Свидетель: Тулеев надавил на Щукина, чтобы он взял в управление «Разрез Инской» Юшваева

© Кирилл Канин. Александр Щукин, Алексей Иванов и Елена Троицкая (справа налево)
Свидетель: Тулеев надавил на Щукина, чтобы он взял в управление  «Разрез Инской» Юшваева
02 Мар 2019, 06:59

Очередные заседания по делу замов экс-губернатора Кузбасса Амана Тулеева Центральный суд Кемерова посвятил допросу одного свидетеля, гендиректора «Угольной компании «Менеджмент» Андрея Гайдина. Он объяснил, почему считает события июля 2016 года на «Разрезе Инском» рейдерским захватом, за которым, по его словам, стоял Тулеев и его подчиненные, рассказал об акционерах и инвесторах предприятия, его рентабельности и банкротстве, а также раскрыл некоторые «мошеннические схемы» отрасли.

Люди, которые стоят за «Разрезом Инским»

Генеральный директор ООО «Угольная компания „Инская“» Андрей Гайдин отработал в шахте 13 лет. Онопознал в зале суда Данильченко, Щукина, Вернигора и Троицкую. «Больше никого не знаю», — сказал свидетель. Он объяснил суду, что «УК"Инская» — комапания-правопреемник «Объединенной угольной компании „Менеджмент“».

Гайдин возглавлял «УК „Менеджмент“, которую связывали с"Разрезом Инским» договорные отношения: УК реализовывала уголь и возвращала деньги на шахту, оставляя себе 30 рублей с каждой тонны в качестве вознаграждения. Между У К и «Инским» на первом этапе был заключен договор на оказание консультационных услуг, а позже агентский договор.

Гайдин рассказал, что шахта «Разрез Инской» начала строиться в 2006 году, а к основной деятельности приступила в 2010 году. Уголь, добываемый на шахте, премиальный, марки «Д», востребован на экспорт. За рубеж уходило до 80% продукции. Согласно лицензионному соглашению «Инского» шахта должна ежегодно добывать 1,5 млн тонн угля. «Если два года „недобирать“ — придут „Кузбасснедра“ и заберут лицензию, если „перебирать“ — придет „Ростехнадзор“ начнет проверки и заставит переделывать проект». Но поскольку 90 суток в год шахта правомерно тратит на перемонтаж, то 1,5 млн тонн шахта никогда не добывала, и нарушением лицензионного соглашения это не является.

143289

До «Угольной компании «Менеджмент» дела шахты вела управляющая компания «Промуглесбыт», но акционеры «перестали доверять УК «Промуглесбыт» и УК «Менеджмент» должна была «причесать бюджет и урегулировать бюджетный процесс, в том числе выплату зарплат и налогов». А до УК «Промуглесбыт» шахту вела компания «Промуглесбытсервис», против которой было возбуждено уголовное дело о неуплате налогов. «УК «Менеджмент» шахта досталась с задолженностью, которую УК существенно снизила, но не до конца.

«На должность генерального директора «УК «Менеджмент» меня назначали основной акционер Илья Наумович Гаврилов и учредитель Олег Данилов. Это было в сентябре 2013 года», -сообщил Гайдин. До конца 2013 — середины 2014 года в число акционеров входил также Гавриил Юшваев, который продал свои акции Гаврилову. Также в число акционеров входили Якобашвили и Харольский. Ни Харольского, ни Якобашвили Гайдин «никогда в глаза не видел», с Юшваевым и Гавриловым знаком лично, «воочию». Перед Гайдиным стояли задачи согласовывать бюджет шахты и следить, чтобы деньги не расходовались нецелевым образом.

«Все суммы, которые акционеры вкладывали в „Разрез Инской“, заходили через господина Гаврилова, — объяснил свидетель, — так же транзитом через Гаврилова вложения должны возвращаться акционерам». Илья Гаврилов оставался основным акционером предприятия до декабря 2015-января 2016 года, потом он передал свои акции Антону Цыганкову. Почему и за какие деньги Гайдину не известно. В июне 2016 года Цыганков, имея 51% акций «Разреза Инского», подтвердил полномочия Гайдина как гендиректора УК на собрании акционеров.

Единственным инвестором шахты был все это время и остается Гавриил Юшваев. Так, например, в 2014 году Юшваев давал коммерческие займы «Инскому» на перемонтаж новой лавы более 900 млн рублей, а в апреле 2015 года — более 400 млн рублей. Итого, только в перемонтаж двух лав он вложил 1,4 млрд рублей за два года. Совокупный бюджет шахты (доходы и расходы) в 2015 году составлял около 3 млрд рублей. В 2016 году, поскольку угля и доходов почти не было, бюджет составил около 1,8 млрд рублей. Гайдин ежемесячно письменно отчитывался перед Юшваевым о финансовом состоянии шахты, о приходе и расходе средств. Представителем Юшваева для Гайдина был некто Горин.(см. ниже «Две твердыни: Щукин и Юшваев… и давление Тулеева» — прим. Тайги.инфо))

О Цыганкове Гайдин рассказал, что он адвокат, раньше имел отношение к УК «Промуглесбыт», «был ликвидатором банкрота». Гайдин познакомился с Цыганковым в 2014 году. Цыганков «фактически был гендиректором „Промуглесбыта“ и УК "Промуглесбытсервис». «Стоят ли за душой Цыганкова деньги, или не стоят, я не знаю, — сообщил свидетель, — По Юшваеву понятно: он 82-ой, кажется, в „Форбсе“ со своими 1,2 млрд».

