«Все, что свято нашему сердцу, подвергается осквернению»: какой стала культура в 2015 году
© Наталья Гредина
«Все, что свято нашему сердцу, подвергается осквернению»: какой стала культура в 2015 году
29 Дек 2015, 09:00 Без разрешения чиновников скоро нельзя будет дышать, хотя «Основы культурной политики» декларируют обратное. О религии и Боге, если ты не художник от РПЦ, лучше не высказываться. И современным искусством заниматься не стоит, все равно его негде показывать — культурные итоги 2015 года от Тайги.инфо. «Тяжелая поступь министерских чиновников»

2015 год начался в Новосибирске с обсуждения «Левиафана» Андрея Звягинцева, который 12 января получил «Золотой глобус». Новосибирцы посмотрели фильм одними из первых еще в июне 2014-го. Те же, кто не успел на закрытый показ с участием самого режиссера, некоторое время не были уверены, что кино выйдет в прокат не столько даже из-за закона «о мате» (сообразно которому картину «подчистили»), сколько из-за антиклерикального, если можно так выразиться, финала. Люди предполагали, что может возникнуть «надзаконный запрет».

«Россия стала, наверное, третьей страной после Ирана и Северной Кореи, где цензурой регламентируются авторские высказывания. Всё это очень печально, потому что в действительности является недобрым знаком к ужесточению условий для творчества. Не исключено, что следующим шагом может стать требование к художникам воздержаться, читай — отказаться, от интерпретации классических произведений, например, — говорил Тайге.инфо Звягинцев. — Эта поступь министерских чиновников отдает таким отвратительным прошлым, знаете, когда Зощенко или Ахматову разные люди в пиджаках учили, как надо писать».

Но мы даже представить не могли, какой тяжелой поступью министерские чиновники, а также РПЦ совсем скоро пройдутся по авторскому высказыванию, и этим высказыванием будет совсем не «Левиафан», который все благополучно посмотрели в феврале. Именем Звягинцева, кстати, предлагали назвать улицу в Новосибирске, но до рассмотрения властями дело не дошло.

«Согласование интересов личности и коллектива» как основная задача культуры

В конце 2014 года президент Владимир Путин подписал указ «Основы государственной культурной политики», поэтому 2015-й деятели культуры и профильные чиновники начали с обсуждения перспектив, открывающихся перед ними с принятием этого документа. «Основные цели государственной культурной политики — это формирование гармонично развитой личности и укрепление единства российского государства, — говорил министр культуры Новосибирской области Василий Кузин. — Это главная проблема, которая существует в социологии — согласование интересов отдельной личности и коллектива, и в сфере культуры такая задача ставится как основная».


Евгений Водолазкин: «Наступает эпоха внутренней серьезности»

«Переход к качественным критериям — ну, мы сколько об этом мечтали, что хватит измерять культуру количеством посещений выставок, театральных премьер. Такого не бывает, это не о культуре, не об искусстве! — радовалась глава департамента культуры Новосибирска Анна Терешкова. — Я себе даже записала „Культура России — это такое же достояние, как и природные богатства“. Слава богу, что мы об этом наконец-то поняли!»

Директор Новосибирской оперы Борис Мездрич был смущен, если не сказать возмущен тем, что часть полномочий по управлению сферой культуры и оценке деятельности культурных учреждений может быть передана общественным институтам, профессиональными сообществами и творческими организациями. Да и слишком общий характер «основ» не вызывал у дискутирующих доверия, ведь их можно, что то дышло, повернуть в любую сторону.

Многие надеялись, что «основы» сработают так, чтобы помочь культуре воспитывать нравственного человека и ответственного гражданина большой и дружной страны, уважающего права и ценности соседа. Зря надеялись: «укрепление единства российского государства» явно пошло не по линии гуманизма — весь год в культуре преобладали расчеловечивание и базар-вокзал.

«Метод наложения сакрального на неприличное»

Главный культурный скандал 2015 года начался 13 февраля, приобрел глобальный характер и не закончился, в сущности, до сих пор. В этот день митрополит Новосибирский и Бердский Тихон давал пресс-конференцию по итогам 2014-го и между делом, походя, заявил, что пожаловался в прокуратуру на спектакль «Тангейзер», успешная премьера которого состоялась в Новосибирском оперном театре 20 и 22 декабря.
«Это не дело церковное — отменять или что-то выводить на сцену», отметил митрополит и добавил: «Культуру остановить невозможно, она развивается со всем обществом. Но у нас есть закон, который говорит о правах верующих людей. И церковная общественность все время говорит о соблюдении прав верующих».

27 февраля материалы о привлечении к ответственности по части второй ст. 5.26. КоАП РФ директора Новосибирского государственного академического театра оперы и балета Мездрича и режиссера Тимофея Кулябина поступили в Центральный районный суд Новосибирска. Статья эта подразумевает умышленное публичное осквернение религиозной или богослужебной литературы, предметов религиозного почитания, знаков или эмблем мировоззренческой символики и атрибутики либо их порча или уничтожение — митрополит и говорил о том, что в опере «не по назначению» используют символику церкви.


«У церкви не выработалась культура политического действия»

1 марта «православный народ» с иконами и хоругвями наперевес вышел на довольно масштабный митинг против «Тангейзера» перед оперным театром. «Мы являемся свидетелями того, что все, что свято нашему сердцу, намеренно подвергается осквернению, осмеянию и издевательствам», — говорили они. «Надо призвать наших руководителей культуры, чтобы в госучреждениях не было проявления режиссерской самовластности», — говорили они. «Западным странам не нужна сильная, сплоченная Россия, которая может дать отпор на всех фронтах, будь то политика или военные действия», — говорили они.

4 марта состоялось первое заседание по «делу „Тангейзера“», перед которым Мездрич говорил, что «это вопрос не новосибирского театра, а вопрос всей дальнейшей жизни в России»: «Или будет здесь создан прецедент, или его не будет. Мы здесь — только предмет, не более. И все это понимают». Административное производство в отношении него прекратилось через месяц, 3 апреля. Еще через три дня суд снял все претензии с режиссера Кулябина. Но весь март культурная пресса, как местная, так и федеральная, провела в несвойственных ей местах — на митингах и в залах суда.

14 и 15 марта прошла вторая серия премьер «Тангейзера» на фоне небольшого пикета агрессивной части верующих. Мужчины в тренировочных штанах развернули рядом с входом в оперным транспаранты «Дорога в ад», «Позор предателям Родины», «Кулябин, Мездрич, Терешкова и Кузин рвут духовные скрепы» и другие. Их риторика выдержала проверку временем и успешно «зашла» на третьем сходе верующих 29 марта. К этому моменту мировой суд установил, что в «Тангейзере» не было признаков оскорбления религиозных символов, которые усмотрел в спектакле Тихон, но прокурор подал апелляцию.
Как можно было не прислушаться к богословской экспертизе отца Бориса Пивоварова, который, отвечая на вопрос прокурора Стасюлиса, какой художественный метод использован в постере к фильму «Грот Венеры» режиссера Генриха Тангейзера, придумал метод «наложения сакрального на неприличное, если не сказать на порнографическое»? «Вот этот метод наложения сакрального, священного на неприличное — это как раз то, что больше всего может встряхнуть человека, — заявил на суде доктор богословия. — Это понятно, это сознательный прием, но это как раз и является нарушением духовно-нравственных законов общества, которое еще отличает белое от черного».

А когда третий митинг закончился, стало известно, что Мединский уволил Мездрича. 31 марта новый директор НГАТОиБ Владимир Кехман снял оперу из репертуара. Ответный митинг «За свободу творчества», который 5 апреля собрал примерно столько же защитников спектакля, чуть-чуть не успел. Представители интеллигенции долго запрягали и так никуда и не приехали, отстоять оперу не удалось, а федеральным чиновникам оказалось наплевать на недовольных отменой зрителей, восхищение театральных критиков и здравый смысл.



Что касается главных героев этой истории, то прокурор Игорь Стасюлис стал к концу года и.о. главы городской прокуратуры, Владимир Кехман показал себя предприимчивым и оборотистым хамом с совсем не провинциальным размахом, Борис Мездрич до сих пор не нашел работу и пишет «острую книгу о театре», а Тимофей Кулябин представил в «Красном факеле» «Трех сестер» по Чехову, которых уже взяли в программу крупнейшего европейского театрального фестиваля Wiener Festwochen 2016.

ОМОН против современного искусства

Вообще, в 2015-м все самое интересное в культурной жизни России стало происходить в судах — взять хотя бы лекцию по современному искусству на суде над Павленским. Правда, в Новосибирске с современным искусством в этом году не задалось, в отличие, например, от Красноярска, где ландшафт — преимущественно ватный — создает художник Василий Слонов.

Так, Сибирский центр современного искусства из Новосибирска съехал в филиал ГЦСИ в Томске. К концу года заговорили о его возвращении в город — может быть, ЦСИ разместится в здании гарнизонного Дома офицеров, которое, впрочем, требует не менее 300 млн рублей на ремонт. Сам Мединский собирается в 2016 году посетить Новосибирск и оценить объем работ и затрат, чтобы определиться с федеральными вложениями.

Наконец, ежегодную Монстрацию, получившую премию в области современного искусства «Инновация» как лучший региональный проект, но в 2015 году проходившую несанкционированно, впервые чуть не разогнал ОМОН. Спокойствие Новосибирска охраняла конная полиция, а участников акции, собравшихся на площади Калинина, на всякий случай окружили водометами, автозаками и кольцом из убранных в броню защитников правопорядка, которые после окончания Монстрации какое-то время не выпускали с площади даже мам с маленькими детьми.
Вместо традиционного маршрута площадь Калинина-площадь Ленина монстранты прошли по Красному проспекту в обратную сторону. Было, как всегда, весело и шумно, а к мэрии, не согласовавшей акцию в ее обычном виде, осталось много вопросов. Организатору Монстрации-2015 Артему Лоскутову присудили сначала десять суток ареста за неподчинение полиции, а потом премию Московской хельсинской группы за защиту прав человека средствами культуры и искусства.

Зачем Лоскутову, который теперь человек семейный, возвращаться в Новосибирск ради следующей Монстрации, не совсем понятно. При таком раскладе только и остается, что вспоминать, каким рискованным был совриск в 90-е, и соглашаться с одним из его героев, писателем Сергеем Самойленко: «Сегодня мы наблюдаем откат с катастрофической скоростью к состоянию восемьдесят лохматого года и дальше назад, туда, где без разрешения невозможно ничего, даже дышать».

«Минута тишины в искусстве и в жизни»

В разной степени охранительство, нездоровый традиционализм и агрессивная клерикализация вкупе с сокращением федеральных, региональных и муниципальных культурных бюджетов и падением уровня жизни поставили под угрозу проведение многих значимых культурных событий в регионе или повлияли на содержание их программ, одновременно обеспечив комфортное существование некоторым другим явлениям.
Например, с небывалым размахом и при поддержке областных властей под Новосибирском прошел исторический фестиваль «Сибирский огонь», где реконструкторы в порядке шутки повесили чучело содомита, чем заслужили внимание федеральных и даже немножко мировых СМИ. Поддержку регионального бюджета получили также «юбилейные торжества, посвященные памяти святого равноапостольного великого князя Владимира», а оперный театр, очистившийся от «скверны кулябинщины», предоставил свой большой зал РПЦ для постановки оратории «Святой Владимир — Креститель Руси».

Параллельно с этим о бюджете Рождественского фестиваля искусств директор филармонии Татьяна Людмилина говорила, что еще никогда он не был таким маленьким. А его театральная программа, обычно смелая и прогрессивная, в этом году вызвала у театралов откровенное разочарование, потому что «Пять вечеров», пусть даже и «Современника» с Гармашом, сложно сравнивать с «Отморозками» Серебренникова или «Добрым человеком из Сезуана» Бутусова.

«[Программа] совершенно не отличается риском. Она наоборот абсолютно классическая, в ней нет ничего, что каким-то образом было бы связано с сегодняшним днем, в том числе и в Новосибирске, — рассказывала Людмилина Тайге.инфо. — Не делая этого специально, сегодня я понимаю: хорошо, что так получилось. Мне кажется, нам нужна минута тишины в искусстве и в жизни». Не хотелось бы, чтобы минуты тишины становились, продолжая метафору, годами тишины.
 


«Рабы с культурным голодом». Легенды и мифы российской интеллигенции

Большим трудом дались организаторам «Сибирские сезоны», где впервые в России исполнили «Три истории» Райха и «Страсти по Марку» Баха. И надо, видимо, держать в уме слова композитора Александр Маноцкова: «Нет никакого государства и не предвидится, а те формы, в которых оно будет, нам не понравятся. В России вообще с поддержкой культуры не очень хорошо и хорошо не будет. Самый главный грантодатель у нас у всех должен быть зритель. В стране 140 миллионов человек. Ребята, ну это дофига! Просто нужно, чтобы они больше ходили и платили за музыку, это должно войти в привычку, в экономический обиход простого жителя страны».

Кто кому должен

Самым замечательным в минувшем году было то, что, несмотря на уныние, нападки и безденежье, культура продолжала жить, дышать и, главное, помогать тем, кто в этом нуждается. Кроме элементарной цеховой солидарности, когда новосибирские театры играли спектакли в пользу артиста Лаврентия Сорокина, которому требовалось дорогостоящее лечение, речь в 2015 году шла и о довольно крупных и цельных благотворительных проектах.

Мюзиклы «Поколение Маугли», в котором участвовали новосибирские дети и подростки, воспитанники студии Константина Хабенского, прошли с аншлагом, а собранные деньги передали в фонд артиста на лечение четырех его подопечных с опухолями мозга. Почти 300 тыс. рублей собрала премьера «Ревизора» по Гоголю в театре Афанасьева, а выручку с билетов фонд «Защити жизнь» потратит на помощь детям с онкозаболеваниями.

Премьера спектакля «Ангел с усами» по пьесе Тонино Гуэрра, в котором заняты непрофессиональные актеры с особенностями зрения, слуха и передвижения из студии «Особенный ТИП», также состоялась при полном зале новосибирского Дома актера. А средства от продажи билетов пошли на строительство второй очереди «Ротари парка», в котором рядом могут играть дети с разным уровнем здоровья.

Можно долго говорить об ответственности художника и о том, кто кого должен поддерживать — общество театр или наоборот, но в этом смысле в Новосибирске в 2015-м в кои-то веки не говорили, а делали.

Подготовила Маргарита Логинова. Иллюстрации Тайги.инфо

Комментарии:
В связи с событиями, происходящими в мире, мы призываем вас к трезвому и взвешенному комментированию материалов на нашем сайте.

Мы с уважением относимся к праву каждого человека высказывать свое мнение. В то же время Тайга.инфо не приветствует призывы к агрессии, экстремизму, межнациональной вражде.

Также просим воздерживаться от оскорблений, в частности националистического характера.

Высказанные ниже мнения могут не совпадать с мнением редакции. Редакция не несет ответственности за содержание комментариев.

Не допустимы и удаляются комментарии, которые нарушают действующее законодательство и содержат:
  1. оскорбления личного, религиозного, национального, политического, рекламного и иных характеров;
  2. ссылки на источники информации, не имеющей отношения к обсуждаемой теме.
Нажимая кнопку «Комментировать», вы безоговорочно принимаете эти условия.

Рубрика:

Тип публикации:


Новости из рубрики:

© Тайга.инфо, 2004-2017
Версия: 5.0

Почта: info@taygainfo.ru

Телефон редакции:
+7 (383) 3-195-520

Издание: 18+
Редакция не несет ответственности за достоверность информации, содержащейся в рекламных объявлениях. При полном или частичном использовании материалов гиперссылка на tayga.info обязательна.

Яндекс цитирования