«Собственник задолжал, а власти виноваты». Как замгубернатора успокаивал шахтеров «Разреза Инского»

© Кирилл Канин. Александр Данильченко (на переднем плане), Алексей Иванов и Елена Троицкая
«Собственник задолжал, а власти виноваты». Как замгубернатора успокаивал шахтеров «Разреза Инского»
05 Июл 2019, 03:33

На очередном заседании по делу замов Тулеева допросили чиновников, занимавшихся сбором заявлений от бастующих шахтеров. Сотрудники департаментов кемеровской обладминистрации рассказали, как первый замгубернатора Данильченко искал диалог с людьми, а рабочие не верили руководству шахты и просили помощи у Тулеева.

Старший оперуполномоченный Алексей Алпаткин— один из тех, кто 11 июля 2016 года доставлял потерпевшего Антона Цыганковав Kемеровское следственное управление. На заседании 15 мая суд заслушал показания начальника межрайонного отдела сферы промышленности УЭБиПК в ГУ МВД по Кемеровской области Вячеслава Рыжкова и его подчиненных — оперуполномоченных Алексея Долбню, Ивана Зотова и Вячеслава Ускова. Они рассказали, как привезли бизнесмена Цыганкова в Кемеровское СУ СК.

В июле 2016 года, дату свидетель не вспомнил, глава отдела Рыжков поручил оперативникам Алпаткину и Ускову доставить владельца «Разреза Инского» Антона Цыганкова в Кемерово, в областной СК. В это время предприниматель находился в здании отдела, где работали оперативники. О том, как Цыганков оказался в отделе, оперуполномоченный не знал.Владельца «Инского» передали двое оперативников: Зотов и второй, чье имя Алпаткин не смог вспомнить (исходя из ранее заслушанных показаний, это был Алексей Долбня). «Мы вышли, сели в машину и поехали», — рассказал суду Алпаткин. — [Цыганков] вёл себя спокойно, особо не разговаривал, пользовался телефоном».

146819

Оперативникам не рассказали, зачем было доставлять потерпевшего в СК — объяснили, что «к следователю Артемию» [Шевелеву]. В зале суда Алпаткин не опознал Шевелева.

Находясь в Следственном комитете, полицейские завели Цыганкова в кабинет на второй этаж, после чего вышли и отзвонились Рыжкову — тот дал им указание возвращаться.

Глава отдела кадров администрации Беловского муниципального района Анастасия Утенкова никого из сидящих на скамье подсудимых не опознала. На июль 2016 года ее деятельность курировала замглавы Надежда Ромичева. Она попросила Утенкову поехать с ней на «Разрез Инской», чтобы помочь в приеме заявлений работников по выплате задолженностей по зарплате.

Прибыв на шахту, Утенкова поднялась в кабинет, но рабочих не увидела. Сотрудники администрации стали ждать, когда им выдадут бланки заявлений и ведомости. На тот момент в кабинете, по словам главы отдела кадров, лежали два заявления «на фонд какой-то и на губернатора».

— А при чем тогда задержка зарплаты? — уточнила прокурор.

— Нам так сказали, — ответила Утенкова. — Что забастовка в связи с задолженностью по заработной плате.

Новость о забастовке ей сообщила Ромичева. Сбор заявлений продлился два дня, рабочие, по словам свидетеля, отнеслись к этому «обыкновенно», вставляли по ведомости суммы в напечатанные бланки. Ведомости, вероятно, предоставил бухгалтер предприятия. Заявления собрали в кучку, кто их забрал Утенкова не знает.

145606

Главный специалист блока первого замгубернатора Кемеровской области Элина Сухих в 2016 году занимала пост главного консультанта департамента внутренней политики губернатора. В зале суда свидетель опознала Алексея Иванова и Александра Данильченко.

В июле 2016 начальник департамента внутренней политики Нина Лопатина поручила Сухих срочно отправиться на шахту «Разрез Инской». Четких указаний подчиненной не давали: просто объяснили, что есть проблемы с выплатами зарплаты.

— Если социальная напряженность, то это отслеживали. Моя функция была наблюдательная, и не более того, — рассказала о своих обязанностях Сухих.

— А что за «социальная напряженность»? — уточнила прокурор.

— Ну, недовольство работников, невыплата заработной платы.

8 июля консультант вместе с начальником департамента Ниной Лопатиной, ее замом Юлией Лойченко и сотрудницей департамента труда и занятости Головой, отправилась в Беловский район. На «Разрезе Инском», по словам Сухих, ничего особенного не происходило, делегация из Кемерова сразу прошла в здание администрации предприятия.

Планировалось собрание с рабочими: людям должны были объяснить причину невыплат. «Я конкретно не помню, какие были обоснования», — отметила Сухих. По воспоминаниям консультанта, собрание должен был провести Александр Данильченко, по крайней мере, об этом говорила ее руководитель Нина Лопатина.

В итоге, в президиуме на собрании в актовом зале сидели Данильченко, Троицкая и Иванов. Свидетель-консультант присутствовала на встрече, однако не смогла пояснить суду, давали ли чиновники кемеровской администрации какие-либо обещания работникам.

144832

«На собрании были недовольные люди, которые обсуждали между собой, почему своевременно не выплачивают заработную плату. Других каких-то объяснений я не слышала», — позже доложила своему руководству Сухих.

— Если шахтеры требуют выплатить зарплату, то президиум, что, молчит? — спросил о встрече с рабочими судья Вялов.

— Были какие-то технические обоснования.

Адвокат Гречко указал на расхождения в словах свидетельницы насчет проведенного собрания. Судья огласил показания Сухих из протокола допроса за 24 января 2017 года. Выяснилось, что в поручении Лопатиной фигурировало словосочетание «забастовка шахтеров». На собрании в «Инском» рабочие задавали вопросы по зарплате, требовали выплатить задолженность до 13 июля. Также шло обсуждение технических моментов добычи угля.

— Я могу ошибаться, просто потому, что это было очень давно, — добавила насчет своих показаний Сухих.

— Был ли там [на собрании подсудимый Алексей] Иванов, согласно вашим показаниям? — уточнила защита.

— Видимо, не было. Я могу просто ошибаться, — повторила консультант.

Подсудимая Елена Троицкая спросила свидетельницу о схеме взаимодействия департамента внутренней политики с подведомственными территориями. Сухих рассказала, что аппарат региональной администрации осуществлял доклады кураторам департамента, после чего информация обобщалась и передавалась начальнику Лопатиной, а от нее — губернатору.

Территорию Беловского района, по словам консультанта, курировала Юлия Лойченко. Сама же Сухих должна была реагировать только на «узкие» поручения начальства.

— То есть департамент всегда был в курсе всех событий, происходящих на территориях? — спросила Троицкая.

— Да.

— Доклад территории о положении дел был обязательным для исполнения?

— Резонансные события, ДТП, убийства передавались утром, а подобные — в необязательном порядке.

145396

Консультант отметила, что на резонанс влияет масштаб события, но забастовку на шахте можно считать «чрезвычайным происшествием», потому что это влияет на работу угольного разреза. По словам Сухих, сотрудники департамента, как правило, выезжают на место для оценки ситуации.

— Цель реакции-то какая? В чем чрезвычайность? — не понял адвокат Гречко.

— Вмешаться в ситуацию, зарегистрировать ее. Если рабочие не вышли на работу…

— То есть, это дестабилизация?

— Конечно.

Позже, по воспоминаниям Сухих, руководители департамента, Лойченко и Лопатина, приезжали на шахту еще раз, но с какой целью консультант не знала.

Поступит сумма — начнем верить

Руководитель отдела оплаты труда и уровня жизни департамента труда и занятости населения Елена Голова опознала на заседании подсудимых Троицкую, Данильченко и Иванова. В июле 2016 года она подчинялась главе департамента Евгению Стёпину, который дал Головой указание выехать на шахту разреза.

По словам сотрудницы отдела оплаты труда, на протяжении долгого времени, с января 2016 года, работникам «Инского» не платилась зарплата, из-за чего образовалась задолженность в размере более 20 млн рублей — крупнейшая среди предприятий региона. Елена Голова сравнила проблемы «Инского» с аналогичными случаями на других шахтах Кузбасса — например, в Анжеро-Судженске.

147221

Еще до июля в департамент поступали обращения рабочих о привлечении к ответственности виновных в невыплате — письма пересылались в госинспекцию труда (ГИТ) и прокуратуру Кемеровской области. О реакции федерального ведомства кемеровскому департаменту не сообщали, видимого эффекта не было. Сам департамент труда, по словам свидетеля, не имеет полномочий, чтобы применять меры к собственникам «Инского».

Как заявила Голова, в обсуждениях на федеральном уровне глав субъектов России обязывают «гасить задолженности самим» — лишь бы сохранить стабильность в регионе.

«Подобные действия приводят к социальной напряженности в коллективе. Поступают вопросы, обращения к власти, — отметила на суде Голова. — Когда ситуация в муниципальном образовании накаляется и не имеет решений, все начинает подниматься на уровень области. Необходимо было съездить».

Сотрудница департамента труда рассказала, что отправилась на разрез вместе со специалистами департамента внутренней политики Ниной Лопатиной, Юлией Лойченко и Элиной Сухих. Чиновники ехали на место с целью оценить сложившуюся обстановку. Голова была убеждена, что в тот же день приступит к формированию реестра ведомостей по выдаче денег.

В административном здании шахты глава областного отдела оплаты труда встретила подсудимую Елену Троицкую. По прибытии Голова сразу почувствовала «напряженную обстановку» на предприятии, она заметила это по разговорам шахтеров, приезжавших на работу на автобусах.

— Откуда вы знаете? Вы же сидели в кабинете, — удивилась сторона обвинения.

— Мы выходили на улицу: лето, достаточно тепло. Я стояла около [служебного] автомобиля, разговаривала со своими коллегами из отдела. Чувствовала, что недовольство у людей.

146237

По словам главы отдела оплаты труда, делегации из Кемерова сказали «сидеть ждать». Через некоторое время Елене позвонил руководитель и попросил женщину возвращаться в Кемерово. Позже из разговоров «простых обывателей» стало известно, что задолженность по зарплате может быть по нескольким причинам. Основная — собственник платил деньги несвоевременно, кормил «завтраками». Однако конкретных причин никто так и не назвал.

Голова слышала, что в тот же день проводилось собрание, на котором присутствовал замгубернатора Данильченко. Она хорошо запомнила, что работники пришли на встречу очень взволнованные. «Видеть обеспокоенный коллектив — это очень приятно. Особенно людей, занятых в профессии», — добавила глава отдела оплаты.

На собрании, по словам Головой, вице-губернатору Данильченко пришлось успокаивать людей: «Я не хочу никого оправдывать, но ему было не легко». Выстроили диалог с людьми, чтобы разрядить обстановку. Главный вопрос, который задали рабочие: «Как долго это будет продолжаться?»

— Какие обещания были высказаны? — спросила прокурор.

— Во-первых, решится вопрос зарплаты: ситуацию выровняют и предпримут меры, — ответила свидетель.

— За счет каких средств?

— На тот момент об этом разговора не было. Обсуждалось, что губернатор найдет пути решения. Пытались снизить социальную напряженность…

— Снизилась? — перебила прокурор.

— Люди задавали вопросы. По крайней мере, на технические вопросы, замгубернатора пытался ответить по максимуму. Когда диалог происходил, люди, понимаете, были спокойны, потому что с ними кто-то начал разговаривать.

Елена Голова что-то слышала о смене руководителя шахты, но не смогла вспомнить, кем именно был приглашенный «моложавый человек». Женщина предположила, что могла видеть замглавы регионального СК в кабинете директора шахты, но самого главы, генерал-майора Калинкина, там не было.

Через несколько дней сотрудница департамента труда поехала на шахту второй раз. Она должна была собрать заявления рабочих, сделать расчёты денежных средств. Бухгалтерия департамента, в свою очередь, подготовила ведомости по задолженности на каждого работника с учетом их статуса на предприятии.

145299

Перед поездкой Голова подготовила бланки трех заявлений: губернатору Кемеровской области, председателю фонда «Милосердие» и гендиректору ОАО «Разрез Инской». Такое количество заявлений женщина объясняет тем, что областной бюджет не может гасить задолженности предприятий из реального сектора экономики.

Одна из возможностей, доступных на тот момент — выделение денег в качестве материальной помощи за счет фонда «Милосердие». По задумке, гендиректор «Разреза Инского» должен был засчитать материальную помощь в качестве погашенного долга по зарплате.

— Если бы задолженность была большая, а в фонде «Милосердие» закончились деньги, вы бы что сделали? — спросил подсудимый Щукин.

— Я не задавалась таким вопросом, я исполнитель, — ответила Голова.

— У вас не было ситуаций, когда несколько предприятий одновременно бастуют? — уточнил судья Вялов.

— Не было. Но такое могло бы свершиться.

— Ну, могло бы всё что угодно. Может и метеорит упасть на Кемерово, — сказал судья.

Рабочим «Инского» не было важно, за счёт каких средств будет оказана помощь. Однако были люди, которые возмутились «подачками» вместо заработанных денег. «Это не бизнес, это трудовые коллективы, это другой сегмент людей», — добавила Голова.

Шахтеров приглашали на прием в «консультативный пункт», размещенный в администрации предприятия. «Кто-то довольно эмоциональный приходил с репликами про власть. Собственник задолжал руководству предприятия, а власти все равно виноваты», — пояснила суду Голова. Она вспомнила, что в департамент звонил мужчина, который кричал в трубку про «голодающие семьи».

Женщина добавила, что люди беспокоились за свои рабочие места, слышались нецензурные упреки в адрес руководства шахты и ее собственника. «Вспоминали советские времена, когда при государстве все было четко. Люди же там династиями работают», — отметила сотрудница областного департамента.

Суммы выплат определялись на основе документов реестра бухгалтерии, работники лично знакомились с размером задолженности и прописывали ее в заявлениях. Департамент труда работал с шахтерами «до самой поздней смены».

«Коллектив большой, но всё равно все друг друга знают. [Из бухгалтерии] обзванивали людей: „Вы получили [деньги] на расчетный счёт?“, — вспомнила на суде Голова. — Многие люди говорили: „Вы нас обманываете. Когда сумма поступит, тогда мы начнем верить“. Конечно, была задача доложить губернатору, что наконец-то у людей появились деньги на счетах».

По мнению главы отдела оплаты труда, забастовка на шахте считается чрезвычайной ситуацией, а сама Кемеровская область с проблемой задолженности по зарплате «засветилась» на федеральном уровне. «На каждом селекторном заседании [с федеральными ведомствами] нас ругали: „Обстоятельства есть, а в течение полугода не можем решить вопрос“».

146991

— А как федеральные власти относятся к бездействию администрации Кемеровской области в подобных ситуациях? — спросил адвокат Гречко.

— Негативно, — ответила Голова. — Они вызывают на совещания в тот же Роструд, там созданы комиссии по социально-трудовым отношениям, куда приглашается губернатор или замгубернатора. За закрытыми дверями принимаются решения.

Чиновник департамента полагает, что взаимодействие региональных властей с шахтерами помогло снизить социальную напряженность. Когда Голова уезжала с предприятия, ей стало немного легче: рабочие стали говорить спасибо, появилось доверие.

Голова оценила проделанную работу так: «Все сработали четко, отлаженно, вовремя. Сказали завтра — значит, завтра. Всё».

Доведены до отчаяния, но верят губернатору

В июле Ольга Павленко занимала пост главы отдела трудовых отношений департамента угольной промышленности кемеровской обладминистрации. Как и Голова, женщина опознала Троицкую, Данильченко и Иванова.

Павленко занималась вопросами социально-экономического развития предприятий угольной промышленности, мониторингом выплаты зарплаты на предприятиях, заключением соглашений о сотрудничестве. Главой департамента на тот момент был Евгений Хлебунов.

На момент забастовки шахтеров Павленко была в отпуске. 12 июля ей позвонил Александр Данильченко с просьбой выйти на работу на следующий день — нужно было ехать на «Разрез Инской» в Беловском районе.

— А что за срочность была, что вас надо было из отпуска выдергивать? — спросила прокурор.

— Для проведения работы с трудовым коллективом «Инского» и выдачи материальной помощи в связи с тем, что зарплата не выплачена на протяжении двух с половиной месяцев.

145174

Павленко откликнулась на просьбу Данильченко. Утром 13 июля она выехала в Беловский район вместе с сотрудницей департамента труда Еленой Головой. Павленко отвечала за формирование пакета документов для работников, написавших заявления на матпомощь. «Каждый работник должен был заполнить три заявления в связи с трудной жизненной ситуацией», — рассказала суду Павленко. (Это были заявления, о которых ранее сообщала свидетель Елена Голова).

— Три заявления — это догма такая? Ранее были такие ситуации? — уточнила сторона обвинения.

— Были.

— А на имя губернатора зачем [заявление]?

— Чтобы из фонда [Милосердие] была произведена выдача, — объяснила механизм работы с документами Павленко.

В том же году, по словам сотрудницы департамента угольной промышленности, была аналогичная ситуация в Анжеро-Судженске, когда рабочие не получали зарплату.

В бухгалтерии «Разреза Инского» был сформирован реестр задолженности за март-май 2016 года. В соответствии с реестром определялся размер выплат на каждого работника шахты. Вечером того же дня, 13 июля, когда часть заявлений была собрана, пошли платежи.

И шахтеры поверили, что меры действенны. Ольга Павленко, будучи на шахте, заметила «напряженную социальную обстановку», трудовой коллектив ждал начала оформления заявлений и совещания с Александром Данильченко и Евгением Хлебуновым.

В здании администрации шахты Павленко видела Нину Лопатину и Юлию Лойченко, но сотрудников правоохранительных органов женщина не заметила. На встрече, как вспомнила чиновница, работникам сообщили об оказании матпомощи в счет погашения долгов по зарплате. Через некоторое время Павленко покинула актовый зал и за ходом совещания больше не следила.

Не все работники смогли написать заявления в первый день урегулирования ситуации, отдел кадров и начальники участков обзванивали всех сотрудников, чтобы они явились на шахту 14 июля.

— Со стороны фонда «Милосердие» вся задолженность за часть марта и апреля была погашена, — сообщила Павленко.

— Известно ли вам, откуда в фонд поступали денежные средства? — спросила прокурор.

— Я не знаю.

Глава отдела трудовых отношений подтвердила, что сумма выплат составляла около 25 млн рублей.

Свидетель рассказала, что «Разрез „Инской“» попал в поле зрения департамента угольной промышленности еще в конце 2015 года — из-за задержек по зарплате. Каждый месяц задолженность выплачивалась с задержкой, поэтому к концу июня 2016 года период за март-май был не оплачен. «Люди были доведены до отчаяния, не надеялись, что им выплатят зарплату», — подчеркнула Павленко.

Руководство шахты (в лице директора Андрея Месяца), по словам сотрудницы департамента, объясняло задержки техническими проблемами по добыче угля, в процессе добычи комбайн шахтеров пришел в негодное состояние. В течение двух месяцев добыча угля не велась, потому что у предприятия не было финансовых источников.

— Ваш отдел [трудовых отношений] мониторил ситуацию по выплатам? Можете сказать, задолженность держалась на одном уровне? — спросила сторона защиты.

— На январь 2016 года была меньше.

— В течение года в ваш департамент поступали жалобы сотрудников?

— Поступали. По количеству не могу сказать, но были. К нам в департамент поступают только письменные обращения.

Обращения шахтеров ведомство Ольги Павленко направляло на «Разрез Инской», чтобы руководство подтвердило факт выплаты при поступлении денег. Однако в прокуратуру эти сообщения не отправлялись.

131051

Адвокат Гречко упомянул штаб по финансовому мониторингу и спросил, вызывались ли туда представители «Разреза». Павленко ответила, что на заседания, проходившие в феврале и апреле, обычно вызывается руководитель предприятия, но конкретных участников заседаний женщина назвать не смогла. «Думаю, [был] Месяц», — предположила чиновница.

По ее словам, в штаб входили заместители губернатора, правоохранительные органы и предприятия-должники, включенные в повестку заседания. Со ссылкой на протоколы заседаний, Павленко также назвала других участников: СК, прокуратуру, налоговую инспекцию, внебюджетные фонды.

По итогам февральского заседания штаба задолженность «Инского» была погашена, но после апреля проблема возникла вновь. Тогда штаб вынес решение о погашении задолженности по зарплате — в период с апреля по 20 июня. К началу июля обязательства все еще не были исполнены. Привлекался ли директор Андрей Месяц к какому-либо виду ответственности за это время, Павленко уточнить не смогла.

— Вам известно, как отреагировали представители «Разреза Инского» после того, как их вызвали? — спросил адвокат Гречко.

— Месяц пояснял технические проблемы при добыче угля, обосновывал, когда возможно поступление средств. Финансовая деятельность компании осуществлялась за счет займов.

Подсудимая Елена Троицкая спросила свидетеля, почему люди обращаются к губернатору Тулееву, а не в компетентные органы.

— Люди были доведены до отчаяния, обещаниям руководства не верили. Единственная надежда была на администрацию области и губернатора, — пояснила Павленко.

— То есть люди верили губернатору?

— Верили губернатору. Люди знали, что на других предприятиях угольной отрасли производились выплаты зарплаты в виде матпомощи, а не из средств предприятия-должника.

Читайте также:
СК допросил Тулеева и завершил дело его заместителей
Дело заместителей Тулеева ушло в суд
Адвокат о деле экс-заместителей Тулеева: «Частичное признание вины Щукина — это не сделка»
Адвокаты рассказали о роли бизнесмена Щукина в уголовном деле замов Тулеева и главы СК
Изменилась стоимость вымогаемых акций разреза «Инской»
Опасные подарки экс-главы кемеровского СК Калинкина
Кемеровский магнат Щукин покупал кареты скорой и BMW для генерала с одного счета
Гражданские жена и теща экс-главы кемеровского СК Калинкина не сказали суду, откуда у них BMW
Свидетель не подтвердил связь между экс-главой СК Калинкиным и угольным магнатом Щукиным
Следователи не подтвердили заинтересованность Калинкина в деле замов Тулеева
Теща экс-главы Кемеровского СК Сергея Калинкина ходила на работу в детсад пешком
Разрез Инской нельзя было назвать ликвидным
Белые пришли, красные пришли — шахтеры о смене собственников «Разреза Инского
Мы тут в Кемеровской области ничему не удивляемся
Свидетель: Тулеев надавил на Щукина, чтобы он взял в управление «Разрез Инской» Юшваева
«Эхо Москвы» о деле кузбасского олигарха: «Связь Щукина с отмывом капитала через Молдавию оказалась фейком
Разрез Инской нес опасность грибникам и лесникам
Судья по делу замов Тулеева: Шахта Разреза Инского была в аварийном состоянии
Рентабельный «Разрез Инской» прихлопнула накопленная задолженность
Акционер Разреза Инского Цыганков не упоминал в показаниях экс-руководителя кемеровского СК Калинкина
Катавасия с директорами на Разрезе Инском в показаниях бастовавших шахтеров
С потерпевшего Цыганкова снимали «поводок», чтобы он подарил акции Разреза Инского
Владелец Разреза Инского не знал, чем владеет
Судья обнаружил 105 статью УК РФ (убийство) в деле замов Тулеева
Указание Бастрыкина в деле замов Тулеева: Работайте с собственниками
«Все вопросы решаются в Москве»: как Юшваев, Щукин и Тулеев делили «Разрез Инской»



Комментарии:
В связи с событиями, происходящими в мире, мы призываем вас к трезвому и взвешенному комментированию материалов на нашем сайте.

Мы с уважением относимся к праву каждого человека высказывать свое мнение. В то же время Тайга.инфо не приветствует призывы к агрессии, экстремизму, межнациональной вражде.

Также просим воздерживаться от оскорблений, в частности националистического характера.

Высказанные ниже мнения могут не совпадать с мнением редакции. Редакция не несет ответственности за содержание комментариев.

Не допустимы и удаляются комментарии, которые нарушают действующее законодательство и содержат:
  1. оскорбления личного, религиозного, национального, политического, рекламного и иных характеров;
  2. ссылки на источники информации, не имеющей отношения к обсуждаемой теме.
Нажимая кнопку «Комментировать», вы безоговорочно принимаете эти условия.

Рубрика:

Тип публикации:

Регионы:

Персоны:


Новости из рубрики:

Мнения
Демократия срослась с капитализмом
Роман Шамолин
Демократия, на которую, как на «страну обетованную» непрестанно ссылаются прогрессивно мыслящие люди, стала понятием уже настолько сквозным, что превратилось просто в некую позитивную речевую связку, постепенно сращиваясь с капитализмом.

© Тайга.инфо, 2004-2019
Версия: 5.0

Почта: info@taygainfo.ru

Телефон редакции:
+7 (383) 3-195-520

Издание: 18+
Редакция не несет ответственности за достоверность информации, содержащейся в рекламных объявлениях. При полном или частичном использовании материалов гиперссылка на tayga.info обязательна.

Яндекс цитирования