В управлении шахтой «Разреза Инского» Цыганков не участвовал, деньги в неё не вкладывал. О том, что Цыганков является акционером предприятия Гайдинузнал только в мае 2016 года при подготовке к собранию акционеров из списка, предоставленного реестродержателем. Никаких подробностей и сумм, характеризующих движение акций между акционерами Гайдин сообщить не смог.

143661

20 июля 2015 года между «УК „Менеджмент“» и Антоном Цыганковым, как физическим лицом, поскольку на тот момент он был для УК «никем», был заключен договор займа. Согласно этому договору «УК „Менеджмент“ до 31 июля 2015 года выдавал Цыганкову 19,5 млн рублей под 9,1%, которые Цыганков должен был вернуть до 31 декабря 2015 года. Гайдин на момент подписания договора займа „на очистной комбайн“ (см. ниже „Хотелки“ от „захватчиков“ и „Балтика“ акционера Цыганкова» — прим. Тайги.инфо) был в отпуске в Словении, и подписывал договор технический директор Олег Копытов, поскольку это было в его компетенции. «Имею право и выдаю», — привел Гайдин основание для выдачи займа. Цыганков вернул займ с процентами в размере 23−24 млн рублей, но не в 2015-ом, а в 2018 году.

Гайдин подтвердил, что в июне 2016 года состоялось собрание акционеров, и там присутствовали он сам, Цыганков, Лыбин, Копытов и нотариус. Андрея Месяца Гайдин не назвал, хотя ранее юрист «Инского» Ольга Роут сообщила суду, что на этом собрании «Месяц по форме докладывал Цыганкову» о делах на шахте. О проблемах на шахте и путях выхода из них Гайдин перед собранием рассказывал Цыганкову при личной встрече.

На вопрос, какие меры Цыганков предпринимал, чтобы помочь шахте, Гайдин ответил: «Не мешал».

Шахта попала в нарушение: кто виноват и что делать?

До февраля 2016 года непосредственное оперативное руководство шахтой осуществлял гендиректор Олег Пожидаев, с февраля 2016 года — Андрей Месяц. Назначение гендиректоров находилось в компетенции Гайдина.

«Задолженность по зарплате возникла из-за того, что шахта попала в геологическое нарушение-сообщил Гайдин. — Разрыв угольного пласта с амплитудой 14 метров и по простиранию до 45 метров. Во время устранения этого нарушения шахта оставалась без угля и не могла получать деньги за его реализацию. Мы пытались финансировать шахту из разных источников, в том числе привлекали заемные и личные средства, но к июлю 2016 года задолженность по зарплате была уже два месяца и составляла около 50 млн рублей».

Нарушение обнаружилось в середине 2015 года. Шахта работала согласно проекту, который разработал институт «Гипроуголь», поэтому выяснять, кто виноват в ситуации ученые-геологи, разведчики или шахтеры, Гайдин считает непродуктивным.

Технический совет шахты единогласно решил, что на прохождение нарушения, исходя из расчета крепости породы 2,5−3, уйдет два месяца. Анализ крепости породы проводили три независимых лаборатории, в том числе АО «Западно-Сибирский испытательный центр», где Гайдин акционер и председатель совета директоров. Впоследствии сотрудник обладминистрации Хлебунов привозил на шахту группу независимых экспертов, и они единогласно заключили, что на тот момент решение идти по породе было единственно верным.

144832

«Другой вариант был — похоронить комплекс там, где он есть, — утверждает Гайдин, — пройти новую монтажную, новый проект, купить новый комплекс, смонтировать его. При идеальных условиях на это ушло бы 4−6 месяцев. Думаю мы прошли дешевле».

Поход с главным инженером в администрацию области для дачи технических объяснений Гайдин обрисовал так: «Написал господин Тулеев господину Новаку: „Уважаемый! Разберитесь с шахтой! Они там что-то делают“. Нас вызвали, послушали и удивились: „Вы зачем приехали?“».

Поскольку шахта готовилась к перемонтажу лавы и аккумулировала деньги, на момент принятия решения о прохождении нарушения на счетах предприятия было порядка 400−450 млн рублей. Кроме того на складе хранилось около 150 тыс. тонн угля. «У нас денег было достаточно, — считает Гайдин, — первые финансовые проблемы мы поимели только в конце ноября 2015 года. А первая задолженность по зарплате появилась только в марте 2016 года».

В 2015 году было возбуждено уголовное дело о невыплате «Разрезом Инским» налогов, фигурантами в нем стали «предыдущий акционер и член совета директоров». В 2016 году шахта имела задолженности перед всеми бюджетными и внебюждетными фондами. В 2016 году поступило первое заявление о банкротстве «Инского». Было «два-три случая, когда «УК «Менеджмент» продавала долги «Разреза Инского» по уступке права-требования», в частности некой энергоснабжающей организации.

Дважды Гайдин присутствовал на совещаниях в администрации Кемеровской области, где обсуждалась задолженность шахты перед налоговой инспекцией, которая в 2016 году составляла 300−400 млн рублей. «Вызовы на финмониторинг- это инициатива налоговой», — показал свидетель. Отвечая на вопросы подсудимого экс-замгубернатора Алексея Иванова, Гайдин вспомнил подробности этих «штабов» в администрации и оценил их роль в судьбе шахты.

Подсудимый Иванов: -Андрей Павлович, в администрации на совещаниях в феврале и апреле 2016 года, вы были один?

Андрей Гайдин: — В феврале с главным инженером Чернядьевым, а в апреле с Месяцем.

Подсудимый Иванов: — Кто ещё присутствовал на совещаниях?

Андрей Гайдин: — Первый заместитель губернатора Максим Макин и сплошные «погоны» (руководители всех правоохранительных органов).

Подсудимый Иванов: — Какие вопросы там решались?

Андрей Гайдин: — Вопросов не решалось ровно ни одного на этих совещаниях.

Подсудимый Иванов: — А вам какие вопросы задавали?

Андрей Гайдин: — Почему не платятся налоги? Когда будут платиться налоги? По зарплате вопросов не было.

Подсудимый Иванов: — А как же пункт шестой из решения февральского штаба: «до 1 апреля 2016 года — погасить задолженность по зарплате, до 1 мая — задолженность по НДФЛ, до 1 июля — по государственным внебюджетным фондам». Такая справка выдавалась всем присутствующим.

Андрей Гайдин: — Я не видел. Непонятно для чего меня туда приглашали: я и не «Разрез Инской», и не представитель акционера.

Подсудимый Иванов: — А как же решение от 28 апреля, согласно которому вы с Данильченко к 1 июля должны были разработать совместный план по урегулированию ситуации?

Андрей Гайдин: — Совместного ничего не было. Я искал возможность привлечения заемных средств.

О том, что правоохранительные органы услышали о проблемах шахты Андрей Гайдин делает вывод из постановлений о привлечении гендиректоров Олега Пожидаева и Андрея Месяца за невыплату зарплаты и налогов. Напомним, что в феврале 2016 года Олег Пожидаев покинул пост гендиректора Шахты.

С декабря 2015 года Гайдин искал заемные средства на выплату заработной платы.

Митинг 8 июля и 30 миллионов за будущий уголь

Тем не менее, «Инской" все время платил зарплату частями, до 70% в месяц. Вообще без денег шахтеры не оставались, но высказывали недовольство и писали жалобы. В свою очередь «УК «Менеджмент» взяла на себя погашение всех пени и штрафов по просроченным кредитам, чтобы люди не страдали. Забастовочных настроений, да и собственно забастовки на шахте не было, считает свидетель, а была встреча коллектива с руководителем. Позже, по настоятельным вопросам адвокатов, Гайдин подобрал к событию 8 июля 2016 года определение «митинг». В истории предприятия такой «митинг» случился только один раз.

8 июля в 7:30 — 8:00 утра Гайдину позвонил гендиректор шахты Андрей Месяц и сказал, что часть смены не пошла в забой и хочет встретиться с Гайдиным, как с председателем совета директоров, чтобы услышать перспективу погашения долгов по заработной плате. Это была пятница, когда Гайдин приехал на шахту, там стояло 45 человек — ремонтная смена лавы и два проходческих участка. Остальные вышли на смену, шахта работала. Встретились, проговорили, рабочие требовали погашения заработной платы, других требований не было.

145014

Говорили около часа, потом от коллектива шахты было выделено четыре человека в согласительную комиссию, включая начальника проходческой бригады Пасынкова, чтобы можно было подписать соглашение, и пятым был председатель профкома Кутенев. Гайдину «достоверно известно», что «Разрез Инской» не платит зарплату Юрию Кутеневу, поскольку тот сотрудник «не шахты, а теркома работников угольной промышленности». (Ранее Кутенев, давая показания, утверждал, что получал зарплату с профсоюзных взносов работников «Инского». Не было у них зарплаты — не было у него, а также, вместе в работниками «Инского» он получил выплату задолженности из фонда «Милосердие» — прим. Тайги.инфо)

Собрались в кабинете Месяца, Гайдин озвучил, что существует соглашение о финансировании «Инского» компанией «Регионсервис», которая внесет в качестве предоплаты за уголь 50 млн рублей. Переговоры с «Регионсервисом» Гайдин вел с мая 2016 года, компания была заинтересована в том, чтобы обогащать уголь «Инского» на своей установке. В соглашении с «Регионсервисом» были прописаны сроки поставки угля: август-октябрь 2016 года. Эта информация на шахте к 8 июля уже была, Гайдин считает, что рабочие хотели встретиться с ним, чтобы он лично её озвучил «как истину в последней инстанции», и 8 июля Гайдин ехал на шахту «с готовым решением по деньгам».

Месяц и Кутенев подписали соглашение о том, что до 15 июля будет выплачено 30 миллионов рублей, эту дату обозначил Гайдин, исходя из договоренностей с «Регионсервисом», и коллектив на неё согласился, а 25−27 июля поступит еще 20 миллионов рублей, это хватало для полного погашения задолженности по зарплате. Народ собрался и ушел в шахту, ещё «первая смена часов в 12:00 до 14:00, но это не точно» — очевидцем Гайдин не был.

Соглашение с «Регионсервисом» формировалось с конца июня 2016 года, и к 5−6 июля вылилось в решение заплатить 50 млн рублей под будущие поставки угля, 6−7 июля договорились, что оплата будет произведена 18−19 июля. Рабочие потребовали выплату 15 июля, «Регионсервис» свою готовность подтвердил.

На этот момент «низ лавы уже был в угле, ещё не в чистом, но были понятны перспективы».Гайдин был уверен в датах, указанных в соглашении, иначе не подписывал бы документ, потому что «людям один раз соврешь — потом они больше не поверят».

Из показаний, которые Гайдин давал 8 июля 2016 года, в суде позже огласили: «В настоящее время на „Разрезе Инской“ сформировалась задолженность по заработной плате 61 млн 900 тыс. рублей при среднем фонде оплаты труда 25 млн, то есть имеется следующая задолженность 60% за март, 90% за апрель, и полная задолженность за май месяц 2016 года». Гайдин цифры полностью подтвердил и противоречия списал на то, что «прошло много времени».

8 июля разговора о приходе новой команды не было.

Я мог в любое время жестко наклонить «Регионсервис»

«Андрей Павлович, помните ли вы содержание телефонных разговоров, которые состоялись между нами 8 июля в 13:05, 14:11, 14:17. О содержании и о просьбах, которые вы мне высказали?» — спросил у свидетеля подсудимый экс-замгубернатора Александр Данильченко.

Гайдин ответил, что помнит только два разговора, в которых ничего у Данильченко не просил, объяснил ему, что ситуация исчерпана, и он спешит на встречу в «Регионсервис». Данильченко настаивал на встрече и хотел приехать, Гайдин решил его дождаться.

Часа через два-три приехали представители администрации: Хлебунов, Данильченко, Троицкая. Гайдин сначала предполагал, что они приехали с целью понять ситуацию, также приехали представители следственного комитета и прокуратуры, от следственного комитета был некто Муллин. «Нам озвучили, что нас всех посадят из-за задолженности по заработной плате, нам мазали лоб зеленкой, условно говоря, — вспоминает Гайдин. — Мы с Месяцем объяснили, что задолженность будет погашена, ситуация под контролем, по громкой связи представитель „Регионсервиса“ подтвердил, что предоплата поступит вовремя». В переговорах со стороны угольщиков участвовал также заместитель Гайдина Олег Копытов.

Подсудимая Елена Троицкая, задавая вопросы, вернула Гайдина к совещанию в кабинете Месяца и попросила уточнить детали разговора с «Регионсервисом» по громкой связи. Троицкая считала, что Гайдин разговаривал с гендиректором компании Владимиром Воробьем, который в итоге подписал соглашение с «Инским». Гайдин, объяснил, что это не так, и ни с каким Воробьем он не разговаривал, а общался с его хозяином Александром Терешенковым — учредителем компании. Соглашение на 8 июля было устным. Представители администрации жестко сказали, что пока не увидят подписанного соглашения с «Регионсервисом» в решение проблемы не поверят.

Андрей Гайдин: — Вашей заслуги в этом соглашении никакой нет.

Подсудимая Троицкая: — Я не про мои заслуги, а про то, кто подписал, и каким образом соглашение было доставлено?

Андрей Гайдин: — Подписал гендиректор Воробей. А пришло оно по факсу, хрен его знает, может по электронной почте. Не помню.

Судья Вялов: — На маты только не переходите.

Подсудимая Троицкая: — Говорил ли Терешенков по громкой связи: «Пока я уголь не увижу, денег тебе не дам?»

Андрей Гайдин: -Нет, конечно.

Подсудимая Троицкая: — А как вы собирались гасить задолженность, если даты в соглашении с коллективом и с «Регионсервисом» не совпадают?

В суде обозрели два соглашения. В очередной раз между Месяцем и Кутеневым: выплатить коллективу 30 млн рублей до 15 июля и 20 млн до 29 августа. И, впервые, соглашение-факс о сотрудничестве с «Регионсервисом»: «На расчетный счет „УК"Менеджмент“ 30 млн рублей поступят с 15 по 25 июля».

144752

Адвокаты наперебой стали задавать вопросы, как совместить «погасить до 15-го» и «поступят с 15-го». Гайдин пояснил, что деньги от «Регионсервиса» вышли бы утром 15 июля, после обеда были бы на счету «Менеджмента» и через полтора часа на банковских картах работников. «15-го они мне перечисляют — я перечисляю. Формулировка бумажная не права. С людьми договоренность была до конца дня 15 июля», — сказал свидетель.

Адвокат Юлова: — Если вы, как гендиректор компании-агента, которая ничем не управляет и ничем не занимается, у неё нет денег на выплату зарплаты, присутствуете на совещании, как вы могли юридически гарантировать эту выплату. Фактически этого было достаточно. А как юридически?

Судья Вялов: — Снят вопрос, свидетель неоднократно пояснял, что это было джентельменское соглашение.

На вопрос, что бы было, если бы «Регионсервис» правомерно решил в рамках соглашения перечислить деньги не 15-го, а например, 17-го июля, Гайдин ответил:" У них полгода монтировалась и была смонтирована установка на территории разреза «Инской», если уголь не поступит — их экономика летит. Если честно, я их в любое время мог очень жестко наклонить с точки зрения производства". Переговоры с ними начались в мае, но много денег уходило на монтаж установки, и «они сами сказали, что деньги от монтажа освободятся в июне». О том, что означает термин «наклонить», состоялась уточняющая дискуссия во второй день слушаний. Де-юре свелось к следующему утверждению свидетеля:

Андрей Гайдин: — Компания «Регионсервис» — это серьезная компания из серьезной группы компаний, она в период дикого безденежья профинансировала нас на перемонтаж будущей лавы на 450 млн рублей.

Гайдин пообещал Данильченко, если что-то не будет получаться, позвонить и сообщить об этом за сутки, 14 июля. Тогда же в кабинете Месяца зашла речь о выплате зарплаты из фонда «Милосердие».В итоге Данильченко предложил встретиться в понедельник 11 июля, посмотреть как развивается ситуация.

Рейдерский захват «Разреза Инского»

В понедельник Гайдин на шахту не поехал. «Приехал мой зам Копытов, зашел в кабинет гендиректора, — рассказывает свидетель. -Там сидел Хлебунов, который ему сказал: „А что ты сюда приехал? Мы в ваших услугах не нуждаемся. Мы приведем новую команду. Ты свободен“. Копытов позвонил мне, сказал: „Решай, что делать. Может с кулаками на них кидаться?“. В моем понимании это был захват шахты».О том, какая «команда профессионалов» придет на предприятие Гайдину тогда известно не было. Он считает, что фактически совет директоров был упразднен. Позднее Месяц по телефону сообщил Гайдину, что это команда Щукина.

