Судья по делу замов Тулеева: Шахта «Разреза Инского» была в аварийном состоянии

© Кирилл Канин. Артемий Шевелев
Судья по делу замов Тулеева: Шахта «Разреза Инского» была в аварийном состоянии
11 Апр 2019, 03:11

Показания главного инженера «Разреза Инского» Евгения Чернядьева и начальника отдела снабжения Руслана Склянина существенно дополнили картину о состоянии дел на шахте в 2015-2016 годах. Находились ли в надлежащем состоянии скребки и рештаки, хватало ли шахтерам кабельных и крепежных материалов, и какое отношение состояние лавного привода имеет к вымогательству акций «Инского»? Очередные подробности по делу замов Тулеева в репортаже Тайги.инфо.

Допрос главного инженера «Разреза Инского» Евгения Чернядьева растянулся на два заседания. 14 марта появление свидетеля оказалось неожиданным для стороны защиты. По ходатайству адвокатов, попросивших время на подготовку к его допросу, повторный вызов Чернядьев получил на 21 марта. Во второй раз Чернядьева допрашивали в присутствии его коллеги и «директора на несколько дней» Максима Сидорова.

Итак, главный инженер «Разреза Инского» Евгений Чернядьев начинал работу на шахте в 2006 году с должности начальника участка вентиляции. По должностной инструкции главный инженер отвечал за перспективную работу шахты, за проектные решения и технику безопасности. Чернядьев занимался техническими вопросами, и даже, когда некоторое время исполнял обязанности гендиректора, в финансовые и управленческие вопросы не вникал. Акционеров и собственников шахты не знает, на шахту они не приезжали, из высшего руководства Чернядьев общался только с Гайдиным. 

145299 

Гайдин и «ОУК Менеджмент» пришли на Разрез Инской в 2013 году, УК продавала уголь шахты. «Разрез Инской» добывает уголь марки «Д» с калорийностью 5800-6000, 80% его идет на экспорт.

Чернядьев сообщил, что очистная добыча угля закончилась на «Инском» в апреле-мае 2015 года и возобновилась в октябре 2016 года. Проходили нарушение, которого не было в горно-геологическом отчете. До ноября 2015 года шахта еще добывала попутный уголь, но до входа в геологическое нарушение были проблемы с монтажной камерой, которые устраняли месяца три. А когда вошли в геологическое нарушение выяснилось, что крепость породы в процессе прохождения выросла со значения 3,6 до значения 8. За состояние лавы директор «ОУК Менеджмент» Андрей Гайдин снял директора шахты Олега Пожидаева.

Когда принимали решение о прохождении нарушения, был запас денег и угля на складе, но в конце 2015 года все резервы закончились. Из-за отсутствия угля не было денег на зарплаты и на закупку необходимых для проходки материалов. Руководство шахты неоднократно обещало работникам погасить задолженность по зарплате, но обещания выполняло не всегда и не полностью.

Люди писали жалобы на невыплату зарплаты в прокуратуру и трудовую инспекцию. Гайдин искал заемные средства на выплату зарплаты. В отношении Месяца возбудили уголовное дело о невыплате зарплаты, на шахту приезжали следственные органы и что-то изымали.

Чернядьев вместе с Гайдиным присутствовал однажды на заседании штаба по финмониторингу в обладминистрации с участием Макина в качестве и.о. гендиректора «Разреза Инского». Докладывал только Гайдин, но штрафовали за невыплату зарплат их обоих. Шахта занималась переселением людей с подработанных территорий, это вызвало необходимость покупки 36 квартир на сумму порядка 100 млн руб. Поэтому штаб пошел шахте на встречу и дал отсрочку на выплату зарплат. Составлялся график погашения задолженностей, который был «Разрезом Инским» просрочен. Чернядьева привлекали дважды за невыплату зарплаты, также привлекали гендиректора Месяца.

145014

8 июля 2016 года первая смена - в основном рабочие добычного участка - получила наряд, зарядилась и не поехала в шахту. Чернядьев, Месяц, Казаков, Кутенёв вышли к рабочим, рабочие требовали выплаты зарплаты. «Одному только Месяцу рабочие не верили», поэтому позвонили Гайдину. Гайдин с техдиректором Копытовым приехали. Рабочие выдвинули инициативную группу. Разработали и подписали график погашения. Вторая смена в 13:00 пошла на работу.

