Литву, где поможет создавать новостное СМИ ютуб-каналу «Популярная политика», который связан с соратниками Алексея Навального.

Тайга.инфо: Как уходил из НГС, почему задержался так долго после 24 февраля?

— Последние месяцы работалось очень тяжело. Осознание новой реальности приходило постепенно. В какой-то момент, видя мое состояние, моя жена Вика сказала мне: если ты почувствуешь, что дальше работать не можешь, уходи.

В итоге решение созрело в апреле. После этого мы с руководством заложили время, в ходе которого я передавал дела по работе редакции. На это понадобилось полтора месяца.

Тайга.инфо: Когда ты уходил с НГС у тебя уже было предложение о новой работе?

— У меня было это предложение на руках, но там не все нюансы были улажены, поэтому я не стал говорить о новом месте, когда покидал НГС. Естественно, сразу понимал, что придется уехать — к сожалению, в нынешнее время нельзя совмещать работу в команде Навального и жизнь в России.

Тайга.инфо: Насколько сильно изменилась твоя работа с 24 февраля?

— Основной пункт — появилась необходимость учитывать правила новой цензуры. Мы попали в реальность, когда нельзя говорить ***** (только «спецоперация» — прим. Тайги.инфо), когда стал недопустим почти любой разговор о происходящем в Украине. Тогда мы и выпустили заявление, что по новым законам не можем освещать <...> [«спецоперацию»] в Украине, давая все точки зрения. Юристы всегда были на связи — говорили, что и как нужно публиковать, чтобы не оказаться заблокированными.

177803

Тайга.инфо: В НГС приходили какие-то конкретные указания о том, что и как нужно освещать?

— Каких-то конкретных указаний не было. Но общие контуры, задаваемые государством, затронули нас. Собственно, потому что мы не переходили некую границу, оно и оставило нас незаблокированными. К примеру, «Тайга» написала слово <...> [«спецоперация»] и теперь под блокировкой. Вот такие нюансы приходилось учитывать.

Тайга.инфо: То есть приходилось заниматься самоцензурой и перестраховкой ради существования издания в легальном поле?

— Наверное, да. Работать в России главным редактором незаблокированного СМИ — неоднозначная история. Даже журналист в НГС чувствовал себя свободнее — если его и отцензурируют, то цензором буду именно я, а не он сам. Журналист сделал все, что мог, а потом пришел главный редактор и сказал: «Тут мы юридически не пролезем, надо резать».

Самоцензура, идущая, помимо юридических аспектов, возможно, тоже была. Я не могу привести пример, когда себя резал, но уверен, что на неосознанном уровне это случалось.

Тайга.инфо: Как часто после 24 февраля стал обращаться к юристу?

— Когда текст касался темы Украины, то сразу возникали вопросы. Потом привыкли к тому, что если есть официальный источник, тогда можно писать. Если нет, то рискуешь попасть под статью о дискредитации (ст. 20.3.3 КоАП РФ введена 4 марта, по ней преследуют и СМИ, и политиков, и обычных жителей — прим. Тайги.инфо). Если учесть и другие рабочие вопросы, то в среднем обращались раз в два-три дня.

Тайга.инфо: Как в сложившихся условиях чувствовала себя редакция НГС?

— Журналисты, как и обычные люди, имеют разные позиции на счет <...> [«спецоперации»]. Я сам старался внутри редакции вне частного диалога не высказывать свою позицию и не поднимать это обсуждение, чтобы не провоцировать конфликты.

Тайга.инфо: Ты видел, как в последние годы закручивались гайки в сфере журналистики. Почему оставался в ней и не покидал Россию?

— Я региональный журналист, а регионы до поры до времени не затрагивала цензура. Вообще, можно проследить эти ступени взятия СМИ под контроль. Все началось с телевидения после разгрома НТВ, потом других федеральных СМИ, а сейчас апогей, когда добрались до всех, в том числе региональных медиа.

Оставался в профессии раньше, потому что видел возможность работать. В «Чите.ру» мы выпустили огромное количество важных расследований и больших материалов, которые показывали жизнь региона максимально объективно. Внимание аудитории подтверждало, что мы попадали в их нерв. В НГСе все еще видел поле для работы. И там до сих пор все еще сохраняется возможность что-то писать про региональных чиновников и внутреннюю повестку, но государство почти блокировало тему <...> [«спецоперации»].

Мне один коллега из Красноярска написал, что «ты осуществил мечту многих российских журналистов», и он прав. Есть множество наших коллег, в том числе из Читы, Красноярска и Новосибирска, которые хотели бы больше свободы в высказываниях на тему номер один. Но не у всех есть возможность выехать за границу и говорить свободно, а в России это делать слишком опасно.

Если бы не случилось 24 февраля, я бы до сих пор работал в НГС. Скажу больше, до этого отъезда в Литву у меня не было загранпаспорта и я никогда не был за границей.

Тайга.инфо: Остались ли какие-то независимые региональные СМИ?

— Из сибирских медиа мне очень нравятся «Люди Байкала». Их, безусловно, очень смелый поступок по ведению списка погибших заслуживает большого уважения. Благодаря своим наблюдениям они обнаружили важную вещь, которой поделились в интервью Карену Шаиняну*, — что многие люди из Улан-Удэ едут воевать уже из мести за погибших родственников и друзей, а не ради денег. В Сибири «Люди Байкала» однозначно один из лучших примеров независимой журналистики.

177854

С начала <...> [«спецоперации»] тяжело какие-то СМИ называть независимыми, но независимые журналисты в стране есть. Каждый из них на своем месте, насколько может, отодвигает эти рамки цензуры — в материалах, где-то эзоповым языком, у себя в соцсетях.

Тайга.инфо: Я сейчас открыл НГС и не нашел на главной материалов про <...> [«спецоперацию»], ее как будто нет.

— Возможно, на главной странице сейчас нет закрепленных материалов. Долгое время закрепляли онлайн, но в какой-то момент интерес к нему упал настолько, что его было решено заменить подборкой главных событий спецоперации, которая выходит каждый день. При этом на сайте продолжают выходить материалы о погибших и последствиях <...> [«спецоперации»].

Тайга.инфо: По твоему мнению журналист должен следовать желаниям аудитории, а не профессиональным принципам?

— Здесь нужно разделять желания журналиста и медиа. Независимые медиа — это независимый бизнес. Оно, безусловно, должно выполнять общественные функции, но, не учитывая интерес аудитории, просто рискует ее потерять, а с нею и средства к существованию. Онлайн постепенно стал приносить очень мало просмотров и при этом занимал топовое место на сайте, которое я мог отдавать каким-то важным городским новостям.

Если бы я смотрел на онлайн чисто с позиции журналиста, то, конечно, хотел бы его оставить на сайте вне зависимости от интересов аудитории до тех пор, пока не кончится <...> [«спецоперация»].

Тайга.инфо: После новостей о том, что владельца горно-алтайского «Листка» Сергея Михайлова и главреда хакасского «Нового Фокуса» Михаила Афанасьева посадили в СИЗО, как-то изменилась для тебя реальность? (Их преследуют по ст. 207.3 УК о «ложных сообщениях» про действия ВС РФ, также введенной 4 марта)

— Я бы не сказал, что конкретно эти истории меня выбили из себя, хотя читать их, конечно, неприятно. Тяжелее себя было сдержать в самом начале, когда посыпались блокировки, закрытия медиа и уходы главных редакторов. В тот момент был эмоциональный пик, тогда и появились первые мысли об уходе. Когда он немного схлынул, все стало превращаться в обыденность, во время которой каждый делал выбор — готов принимать эту реальность или нет.

Тайга.инфо: Есть какое-то личное поражение журналистов в том, что случилась <...> [«спецоперация»], которую поддерживает так много людей?

— Трудно сказать. Если бы мы знали, что будет 24 февраля, то мы бы наверняка делали свою работу иначе. Возможно, освещали бы 9 мая под другим углом. Сейчас, когда это случилось, сложно оценивать предыдущих себя. Даже эксперты не могли представить, что случится <...> [«спецоперация»], как это могли предвидеть журналисты — далеко не геополитики и не ученые?

Безусловно, на нынешний настрой многих людей сильно повлияло телевидение. Это видно по общению со сторонниками <...> [«спецоперации»] — почти все они повторяют одни и те же тезисы из телевизора. Хотя вряд ли это журналистика, скорее, государственная пропаганда.

Тайга.инфо: После 24 февраля у тебя лично изменилось что-то в профессиональном понимании своей работы?

— Моя смена работы говорит об этом лучше всего. Я ушел в команду Навального, уже руководствуясь немного другими принципами, которых до 24 февраля у меня, возможно, и не было. Это изменение произошло внутри меня, я не проговаривал его вслух. Не будь <...> [«спецоперации»], я бы продолжал работать главным редактором центристского СМИ, которое пишет в основном про городские дела.

Тайга.инфо: Почему принял решение пойти именно в медиа, связанное с политикой?

— В 2017 году я уже уходил работать в команду Навального. Это случилось после выхода фильма «Он вам не Димон» и заявления Алексея об участии в выборах президента. Тогда по стране прокатилась волна протестов, во время которой власть добралась и до региональных СМИ в Чите, а, может, и не только. Нас прямо лишили возможности многое писать про Алексея Навального и его новые расследования. Это и вынудило меня тогда принять такое решение. Ситуация повторилась.

Я бы с радостью работал независимым журналистом, который пишет о том, что считает важным, если бы государство не вмешивалось в мою работу и не указывало, как и что писать. Ситуация уже второй раз выводит меня из этого условного журналистского равновесия, сталкивая в оппозицию.

Тайга.инфо: Понимаешь ли, что в нынешних условиях для вас это будет билет в один конец — сотрудничество с командой Навального?

— Да… Я потратил часа полтора на покупку билетов в один конец. Сидел перед ноутбуком, было очень тяжело, но я их купил.

Тайга.инфо: Будут ли в новой команде журналисты из России?

— Про новое медиа не могу дать конкретики, это не совсем в моей компетенции, плюс безопасность. Скажем так, там есть русскоговорящие журналисты из разных стран.

Тайга.инфо: Новое медиа будет делать акцент именно на <...>  [«спецоперации»] и федеральной повестке?

— Да, будет затрагивать и Россию, и <...> [«спецоперацию»], и общемировую повестку.

Тайга.инфо: Каким видишь развитие медиаотрасли в России в нынешних условиях?

— Перед принятием предложения команды Навального я много советовался на эту тему с людьми из нашей сферы, которые намного опытнее меня. Я не услышал ни единого позитивного прогноза, и сам дать его тоже не могу. Если бы я предполагал, что можно подождать полгода-год и что-то изменится, возможно, я бы остался. Сейчас я не верю в быстрые перемены.

Тайга.инфо: Не боишься ли потерять связь с российской реальностью из Литвы?

— Нет. В России я прожил всю жизнь, ни разу не выезжал за границу. Не думаю, что за какое-либо время оторвусь от российской реальности. У меня в разных регионах России осталось много друзей и родственников. Плюс я уехал не в самом начале, а спустя 3,5 месяца жизни в новой реальности. Многие коллеги покинули страну в самом начале, поэтому помнят ее только до <...> [«спецоперации»], а сейчас это уже другая Россия. Надеюсь, что смогу напомнить им о том, что реально происходит тут в медиасфере.

Тайга.инфо: А что происходит?

— Разное. Просто я часто слышу, что независимая журналистика в России мертва, но я не согласен с этим. Так же, как не согласен с тезисом, что в стране остались только те, кто поддерживает <...> [«спецоперацию»], условные «плохие русские». Да, много людей, которые за, но много и тех, кто против. Россия сейчас не единая.

Беседовал Кирилл Букетов

*(По версии Минюста РФ, является СМИ, выполняющим функции иностранного агента. Мы обязаны указывать это по запретительным законам).

Мосгорсуд по иску прокуратуры признал «общественное движение „Штабы Навального“» и «Фонд борьбы с коррупцией» «экстремистскими» и запретил их деятельность в России. Организации уже ликвидированы. «Фонд борьбы с коррупцией» также ранее объявлен «иностранным агентом».





Новости из рубрики:



Мнения
Новосибирск был столицей науки. Теперь он стал центром научных репрессий
Илья Кабанов
Ученые находят решения проблем, стоящих перед человечеством. Поэтому их аресты — это репрессии против будущего.
© Тайга.инфо, 2004-2022
Версия: 5.0

Почта: info@taygainfo.ru

Телефон редакции:
+7 (383) 3-195-520

Коммерческая служба:
+7 (383) 3-192-552

Издание: 18+
Редакция не несет ответственности за достоверность информации, содержащейся в рекламных объявлениях. При полном или частичном использовании материалов гиперссылка на tayga.info обязательна.

Яндекс цитирования