11 июля сначала на шахте, а позже, с 18:00 до 24:00, следственный комитет провел в «УК Менеджмент» выемку документов по постановлению о возбуждении уголовного дела против Андрея Месяца. Гайдин считает, что это дело о невыплате зарплаты, которое «висит до сих пор».

Освободившись «в начале первого», Гайдин из СМИ узнал об аресте Антона Цыганкова. Освободили Цыганкова 12 или 13 июля.

145014

Почему часть задолженности перед работниками шахты 12 июля выплатил фонд «Милосердие"для Гайдина «до сих пор остается загадкой». Люди написали заявления и им погасили задолженность в объеме 23,5 млн рублей. Почему и при каких обстоятельствах работники писали заявления в фонд Гайдину не известно, он знает только, что руководящему составу шахты было сказано, что «они обойдутся без денег».

Сотрудникам объявили, что на шахте будет новый генеральный директор. Привезли главного инженера шахты «Грамотеинской» Сидорова. Привели его в кабинет Месяца. Месяц выписал ему доверенность, «о том, что всё, правь!». На шахте никогда прежде такой практики не было, гендиректора назначал совет директоров. При всех этих событиях Гайдин лично не присутствовал. Новая команда сразу привела на шахту свою службу безопасности.

Лично к Гайдину никто силовых методов не применял. Три агентских договора между «Менеджментом» и «Разрезом Инским» продолжали действовать, их никто не расторгал, и не уведомлял УК. «Если на шахту зашел хозяин новый, то ему эти договоры фиолетовы», — обозначил позицию Гайдин.

Две твердыни: Щукин, Юшваев и давление Тулеева

В вторник 12 июля 2016 года утромГайдину позвонил Щукин и предложил встретиться. Гайдин знал Щукина с 2006 года, поскольку работал в одной из его компаний. Гайдин и коммерческий директор «УК Менеджмент» Петр Плетнев поехали на встречу в первой половине дня."Я захожу на эту шахту, в качестве управленца, хотя не очень-то хотелось", — сообщил Гайдину Щукин.

На вопросы Гайдина почему, Щукин пояснил, что принял это решение под давлением со стороны губернатора Амана Тулеева. Щукин понимал, что ему предстоит разговор с инвестором и серьезная работа на предприятии, но относился к этому без страха, даже планировал строить на «Инском» горно-обогатительную фабрику.

На вопрос прокурора о смене собственника, Гайдин ответил, что разговоров с Щукиным про собственность не было.

Щукин предупредил Гайдина, что «его ждут на „Разрезе Инском“ с наручниками, и что ехать туда ему не стоит». Гайдин благодарен Щукину за это предостережение, на шахту он не поехал. Позже, Гайдин уточнил, что сразу после этого разговора он отправился в больницу, и отрицал, что пытался скрыться от правоохранительных органов.

Утром в четверг 14 июля Гайдин позвонил Щукину и договорился о встрече с 12:00 до 14:00, «чтобы решить вопрос о своих обязательствах перед коллективом шахты», поскольку он же обещал коллективу погасить долг по зарплате. Гайдин приехал в офис Щукина на улице Черноморской, позвонил Горину и передал трубку Щукину. Щукин поговорил с Гориным и Юшваевым. Юшваев назначил на субботу, 16 июля, встречу в Москве, в ресторане на Рублевском шоссе на 11:00 (уточнение подсудимого Вернигора - прим. Тайги.инфо). Юшваев «естественно хотел вернуть вложенные в шахту деньги».

Переговоры 16 июля состоялась. И Горин, и Щукин по телефону сообщили Гайдину, что все вопросы между Юшваевым и Щукиным решены. Щукин, сказал, что вернется к разговору об обязательствах Гайдина перед коллективом шахты позже. Горин сообщил Гайдину, что теперь Гайдин будет контролировать возврат средств Юшваеву от Щукина. Никаких деталей договоренностей Юшваева и Щукина Гайдин не знает.

На уточняющие вопросы прокурора Гайдин ответил, что оба — Горин и Щукин сказали: «Обо всём договорились». Это всё, что они мне сказали. О чём договорились и о чём говорили, не знаю. Из телефонных разговоров стало понятно, что переговоры состоялись, что достигли договорённостей. Подробности не говорили.

138935

Озвучивалась некая сумма 1 млрд 200 млн рублей. Эти деньги Щукин «за что-то» должен был передать Юшваеву. За что именно осталось непонятным, Гайдин уточнить не смог.

В воскресенье 17 июля Щукин позвонил Гайдину и сказал, что «он много подумал и не будет заходить на шахту», ничем это не объясняя. «Это был сюрприз, этого никто не ожидал — утверждает свидетель. — Я позвонил Горину, он позвонил Юшваеву, у меня на Юшваева прямого выхода не было, я получил отмашку от Юшваева через Горина возвращаться на шахту».

Подсудимый Щукин:— Можно я уточню?

Судья Вялов: — Конечно, Александр Филиппыч.

Подсудимый Щукин:— Я вообще, ваша честь, с Гайдиным ни про какие деньги не говорил. Зачем? Даже у него есть коммерческая тайна (Гайдин неоднократно ссылался на неё при даче показаний — прим. Тайги.инфо). Зачем ему мои деньги считать? У меня отец был, Царствие Небесное, он говорил так: «Плохо, когда не знаешь, а ещё и забудешь».

Судья Вялов: -Спасибо, поразили нас глубиной, при допросах очень пригодится.

Подсудимый Щукин: -Конечно, пригодится.

18 июля Месяц объявил Сидорову обо всем, когда Гайдин приехал Сидорова на «Инском» уже не было. Гайдин, Месяц и заместитель по производству Казаков спустились в шахту, поскольку она простояла неделю. Все вернулись к своим обязанностям.

Отношений непосредственно со Щукиным у «Инского» больше не было, только часть изношенного оборудования ремонтировали на принадлежащем ему заводе. Чуть позже, когда вопросы задавал Александр Щукин, возник, правда, такой обмен репликами.

Подсудимый Щукин: — Андрей Палыч, скажите, а кто сейчас работает у вас на «Разрезе» директором?

Андрей Гайдин: — С 4 февраля 2019 года Адонин, ваш бывший…

Подсудимый Щукин:— Значит, без нашего руководства никак не можете обойтись. Все, вопросов нет.

Судья Вялов: — Что опять «зашли», что ли? (шутя)

Вернувшись на «Инской» 18 июля Гайдин привлек «другие деньги» — 175 млн рублей, с 19 июля по 12 августа все долги по зарплатам были погашены. На уточняющий вопрос свидетель ответил, что 175 млн рублей шахте дал инвестор Гавриил Юшваев.

Полностью задолженность по зарплате погасили ко Дню шахтера (до 28 августа 2016 года), и больше она никогда не возникала. В сентябре на шахте пошел уголь, в октябре УК начала его продавать. За 2016 год было реализовано 280тыс тонн угля.

«Хотелки» от «захватчиков» и «Балтика» акционера Цыганкова

Отношения с Данильченко и Хлебуновым у «Инского» после 18 июля продолжались: они как сотрудники администрации области писали на шахту запросы о состоянии и вели статистику.

Елена Троицкая попросил Гайдина прокомментировать его мнение, что произошел захват шахты. Гайдин ответил небольшим эмоциональным монологом: «С 12 июля 2016 года у меня это мнение было и будет. Когда на предприятие пришли представители администрации области, а администрация не имеет права влазить в дела хозяйствующих субъектов, пришли представители правоохранительных органов, пришли представители другой компании и посадили своего директора. Как это называется? Благотворительная помощь? Это называется рейдерский захват предприятия! Все, кто участвовал в этих событиях, — захватчики».

Подсудимый Данильченко: — А ваши письменные обращения ко мне вы помните, чтобы администрация Кемеровской области выступила поручителем перед МЧС России, чтобы с шахты не снимали горно-спасательное обслуживание, перед энергетиками, которые обслуживали предприятие, а также об оказании правовой помощи «Разрезу Инскому» в связи с заявлением о банкротстве от ООО «Балтика»?

Андрей Гайдин: — По поводу МЧС в части платежей ВГСЧ я обращался два-три раза с просьбой к администрации области, но это было еще до 8 июля. По «Балтике» — там сложная ситуация, да я обращался за юридической помощью, чтобы в арбитражном суде администрация была на нашей стороне, и суд не обращал взыскание на очистной комбайн. По энергетике обращения не помню, у нас с энергетиками свои отношения, могу допустить теоретически, что они были.

Подсудимая Троицкая: — Ну, а если мы захватчики, если Данильченко захватчик, то почему вы продолжали обращаться в администрацию области со своими «хотелками»? Например, 16 августа 2016 года вы же просили Данильченко оказать содействие в судебном разбирательстве о банкротстве «Инского».

Андрей Гайдин: — Вам знакомо положение о госслужащих? Я обращаюсь в администрацию, потому что вы же должны чем-то заниматься.

Судья Вялов: — Вы их решили занять? (смех в зале)

Обращение от 16 августа обозрели в заседании. Дата суда о банкротстве «Инского» по заявлению ООО «Балтика» была назначена на 20 июля. Вообще с «Балтиками» вышла какая-то неразбериха: их оказалось несколько. Одно ООО «Балтика» зарегистрировано по тому же адресу, что и «Разрез Инской» (в административном здании шахты). Директор этой «Балтики» — Антон Цыганков, а учредитель — некто Бобров из команды Гайдина.

143358

Еще раз какая-то «Балтика» прозвучала 21 августа 2016 года в объяснительных показаниях Гайдина следователю в разговоре о займе Цыганкову 19,5 млн рублей. «Эта история тянется с момента, когда в начале 2012 года УК „Промуглесбыт“ заключила контракт с ООО „Балтика“ на поставку „Разрезу Инскому“ комплектующих для польского очистного комбайна „КоПекс“. Эта схема, по моему мнению, была изначально мошеннической, — рассказывал тогда Гайдин. — Впоследствии по этому договору „Инской“ перечислил „Балтике“ 60 млн рублей, при этом комплектующие были поставлены, и комбайн работает в шахте по настоящее время. Но 60 млн рублей были перечислены не „Балтике“ — поставщику комплектующих, а „Балтике“ с другим ИНН и растворились по счетам фирм однодневок».

Очистной комбайн на шахте нужно было сохранить любой ценой. Цыганков купил ООО «Балтику», как владельца комбайна, потому что из-за неоплаты право собственности на комбайн к «Инскому» не перешло.

Миллиард? Два? Рубль? Сколько стоит «Разрез Инской»?

Польская компания «КОПекс» 60 млн не получила, стала банкротить «Балтику», там ввели внешнее управление, а комбайн работал на «Инском», но все ещё числился за этой самой «Балтикой», которая тоже денег на получила. Акционеры «Инского» решили требования кредиторов удовлетворить, при этом Цыганков должен был стать акционером и новым собственником этой «Балтики», отвечал за всю операцию основной акционер Гаврилов. Цыганков должен был последовательно гасить требования кредитора. После, из 407 млн рублей инвестиций акционеров (читай Юшваева) на монтаж лавы в «Разрез Инской» 19,5 млн было решено выделить Цыганкову на удовлетворение требований «Балтики» — кредитора «Инского». Основные счета «УК «Менеджмент», откуда могли перечислить деньги находились в новосибирских филиалах «Альфа-банка» и «МДМ-банка».

Таким образом, Цыганков приобрел 100% акций ООО «Балтика», чтобы очистной комбайн остался на шахте. Займ Цыганков вернул безналом на расчетный счет, чтобы узнать в каком банке Гайдин сначала предложил адвокату Новиковой сделать официальный запрос в его «Угольную компанию «Инская». Как оказалось, УК «Инская» выкупила у Цыганкова 51% акций шахты «Разрез Инской». Потом счет за очистной комбайн как-то объединился с покупкой акций ООО «Балтика», а «УК «Инская» с УК «Менеджмент», но как это произошло, для корреспондента Тайги.инфо, по словам Гайдина, коммерческая тайна.

144378

УК «Инская» с конца 2018 года -полный правопреемник УК «Менеджмент», и основной акционер «Разреза «Инской» поскольку купила пакет 51% акций у Цыганкова.

Этот момент оказался принципиальным для адвоката Щукина Елены Юловой, которая не получала от свидетеля ответа на свои вопросы о стоимости пакета акций «Инского». «Для нас это не коммерческая тайна, а квалифицирующий признак: часть 2-ая или часть 3-я ст. 163 УК РФ, — пояснила Юлова. -Миллиард? Два? Рубль?»

Судья Вялов: — Елена Геннадьевна, а с какой суммы начинается «особо крупный размер»?

Адвокат Юлова: — Особо крупный — свыше 250 тысяч рублей, но Цыганков купил у Гаврилова этот же пакет за 1 рубль, что дает вторую часть, а не третью, нам особо крупный размер не нужен.

Андрей Гайдин: — Прошу прощения, это несколько десятков миллионов рублей.

Деньги из «Милосердия»

Также с Данильченко и Хлебуновым «шли постоянные разговоры» о том, как будут возвращать деньги из фонда «Милосердие». «Я их оттуда не брал, — объяснил свою позицию Гайдин. — Теперь это вопрос шахты».

Свидетель настаивает, что деньги были бы выплачены 15 июля из привлеченных от «Регионсервиса» средств, если бы 11 июля «УК «Менеджмент» не выдворили с шахты. «Регионсервис» от исполнения финансовых договоренностей отказался, сославшись на необычные смены управляющих команд «Инского».

Письменное соглашение, между тем, между «УК «Менеджмент» и «Регионсервис» никто не расторгал. Терешенков «изо всех СМИ» узнал о событиях на шахте и в телефонном разговоре 12 или 13 июля уведомил Гайдина, что денег ему не даст. «А я бы и не взял, если бы они 12 июля поступили, — утверждает свидетель.- Если у меня разрез отняли, как я верну?».

Сейчас «Разрез Инской» с «Регионсревисом» связывают договорные отношения: «Регионсервис» перерабатывает уголь шахты за 3−5% объема.

Вопрос, кто должен возвращать в фонд деньги на заседаниях ставился неоднократно. «Я никому ничего не должен», — считает Гайдин. Зарплату за март-апрель 2016 года «фонд „Милосердие“ выплатил по собственной инициативе».

Адвокат Новикова:—  Если директор, по вашим словам, финансовыми вопросами не занимался, а только операционным управлением, то каким образом он должен был решить вопрос о выплатах из «Милосердия»?

Судья Вялов: — А при каком директоре были выплачены деньги из фонда?

Андрей Гайдин: — При Сидорове уже.

Судья Вялов:—  При Сидорове, не Месяце?

Адвокат Новикова:—  Вы же сказали, что он не был директором. Ему была выдана доверенность, а директором оставался Месяц.

Андрей Гайдин: — Вы все очень хорошо знаете законы и на этом ловите сейчас…

Судья Вялов:—  Пытаются.

Андрей Гайдин: — А люди, которые работают на шахте, очень далеки от таких глубоких знаний юриспруденции и совсем по другому это воспринимают. Вы просто манипулируете, а на земле-то маленько по другому.

Зарплатные деньги из фонда «Милосердие» шли как материальная помощь, и, как бухгалтерия решила вопрос с отражением первой части долга по зарплате рабочим, которые из фонда получили материальную помощь, а «Инской» выплатил только вторую часть задолженности по зарплате, Гайдин не знает.

«Разрез Инской» был есть и будет рентабельным

Гайдин считает, что неделя с 11 по 18 июля, «когда шахта тупо стояла» нанесла материальный вред и акционерам и инвесторам, но признает при этом, что «ситуация в лаве была наисложнейшая», и команде Сидорова было непросто куда-то двинуться. О том, что за это время были сняты и отправлены на ремонт рештаки, он знать не может, поскольку при этом не присутствовал.

«Если шахта топится и никого не надо, то это мокрая консервация, — различил Гайдин, — если сохраняется и туда ходит несколько человек, ходит на вентиляцию и водоотлив, то сухая». Ежесуточные потери от простоя шахты, если туда не спускается никто из сотрудников, «кровля валится и борта пучит», составляют 5−7 млн рублей. Но к необратимым последствиям не может привести даже месяц такого простоя.

«Разрез Инской», по словам Гайдина, был, есть и будет прибыльным и рентабельным предприятием с 2014 года. Акционеры не распределяли дивиденды, только потому что сами решили вкладывать их в развитие предприятия.

«После всех событий нас долго проверяли налоговая и пятое управление СК — федералы, — заявил Гайдин, — и не нашли у нас нарушений финансовой дисциплины».

Ежемесячные расходы на содержание шахты в нормальном режиме составляют 130−150 млн в месяц.

144643

Основные активы шахты — это полный перечень оборудования, здания, транспортная инфраструктура, земельные участки в собственности и в аренде, персонал, деньги. Запасы шахты на 2016 год он оценил в 106 млн тонн угля, из которых 75−80 млн тонн — извлекаемые. У «Разреза Инского» три лицензии на добычу сроком действия до 2024 года.

При ценах 2016 года шахте, чтобы не уходить в минус нужно было реализовывать ежемесячно 100−140 тыс. тонн, но на такую добычу она вышла только в феврале 2017 года.

При этом Гайдин сообщил, что на сегодня имущество «Инского» на 670−700 млн рублей находится в залоге у банка. Сейчас"Разрез Инской" в состоянии внешнего управления, у него два основных кредитора: налоговая и собственники.

Задолженность по налогам исчисляется сотнями миллионов рублей. «По окончании процедуры внешнего управления мы заключим с налоговой мировое соглашение и все будет выплачиваться», — считает управленец.

Займы собственников — это миллиарды на строительство шахты (основная часть — инвестиции Юшваева). Он не помнит размеров активов и пассивов — их очень большое количество — и активов, и пассивов, если займы акционеров вывести «за рамки», то величина активов будет положительной., то пассивы превысят активы.

На вопрос Юловой: «Если шахта перейдет иному собственнику, акционеры разве „уберут“ займы?», Гайдин ответил: «Я бы не сказал, что они уберут, но в целом, это на финансовую деятельность не имеет влияния».

Единственный неблагополучный промежуток на шахте был с ноября 2015 по октябрь 2016, и нынешнее банкротство этому не противоречит: «Идет санация предприятия, мы платим все платежи».

Главный бухгалтер Семененко не может делать вывод о рентабельности шахты, поскольку не обладает полнотой информации. Рыночную стоимость «Инского» может посчитать только оценщик, а балансовую стоимость сам Гайдин может посчитать по разному: «Возьму уголь в недрах, пересчитаю на продажу — вот стоимость».

Читайте также:
СК допросил Тулеева и завершил дело его заместителей
Дело заместителей Тулеева ушло в суд
Адвокат о деле экс-заместителей Тулеева: «Частичное признание вины Щукина – это не сделка»
Адвокаты рассказали о роли бизнесмена Щукина в уголовном деле замов Тулеева и главы СК
Дело заместителей Тулеева. Изменилась стоимость вымогаемых акций разреза «Инской»
Опасные подарки экс-главы кемеровского СК Калинкина
Кемеровский магнат Щукин покупал кареты скорой и BMW для генерала с одного счета
Гражданские жена и теща экс-главы кемеровского СК Калинкина не сказали суду, откуда у них BMW
Дело замов Тулеева: свидетель не подтвердил связь между экс-главой СК Калинкиным и угольным магнатом Щукиным
Следователи не подтвердили заинтересованность Калинкина в деле замов Тулеева
Теща экс-главы Кемеровского СК Сергея Калинкина ходила на работу в детсад пешком
Дело замов Тулеева. «Разрез Инской» нельзя было назвать ликвидным»
«Белые пришли, красные пришли» — шахтеры о смене собственников «Разрез „Инской“»
Дело замов Тулеева: «Мы тут в Кемеровской области ничему не удивляемся»
«Эхо Москвы» о деле кузбасского олигарха: «Связь Щукина с отмывом капитала через Молдавию оказалась фейком»



Комментарии:
В связи с событиями, происходящими в мире, мы призываем вас к трезвому и взвешенному комментированию материалов на нашем сайте.

Мы с уважением относимся к праву каждого человека высказывать свое мнение. В то же время Тайга.инфо не приветствует призывы к агрессии, экстремизму, межнациональной вражде.

Также просим воздерживаться от оскорблений, в частности националистического характера.

Высказанные ниже мнения могут не совпадать с мнением редакции. Редакция не несет ответственности за содержание комментариев.

Не допустимы и удаляются комментарии, которые нарушают действующее законодательство и содержат:
  1. оскорбления личного, религиозного, национального, политического, рекламного и иных характеров;
  2. ссылки на источники информации, не имеющей отношения к обсуждаемой теме.
Нажимая кнопку «Комментировать», вы безоговорочно принимаете эти условия.

Рубрика:

Тип публикации:

Регионы:

Персоны:


Новости из рубрики:

Тайга.ТВ



© Тайга.инфо, 2004-2019
Версия: 5.0

Почта: info@taygainfo.ru

Телефон редакции:
+7 (383) 3-195-520

Издание: 18+
Редакция не несет ответственности за достоверность информации, содержащейся в рекламных объявлениях. При полном или частичном использовании материалов гиперссылка на tayga.info обязательна.

Яндекс цитирования
Региональное информационное агентство ВИА (сайт информационного агентства - Тайга.инфо / www.tayga.info), свидетельство о регистрации СМИ ИА №ФС 77 - 47277 от 11.11.2011, выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор)