Вячеслав Никитин: Байкал важнее, чем размер тарифов на экспорт электроэнергии
© Яна Долганина
Вячеслав Никитин: Байкал важнее, чем размер тарифов на экспорт электроэнергии
26 Авг 2016, 10:14 Заведующий лабораторией гидроэнергетических и водохозяйственных систем ИСЭМ СО РАН, доктор технических наук Вячеслав Никитин считает, что в переговорах по ГЭС на Селенге России нужно предложить Монголии реальные альтернативы и показать научно обоснованные последствия строительства в бассейне реки. О своем видении ситуации вокруг строительства гидроэлектростанций на Селенге и ее притоках в Монголии Вячеслав Никитин рассказал в интервью проекту #СпасиБайкал.

— Вячеслав Михайлович, с точки зрения энергетики, в чем вы видите основную опасность проектов строительства ГЭС в Монголии?

— Я понимаю ваш вопрос. И хотел бы, прежде всего, сказать о нюансах. Дело в том, что когда я читаю мнения экологов, в том числе весьма уважаемых и известных «друзей Байкала», я всегда поражаюсь четкости и однозначности их позиций. Все выходит или черным, или белым. Предполагается, что раз есть «друзья Байкала», то есть и его враги. Или, как минимум, какие-то «неправильные друзья». Так вот, с точки зрения энергетики вопрос строительства ГЭС в Монголии нельзя рассматривать столь однозначно. Нужно смотреть на эту проблему системно — и с точки зрения экономики, и энергетики, и экологии. Поэтому, прежде всего, я бы вообще слово «энергетика» не выделял. Это лишь одна из, скажем так, подсистем, в этой общей глобальной системе, которую мы обсуждаем сейчас.

Скажем, озеро Байкал, Иркутское водохранилище, Иркутская ГЭС как объект энергетики, нижний бьеф Иркутской ГЭС со всей прилегающей территорией — это единый природно-технический и социально-экономический комплекс. В нем все взаимосвязано. И к монгольским ГЭС нужно подходить с этих же позиций. И еще — Монголия — независимое государство. И они вправе самостоятельно решать вопросы собственной безопасности, в том числе водной и энергетической.

Поэтому я как эксперт в принципе не могу, извиняюсь, в отличие от общественников или журналистов, просто взять и сказать: будет ужасно или будет хорошо. Нужны исследования, расчеты, моделирование. А их пока нет. К счастью, сейчас Минприроды России провело тендер и заказало научные исследования по проблеме возможного влияния монгольских ГЭС на российскую часть бассейна Селенги и озеро Байкал. И это правильно, потому что необходимо иметь научно обоснованные данные о возможном воздействии ГЭС и последствиях для Российской Федерации. С этим потом и надо будет разговаривать с теми же монголами и с международными организациями.

— То есть это вопрос уже давно не только Монголии?


— Уже, да. Вопрос давно уже политический и давно уже международный. Не только в рамках двухсторонних отношений России и Монголии.

Когда у нас на руках будут результаты исследований, мы получим определенные выводы и сценарии возможного развития событий как по каждой ГЭС отдельно, так и по их совокупности (кумулятивный эффект). Пока же мы говорим о четырех проектах — ГЭС Шурэн, Эгийн-гол, Чаргайт и Орхон, причем последний, по сути, двойной — сама ГЭС и сезонное водохранилище с водоотводом Орхон — Гоби протяженностью около 1000 км. Для нас в России, на самом деле, не так важно, какими будут эти ГЭС. Для нас важно оценить — какое влияние они окажут на нашу территорию, особенно в экстремально маловодные и экстремально многоводные периоды. Это важнее.

— То есть, условно говоря, если Селенга будет зарегулирована, то будут проблемы с Байкалом и с Ангарским каскадом ГЭС?

— Да, причем особенно в маловодье. Но про Ангарский каскад забудьте, это просто фантазии журналистов. Если даже на него и будет какое-то влияние, то незначительное. Никто ведь воду никуда не увезет, она придет в Байкал в любом случае. Возможно, в измененном виде, но в каком именно — вопрос специальных исследований. Одно точно можно сказать — в количественном выражении ежегодный объем воды почти не изменится.

Что точно изменится, так это внутригодовой режим — летом воды будет меньше, зимой больше. Правда, это мечта любого энергетика, потому что в летние периоды спрос на энергию сокращается. А зимний режим — это как раз то, что всегда самое ценное, и цена другая. Поэтому про энергетиков мы в данной ситуации вообще можем не говорить.

Говорить нужно о водном хозяйстве — водный транспорт, рыболовство, промышленное и коммунальное водоснабжение, сельское хозяйство. Но и с ними надо предметно разбираться, изучать, какие у них могут — подчеркиваю, только могут возникнуть проблемы в результате регулирования стока Селенги. При каких именно объемах сбросов у них появятся проблемы на водозаборах или оголятся причалы. Нужны цифровые модели рельефа с использованием космических снимков.

Но, на самом деле, и эти категории водопользователей вряд ли значительно пострадают. В первую очередь надо все-таки про экологию думать, про воздействие на окружающую среду.

— И в каком направлении надо думать про экологию?

— Влияние на экосистемы, естественно, будет. Вопрос — в каком виде, при каких режимах работы ГЭС? На каких участках территорий? Мы попробуем это оценить с помощью понятия так называемых «экологических попусков». Для этого нужно сначала нарисовать всю картину, как будут меняться режимы — внутригодовые, внутрисезонные, внутримесячные и даже внутрисуточные. Многие не совсем понимают, что такое ГЭС, для чего они строится и как они работают.

— Выработка электроэнергии для покрытия пиковых нагрузок в энергосистеме?

— Именно. Есть так называемый суточный график электрической нагрузки. Есть, как правило, декабрьский максимум. Вообще вся энергетика — это планирование. Ведь любая ГЭС работает не сама по себе, как раньше, не на деревню, на мельницу и не на соседей. Она работает на всю энергосистему. И никому ее электроэнергия сама по себе не нужна, а нужна выдача в энергосистему в то время и в том объеме, когда это необходимо. Потому что ГЭС — это маневренные мощности. И монголам именно такие мощности и нужны. Потому что электроэнергии в базовом режиме у них достаточно.

— Значит, Монголии нужно помочь в этом вопросе…


— Правильно вы говорите. Монголии нужны пиковые мощности. И по сниженным тарифам. Или вообще бесплатно. Конечно, это не тема для энергетиков. Это не бизнес. О чем мы говорим? Если о Байкале, то, наверное, не так уж важно, каким будет тариф на электроэнергию? Единственная реальная альтернатива — долгосрочный контракт, гарантированные объемы поставки электроэнергии и мощности, стабильный и низкий тариф и, разумеется, государственные гарантии.

— И тогда они забудут про строительство ГЭС?

— Может и не забудут. У них там свой совет безопасности есть, пусть решают. Но тогда будет хотя бы разговор. А не как сейчас: «Как вы можете? Что вы делаете? Да мы пожалуемся в ЮНЕСКО!» Я просто в шоке от всего этого. Если мы говорим о сохранении экосистемы Байкала, то, наверное, на первый план не нужно ставить тарифы на экспорт электроэнергии. Надо обсуждать, доказывать, убеждать, предлагать альтернативы.

— С альтернативой вроде бы все понятно. Но кроме снижения тарифа что еще можно предложить?

— Реально я вижу только гарантированную поставку электроэнергии и мощности по действующим (реконструированным) ЛЭП. Кроме того, можно предложить монголам и участие в развитии сетевой инфраструктуры. Центральная энергосистема Монголии, основная в стране, давно уже не работает в замкнутом режиме. С юга к ней подводят ЛЭП, а там достраивают крупную угольную ТЭЦ. Монголия — не такая уж большая страна, и с помощью нескольких линий 220 кВ там можно решить все проблемы энергетики. Вы знаете, что из Китая Монголия уже импортирует в два раза больше электроэнергии, чем из России? Пока не вся китайская электроэнергия доходит до Центральной энергосистемы, но это временное явление. И не далек тот час, когда Монголия вообще не будет закупать электроэнергию у России по причине отсутствия необходимости. Китайцы ждать умеют. Да и другие страны могут помочь Монголии с созданием собственных электростанций.

— А что касается перспективы ВИЭ?

— Это только в мечтах экологов выглядит реальной альтернативой. Но в действительности с помощью солнечных батарей и ветряков можно решить только какие-то локальные проблемы. В целом на энергосистему такая генерация повлияет мало.

— Снижение тарифа — понятный ход. Что еще может сделать Россия?

— Вполне возможно, что если вопрос со строительством ГЭС все же не получится снять с повестки дня, то, может быть, стоит тогда подумать о строительстве электростанции и ее последующей эксплуатации совместно с монголами. Кстати, они это России уже предлагали. Но этот вопрос в состоянии решить только президент Владимир Владимирович Путин. Должно быть политическое решение. Китай приходит и говорит: «Вот вам миллиард долларов, вот условия». А мы выходим: «Ну, мы вам письмо сейчас напишем, в ЮНЕСКО пожалуемся, экологов направим».

Пока еще такое развитие событий кажется фантастикой. Однако следует учитывать, что мы уже, по сути, ушли из Монголии. И новое поколение политиков в этой стране нас уже не воспринимает и не понимает. Старшее поколение еще говорит по-русски, они во многом советские по мышлению. А молодежь не то что слов русских не знает, она даже и не пытается их узнать. Я, например, с ними только по-английски общаюсь…

Так что, если Монголия примет окончательное решение построить ГЭС, то может быть нам стоит принять в этом участие. Иначе это будут китайские ГЭС. Чтобы восстановить свое экономическое влияние в Монголии, надо что-то в эту страну вкладывать. Как это делал в прошлом Советский Союз, а сейчас делает Китай.

Кроме того, нужно сменить тон переговоров. Во-первых, показать реальные последствия этих ГЭС для бассейна Селенги и Байкала — научно обоснованные, просчитанные. Во-вторых, предложить взаимовыгодные альтернативы. Мы не должны говорить только «Не смейте, мы вам не разрешаем!» Мы должны договариваться. Надо комплексно, системно и по государственному решать вопросы. Пока же мы себя ведем как слон в посудной лавке. У нас давно сложившиеся дружественные, добрососедские отношения и при решении данного вопроса их можно и нужно сохранить.

Беседовал Александр Попов
Подписывайтесь на наш канал в Telegram:
только самые важные новости, мнения и интриги

Комментарии:
В связи с событиями, происходящими в мире, мы призываем вас к трезвому и взвешенному комментированию материалов на нашем сайте.

Мы с уважением относимся к праву каждого человека высказывать свое мнение. В то же время Тайга.инфо не приветствует призывы к агрессии, экстремизму, межнациональной вражде.

Также просим воздерживаться от оскорблений, в частности националистического характера.

Высказанные ниже мнения могут не совпадать с мнением редакции. Редакция не несет ответственности за содержание комментариев.

Не допустимы и удаляются комментарии, которые нарушают действующее законодательство и содержат:
  1. оскорбления личного, религиозного, национального, политического, рекламного и иных характеров;
  2. ссылки на источники информации, не имеющей отношения к обсуждаемой теме.
Нажимая кнопку «Комментировать», вы безоговорочно принимаете эти условия.

Рубрика:

Тип публикации:


Новости из рубрики:

Мнения
Совет Федерации или СИЗО?
Юрий Воробьев
К Хэллоуину-2017 «сладость или гадость» для ряда российских губернаторов окончательно сменилось дилеммой «Совфед или СИЗО?». Ничего только не было понятно по Виктору Ивановичу Назарову. Впрочем, по нему мало что было понятно всю «назаровскую пятилетку» Омской области. «Ничего» вообще можно было сделать девизом этой пятилетки.
© Тайга.инфо, 2004-2017
Версия: 5.0

Почта: info@taygainfo.ru

Телефон редакции:
+7 (383) 3-195-520

Издание: 18+
Редакция не несет ответственности за достоверность информации, содержащейся в рекламных объявлениях. При полном или частичном использовании материалов гиперссылка на tayga.info обязательна.

Яндекс цитирования
Региональное информационное агентство ВИА (сайт информационного агентства - Тайга.инфо / www.tayga.info), свидетельство о регистрации СМИ ИА №ФС 77 - 47277 от 11.11.2011, выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор)