Белорусская экзистенциальная революция

Роман Шамолин
03 Окт 2020, 07:55

Протесты в Белоруссии разворачиваются явно не по «ленинской» стратегии. Однако есть вполне устойчивое чувство, что мы стоим сейчас перед каким-то совсем новым явлением истории. Хотя бы уже потому, какое значение в нем принадлежит женщинам.

Ректор «Новосибирского открытого университета» Роман Шамолин специально для Тайги.инфо рассуждает о природе протестов в Белоруссии. Кандидат философских наук считает, что они имеют наднациональный и универсальный характер, в отличие, от, например, хабаровских. Лидерами протестов стали не профессиональные политики, а люди, готовые идти на силовиков с «сердечками».

Парадоксальность белорусской ситуации в том, что в противовес архаическому стандарту нынешнего президентского государства с его слоганами о сохранении «суверенной Беларуси», ­ люди, вышедшие на улицы, представили не свой национально-политический проект, а совершенно спонтанную, свободно родившуюся мощную волну общечеловеческих чувств и идей. Это позволяет выдвинуть гипотезу, что сегодняшняя белорусская революция имеет наднациональный, экуменический и экзистенциальный характер.

Многие из российских политологов и политиков сетуют: протестное движение граждан обречено, если у него нет отчетливой политической программы, если не сложилась сильная партийная система и централизованное управление. Однако здесь они не замечают одного: происходящее в Беларуси не есть революция политиков или какой-то прогрессивной партии, — это революция людей, которые утверждают свою свободу не в качестве программных постулатов, но — как экзистенциальную ценность, без которой просто не мыслится само существование. Это экзистенциальная революция.

Мы до сих пор опираемся на известный ленинский тезис, что без революционной интеллигенции, этой возбуждающей «революционной бациллы», — всякая активность народных масс сведется лишь к требованию обеспечить локальные, сиюминутные их интересы. Во многих случаях так и есть.

За примером ходить недолго, — жители Хабаровска, выходящие еженедельно на многотысячные митинги и шествия вот уже несколько месяцев, — не создали никакой иной идеи, кроме освобождения своего опального губернатора, Сергея Фургала. Да, цель сама по себе благородна, а последовательность граждан вызвала огромное уважение у всей страны. Но, при всем понимании, что Хабаровск сейчас отстаивает универсальное гражданское право на политический выбор, ­ это все еще локальная цель. И потому она не обладает той зажигательной энергией, что способна пробуждать к существенной солидарности другие российские города и регионы. Даже в самом многочисленном за Уралом городе, Новосибирске, — масштаб гражданской поддержки не превышает нескольких десятков человек. Экзистенциальная подлинность в Хабаровске еще не достигнута, — потому российское внимание почти сразу переключилось на события Беларуси, как только они начались. Люди почувствовали, что вот там, в соседней славянской стране начинается сейчас такое, что имеет действительно универсальный и проникновенный смысл.

Что касается лидеров белорусской революции, то и они совсем не похожи на тех профессиональных «политических гладиаторов», к которым мы в России привыкли, наблюдая, например, за работой Алексея Навального и его штаба.

Практически никто до преддверия летних президентских выборов не знал о существовании Марии Колесниковой и Светланы Тихановской, — они вышли на первые роли не благодаря долгой предварительной «работы с электоратом», но в силу какого-то почти случайного стечения исторических обстоятельств, в силу какого-то, опять же, — экзистенциального фатума. А теперь сложно представить, кто бы мог лучше этих отважных женщин сделаться символом протеста, главный принцип которого: «непротивление злу силою». Сложно представить, кто бы из нынешних профессиональных политиков шел навстречу ограждению из силовиков, улыбаясь и поднимая перед собой руки, сложенные в символ «сердечка», — как делала это прекрасная Мария Колесникова.

Очевидно, — белорусская революция разворачивается явно не по «ленинской» стратегии. Что же тогда стратегия: философия ненасилия (сатьяграха) Махатмы Ганди, пацифизм американских хиппи 60-х годов? Однако есть вполне устойчивое чувство, что мы стоим сейчас перед каким-то совсем новым явлением истории. Хотя бы уже потому, какое значение в нем принадлежит женщинам.


Комментарии:
В связи с событиями, происходящими в мире, мы призываем вас к трезвому и взвешенному комментированию материалов на нашем сайте.

Мы с уважением относимся к праву каждого человека высказывать свое мнение. В то же время Тайга.инфо не приветствует призывы к агрессии, экстремизму, межнациональной вражде.

Также просим воздерживаться от оскорблений, в частности националистического характера.

Высказанные ниже мнения могут не совпадать с мнением редакции. Редакция не несет ответственности за содержание комментариев.

Не допустимы и удаляются комментарии, которые нарушают действующее законодательство и содержат:
  1. оскорбления личного, религиозного, национального, политического, рекламного и иных характеров;
  2. ссылки на источники информации, не имеющей отношения к обсуждаемой теме.
Нажимая кнопку «Комментировать», вы безоговорочно принимаете эти условия.


Новости из рубрики:

Тайга.ТВ


На эту же тему
© Тайга.инфо, 2004-2020
Версия: 5.0

Почта: info@taygainfo.ru

Телефон редакции:
+7 (383) 3-195-520

Издание: 18+
Редакция не несет ответственности за достоверность информации, содержащейся в рекламных объявлениях. При полном или частичном использовании материалов гиперссылка на tayga.info обязательна.

Яндекс цитирования Яндекс.Метрика