После обеда приехали представители областной администрации, чтобы «оказать помощь в сложной политической обстановке», в их числе начальник департамента угольной промышленности Хлебунов. Замгубернатора Данильченко Чернядьев 8 июля не видел.Приехавшие проводили какие-то совещания с коллективом, Чернядьев там не присутствовал. Чернядьев с Хлебуновым спустились в шахту, «посмотреть обстановку, возможно, разработать какие-то технические мероприятия».

Выйдя из шахты, Чернядьев узнал из разговоров с коллегами, что из некоего фонда «Милосердие» будет выплачена месячная заработная плата. Люди писали заявления. Месяц, Казаков, Чернядьев и ещё двое не писали заявлений, им, как управленцам,«сказали не писать». «У главного бухгалтера был список, она сказала, что пишут все, кроме пяти первых руководителей», - пояснил Чернядьев.

Представители обладминистрации, которых Чернядьев не знает, приезжали каждый день, проводили какие-то совещания, на их встречах с людьми главный инженер не присутствовал.Спустя три-четыре дня произошла смена директора.Назначение гендиректора шахты происходит решением совета акционеров.

«Я его встретил, переговорил с ним, узнал от него, что он новый директор», - описал свидетель встречу с Максимом Сидоровым. Коллеги рассказали Чернядьеву, что Сидорова на общем собрании представлял замгубернатора Данильченко, и что на предприятии новый собственник - Александр Щукин. Щукина Чернядьев на шахте не видел, но от начальников участков знает, что он приезжал, «видимо, с ознакомительной целью».

Впрочем, 21 марта, после оглашения собственных показаний, данных на предварительном следствии, Чернядьев признал, что был на совещании Щукина с руководством шахты, где Щукин представлял Сидорова и обещал помочь «Инскому» выйти из кризисной ситуации.

После совещания Сидоров пригласил Чернядьева и ИТР, они посовещались по техническим вопросам, спустились в шахту, обсудили укрепление массивов, при этом присутствовал также технический директор из компании Сидорова. Сидоров управлял шахтой пять дней, потом вернулся Месяц, почему Чернядьев не знает,«наверно, потому что Месяцу так сказал Гайдин».

Эти сведения Чернядьев сообщил при первом своем появлении в суде, отвечая на вопросы обвинения, во второй раз свидетеля допрашивала сторона защиты, а в зале присутствовал Маским Сидоров.

Первая интересная деталь, которую сообщил Чернядьев– это сроки перемонтажа лавы и вхождения в горно-геологическое нарушение. Шахтеры закончили 607-ю лаву в апреле 2015 года, и начали 602-ю лаву в октябре 2015 года. В октябре 2015 года «уронили секции монтажной камеры и до января 2016 эти секции поднимали», занимались кладкой секций и установлением направления, «в нарушение въехали февралем 2016 года».

Отметим, что ранее в показаниях свидетелей упавшие секции монтажной камеры и прохождение нарушения хронологически сливались в одно событие. Из показаний Чернядьева следует, что к моменту начала прохождения нарушения, если оно датировано февралем 2016 года, у шахты уже не оставалось никаких резервов ни угольных, ни финансовых, все запасы были потрачены за время, пока «поднимали упавшие секции» и в геологическое нарушение «Разрез Инской» входил без подушки безопасности. До угля было 40 метров.

Чернядьев рассказал, что к июлю 2016 года, к моменту забастовки, техника была изношена на 70-80 %, лава была частично придавлена горной массой, были обрушения кровли, коллектив производил мероприятия по укреплению кровли. Проход для шахтеров по лаве имел габариты 1,8 м на 0,7 м, что примерно соответствует норме. То есть, работа продвигалась.

145396

На этом этапе адвокаты подключили к допросу Максима Сидорова. Он при Чернядьеве повторно описал картину на «Разрезе Инском», с которой они вместе столкнулись, спустившись в шахту в июле 2016 года. Верхнее сопряжение с вентиляционным штреком было задавлено. Выработка была частично засыпана глиной. Секции крепи и очистной комплекс были частично завалены глиной и горной породой. Безопасного прохода не было, частично по очистному забою была возможность пройти только по лавному приводу, что запрещено техникой безопасности. Нормально передвигаться можно было только по трети лавы.По сопряжению, чтобы попасть в очистной забой, приходилось ползти на четвереньках. ГОСТом и руководством по эксплуатации запрещено находиться на лавном приводе, люди должны перемещаться между секциями крепи и лавным приводом. И Чернядьев согласился со сказанным Сидоровым.

Чернядьев дополнительно пояснил, что накануне забастовки вышла из строя система пусковой сигнализации. Она не работала из-за повреждения жилы кабеля, что могло привести к травмированию людей. По правилам техники безопасности находиться без сигнализации на приводе запрещено, но там были слесарная группа и группа шахтеров, которые производили зачистку лавы, поскольку из-за нарушения в сопряжении часть глины попала в очистной забой.Были изношены и выскакивали скребки и цепи.

Судья Александр Вялов поинтересовался у адвоката Щукина Елены Юловой: «А зачем вы все это так подробно выясняете про скребки? Как это вам пригодится? У нас дело о вымогательстве». Юлова пояснила, что неудовлетворительное состояние шахты в течение продолжительного времени, как и задержки по зарплатам, стало одной из причин внимания к предприятию со стороны администрации области.

Судья Вялов:  Ну, мы же уже установили с вами, что шахта была в аварийном состоянии, обвалилась кровля. Хотите, чтобы свидетель вам зарисовал, как они скакали, эти цепи?

Адвокат Юлова: Но свидетель, давая показания, говорил, что все было замечательно на шахте.

Судья Вялов: Он не говорит, что все было замечательно, он говорит, что все было плохо, ничего не работало.

Напомним, что показания участников процесса о состоянии шахтыв июле 2016 года разнятся. Действующие сотрудники и руководители, включая Андрея Гайдина, в основном настаивают, что лавный привод, комбайн, проходы напряженно, но работали. Крепь и кабели были в необходимом количестве. А пять дней пробывший директором шахты Максим Сидоров описал состояние забоя критически и обратил внимание, что по нормам безопасности работать там было нельзя.

145174

Горногеологическое нарушение, по словам Чернядьева, техсовет собирался пройти за два месяца, перемонтаж занял бы пять месяцев. Тут же Максим Сидоров посчитал, что на пересмотр проекта ушел бы один месяц и два месяца на перемонтаж комплекса, итого, три месяца. Чернядьев объяснил, что дополнительные два месяца были нужны на проведение конвейерного штрека.Сидоров считает, что в любом случае время на пересмотр решения о прохождении нарушения у руководства «Инского» было.

Чернядьев настаивал, что основными закупками шахты были материалы для установки кровли и они производились, необходимый ремонт техники также имел место. Сидоров повторил свои показания относительно скребков, рештаков и зубков: «Из-за отсутствия зубков не работала система орошения, что могло вызвать искрение при работе комбайна и взрыв при наличии метановой смеси».

Чернядьев признал, что была необходимость приостановить работы до решения Сидорова, но был фактор горно-геологического давления и комбайн шел, продвигаясь на 0,8 м в сутки.

Сидоров объяснил, что в заилованом состоянии комплекс продвигаться не может, секции неуправляемы, сначала нужно было провести зачистку секций. Рабочие сообщили Сидорову, что на момент его прихода комплекс не двигался уже порядка 14 дней.

Чернядьев утверждает, что с 1 по 30 июля комплекс прошел 23 метра нарушения, сколько с 1 по 8 июля ему не известно: «Ходовая была завалена, очищали и двигались».

Сидоров рассказал, что не работал ни один из четырех подготовительных забоев, которые нужны для нарезки новых очистных забоев. Чернядьев это подтвердил и объяснил, что забои остановили из-за отсутствия кабелей ,по которым должно подаваться электричество, забои были остановлены в ноябре 2015 года: «А отсутствие проходки - это отсутствие перспективного развития».

144643

Чернядьев раскрыл некоторые грани инвестиционной арифметики: «Расходные материалы стоят 20 000 рублей на один погонный метр выработки, в месяц шахтеры должны были проходить 600-700 метров, соответственно на проходку было необходимо порядка 15 млн рублей ежемесячно. У шахты их не было». Все проблемы решила бы добыча угля, но до июля у шахты были в распоряжении только заемные средства.

Чернядьев заявил, что подчинялся Гайдину лично. Гайдин не знал, что сигнализация не работает, но об износе оборудования на 60-70% знал. Чернядьев подтвердил, что провалы на поверхности 602-й лавы были, но населению («грибникам и лесникам» - прим. Тайги.инфо) это не угрожало. Провалы не были огорожены, потому что находились на пустыре. За безопасность на «Разрезе Инском» отвечали гендиректор Андрей Месяц и его заместитель Андрей Полозов.

Сидоров подтвердил свои прежние показания о том, что людей из забоя он вывел до восстановления работы сигнализации, Чернядьев с этим согласился.

Требований кроме зарплат от бастующих Чернядьев не помнит.

Начальник отдела материально-технического обеспечения «Разреза Инского» Руслан Склянин в июне 2016 года получал обращения от Чернядьева на финансирование в пределах 10 млн рублей.

Сидоров утверждает, что списка материалов и оборудования не было, но необходимая для приведения лавы в безаварийное состояние сумма составляла десятки миллионов рублей, поскольку не было даже лопат, чтобы очищать забой.

На вопрос адвоката Позднякова был ли у шахты план выхода на пласт угля, Чернядьев сказал, что выход должен был состояться, до Дня шахтера (в августе), но «по разным причинам» на уголь вышли только в сентябре с опозданием на месяц.

Максим Сидоров рассказал о своем плане работы шахты: восстановить лавный привод, полностью вычистить секции механизированной крепи на протяжении лавы, закрепить и усилить сопряжение с вентиляционным штреком.

Чернядьев подтвердил, что рекомендации Сидорова были верны, и кроме остановки комплекса, все эти меры предпринимались коллективом шахты. «Пока не пришел Сидоров, никто из вас не мог нажать на эту красную кнопку, чтобы комплекс остановился? - уточнил у Чернядьева судья Вялов и, получив положительный ответ, резюмировал, - Сидоров молодец». Судья предложил исключить вопросы об аварийной ситуации на шахте, поскольку «понятно, что такая ситуация была».

На заседании по финмониторингу Гайдин обещал гасить задолженность по зарплате в соответствии с графиком, но слово не сдержал.

Подсудимый Данильченко поинтересовался, когда было зафиксировано горно-геологическое нарушение на «Инском», и было ли время на продуманное решение и изменение проекта. Чернядьев ответил, что это случилось в 2015 год при проходке. Когда судья напомнил, что все это не раз уже прозвучало, и был ответ про техсовет, Данильченко возмутился: «Ваша честь, свидетель даже сроки неправильно называет.Согласно технической документации, они это нарушение в 2014 году подсекли».

Когда Данильченко попробовал спросить Чернядьева про зольность угля «Разреза Инского», судья Вялов усомнился, что зольность угля имеет отношение к процессу. Данильченко рассказал, что призольности 13% уголь шахты имеет калорийность 5500, а это выводит его из разряда премиальных марок, о чем ранее говорили большинство свидетелей. Судья про зольность и калорийность слушать не захотел.

У шахты была задолженность по ВГСЧ, и из-за отсутствия горноспасательного обслуживания работа шахты могла быть приостановлена, но обладминистрация помогла «Разрезу Инскому» получить отсрочку.

Также Чернядьев рассказал о том, как «Разрез Инской» поглотил шахту «Сигнал», использовал её выработки и оборудование, рассказал о закрытии шахты «Колмогоровской-2», у которой был тот же собственник - УК «Промуглесбыт» и эндогенный пожар.

Начальник снабжения «ОУК Менеджмент» Руслан Склянин обеспечивал «Разрез Инской» оборудованием, материалами, спецодеждой по заявкам шахты, по служебным запискам. Непосредственным руководителем Склянина был Плетнев. До 2013 года, пока не пришел на «ОУК Менеджмент», Склянин работал в «УК Промуглесбыт» под руководством Сергея Бережного, против которого было возбуждено уголовное дело, где Склянин также выступал свидетелем. «Я работаю на этом предприятии уже лет 13, за это время все названия пару раз поменялись, «Промуглесбытов» было много», - сообщил свидетель.

145606

«УК Менеджмент» по агентскому договору снабжала «Разрез Инской» материалами за счет «Разреза Инского». Акционерами и собственниками не интересовался, фамилия Цыганкова мелькала где-то в учредительных документах, которые как-то попадали в руки свидетеля. Должность снабженца вводится, чтобы директор шахты не мог влиять на закупки, выбор поставщикови цен, а контроль осуществлял гендиректор управляющей компании. Согласно должностной инструкции Склянин дислоцировался на шахте, зарплату получал от «ОУК Менеджмент». «Склад в моем подчинении, но числится он за «Разрезом Инской», - пояснил свидетель, и четверо подчиненных-снабженцев Склянина, которые сидели в его кабинете, тоже числились на «Инском», потому что «бывает де-юре и де факто»

К бастующим 8 июля 2016 года Склянине выходил, с ними не общался, к задолженности по заработной плате отношения не имел. К шахтерам «приехало руководство, пообщались, нашли общий язык, шум прекратился, все разошлись ». Видел, что ходила девушка с микрофоном, наверное, из СМИ. Приезжал Рыбин урегулировать вопрос.

Приезжали люди из органов и из администрации, рабочие получили «открытки» и зарплаты из губернаторского фонда, наверно, полностью.

На следующий день приехал Хлебунов из обладминистрации, попросил Склянина представить список необходимого оборудования. Поскольку предприятие испытывало временные трудности, список такой уже был составлен по шахтовым заявкам, и в нем были отобраны первоочередные позиции, необходимые «на завтра-послезавтра для продолжения деятельности».Задолженность перед контрагентами к июлю 2016 года накопилась за три-четыре месяца и составила 10-15 млн рублей, «кому-то платили частично, кому-то не платили вообще».

«Если бы не было материалов, шахта бы не работала, отсюда следует, что минимальный набор материалов и оборудования был, - рассказал Склянин,- даже если были перебои, например, запас спецодежды на шахте должен быть на 2-3 месяца, а был на 2 недели». Шахта была «обеспечена всем по минимуму». «Кредиторка росла, некоторые позиции контрагенты переставали отгружать, потому что просрочка по ним превышала 90 дней», но шахта работала.

После шума утром 8 июля Месяц говорил Склянину, что приезжал замгубернатора Данильченко и сказал, что собственник шахты от нее отказался и теперь у неё новый собственник - Алесандр Щукин.

Вечером собирались уже со Щукиным, Чернядьевым и шахтным геологом, обсуждали текущую ситуацию. У Склянина узнали кредиторскую задолженность по его участку работ, и сказали продолжать работать и ждать звонка от каких-то людей-снабженцев. Щукин обещал рассчитаться с поставщиками, наладить снабжение и развивать шахту, представили нового директора Максима Сидорова. Как-то фигурировал торговый дом «Меркурий», звонил некто Комаров, но больше ничего не произошло. Через три дня Сидоров перестал быть директором, УК «Менеджмент» вернулась к управлению «Разрезом Инским» через три дня.

Сидоров, слушавший Склянина в зале, пояснил на вопрос адвокатов, что задолженность шахты контрагентам на июль 2016 года составляла примерно полтора миллиарда рублей за услуги, поставки, материалы. Тут вдруг выяснилось, что Склянин, называя сумму 10-15 млн рублей, имел в виду задолженности не шахты, а «ОУК Менеджмент». Задолженность шахты была больше 20 млн. Разницу между 1,5 млрд и 20 млн рублей Склянин толком объяснить не мог, за два года он все забыл.

145014

В месяц шахта потребляла 7-10 млн рублей, если не нужны, например, скребки, тогда порядок сумм увеличивался. Задолженность перед кредиторами нарастала.

На любую заявку по обеспечению должно было поступить одобрение от Плетнева из УК Менеджмент. Составлялся реестр поставщиков и платежных поручений. 100% закупок шло через этот реестр. Список Хлебунова в основном базировался на заявках Месяца.

Склянин занимает должности начальника снабжения и в ОУК Инской и в ОАО Разрез Инской, на сколько-то десятых ставки по договорам.

Сидоров, выслушав Склянина, заявил, что для продолжения работы шахте требовалось порядка 50 млн руб в месяц, именно такой список был ему представлен работниками снабжения «Разреза Инской»  при обращении к нему за списком из администрации области.

Оглашенные показания Склянина уточнили сумму на необходимое по списку оборудование: она составляла около 25 млн рублей. Склянин за всеми событиями наблюдал со стороны, практически ни в чем лично не участвовал.

Замдиректора по общим вопросам «Разреза Инского» Виктор Чашкин занимался бытовыми вопросами шахты (чистка снега, доставка людей на работу, водоснабжение) и социальной сферой (отправка детей в летние лагеря, взаимодействие с органами местного самоуправления). В 2016 году дети ездили отдыхать.

Когда люди частично приостановили работу, Чашкин был в отпуске. Два месяца не было зарплаты. Весь коллектив поднимал вопросы перед директором и перед профсоюзом. Финансовые вопросы решал директор Месяц и главный бухгалтер, фамилию которого Чашкин не помнит. Гайдин приезжал к бастующим, обещал выплатить деньги.

131051

Когда Чашкин вышел из отпуска, предположительно во второй декаде июля 2016 года, в первый же день на шахте были люди из обладминистрации – делегация человек семь-восемь, в том числе Данильченко, они объявили всем, что скоро приедет фонд «Милосердие», и надо написать туда заявление на выплату задолженности. У Чашкина задолженность была небольшая, ему погасили полностью.

Было собрание в актовом зале, Данильченко сказал, что у шахты новый собственник Щукин и новый директор – Сидоров. Щукина на собрании не было. Сидоров описал перспективы: пройдем нарушение, пойдем по углю. В шахту приезжали люди из компании Щукина, ходили с Сидоровым, смотрели. Потом Сидорову позвонили, он вернулся на прежнее место работы. На шахте ничего не изменилось.

Читайте также:

СК допросил Тулеева и завершил дело его заместителей
Дело заместителей Тулеева ушло в суд
Адвокат о деле экс-заместителей Тулеева: «Частичное признание вины Щукина – это не сделка»
Адвокаты рассказали о роли бизнесмена Щукина в уголовном деле замов Тулеева и главы СК
Дело заместителей Тулеева. Изменилась стоимость вымогаемых акций разреза «Инской»
Опасные подарки экс-главы кемеровского СК Калинкина
Кемеровский магнат Щукин покупал кареты скорой и BMW для генерала с одного счета
Гражданские жена и теща экс-главы кемеровского СК Калинкина не сказали суду, откуда у них BMW
Дело замов Тулеева: свидетель не подтвердил связь между экс-главой СК Калинкиным и угольным магнатом Щукиным
Следователи не подтвердили заинтересованность Калинкина в деле замов Тулеева
Теща экс-главы Кемеровского СК Сергея Калинкина ходила на работу в детсад пешком
Дело замов Тулеева. «Разрез Инской» нельзя было назвать ликвидным»«Белые пришли, красные пришли» — шахтеры о смене собственников «Разрез „Инской“»
Дело замов Тулеева: «Мы тут в Кемеровской области ничему не удивляемся»
Свидетель: Тулеев надавил на Щукина, чтобы он взял в управление «Разрез Инской» Юшваева
«Эхо Москвы» о деле кузбасского олигарха: «Связь Щукина с отмывом капитала через Молдавию оказалась фейком»
Дело замов Тулеева: «Разрез Инской» нес опасность грибникам и лесникам 
Дело замов Тулеева: рентабельный «Разрез Инской» прихлопнула накопленная задолженность



Комментарии:
В связи с событиями, происходящими в мире, мы призываем вас к трезвому и взвешенному комментированию материалов на нашем сайте.

Мы с уважением относимся к праву каждого человека высказывать свое мнение. В то же время Тайга.инфо не приветствует призывы к агрессии, экстремизму, межнациональной вражде.

Также просим воздерживаться от оскорблений, в частности националистического характера.

Высказанные ниже мнения могут не совпадать с мнением редакции. Редакция не несет ответственности за содержание комментариев.

Не допустимы и удаляются комментарии, которые нарушают действующее законодательство и содержат:
  1. оскорбления личного, религиозного, национального, политического, рекламного и иных характеров;
  2. ссылки на источники информации, не имеющей отношения к обсуждаемой теме.
Нажимая кнопку «Комментировать», вы безоговорочно принимаете эти условия.

Рубрика:

Тип публикации:

Регионы:

Персоны:


Новости из рубрики:

Мнения
Вперед, к самообложению
Алексей Мазур
Референдумы о самообложении, это, конечно, шаг вперед. Они логичны в русле новой государственной политики, по которой народ — это новая нефть.

© Тайга.инфо, 2004-2019
Версия: 5.0

Почта: info@taygainfo.ru

Телефон редакции:
+7 (383) 3-195-520

Издание: 18+
Редакция не несет ответственности за достоверность информации, содержащейся в рекламных объявлениях. При полном или частичном использовании материалов гиперссылка на tayga.info обязательна.

Яндекс цитирования